levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

 

 

 

 

 

ВАС ПРИВЕТСТВУЕТ

VIP Studio ИНФО

 

Публикация Ваших Материалов

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Phasellus rutrum, libero id imperdiet elementum, nunc quam gravida mi, vehicula euismod magna lacus ornare mauris. Proin euismod scelerisque risus. Vivamus imperdiet hendrerit ornare.

Верстка Полиграфии, WEB sites

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Phasellus rutrum, libero id imperdiet elementum, nunc quam gravida mi, vehicula euismod magna lacus ornare mauris. Proin euismod scelerisque risus. Vivamus imperdiet hendrerit ornare.

Книжная лавка

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Phasellus rutrum, libero id imperdiet elementum, nunc quam gravida mi, vehicula euismod magna lacus ornare mauris. Proin euismod scelerisque risus. Vivamus imperdiet hendrerit ornare.

А.Г. Никпур,  (Аспирант, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова)

Серия «Экономика и Право» # ФЕВРАЛЬ 2018
Иран
    В последнее время в научной литературе и СМИ проявляется повышенный интерес к Ирану и развитию российско-иранских отношений. Но исследователями до сих пор не проведен сравнительный анализ развития российской и иранской экономик. Это является следствием устоявшегося мнения о том, что Россия и Иран – слишком разные страны. Цель данной статьи – опровергнуть подобные представления, поскольку в социально-экономическом развитии двух стран обнаруживается немало сходства. Автор делает акцент на вопросах развития финансовой политики и антикризисных мероприятий правительства Ирана за последние годы в сравнении с общим экономическим курсом России. В статье показано, что Иран в значительной степени ушел от модели «теократического капитализма», но, по-прежнему, старается придерживаться стратегии этатизма в экономике. Значимым аспектом данной работы является рассмотрение реакции иранской экономики на международные санкции. Автор приходит к выводу, что политика импортозамещения, которая проводится в Иране уже несколько десятилетий, не является столь неэффективной, как принято считать на Западе.

Ключевые слова: Иран, Россия, санкции Запада, догоняющее развитие, исламская экономика, экономика развития.

 

Целью статьи является выявление сходства и различия в социально-экономическом развитии Ирана и России. В 2000-е гг. и в наши дни Иран переживает индустриализацию, в России тоже сделаны крупные шаги по преодолению деиндустриализации экономики – наследия либеральных реформ. Россия отказалась от инфляционного курса стимулирования экономического роста еще до кризиса 2014 г., когда Иран, несмотря на санкции, продолжил движение в том же направлении. Хотя к 2017 г. инфляцию удалось обуздать, ее процент составил 7%, что было достигнуто во многом за счет роста безработицы [3]. Инфляционный курс привел советскую модель экономики к краху, но иранская экономика, несмотря на высокую нагрузку государственных расходов, продолжает уверенно двигаться вперед. Россия опасается скатывания к ситуации начала 1990 гг., нас продолжает преследовать «призрак» гиперинфляции периода реформ Е.Т. Гайдара. Процесс перехода российской экономики к рынку шел медленно, базовые институты современной рыночной экономики возникли с опозданием (в качестве примера достаточно вспомнить недавнюю пенсионную реформу). В Иране процесс реформирования экономики некоторые востоковеды называют «затянувшейся перестройкой». Несмотря на все сложности догоняющего развития, Иран вышел на показатель роста экономики 7% в 2016 г. на фоне феноменально быстрого снижения инфляции с 40% в 2013 до 7,5% в 2016 г. [3], при этом правительство провело монетизацию льгот. Очевидно, победа над инфляцией во многом объясняется институциональным устройством Исламской республики Иран.

Многие считают исламский банкинг неэффективным инструментом, но опыт Ирана показывает, что это не совсем так, поскольку стране удается преодолеть кризис кредитно-банковского сектора в условиях роста инфляции. В этой связи стоит вспомнить, что российский опыт 2000 гг. во многом напоминает развитие банковского сектора ряда восточных стран –  кредитно-банковский сектор также пошел по пути укрупнения банков и сокращения мелких банков с высоко рискованными активами. Только в Иране процесс укрупнения банков завершился до начала их приватизации,  когда в стране установилось доминирование трех крупных банковских структур. При этом реальный сектор экономики Ирана не нуждается в столь масштабном финансировании со стороны банков, как это имеет место в России. Банковские кредиты производству идут в основном для создания новых предприятий в приграничных зонах.

Однако между Россией и Ираном есть различия в финансовой политике, и этим объясняется разница в развитии инфляции. В 2012 г. банк «Миллят» объявил о выпуске облигаций под 20% на срок в 4 года, что дало значительный эффект. Государство в Иране направляет финансы на создание специальных промышленных центров. К началу 2012 г. подобным образом в стране были построены около 27 тыс. промышленных предприятий. Но достигнут такой результат был во многом за счет расходования всего стабилизационного фонда Исламской республики – примерно 55 млрд долларов США]. И это было сделано при том, что Иран тратил в начале 2010 гг. около 30% ВВП на накопление, что больше, чем в России примерно на 5%. Свои результаты дала приватизация 2000-х гг., которая в Иране оказалась более эффективной, чем в России в 1990 гг. В итоге в 2008–2009 гг. частные инвестиции в иранской экономике вдвое превысили государственные [4, с. 16, 17], а Россия в это время в условиях мирового финансового кризиса шла по пути вытеснения частных инвестиций государственными. Несмотря на продолжение либерализации экономики в 2000-е гг., в России сохранялась высоко затратная система субсидирования производств. Иран тоже имел подобную систему, но в дальнейшем правительство Исламской республики отказалось от ее использования. Однако процесс вывода экономики из-под сильной государственной опеки сопровождался в Иране расширением расходов на социальную политику, которая осуществлялась в основном за счет налога на добавленную стоимость (НДС).

С помощью сумм НДС правительство Ирана выплачивало компенсацию бедным семьям и даже семьям со средним достатком, которые оказались в стеснительном положении из-за роста цен вследствие отмены субсидий. 30 миллиардов долларов были выделены для помощи домохозяйствам в 2011 г., 10–15 миллиардов долларов – для поддержки компаний, которые выпускали товары народного потребления. Последняя мера в значительной степени снизила после 2013 г. процент инфляции на фоне установления потолка в 12% на депозиты [4, с. 16–18], что сократило возможности банков для расширения кредитования, но, в то же время, уменьшило базу для развития инфляции. В 2011 г. произошло заметное замедление роста иранской экономики, что объясняется действием  санкций, принятых еще до 2010 г. Таким образом, можно утверждать, что 4–5% прироста ВВП Ирана создается за счет внешней торговли. Внутренние структурные преобразования не дали столь ощутимого результата, как, например, в СССР в 1930-е или в 1950–1960-е гг. Следует отметить, что российский опыт структурных преобразований свидетельствует о таком же результате.

Влияние на снижение темпов экономического роста имела реализация правительственных программ. Во-первых, недостаточно эффективной, с точки зрения развития крупного иранского бизнеса, была приватизация. Во-вторых, программа строительства жилья для молодых семей «Мехр» оказалась столь затратной, что встретила возражения Государственного совета [4, с. 16]. В Иране и России сложились различные демографические ситуации и особенности рынка труда. Иранский социум относится к молодым обществам с быстрым демографическим ростом (рис. 1), пережившим взрыв в 1970–1980-е гг. Это обстоятельство предопределило роль Ирана как экспортера рабочей силы. Но также надо отметить, что интеграция страны в мировую экономику оказалась затруднена именно из-за демографического фактора. Конкуренция со стороны иностранных товаропроизводителей нарушала систему рынка труда страны, что и стало одной из причин Исламской революции 1979 года. Несмотря на попытки преодолеть бедность в стране посредством радикальной экономической политики, 40% населения Ирана жило в конце 2000-х гг. за чертой бедности на фоне относительно высокой безработицы [5, с. 5], которая колеблется от 12 до 17 % в год.

Анализировать экономику Ирана достаточно сложно из-за дефицита точных статистических данных, которые собираются довольно медленно. Кроме того, в последнее время власти страны неохотно информируют население об экономической ситуации в стране [8, p. 883].

Читать полный текст статьи …


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Благова А.С. Трансформация ценностей в сфере бизнеса в России и Иране: сравнительный аспект // Вестник РУДН. Серия: Социология. 2016. Т. 16. № 1. С. 59–71.
2. Коннов О. Почему экономика Ирана ждет российских инвесторов // РБК daily. 28 октября 2015. № 198. С. 9.
3. Коровкин В. Жизнь после санкций. Как Иран справляется с ростом экономики // Republic (Slon). 31 марта 2017. № 3–31. URL: // https://republic.ru/posts/81192
4. Мамедова Н.М. Иран и экономический кризис // Свободная мысль. 2012. № 9. С. 14–24.
5. Мирский Г. Иран: трещина в системе // Мировая экономика и международные отношения. 2009. № 11. C. 3–13.
6. Раджадбали А.Х. Влияние приватизации для улучшения финансовых показателей и эффективности государственных компаний в Иране // Крымский научный вестник. 2016. № 2 (8). С. 258–269.
7. Юртаев В.И. Россия и Иран: проблемы стратегического партнерства // Российско-иранские отношения. Проблемы и перспективы / Под редакцией Е.В. Дунаевой, В.И. Сажина. М.: Институт востоковедения РАН, 2014. С. 36–51.
8. Djavad Salehi-Isfahani and Marenglen Marku. Reversal of Fortunes: The Rise and Fall of Lifetime Earnings of Iranian Men // Economic Development and Cultural Change. 2011. Vol. 59. No. 4. P. 877–903.


©  А.Г. Никпур, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� �������@Mail.ru