keflex 750

Login

VIP Studio - журнал «Современная наука»

Russian (CIS)English (United Kingdom)

МОСКВА +7(495)-XXX-XX-XX

Иранский фактор в центральноазиатской стратегии США и ЕС

E-mail Печать

Г.И. Юлдашева,  (Доктор политических наук, доцент)

 
 

Серия «Гуманитарные науки», №  5-6  2014

В статье рассматриваются современные геополитические тенденции вокруг региона ЦА в условиях обострения конкуренции ведущих держав мира за геополитическое и геоэкономическое доминирование в Иране. Целью исследования является анализ политических и экономических последствий для ЦА региона ключевых иранских подходов США и ЕС; определение характера и форм взаимодействия этих стран с основными региональными акторами. В этой связи в статье анализируются следующие основные, с точки зрения автора, факторы: иранская ядерная проблематика, афганский, саудо-пакистанский и российский факторы. В заключении делается вывод о том, что антииранская политика США, стимулируя межгосударственные противоречия, на деле сдерживает тем самым темпы региональной экономической интеграции, и следовательно, сам процесс реализации евроатлантической стратегии в Центральной Азии. В интересах достижения стабильности формирующейся системы международных отношений в регионе Центральной и Южной Азии наиболее целесообразным видится применение широкого комплекса дипломатических средств и инструментов урегулирования международных конфликтов.

Ключевые слова: Международный порядок, геополитика, баланс интересов, регион, безопасность, стабильность.

С  момента обретения своей независимости республики Центральной Азии (ЦА) почти автоматически вовлекаются в процесс противостояния США и Исламской Республики Иран (далее – Иран). С одной стороны, страны ЦА получают возможность восстановить взаимоотношения с Ираном, близкой в территориально-географическом, историческом и религиозно-культурном смысле державой, с другой, начинают развивать отношения с единственной супердержавой мира – Соединенными Штатами и их традиционным союзником – Европейским Союзом. Очевидно, что прежние схемы биполярного устройства в условиях современных глобальных тенденций себя исчерпали. В то же время становление многополярного мира и поиск баланса интересов многочисленных акторов чрезвычайно осложняется с учетом тесно взаимосвязанных проблем безопасности. Как следствие, затягивается процесс формирования нового международного порядка в ЦА, возникают новые очаги нестабильности.

В какой  степени данные реалии определяют геополитическое развитие, уровень стабильности и политические предпочтения  стран ЦА? Насколько правомерно использование в современных условиях силы в международной политике с целью достижения желаемых геополитических результатов? Рассмотрим в этой связи основные факторы прямого и опосредованного воздействия ирано-американских отношений на ситуацию в ЦА. В настоящее время, как видится, наибольшее значение имеют следующие факторы: итоги переговоров по ядерной программе Ирана, афганский, российский и саудо-пакистанский факторы.

ЯДЕРНАЯ ПРОБЛЕМА ИРАНА

Вопрос о развитии ядерной программы Ирана один из тех основополагающих для выживания иранского народа тем, которые даже не подвергаются им никакому сомнению. Все группы и политические партии поддерживают внешнюю позицию страны в этом вопросе. Стратегическое значение для будущего страны успеха на международных переговорах по ядерной программе Ирана предопределяет победу на президентских выборах в 2013г. Х.Рохани.

Действительно, в докладе МАГАТЭ по ядерной проблеме Ирана от 22 мая 20131 отмечается, что Иран продолжает:

1 Beheshtipour H. Analysis of Yukiya Amano's New Report on Iran's Nuclear Activities // Iran Review: www.iranreview.org. 2013. 27 May.

1. устанавливать  центрифуги второго поколения (IR-2m) на своем ядерном объекте в Натанзе (количество такой техники увеличилось со 180, указанных в предыдущем докладе, до 689 в нынешнем отчете);

2. конвертировать уран до 20%-ного уровня;

3. деятельность ядерного оборудования в Араке;

4. расширять возможности откладывания про запас обогащенного до 5% урана.

Указывая на то, что данных технических возможностей Ирана явно не достаточно для создания атомной бомбы, большинство экспертов предупреждает о бесперспективности военных действий против Ирана. Война только подстегнет дальнейшие разработки ядерного оружия в Иране и может завершиться не в пользу Запада. В этой связи на Западе всерьез изучают возможность начала с Тегераном конструктивного диалога. Аналитики2 Международной кризисной группы подчеркивают, что только переговоры, основанные на взаимных компромиссах и уступках, могут стать выходом из нынешней ситуации.

2 In Heavy Waters: Iran’s Nuclear Program, the Risk of War and Lessons from Turkey//International Crisis Group. Middle East and Europe Report:  www.crisisgroup.org. 2012. 23 Febr. N°116.

При этом ослабевшие после экономического кризиса страны ЕС в наибольшей степени, по сравнению с США, заинтересованы в нормализации отношений с Ираном. Поэтому исход иранской дилеммы упирается, прежде всего, в решение ирано-американских противоречий.  В этом плане Вашингтон, по всей видимости, вынужден учесть следующее:

  • Последние неудачи американской стратегии в Афганистане, на Ближнем и Среднем Востоке, где роль Ирана в вопросах обеспечения безопасности могла бы быть более продуктивной в случае позитивного вовлечения в этих процессах Тегерана. Тем более, что речь идет о сохранении безъядерного статуса Ближнего Востока и постепенной стабилизации афгано-пакистанской зоны после вывода миротворческих сил из Афганистана.
  • Роль Ирана в ЦА, где завершение в перспективе процесса интеграции регионов Центральной и Южной Азии невозможно без подключения Тегерана к большинству центральноазиатских проектов. Как пишет в этой связи проф. Ф.Старр3, Иран фактически уже сотрудничает через посредников в афганских проектах. Остается лишь легализовать и расширить данное сотрудничество.

3 Starr Fr. Afghanistan Beyond the Fog of the Nation Building: Giving Economic Strategy a Chance// Central Asia-Caucasus Institute and Silk Road Studies Program: www.silkroadstudies.org.

Для Ирана участие в переговорах по ядерной программе необходимо для решения назревших проблемы региональной (наркотики, беженцы, терроризм и пр.) и внутренней безопасности. К этому побуждает и состояние экономики Ирана: уровень инфляции с начала 2013 года достиг 42 %, а темпы роста экономики страны сократились за этот же период на 5,4 %.4

4 Иран в уходящем 1392 году. Вопросы национальной безопасности //Iran.ru: www.iran.ru. 2014. 17 марта.

С учетом этих реалий, 23 ноября 2013 г. между представителями Ирана и «шестерки» международных посредников в Женеве подписано промежуточное соглашение в виде «Совместного плана действий» (СПД), которое определяет как первоочередные, так и заключительные шаги сторон по урегулированию иранской ядерной проблемы. 20 января 2014г. СПД вступает в силу. В соответствии с ним Иран ограничивает часть своей ядерной программы, а Запад размораживает некоторые ее активы в своих банках и снимает с Тегерана ряд экономических санкций.

Вместе с тем США и его западные союзники продолжают обвинять Иран:

  • в поддержке терроризма;
  • в нарушении гуманитарных прав;
  • во вмешательстве в региональные дела (Сирия, Ливан, Газа, Ирак, Афганистан, Йемен, Бахрейн).

С целью успокоить оппозицию администрация США обращает внимание на то, что ключевые антииранские санкции остаются на месте. Предпринятые в рамках СПД меры несущественны и не могут решить экономические проблемы Ирана. 4.2 млрд репатриированных в течение полугода долларов – довольно скромная часть 100 млрд долларов зарубежных финансовых активов Тегерана, большая часть которых все еще недоступна.5

5 Wendy R. Iran Policy and Negotiations Update // Testimony. Written Statement Before the Senate Committee on Foreign Relations. Washington, DC: www.state.gov. 2014. 4 Febr.

СПД – всего лишь первый шаг в направлении всеобъемлющего решения проблемы.

Начатый международным сообществом процесс переговорного процесса с Ираном значительно ускоряется после присоединения Россией Крыма в марте текущего года. Так, Верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон заявляет6 о том, что два дня венских переговоров 18 и 19 марта по ядерной программе Ирана прошли серьезно и с пользой. Госсекретарь Соединенных Штатов Джон Керри7 утверждает, что Тегеран и Вашингтон могут вскоре разрешить имеющиеся у них разногласия, в связи с чем дополнительно предлагается проведение двусторонних переговоров с Исламской Республикой. Иранские дипломаты также подтверждают8, что Иран  и группа 5+1 могут прийти к соглашению по ядерной программе Тегерана уже к 20 июля текущего года.

6 Эштон: переговоры с Ираном в Вене прошли с пользой // Iran.ru: www.iran.ru. 2014. 20 марта.

7 США уважает фетву Хаменеи по ядерному вопросу// Iran.ru: www.iran.ru. 2014. 24 марта; США: двусторонние консультации с Ираном – ключ к прогрессу ядерных переговоров//www.iran.ru. 2014. 20 марта.

8 Зариф: соглашение по иранской ядерной программе может появиться 20 июля// Iran.ru:  www.iran.ru. 2014. 19 марта.

Существенное значение для ЦА стран имеет географическая близость региона к зоне Персидского Залива, что при любом раскладе будет влиять на экономическое и политическое развитие всего региона. Сотрудничество с Ираном в транспортной сфере способно предоставить кратчайший выход центральноазиатской продукции на мировые рынки. Однако действующая политика санкций означает ограничение внешних инвестиций в жизненно важные для ЦА энергетические и транспортные сферы, препятствуя тем самым взаимовыгодному партнерству с Ираном и другими заинтересованными региональными акторами.9

9 Более подробно об этом см: Yuldasheva G. Geopolitics of Central Asia in the Context of the Iranian Factor// Caucasian Review of International Affairs: www.cria-online.org.  Summer 2008. Vol. 2 (3). (P.P. 133-145). 12 р.

 В более широком смысле поэтому антииранские санкции, как и любые другие экономические санкции, косвенно сдерживают темпы региональной экономической интеграции, и следовательно, сам процесс реализации проекта «Новый Шелковый Путь».

И, напротив, в случае урегулирования иранской ядерной проблемы и последующего снятия санкций открываются широкие возможности для участия ЦА стран в многосторонних проектах с участием Ирана. В первую очередь, проекты  в транспортно-транзитной и энергетической сферах. Соответственно, увеличатся объемы двусторонней торговли с региональными странами, что постепенно в силу общей заинтересованности может ускорять региональную интеграцию и сотрудничество в сфере безопасности.

АФГАНИСТАН

Неопределенность во взаимоотношениях Запада с Ираном негативно сказывается, в первую очередь, на ситуации в Афганистане. Затянувшиеся ирано-американские противоречия в условиях ужесточения анти-иранских санкций и отсутствия согласия между региональными акторами препятствует урегулированию большинства афганских проблем и влияет на неоднозначный характер ирано-афганских отношений.

Значение соседнего Афганистана обусловлено для Ирана его территориальной, этно-религиозной и историко-культурной близостью, наличием там влиятельной шиитской диаспоры. В этой связи позиция Ирана стабильна и неизменна в плане продвижения им идеи единого Афганистана, формировании стабильной, предсказуемой, дружественной страны, не создающей для Ирана внутренних и внешних проблем и, по мере возможности, способствующей реализации его геоэкономических планов.

Во многом эти интересы соответствуют интересам Кабула, о чем свидетельствует то, что Иран занимает даже в условиях нестабильности 5% внешнеэкономического экспорта и 9.1% импорта Афганистана.10

10 Afghanistan Economy 2013 //www.theodora.com. 2013. 24 June.

 Более того, в последние восемь лет Иран ежегодно тратит более 50 млн долларов, содействуя Афганистану в борьбе с наркоторговлей.11

11 Iran-Afghanistan bilateral ties unaffected by Western sanctions – official// en.trend.az. 2013.14 Febr.

К тому же наряду с ЦА странами оба государства в высшей степени заинтересованы в формировании сети транспортных магистралей и трубопроводов, объединяющих их с Центральной Азией, что входит в планы реализации американо-спонсируемого проекта «Новый Шелковый Путь».

Однако в условиях сохраняющихся ирано-американских противоречий более эффективному и широкомасштабному партнерству Ирана с Афганистаном препятствуют 1) политика анти-иранских санкций, ограничивающих здесь реализацию проектов с участием Ирана; 2) вызовы и угрозы, возникшие в результате геополитического противостояния различных держав; 3) опора Вашингтона на пакистано-саудовский альянс в регионе (см. в след. разделе).

Анти-иранские санкции затронули наиболее важные для Афганистана энергетическую, финансовую и транспортную сферы.

Так, большую часть энергии Кабул получает от соседнего Ирана, что составляет 15 % всей поставляемой в страну нефть.12

12 Санкции против Ирана сказались на экономике Афганистана // Regnum.ru: www.regnum.ru. 2013. 14 мая.

Однако, реализация любых энергетических соглашений с Ираном находится сегодня под угрозой в связи с санкциями международного сообщества. Проблематичным в этих условиях остается и газопровод Иран-Пакистан, прогресс которого зависит также от стабилизации внутренней ситуации в Пакистане  и нормализации афгано-пакистанских и афгано-иранских отношений.

С другой стороны, в результате экономических санкций США и ЕС в отношении Ирана возникают проблемы в финансовой системе Афганистана: кредитный дисбаланс с последующим нарушением финансовых операций с Ираном.13

13 Там же.

В то же время неконкурентоспособные афганские рынки наполняются иранскими товарами низкого качества, а западный Афганистан страдает от обременительных иранских инвестиций в то время, как Иран закупает большое количество иностранной валюты.14

14 Samad O. Iran’s Influence in Afghanistan After U.S. Pullout// United States Institute of Peace. The Iran Primer: www.iranprimer.usip.org. 2013.17 Jan.

Параллельно в транспортной сфере давление Вашингтона, требующего положить конец ирано-спонсируемым проектам, вызывает напряжение в афганских бизнес кругах.15

15 SAJAD. US urge Afghanistan to end trade ties with Iran//www.khaama.com. 2012.02 Sept.

Все это существенно дестабилизирует афганский рынок.

В Вашингтоне, похоже, понимают это, но дуалистическая позиция в отношении Ирана, инертность финансовых институтов, их бюрократизм и вездесущая коррупция препятствуют принятию адекватных решений по данным вопросам.

Одновременно непрекращающиеся геополитические противоречия между вовлеченными региональными акторами создают почву для процветания различных региональных вызовов и угроз, дополнительно осложняющих взаимоотношения Ирана и Афганистана.

Наркоторговля. В частности, не прекращающийся поток наркоторговли с территории Афганистана и Пакистана в страны ЦА, Европы и Персидского залива представляет опасность, как для Ирана, так и для всего региона ЦА. По данным ООН, в Исламской Республике насчитывается 1.2 млн наркопотребителей, по другим оценкам – более миллиона при том, что Тегеран ежегодно тратит 1 млрд на борьбу против наркотиков.16

16 The Significance of the Tajik-Afghan Border//Stratfor.com. 2013. 22 May.

Беженцы. В Иране, согласно официальной точке зрения, находится около 3 млн. афганских беженцев. Поток беженцев в преддверии вывода миротворческих войск из Афганистана только возрастает, что вынуждает Тегеран репатриировать афганских беженцев. Так, по оценкам ООН, Иран депортировал в первой половине 2012г. 711 афганских беженцев в день 17, что вызвало недовольство Кабула.

17 Samad Omar. Iran’s Influence in Afghanistan After U.S. Pullout// United States Institute of Peace. The Iran Primer: www.iranprimer.usip.org. 2013.17 Jan.

Водоснабжение. Осложняется в условиях санкций и противодействия США более тесному сближению Тегерана и Кабула и решение проблемы совместного пользования водных ресурсов реки Гильменд, берущего свое начало в горах центрального Афганистана.

Культурно-религиозные разногласия. В условиях навязанной международным сообществом изоляции Иран вынужден поддерживать в Афганистане своих соплеменников шиитов посредством финансирования их культурной и религиозной активности, средств массовой информации, что вносит дополнительный дисбаланс в отношения с Кабулом.

Терроризм. Сохраняются в потенциале угрозы со стороны различных террористических групп (Аль-Кайда, Джундулла и др.) вблизи границы с Ираном. Очевидно, что их деятельность может только активизироваться в условиях отсутствия согласия между региональными акторами.

Наиболее восприимчивыми к последствиям данных угроз и вызовов в виде усиления потоков трансграничного наркотрафика, экстремизма, беженцев и т.п. являются, прежде всего, соседние ЦА государства. 18

18 Юлдашева Г.И. Ирано-американский конфликт и его влияние на безопасность Центральной Азии // Общественное мнение. Права человека. Ташкент. 2006. № 2. С. 65-75. 10 c.; Юлдашева Г.И. К внутриполитической ситуации в Афганистане на современном этапе//www.12news.uz. 2012. 23 Ноябрь.

Нестабильность ирано-афганских отношений и сопутствующих этому проблем существенно ограничивают наряду  с другими факторами возможности для ЦА стран реализовать  транспортные и энергетические проекты на территории Афганистана.

САУДО-ПАКИСТАНСКИЙ ФАКТОР

В результате неурегулированности отношений с  Ираном Вашингтон стремится опереться в своей исламской политике на пакистано-саудовский тандем. Особенно актуальным это становится в преддверии вывода миротворческих войск из Афганистана и по мере осознания Вашингтоном решающей роли Исламабада в деле стабилизации Афганистана. Однако, как показывают последние события, замысел Вашингтона использовать саудо-пакистанский альянс осложняется началом переговорного процесса с Ираном. В этих условиях действия США носят чаще всего реактивный и двойственный характер.

С одной стороны, Вашингтон декларирует о принципах регионализма, заложенных в основе концепции НШП, подчеркивает важную роль государств региона в поддержании афганского прогресса, мира и стабильности во всем регионе. Не препятствует диалогу Ирана с Пакистаном.

С другой стороны, однако, процесс примирения сторон выходит из-под контроля США и развивается чрезвычайно медленно, с периодическими вспышками насилия со стороны Пакистана и Саудовской Аравии. Причина в том, что в случае успешного завершения с Ираном переговоров международной группы «5+1» по ядерной проблеме Саудовская Аравия будет обречена на снижение своего геополитического и экономического влияния и веса в регионе Ближнего Востока и Центральной Азии, а также в рамках ОПЕК. Вместе с ней в потенциале может быть ограничена и ведущая роль Исламабада и с этим влияние пакистанских талибов в зоне АфПак. В целях противодействия такой тенденции Эр-Рияд и Исламабад осуществляют ряд совместных, направленных против интересов Тегерана мер в наиболее важных для них зонах - в Афганистане и Сирии.

В частности, с этой целью саудиты готовы использовать свои каналы для проведения переговоров с движением Техрик-и-Талибан. Одновременно Эр-Рияд получает поддержку Исламабада в деле создания регулярной повстанческой армии в Сирии. Не исключается и противодействие Саудовской Аравии ирано-пакистанским энергопроектам, вплоть до поддержки террористических группировок в зонах прокладки ирано-пакистанских трубопроводов. В рамках общего противостояния Ирану Саудовская Аравия и Пакистан провоцируют суннито-шиитскую рознь, вплоть до создания напряженности на пакистанских границах с Ираном. Однако наиболее опасной тенденцией в этом ряду является, как отмечают эксперты19, потенциал перерастания ирано-саудовского регионального соперничества в «ядерную гонку», в которую, втягивается и Пакистан.

19 Николаев И. Пакистанский» козырь в колоде Саудитов//Iran.ru: www.iran.ru. 2014.11 апр.

Несмотря на столь негативный ход развития событий, на практике сохраняются и факторы, позволяющие урегулировать ситуацию в позитивном русле.

Во-первых, Саудовское королевство, по общему признанию, переживает внутриполитический кризис и ожидает смену власти. В духовно-идеологическом плане нет единства, перспективы развития страны потому не вполне ясны, даже с учетом наличия финансовых и иных ресурсов. Иранское общество, напротив, более мобилизовано и динамично развивается даже в условиях санкций. Оно более либеральное и просвещенное, имеет значительный опыт сотрудничества с Западом, еще со времен шахского Ирана.

Во-вторых, последние десятилетия подтвердили стратегическое значение и ничем незаменимую роль Ирана при урегулировании региональных проблем в Центральной и Южной Азии, Среднего и Ближнего Востока. Ясно, что в дестабилизации со стороны Тегерана протекающих там процессов никто не заинтересован. Тем более, что военно-политический потенциал Ирана может в случае дальнейшего нагнетания событий быть подкреплен силами стран ОДКБ и ШОС, что является серьезным препятствием на пути саудовско-пакистанских амбиций.

В-третьих, без урегулирования отношений с Ираном Пакистан, даже имея финансовую подпитку со стороны Саудовской Аравии, не может решить большинство своих региональных проблем, связанных с Афганистаном. Тем более, что Исламабад и Эр-Рияд сами борются с проявлениями терроризма на территории своих стран. Вовсе не случайно поэтому иранский меджлис ратифицировал соглашение о сотрудничестве в области безопасности с Пакистаном, которое должно объединить усилия двух стран в борьбе с трансграничным терроризмом и контрабандой наркотиков.

В конечном итоге, без конструктивного участия Ирана не может быть и речи о реализации выгодного для большинства региональных государств проекта «Нового Шелкового Пути». А это уже вопрос не только стратегии, но и соответствующего имиджа Соединенных Штатов.

Отсюда - поиски компромиссного решения проблем региональной безопасности, что в перспективе способно привести к некоему компромиссу в отношениях Ирана с Саудовской Аравией и Пакистаном. Базисом этому служат  стратегические договоренности и экономическая зависимость Эр-Рияда и Исламабада от США.

Гранича вплотную с территорией АфПак, республики ЦА, естественно, являются потенциальными жертвами возможных потоков терроризма, экстремизма, наркотиков, оружия массового поражения и других угроз своей безопасности. В результате, как минимум, регион может подвергнуться этно-религиозному расколу и гражданским войнам. В этой связи в интересах ЦА стран скорейший поиск компромисса и консенсуса между близкими соседями региона - Ираном, Пакистаном и Саудовской Аравией, в орбите непосредственных интересов которых они находятся.

РОССИЯ И НОВАЯ ЕВРОАТЛАНТИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ В ЦА

                Основным камнем преткновения, однако, в развитии текущего диалога западного сообщества с Тегераном является иранская позиция России. Суть проблемы в различном видении США и России глобального миропорядка в период после вывода сил НАТО из Афганистана: Евразийский Экономический Союз под эгидой Москвы и «Новый Шелковый Путь» (НШП) при лидирующей роли США. При этом в основе борьбы двух держав за геополитическое лидерство и гегемонию в Азии по-прежнему лежит борьба за получение доступа к энергетическим и транспортным коридорам, формирующимся на евроазиатском континенте, на стыке которых находится Исламская Республика Иран. Отсюда невозможность реализации выдвигаемых моделей мироустройства без участия Ирана, что превращает страну в «яблоко раздора». Составной частью этой геополитической конкуренции является и борьба за влияние на Украине.

Учитывая географическую и культурно-духовную близость республик ЦА одновременно к Ирану и России, Запад стремится сгладить противоречия с Москвой и вовлечь ее в конструктивное сбалансированное партнерство в проектах НШП. Как утверждают в Госдепартаменте США, стратегия НШП предусматривает участие всех региональных государств, включая Иран и «жизненно важные партнеры»20 – ЦА страны, и нацелена на «долгосрочные, существенные результаты». Свидетельством долгосрочности планируемых преобразований в ЦА является, к примеру, программа Центральноазиатского Регионального Экономического Сотрудничества (CAREC), которая предусматривает выделение 20 млрд долларов на совершенствование шести коридоров, пересекающих ЦА регион. Трое из этих коридоров соединят экономические центры Европы и России с Восточной Европой, в то время, как другие три объединят Восточную Азию, Европу и Россию с Южной Азией и Ближним Востоком.

20 Assistant Secretary Blake on U.S. Policy in Central Asia//Forum of the Central Asia-Caucasus Institute. SAIS. Washington, DC. 2012. Jan. 25: translations.state.gov. 2012. 27 Jan.

Несмотря на определенные успехи во взаимоотношениях США и России, геополитическое соперничество между ними только нарастает в преддверии возможного успешного завершения переговоров «шестерки» по Ирану. Так, не дожидаясь окончательного снятия санкций, большинство стран ЕС спешат возобновить с Тегераном экономические отношения. В результате обоюдной заинтересованности, например, объем товарооборота между Ираном и Германией планируют в ближайшие годы довести до 8 млрд. долларов в год21.

21 Иран имеет особое значение для европейских стран//Iran.ru: www.iran.ru. 2014.09 апр.

Со своей стороны в целях добиться в борьбе с Западом решающего перевеса Россия ведет с Ираном переговоры о закупке в больших объемах нефти (500 тыс. баррелей в день) в обмен на российские товары и оборудование. Российские эксперты22 считают также первостепенной задачей серьезную, принципиальную корректировку позиций России в отношении Ирана, в первую очередь на переговорах по иранской ядерной программе и по ситуации вокруг Сирии.

22 Бобкин Н. Москва готова к стратегическому сближению с Тегераном // Iran.ru: www.iran.ru. 2014. 26 марта.

Что касается имеющихся разногласий по зенитно-ракетным комплексам С-300, то они вполне решаемы. Как подчеркивает в этой связи посол Ирана в России Мехди Санаи, контракт на поставки С-300 является «действующим и легитимным. … именно С-300 лучше всего подходит для оборонительных нужд Ирана»23.

23 Черненко Е., Строкань С. Российские друзья должны иметь преимущества на иранском рынке. Интервью с послом Исламской Республики Иран в РФ Мехди Санаи // Iran.ru:  www.iran.ru. 2014.17 февр.

Параллельно Москва стремится удержать ЦА страны в рамках своего влияния. В частности, российская ГосДума ратифицирует в марте с.г. протокол о присоединении Узбекистана к ЗСТ СНГ, проводит серию встреч на высшем уровне с руководством Казахстана и активизирует военно-политическое партнерство с Таджикистаном. Более того, первый вице-премьер России Игорь Шувалов заверяет, что Евразийский Экономический Союз обязательно состоится и в мае с.г. руководители России, Белоруссии и Казахстана подпишут Договор о его учреждении24.

24 Договор об учреждении Евразийского Экономического Союза будет подписан в мае// Радио Озоди. rus.ozodi.org. 2014. 21 апр.

Учитывая интерес ЦА стран к выходам на мировые рынки через возрождение древних торговых маршрутов, Россия в противовес НШП поддерживает китайскую идею о создании экономической зоны Великого шелкового пути и готова участвовать в ее реализации.

Основные контрмеры со стороны США включают снижение цен на энергоресурсы и поддержку с помощью саудо-пакистанского альянса радикальных оппозиционных движений в Сирии. Параллельно Вашингтон продолжает контролировать афганский процесс и поддерживает активный диалог с лидерами ЦА стран.

Так, при поддержке Саудовской Аравии США планируют оказать внушительную финансовую помощь Украине (15 млрд долларов) и нанести удар по бюджету РФ путем резкого снижения цен на нефть. С этой целью также разрабатываются планы продажи нефти из стратегического резерва США. Одновременно обсуждаются совместные планы в отношении диверсификации поставок энергоносителей странам-членам НАТО в обход России.

Особо большое значение независимость ЦА стран приобретает для США после крымских событий на Украине. Вовсе не случайно в марте-апреле с.г. помощник Госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Ниши Бисвал посещает с визитами Узбекистан, Казахстан и Кыргызстан.

На почве общей оппозиции украинской политике России происходит определенное снижение уровня разногласий ЕС и США. Обе стороны теперь выступают с призывами введения против Москвы санкций и ограничения с ней партнерских отношений в рамках международных структур. В русле новых трансформирующихся отношений с Россией Германия, например, готова даже пересмотреть25 традиционную Ост-политику Берлина, которая делала акцент на конструктивный диалог и избежание конфликтов.

25 Mischke J., Umland A. Germany's New Ostpolitik//www.foreignaffairs.com. 2014. 09 Apr.

В центральноазиатском направлении страны ЕС также пересматривают свою политику в пользу более действенного и эффективного, чем в прошлые годы, сотрудничества в сферах экономики и безопасности. В частности, стремясь вслед за США к диверсификации поставок энергоносителей, ЕС берется сегодня более активно за реализацию «Южного газового коридора», включающего и ранее заброшенный Транскаспийский проект. Евросоюз готов выделить до миллиарда евро на укрепление безопасности и развитие демократических институтов в странах Центральной Азии.

На практике, таким образом, разворачивается новый этап холодной войны между Западом и США. Однако условия современной глобальной взаимозависимости противоречат подобной конфронтации ведущих держав, делая их всех без исключения потенциально уязвимыми угрозам в сфере политической и экономической безопасности. В отношении России можно выделить, к примеру, следующее.

  • В практическом плане Иран оказывается между молотом и наковальней. С одной стороны, моральный долг (в ответ на поддержку России в трудные времена) и необходимость в противовес США сохранять и укреплять далее ирано-российские отношения. Тем более, что разногласия с США в перспективе будут еще долго влиять на двусторонние отношения. С другой, серьезный настрой на заключение с «шестеркой» окончательного соглашения по ядерному досье в духе win-win, то есть так, чтобы это стало выигрышным как для Ирана, так и всех стран, участвующих в переговорном процессе. Об этом свидетельствуют, к примеру, и высказывания иранского президента Хасана Роухани26 о том, что его правительство будет улучшать отношения Ирана со всеми странами мира на основе принципов взаимного уважения и защиты взаимных интересов. В этом плане роль и место России в иранской внешней политике в случае снятия санкций будет все же ограничена научно-технологическими, инфраструктурными, логистическими и финансовыми возможностями других держав.

26 Роухани: Иран будет развивать связи со всеми странами мира//Iran.ru: www.iran.ru. 2014. 25 марта.

  • Ее  значение для Ирана будет, по всей видимости, определяться тем насколько успешно  Москва будет играть роль гаранта региональной безопасности с учетом евроатлантического, саудо-пакистанского и энергетического факторов.
  • В  то же время перспективы решения энергетических проблем с учетом имеющихся экономических проблем России весьма сомнительны, а возможность диверсификации маршрутов доставки энергоресурсов в обход России достаточно реальна. Так, трейдеры скептически оценивают27 возможность появления иранской нефти на российском рынке, указывая на трудности ее доставки из-за логистических проблем и отсутствия необходимых инфраструктур.

27 Ъ-Мельников К., Ъ-Черненко  Е.  Для иранской нефти в Россию пути нет. Ее поставки уперлись в проблемы логистики // Коммерсант: www.centrasia.ru. 2014. 04 апр.

Со своей стороны, развивающиеся страны (ЦА г-ва и др.), будут естественно диверсифицировать энергетическую политику. Теоретически и практически это полностью соответствует положениям политического реализма, отражая стремление государств к установлению политического равновесия, выгодного для всех баланса сил и интересов в регионе. В основе такой тактики лежат интересы внутренней политической и социально-экономической стабильности, требующие безотлагательного принятия решений и удовлетворения потребностей населения (решение проблем безработицы, миграции, наркотрафика и пр.).

К тому же исторически Иран имеет за плечами период длительной колониальной зависимости от Великобритании, затем опыт сосуществования при иранском шахе с США. Сегодня на этот опыт накладываются контакты многочисленной в США иранской диаспоры со своей родиной  и непрекращающиеся даже в период санкций связи в образовательной сфере между США и Ираном (ежегодно около 5 тысяч иранских студентов, обучающихся в США). Само нынешнее согласие Аятоллы Хаменеи на переговоры и углубление сотрудничества с Западом свидетельствует о том, что даже религиозное руководство вынуждено считаться с требованиями этой быстро прогрессирующей части населения. Вполне очевидно, что данная тенденция будет реально влиять на внешнеполитические предпочтения иранцев, при этом не всегда в пользу России.

Администрации Обамы также приходится иметь дело с такими проблемами, как:

  • Известное всем доминирование антиамериканских настроений в Афганистане и Пакистане.
  • Оппозиция Ирана присутствию США в регионе Центральной и Южной Азии, на Ближнем Востоке.
  • Ирано-саудовское соперничество в исламском мире и сопровождающие этот процесс суннито-шиитские конфликты в зонах стратегического интереса США (Пакистане, Сирии и т.д.), что требует  от Вашингтона точного определения своих предпочтений между Эр-Риядом и Тегераном и/или сбалансированной тактики взаимодействия с этими теократическими государствами.
  • Потенциальное сближение Ирана, России и Китая в целях противодействия тем или иным стратегическим задачам евроатлантического сообщества. Об этом можно судить, например, по нынешней упомянутой выше активизации ирано-российских отношений и энергетическим договорам Москвы и Пекина. Так, в марте с.г. китайский импорт российской нефти уже достиг за последние семь лет своего пика: 2.72 млн. метрических тонн28.

28 Vakhshouri Sara The Ukraine Crisis: A Game-Changer in the Global Energy Market?// www.payvand.com. 2014.10 апр.

  • Неопределенность политических предпочтений ЦА стран в преддверии приближающейся там смены власти и концентрации на внутренних проблемах развития.

Думается, в этих условиях дальнейшее нагнетание обстановки не в интересах России и США. Есть общие точки соприкосновения, где американо-российское партнерство может носить, если не дружественный, то, по крайней мере, конструктивный характер. Об этом демонстрирует, в частности, очередной раунд переговоров по иранской мирной ядерной программе 8-9 апреля с.г., где  позиции сторон, по словам заместителя главы МИД РФ С.Рябкова29, максимально совпали.

29 Рябков С. Переговоры "шестерки" с Ираном привели к сближению позиций// Iran.ru: www.iran.ru. 2014. 10 апр.

С определенной долей уверенности, например, можно утверждать, что Соединенные Штаты, ЕС и Россия заинтересованы:

  • в успешном урегулировании ситуаций в зоне АфПак и Сирии, чтобы предотвратить распространение нестабильности, экстремизма, незаконного оборота наркотиков за пределы данных регионов;
  • в сдерживании все возрастающего влияния Китая в ЦА и сопредельных с ним регионах;
  •  в противодействии дестабилизации региона Центральной Азии после 2014г.;
  • в восстановлении мира и порядка на Украине. В частности, Евросоюз рассчитывает, что Россия будет участвовать в поддержке восстановления экономики Украины.30

30 Дипломат: Европа надеется, что Россия поддержит украинскую экономику // РИА Новости: www.ria.ru. 2014. 11 апр.

Это тем более оправдано, что надежды администрации Обамы, возлагаемые в развернувшейся геополитической борьбе на сланцевый газ, могут не оправдаться, о чем предостерегают сами американские эксперты31. К тому же внутренняя ситуация в Саудовской Аравии не устойчива, что делает ее в долгосрочной перспективе недостаточно надежным  партнером в условиях динамично растущей мощи Ирана и экономической поддержки Тегерана ведущими странами ЕС, России, Китая, Индии и др. государств.

31 Cм. более подробно: Ladislaw O’Sarah, Leed Maren, Walton A. Molly New Energy, New Geopolitics. Balancing Stability and Leverage//Center for Strategic and International Studies. Washingron, DC: www.csis.org. 2014. Apr. 47р.

*  *  *

Итак, основным ядром развернувшихся геополитических битв фактически являются американо-российские противоречия, в эпицентре которых находятся Иран и родственные ему ЦА государства.

В рамках становления нового международного порядка в ход идет не только традиционное в международной политике применение военной силы, но и возрождаются с различными мотивировками такие инструменты политики, как  территориальные аннексии (Крым).  Наряду с этим активно используется политика санкций и углубляется новое в пост-биполярном мире явление - энергетические войны.

Будучи частью исламского мира, к тому же географическими соседями Ирана, Афганистана, Пакистана и Саудовской Аравии, страны ЦА непосредственно подвергаются влиянию развернувшейся в регионе геополитической конкуренции. Так, в результате антииранской политики Запада, инициированной фактически США, стимулируются межгосударственные противоречия, что создает благодатную почву для процветания различных вызовов и угроз региону ЦА (наркоторговля, экстремизм, нелегальная миграция и т.п.). Тем самым сдерживаются темпы региональной экономической интеграции, следовательно, и сам процесс реализации евроатлантической стратегии в Центральной Азии.

К числу новых угроз можно отнести потенциальность расползания на территорию ЦА суннито-шиитской розни и последствий возможной ядерной гонки в исламском мире. Применение силы, как показывает опыт Афганистана и Украины, только приумножает существующие проблемы и ставит мир на грань глобальных войн и гражданских катастроф.

В этих условиях политические предпочтения и правила поведения региональных государств определяются, прежде всего, интересами национальной безопасности в самом широком их понимании. Дальнейшее углубление международной напряженности никому, очевидно, не выгодно, так как затрагивает интересы безопасности вовлеченных в процесс государств и препятствует осуществлению их собственных геоэкономических планов. Вместе с тем урегулирование международных проблем со столь многочисленными переменными будет, по всей видимости, носить длительный неоднозначный характер.

Оптимальным вариантом для государств ЦА региона в этих условиях является восстановление на новом уровне регионального союза на базе постепенной консолидации узбекско-казахстанского стратегического партнерства и поэтапного решения существующих межгосударственных проблем в ЦА. Ускорение переговорного процесса с Ираном и открывающиеся в связи с этим новые возможности, безусловно, подстегнут региональную интеграцию, о чем свидетельствует заключение последних экономических договоров ЦА стран  с Тегераном32. Что с учетом нарастающего сотрудничества ЕС с ЦА будет сдерживать прогресс Евразийского Союза в составе Россия-Казахстан-Белоруссия.

32 См. напр.: Михайлов В. Железная дорога Иран – Туркменистан – Казахстан//Iran.ru:  www.iran.ru. 10 апр. 2014;  Иран готов осуществлять транзитные перевозки из Таджикистана к Персидскому заливу// Iran.ru:  www.iran.ru. 09 апр.2014.

Текущие реалии региона подтверждают основные принципы развития ЦА: опора на регионализм, секуляризм, многовекторную политику, диверсификацию торгово-транспортных маршрутов, сбалансированное сочетание двустороннего и многостороннего партнерства. Основополагающие текущие интересы при этом предусматривают:

  • предотвращение скатывания региона к религиозному фундаментализму и экстремизму ;
  • получение доступа к мировым рынкам посредством активного участия в формировании транспортно-логистических и трубопроводных систем региона;
  • формирование благоприятного для развития геополитического баланса с использованием сдержек и противовесов.
При этом роль России в качестве ведущего экономического партнера сохраняется, однако, будет, по всей видимости, уравновешиваться присутствием в региональном бизнесе все более активизирующихся в данном поле европейских держав и Китая. В интересах общей стабильности поэтому более разумным был бы поиск баланса интересов между Западом и Россией в регионе Центральной и Южной Азии. Это тем более важно, что предпочтения Ирана зависят, наряду с другими факторами, и от того, в каком направлении будет развиваться ЦА регион. В интересах достижения стабильности формирующейся системы международных отношений в регионе Центральной и Южной Азии наиболее целесообразным видится применение широкого комплекса дипломатических средств и инструментов урегулирования международных конфликтов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Iran says election won't hinder nuclear talks// www.payvand.com. 2013.17 May. URL: http://archive.radiozamaneh.com/english/content/iran-says-election-won%E2%80%99t-hinder-nuclear-talks.

2. Riedel Bruce. Lessons from America’s First War with Iran Summer// www.brookings.edu. 2013. Summer. URL: http://www.brookings.edu/research/articles/2013/05/lessons-america-first-war-iran-riedel.

3. Senior Iranian Cleric Decries "Damaged" State of Islamic Republic: www.payvand.com. 2012. 26  Febr. URL: http://archive.radiozamaneh.com/english/content/senior-cleric-decries-damaged-state-islamic-republic.

4. 2014 U.S.-Pakistan Strategic Dialogue Ministerial Joint Statement//Media Note Office of the Spokesperson. Washington, DC: www.state.gov. 2014. 27 Jan. URL: http://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2014/01/220681.htm.

5. Kerry John. Remarks. Secretary of State Pakistan's National Security and Foreign Affairs Advisor Sartaj Aziz// www.state.gov. 2014. 27 Jan. URL: http://www.state.gov/secretary/remarks/2014/01/220646.htm.

6. Джавад Зариф выразил свое разочарование действиями Пакистана// Iran.ru: www.iran.ru. 2014. 26 марта. URL: http://www.iran.ru/news/politics/93040/Dzhavad_Zarif_vyrazil_svoe_razocharovanie_deystviyami_Pakistana.

7. Saudi-Pak deal: Pakistan promises to keep its borders open for Afghans//www.dispatchnewsdesk.com. 2014. 07 Jan. URL: http://www.dispatchnewsdesk.com/saudi-pak-deal-pakistan-promises-keep-borders-open-afghans.

8. Saudi Arabia Overhauls Its Strategy for Syria// www.stratfor.com. 2014. 26 Febr. URL: http://www.stratfor.com/analysis/saudi-arabia-overhauls-its-strategy-syria.

9. Iran: Loan For Pakistani Pipeline Canceled, Minister Says// www.stratfor.com.2013. 14 Dec. URL: http://www.stratfor.com/situation-report/iran-loan-pakistani-pipeline-canceled-minister-says.

10. Евстратов А. Главный источник ирано-пакистанской напряженности// Iran.ru: www.iran.ru. 2014.25 февр. URL: http://www.iran.ru/news/analytics/92691/Glavnyy_istochnik_irano_pakistanskoy_napryazhennosti.

11. Бобкин Н. Россия – Иран – США: Новые контуры региональной безопасности// Iran.ru: www.iran.ru. 2014.  19 февр. URL: http://www.iran.ru/news/analytics/92616/Rossiya_Iran_SShA_Novye_kontury_regionalnoy_bezopasnosti.

12. Patterson Anne W. Syria After Geneva: Next Steps for U.S. Policy. Testimony. Assistant Secretary. Bureau of Near Eastern Affairs Senate//Foreign Relations Committee. Washington DC:www.state.gov. 2014. 26 March. URL: http://www.state.gov/p/nea/rls/rm/223971.htm.

13. «Афганские» заботы Тегерана// Iran.ru: www.iran.ru. 2014. 09 апреля. URL: http://www.iran.ru/news/analytics/93181/Afganskie_zaboty_Tegerana.

14. Обама Аравийский// Iran.ru:  www.iran.ru.  2014. 01 апреля. URL: http://www.iran.ru/news/analytics/93083/Obama_Araviyskiy.

15. Brunnstrom D. U.S. to stress support for Central Asia after Crimea// Reuters.com: www.reuters.com. 2014. 28 March. URL: http://www.reuters.com/article/2014/03/28/us-ukraine-crisis-usa-centralasia-idUSBREA2R1UQ201403; Mischke J., Umland A. Germany's New Ostpolitik// www.foreignaffairs.com.  2014.09.Apr. URL: http://www.foreignaffairs.com/articles/141115/jakob-mischke-and-andreas-umland/germanys-new-ostpolitik.

16. Президент Туркменистана: «Строительство Транскаспийского газопровода - приоритет для нашей страны»// www.1news.az. 2014.01.апр. URL: http://www.1news.az/economy/oil_n_gas/20140411044021948.html.

и др.


© Г.И. Юлдашева,  Журнал "Современная наука: Актуальные проблемы теории и практики".
 
 
 

ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ:  Перепечатка материалов допускается только в некоммерческих целях со ссылкой
на оригинал публикации. Охраняется законами РФ. Любые нарушения закона преследуются в судебном порядке. © ООО "Научные технологии"

Книжные Изданияbadge

badge
  • Реструктуризация информационного пространства органов государственной власти Санкт-Петербурга
  • Профессия «Бухгалтер»: прошлое, настоящее, будущее
  • Финансово-кредитная политика России
  • О недостаточности категории «графическое слово» для описания языкового материала арабского литературного языка (в связи с акцидентальными письменными словами в АЛЯ)

 

Текущие статьи

Опыт историко-художественной реконструкции Киевского бала XVII векаОпыт историко-художественной реконструкции Киевского бала XVII века
Н.А. Довгопол,  (Соискатель, Национальная академия руководящих...
Обоснованно ли включение чеченского языка в Atlas of the Worlds Languages in Danger?Обоснованно ли включение чеченского языка в Atlas of the World's Languages in...
А.И. Халидов,  (Доктор филологических наук, профессор, Чеченский...
Внешняя политика Петра IIIВнешняя политика Петра III
Д.Е. Уткин,  (Ярославский Государственный Университет им. П....

Журнал - Маркшейдерия и Недропользование Журнал Земля и Недвижимость Сибири Журнал - Минеральные Ресурсы России. Экономика и Управление Журнал - Геология Нефти и Газа Журнал - ГЛОБУС: Геология и Бизнес

Последние комментарии

RSS
VIP Studio Retro
levitra bitcoin