keflex 750

Login

VIP Studio - журнал «Современная наука»

Russian (CIS)English (United Kingdom)

Этнокультурное пространство имени

E-mail Печать

Ульяна Петровна Природина, (адъюнкт Военного университета Министерства обороны РФ)

«Гуманитарные науки», № 1-2011

Имя служит не только средством именования человека, но и является носителем информации об историческом и культурном развитии общества. Рассмотрение культурного и этнокультурного пространства имени представляет особый интерес, так как имя    элемент сознания этноса, позволяющий выявить особенности духовной культуры народа, его ценностные установки.

Человеку с момента обретения мышления и речи свойственно наделять окружающий мир наименованиями. Один из древнейших примеров дает нам Ветхий Завет, книга Бытия: «И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один … [5, 1:5]  И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями» [5, 1:10]. Аналогичный пример находим в древнескандинавской мифологии. «Младшая Эдда» повествует о сыновьях Бора, сотворивших из дерева людей и нарекших их именами. Показателен и отрывок из «Старшей Эдды»: «Тогда  сели боги на троны могущества... ночь  назвали и отпрыскам ночи – вечеру, утру и дня середине – прозвище дали, чтоб время исчислить» [18, с. 10]. В старославянском языке словосочетания  jьme deti  реконструируется как «называть именем».

В.М. Мокиенко во вступительной статье к «Словарю коннотативных собственных имен» Е.С. Отина отмечает, что «имена окружают нас с самого рождения и сопровождают до последнего часа, нередко предопределяя нашу жизнь и диктуя наше отношение к носителю того или иного имени. Мы живем в мире имен, и за каждым из них стоит конкретный человек, конкретное место, конкретное явление» [13, с. 5]. М.М. Бахтин полагает, что имена обладают положительными коннотациями, «…пока сохраняется имя (память), сохраняется (остается) в бытии именуемый, продолжает еще жить в нем» [3, с. 146].

Проблема «именования» постоянно рассматривалась в древней китайской философии и логике. В.Н. Малышев приводит легенду о Конфуции, «которого спросили, с чего он начнет деятельность, если станет правителем, то он ответил, что, прежде всего, следовало бы исправить имена:

Когда не исправляются имена,

Перестают уместными быть речи;

Когда перестают уместными быть речи,

Не совершаются дела» [12, с. 46].

Имя служит не только средством именования людей, но и содержит информацию об историческом и культурном развитии общества, в котором протекают различные социальные процессы.

Имена собственные – самая восприимчивая часть языка, они реагируют на все исторические и культурные события быстрее, чем любой другой его элемент. Каждая эпоха обогащает систему имен своим собственным социологическим и идеологическим багажом. Соотнеся понятия «культура» и «имя», А.В. Суперанская приходит к выводу, что «имя, созданное в ту или иную эпоху, может быть однозначно соотнесено с культурой и культурно-исторической традицией известного народа» [19, с. 40-41].

Культура как четвертое состояние бытия (среди других – природа, общество, человек) обладает всеми качествами любого из таких состояний: она не только существует в мире относительно объективно от любого действующего субъекта, но и разворачивается во времени и пространстве [7, с. 98]. Пространственный показатель культуры, как отмечает М.Н. Фомина, раскрывается через ось времени – прошлое – настоящее – будущее. Культура несет в себе память веков, которая трансформируется по нормам современности и воплощается в настоящем бытии людей. За счёт этого процесса обеспечивается связь времен [20, с. 14-15]. 

Понятие «культурное пространство» используется в области философии, культурологии, лингвистики. Вопросы, связанные с культурным пространством, его природой, структурой, освещены в работах А. Моля, М.С. Кагана, А.А. Боева, И.И. Свириды, А.С. Кармина, С.Н. Иконниковой, И.М. Гуткиной, В.А. Конева и др. Определение культурного пространства как своеобразного механизма, способа, при помощи которого происходит процесс окультирования естественного процесса, находим у Л.В. Силкиной [16, с. 15]. А.Н. Быстрова видит культурное пространство как пространство «осуществления социальных программ, целей и интересов, распространения идей, взглядов, языка и традиций, верований и норм, и т.д.» [6, с. 39]. В монографии «Феномен культурного пространства» отмечается, что «культурное пространство фиксирует бытование культуры в процессе ее функционирования» [Гуткин, Листвина, Петрова, Семенищева, с. 39]. Рассматривая структуру культурного пространства, А.Н. Быстрова определяет следующие ее составляющие: пространство реального мира (географическое, физическое); пространство социума: информационно-знаковое и интеллектуальное пространство [7, с. 98]. Специфика структуры культурного пространства, по мнению Е.В. Орловой, состоит в том, что она не имеет четкой статичности, все пространства находятся в постоянном движении, они могут перемещаться, менять акценты и т. д. [14]. И.М. Гуткина выделяет культурное пространство художественной сферы, сферы науки, образования, общения, деятельного начала, мыслительного, эмоционального, организационного [8, с. 85]. Следует отметить, что нередко встречаются и понятия «культурное пространство личности», «культурное пространство природы», «культурное пространство города»; исследуются пространство литературы, театра и др. Рассмотрение культурного и этнокультурного пространства имени представляет особый интерес, так как имя    элемент сознания этноса, позволяющий выявить особенности духовной культуры народа, его ценностные установки. Имя существует в пространственном континууме, оно отражает  стадии и уровень развития общества, фиксирует информацию, которая передается из поколения в поколение.

В.Б. Кашкин  и  С. Пёйхёнен в совместной работе анализируют этнонимы как форму проявления национального сознания. По мнению ученых, имя – средство самоидентификации, и в то же время оно указывает на границы среды. «… Имя человека и имя народа (антропоним и этноним) являются двумя центрами мифологической системы, организующей жизнь и выживание индивида, сотрудничество и совместное выживание совокупности индивидов. Это я и Это мы – первичные элементы социального дискурса, определяющие границы внутреннего и внешнего микромира, среды обитания человеческой особи» [10].

А.Н. Антышев в статье «Антропонимы в языке и культуре»,  рассматривая подходы к изучению онимов, исходит из тезиса, что «они [антропонимы – У.П.] являются носителями и выразителями национально-культурной семантики, именно в них [подчеркнуто автором] закреплены национально-языковые культурно-содержательные компоненты информации» [2, с. 14]. Именно антропонимы, по мнению исследователя, «представляют собой не только феномен языка, но и общечеловеческой культуры в целом и этнокультуры в  частности» [2, с. 21], видя в этом большой потенциал для дальнейшего изучения данного класса имен.

И.В. Привалова к числу лингвокультурных этнокультурных  маркеров языкового сознания среди прочих относит топонимы и  антропонимы [15, с. 12-13].

В коллективной монографии «Системные и дискурсивные средства испанских антропонимов» под редакцией Ю.А. Рылова выдвигается тезис о том, что имена «образуют вокруг каждого человека определенный континуум, особое национально-культурное пространство, единое для всего языкового коллектива и индивидуальное для любого отдельного его члена» [Системные и дискурсивные свойства испанских антропонимов, с. 6].

В работах Е.Л. Березович онимы в различных формах определяются как часть этнокультурного пространства. В статье «О специфике топонимической версии этнокультурной информации» источником этнокультурной информации выступают топонимы. При этом исследовательница уточняет, что онимы несут в себе различное концептуальную этнокультурную информацию. «К примеру, для топонимии базовыми оказываются концепты, связанные с восприятием пространства; для антропонимии  концепты сферы "человек", для лирических песен ключевыми оказываются концепты сферы межличностных отношений». [4].

Важные замечания относительно онима как носителя этнокультурной информации находим в работе «Языковые стереотипы русского этнокультурного пространства» Н.Ф. Алефиренко. Он, как и  Е.Л. Березович, рассматривает этнокультурное пространство антропонимов через призму концепта и семантических полей. Так, по мнению ученого, «к номинативным единицам высокой эмоциональной нагруженности, по данным А. Гурочкиной, относятся, прежде всего, обозначения бытовых реалий  (одежда, украшения, денежные единицы, музыкальные инструменты и т.д.), антропонимы, топонимы, названия явлений и предметов духовной культуры, ритуалы, традиции» [1, с. 414].

Немаловажным в контексте статьи нам кажется замечание Н.Ф. Алефиренко относительно начальной формы проявления этнокультуры. По мнению ученого, «на начальном этапе социализации культура актуализуется в виде фольклорных дискурсов, основными репрезентантами которых выступают народные песни, былины, пословицы и поговорки и другие структуры языка, фокусирующие народную мудрость» [1, с. 410]. Анализ пословиц и поговорок разных народов показывает, что антропонимы их постоянные компоненты, следовательно, они и в этом контексте являются носителями этнокультурной информации.

По мнению Г.Б. Мадиевой и В.И. Супруна история традиции наречения, антропонимическая формула именования – важное средство отражения национальной культуры [11, с. 97-98]. Из этого следует, что не только само имя, но и процессы его функционирования в диахронии  организуют поле этнокультурного пространства.


ЛИТЕРАТУРА

1. Алефиренко Н.Ф. Языковые стереотипы русского этнокультурного пространства // Przeglad Wschodnioeuropejski. 2010. №1. С. 405-424.

2. Антышев А.Н. Антропонимы  в языке и культуре // Словообразование и лексические системы в разных языках. Вып. 2: Межвуз. Сб. научных трудов. Башкирский университет. Уфа: 1996. С. 12-21.

3. Бахтин М.М. Дополнения и изменения к Рабле  // Вопросы философии. 1992. №1. С. 134-164.

4. Березович Е.Л. О специфике топонимической версии этнокультурной информации // Известия Уральского государственного университета. 1997. №7. С. 90-105

5. Библия. Ветхий завет. М.: Кн. дело [и др.] , 2006. 1214 с.

6. Быстрова А.Н. Культурное пространство как предмет философской рефлексии // Философские науки. 2004. №12. С. 39.

7. Быстрова А.Н. Модель культурного пространства: границы и безграничность // Вестник ТГПУ. 2008. Вып. 1 (75). С. 95-104.

8. Гуткина И.М. Культурное пространство: проблемы и перспективы изучения // Философия и современность. Саратов: Изд-во «Научная книга», 2003. С. 79-87.

9. Гуткин О.В., Листвина Е.В., Петрова Г.Н., Семенищева О.А. Феномен культурного пространства [монография]. Саратов: Научная книга, 2005. 138 с.

10. Кашкин В.Б.,Пёйхёнен С. Этнонимы и территория национальной души // Русское и финское коммуникативное поведение. Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. С. 62-70.

11. Мадиева Г.Б., Супрун, В.И. Антропонимы как средство выражения национальной культуры // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. 2010. № 5. С. 96-102.

12. Малышев В.Н. Пространство мысли и национальный характер. СПб.: АЛЕТЕЙЯ, 2009. 408 с.

13. Мокиенко В.М. Перевоплощенное имя // Отин Е.С. Словарь коннотативных собственных имен. М.: ООО «А Темп», 2006. С. 5-10.

14. Орлова  Е.В. Культурное пространство: Определение, специфика, структура. // Аналитика культурологии. 2010. №3 (18).

15. Привалова И.В. Языковое сознание: этнокультурная маркированность (теоретико-экспериментальное исследование) / И.В. Привалова: автореф. дисс. … д-ра филол. наук. М., 2006. 45 с.

16. Силкина Л.В. Социально-философские основания анализа культурного пространства [Текст] / Л.В. Силкина: автореф. дисс. … канд. филол. наук. Саратов, 1999. 19 с.

17. Системные и дискурсивные свойства испанских антропонимов  [монография] / Ю.А. Рылов [и др.]. Воронеж: Изд.-полиграфический центр Воронежского гос. ун-та, 2010. 389 с.

18. Скандинавский эпос: Старшая Эдда. Младшая Эдда. Исландские саги: [сб.] / пер. с древнеисландского М.И. Стеблин-Каменского, О.А. Смирницкой  (Золотая классика). М.: АСТ: Астрель, 2010. 858 [6] с.

19. Суперанская А.В. Общая теория имени собственного // Отв. ред. А.А. Реформатский. М.: Книжный дом ЛИБРОКОМ, 2009. 368 с.

20. Фомина М.Н. Философская культура: онтологический диалогизм [монография]. Чита: Поиск, 1999. 160 с.


© У.П. Природина, Журнал «Современная наука: Актуальные проблемы теории и практики»

 
 
 

ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ:  Перепечатка материалов допускается только в некоммерческих целях со ссылкой
на оригинал публикации. Охраняется законами РФ. Любые нарушения закона преследуются в судебном порядке. © ООО "Научные технологии"

Книжные Изданияbadge

badge
  • Реструктуризация информационного пространства органов государственной власти Санкт-Петербурга
  • Профессия «Бухгалтер»: прошлое, настоящее, будущее
  • Финансово-кредитная политика России
  • О недостаточности категории «графическое слово» для описания языкового материала арабского литературного языка (в связи с акцидентальными письменными словами в АЛЯ)

 

Текущие статьи

Национальные особенности воспитательной работы в многонациональном ученическом коллективеНациональные особенности воспитательной работы в многонациональном ученическом коллективе
А.А. Кравцова, (ГОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический...
Теоретические основы культуры речи младшего школьникаТеоретические основы культуры речи младшего школьника
А.И. Савостьянов, (доктор педагогических наук, профессор кафедры...
Формирование готовности будущего педагога к профессиональному самообразованиюФормирование готовности будущего педагога к профессиональному самообразованию
Ф.Х. Мациева, (Грозненский педагогический колледж, заместитель директора...

Журнал - Маркшейдерия и Недропользование Журнал Земля и Недвижимость Сибири Журнал - Минеральные Ресурсы России. Экономика и Управление Журнал - Геология Нефти и Газа Журнал - ГЛОБУС: Геология и Бизнес

Последние комментарии

RSS
VIP Studio Retro
viagra super force