keflex 750

Login

VIP Studio - журнал «Современная наука»

Russian (CIS)English (United Kingdom)

Этнокультурное пространство имени

E-mail Печать

Ульяна Петровна Природина, (адъюнкт Военного университета Министерства обороны РФ)

«Гуманитарные науки», № 1-2011

Имя служит не только средством именования человека, но и является носителем информации об историческом и культурном развитии общества. Рассмотрение культурного и этнокультурного пространства имени представляет особый интерес, так как имя    элемент сознания этноса, позволяющий выявить особенности духовной культуры народа, его ценностные установки.

Человеку с момента обретения мышления и речи свойственно наделять окружающий мир наименованиями. Один из древнейших примеров дает нам Ветхий Завет, книга Бытия: «И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один … [5, 1:5]  И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями» [5, 1:10]. Аналогичный пример находим в древнескандинавской мифологии. «Младшая Эдда» повествует о сыновьях Бора, сотворивших из дерева людей и нарекших их именами. Показателен и отрывок из «Старшей Эдды»: «Тогда  сели боги на троны могущества... ночь  назвали и отпрыскам ночи – вечеру, утру и дня середине – прозвище дали, чтоб время исчислить» [18, с. 10]. В старославянском языке словосочетания  jьme deti  реконструируется как «называть именем».

В.М. Мокиенко во вступительной статье к «Словарю коннотативных собственных имен» Е.С. Отина отмечает, что «имена окружают нас с самого рождения и сопровождают до последнего часа, нередко предопределяя нашу жизнь и диктуя наше отношение к носителю того или иного имени. Мы живем в мире имен, и за каждым из них стоит конкретный человек, конкретное место, конкретное явление» [13, с. 5]. М.М. Бахтин полагает, что имена обладают положительными коннотациями, «…пока сохраняется имя (память), сохраняется (остается) в бытии именуемый, продолжает еще жить в нем» [3, с. 146].

Проблема «именования» постоянно рассматривалась в древней китайской философии и логике. В.Н. Малышев приводит легенду о Конфуции, «которого спросили, с чего он начнет деятельность, если станет правителем, то он ответил, что, прежде всего, следовало бы исправить имена:

Когда не исправляются имена,

Перестают уместными быть речи;

Когда перестают уместными быть речи,

Не совершаются дела» [12, с. 46].

Имя служит не только средством именования людей, но и содержит информацию об историческом и культурном развитии общества, в котором протекают различные социальные процессы.

Имена собственные – самая восприимчивая часть языка, они реагируют на все исторические и культурные события быстрее, чем любой другой его элемент. Каждая эпоха обогащает систему имен своим собственным социологическим и идеологическим багажом. Соотнеся понятия «культура» и «имя», А.В. Суперанская приходит к выводу, что «имя, созданное в ту или иную эпоху, может быть однозначно соотнесено с культурой и культурно-исторической традицией известного народа» [19, с. 40-41].

Культура как четвертое состояние бытия (среди других – природа, общество, человек) обладает всеми качествами любого из таких состояний: она не только существует в мире относительно объективно от любого действующего субъекта, но и разворачивается во времени и пространстве [7, с. 98]. Пространственный показатель культуры, как отмечает М.Н. Фомина, раскрывается через ось времени – прошлое – настоящее – будущее. Культура несет в себе память веков, которая трансформируется по нормам современности и воплощается в настоящем бытии людей. За счёт этого процесса обеспечивается связь времен [20, с. 14-15]. 

Понятие «культурное пространство» используется в области философии, культурологии, лингвистики. Вопросы, связанные с культурным пространством, его природой, структурой, освещены в работах А. Моля, М.С. Кагана, А.А. Боева, И.И. Свириды, А.С. Кармина, С.Н. Иконниковой, И.М. Гуткиной, В.А. Конева и др. Определение культурного пространства как своеобразного механизма, способа, при помощи которого происходит процесс окультирования естественного процесса, находим у Л.В. Силкиной [16, с. 15]. А.Н. Быстрова видит культурное пространство как пространство «осуществления социальных программ, целей и интересов, распространения идей, взглядов, языка и традиций, верований и норм, и т.д.» [6, с. 39]. В монографии «Феномен культурного пространства» отмечается, что «культурное пространство фиксирует бытование культуры в процессе ее функционирования» [Гуткин, Листвина, Петрова, Семенищева, с. 39]. Рассматривая структуру культурного пространства, А.Н. Быстрова определяет следующие ее составляющие: пространство реального мира (географическое, физическое); пространство социума: информационно-знаковое и интеллектуальное пространство [7, с. 98]. Специфика структуры культурного пространства, по мнению Е.В. Орловой, состоит в том, что она не имеет четкой статичности, все пространства находятся в постоянном движении, они могут перемещаться, менять акценты и т. д. [14]. И.М. Гуткина выделяет культурное пространство художественной сферы, сферы науки, образования, общения, деятельного начала, мыслительного, эмоционального, организационного [8, с. 85]. Следует отметить, что нередко встречаются и понятия «культурное пространство личности», «культурное пространство природы», «культурное пространство города»; исследуются пространство литературы, театра и др. Рассмотрение культурного и этнокультурного пространства имени представляет особый интерес, так как имя    элемент сознания этноса, позволяющий выявить особенности духовной культуры народа, его ценностные установки. Имя существует в пространственном континууме, оно отражает  стадии и уровень развития общества, фиксирует информацию, которая передается из поколения в поколение.

В.Б. Кашкин  и  С. Пёйхёнен в совместной работе анализируют этнонимы как форму проявления национального сознания. По мнению ученых, имя – средство самоидентификации, и в то же время оно указывает на границы среды. «… Имя человека и имя народа (антропоним и этноним) являются двумя центрами мифологической системы, организующей жизнь и выживание индивида, сотрудничество и совместное выживание совокупности индивидов. Это я и Это мы – первичные элементы социального дискурса, определяющие границы внутреннего и внешнего микромира, среды обитания человеческой особи» [10].

А.Н. Антышев в статье «Антропонимы в языке и культуре»,  рассматривая подходы к изучению онимов, исходит из тезиса, что «они [антропонимы – У.П.] являются носителями и выразителями национально-культурной семантики, именно в них [подчеркнуто автором] закреплены национально-языковые культурно-содержательные компоненты информации» [2, с. 14]. Именно антропонимы, по мнению исследователя, «представляют собой не только феномен языка, но и общечеловеческой культуры в целом и этнокультуры в  частности» [2, с. 21], видя в этом большой потенциал для дальнейшего изучения данного класса имен.

И.В. Привалова к числу лингвокультурных этнокультурных  маркеров языкового сознания среди прочих относит топонимы и  антропонимы [15, с. 12-13].

В коллективной монографии «Системные и дискурсивные средства испанских антропонимов» под редакцией Ю.А. Рылова выдвигается тезис о том, что имена «образуют вокруг каждого человека определенный континуум, особое национально-культурное пространство, единое для всего языкового коллектива и индивидуальное для любого отдельного его члена» [Системные и дискурсивные свойства испанских антропонимов, с. 6].

В работах Е.Л. Березович онимы в различных формах определяются как часть этнокультурного пространства. В статье «О специфике топонимической версии этнокультурной информации» источником этнокультурной информации выступают топонимы. При этом исследовательница уточняет, что онимы несут в себе различное концептуальную этнокультурную информацию. «К примеру, для топонимии базовыми оказываются концепты, связанные с восприятием пространства; для антропонимии  концепты сферы "человек", для лирических песен ключевыми оказываются концепты сферы межличностных отношений». [4].

Важные замечания относительно онима как носителя этнокультурной информации находим в работе «Языковые стереотипы русского этнокультурного пространства» Н.Ф. Алефиренко. Он, как и  Е.Л. Березович, рассматривает этнокультурное пространство антропонимов через призму концепта и семантических полей. Так, по мнению ученого, «к номинативным единицам высокой эмоциональной нагруженности, по данным А. Гурочкиной, относятся, прежде всего, обозначения бытовых реалий  (одежда, украшения, денежные единицы, музыкальные инструменты и т.д.), антропонимы, топонимы, названия явлений и предметов духовной культуры, ритуалы, традиции» [1, с. 414].

Немаловажным в контексте статьи нам кажется замечание Н.Ф. Алефиренко относительно начальной формы проявления этнокультуры. По мнению ученого, «на начальном этапе социализации культура актуализуется в виде фольклорных дискурсов, основными репрезентантами которых выступают народные песни, былины, пословицы и поговорки и другие структуры языка, фокусирующие народную мудрость» [1, с. 410]. Анализ пословиц и поговорок разных народов показывает, что антропонимы их постоянные компоненты, следовательно, они и в этом контексте являются носителями этнокультурной информации.

По мнению Г.Б. Мадиевой и В.И. Супруна история традиции наречения, антропонимическая формула именования – важное средство отражения национальной культуры [11, с. 97-98]. Из этого следует, что не только само имя, но и процессы его функционирования в диахронии  организуют поле этнокультурного пространства.


ЛИТЕРАТУРА

1. Алефиренко Н.Ф. Языковые стереотипы русского этнокультурного пространства // Przeglad Wschodnioeuropejski. 2010. №1. С. 405-424.

2. Антышев А.Н. Антропонимы  в языке и культуре // Словообразование и лексические системы в разных языках. Вып. 2: Межвуз. Сб. научных трудов. Башкирский университет. Уфа: 1996. С. 12-21.

3. Бахтин М.М. Дополнения и изменения к Рабле  // Вопросы философии. 1992. №1. С. 134-164.

4. Березович Е.Л. О специфике топонимической версии этнокультурной информации // Известия Уральского государственного университета. 1997. №7. С. 90-105

5. Библия. Ветхий завет. М.: Кн. дело [и др.] , 2006. 1214 с.

6. Быстрова А.Н. Культурное пространство как предмет философской рефлексии // Философские науки. 2004. №12. С. 39.

7. Быстрова А.Н. Модель культурного пространства: границы и безграничность // Вестник ТГПУ. 2008. Вып. 1 (75). С. 95-104.

8. Гуткина И.М. Культурное пространство: проблемы и перспективы изучения // Философия и современность. Саратов: Изд-во «Научная книга», 2003. С. 79-87.

9. Гуткин О.В., Листвина Е.В., Петрова Г.Н., Семенищева О.А. Феномен культурного пространства [монография]. Саратов: Научная книга, 2005. 138 с.

10. Кашкин В.Б.,Пёйхёнен С. Этнонимы и территория национальной души // Русское и финское коммуникативное поведение. Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. С. 62-70.

11. Мадиева Г.Б., Супрун, В.И. Антропонимы как средство выражения национальной культуры // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. 2010. № 5. С. 96-102.

12. Малышев В.Н. Пространство мысли и национальный характер. СПб.: АЛЕТЕЙЯ, 2009. 408 с.

13. Мокиенко В.М. Перевоплощенное имя // Отин Е.С. Словарь коннотативных собственных имен. М.: ООО «А Темп», 2006. С. 5-10.

14. Орлова  Е.В. Культурное пространство: Определение, специфика, структура. // Аналитика культурологии. 2010. №3 (18).

15. Привалова И.В. Языковое сознание: этнокультурная маркированность (теоретико-экспериментальное исследование) / И.В. Привалова: автореф. дисс. … д-ра филол. наук. М., 2006. 45 с.

16. Силкина Л.В. Социально-философские основания анализа культурного пространства [Текст] / Л.В. Силкина: автореф. дисс. … канд. филол. наук. Саратов, 1999. 19 с.

17. Системные и дискурсивные свойства испанских антропонимов  [монография] / Ю.А. Рылов [и др.]. Воронеж: Изд.-полиграфический центр Воронежского гос. ун-та, 2010. 389 с.

18. Скандинавский эпос: Старшая Эдда. Младшая Эдда. Исландские саги: [сб.] / пер. с древнеисландского М.И. Стеблин-Каменского, О.А. Смирницкой  (Золотая классика). М.: АСТ: Астрель, 2010. 858 [6] с.

19. Суперанская А.В. Общая теория имени собственного // Отв. ред. А.А. Реформатский. М.: Книжный дом ЛИБРОКОМ, 2009. 368 с.

20. Фомина М.Н. Философская культура: онтологический диалогизм [монография]. Чита: Поиск, 1999. 160 с.


© У.П. Природина, Журнал «Современная наука: Актуальные проблемы теории и практики»

 
 
 

ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ:  Перепечатка материалов допускается только в некоммерческих целях со ссылкой
на оригинал публикации. Охраняется законами РФ. Любые нарушения закона преследуются в судебном порядке. © ООО "Научные технологии"

Книжные Изданияbadge

badge
  • Реструктуризация информационного пространства органов государственной власти Санкт-Петербурга
  • Профессия «Бухгалтер»: прошлое, настоящее, будущее
  • Финансово-кредитная политика России
  • О недостаточности категории «графическое слово» для описания языкового материала арабского литературного языка (в связи с акцидентальными письменными словами в АЛЯ)

 

Текущие статьи


Журнал - Маркшейдерия и Недропользование Журнал Земля и Недвижимость Сибири Журнал - Минеральные Ресурсы России. Экономика и Управление Журнал - Геология Нефти и Газа Журнал - ГЛОБУС: Геология и Бизнес

Последние комментарии

RSS
VIP Studio Retro
viagra super force