ИРКУТЯНЕ ОПЕРЕЖАЮТ КРАСНОЯРЦЕВ

Сергей Бурлаку, (Главный редактор, Журнал «Земля Сибирь»)

 3-2011

Журнал Маркшейдерия и Недропользование
 

В прошлом номере мы сообщали, что осенью в Иркутске откроется памятник геодезистам работы красноярского скульптора Евгении Дружининой. Это событие должно состояться в день празднования 350-летия города. Не исключено также, что еще один памятник землемерам-первопроходцам появится и в Красноярске, уже готов эскиз будущего монумента.

 

Автор эскиза — доцент Красноярского государственного художественного института, известный в городе скульптор Александр Ткачук. Пока он изготовил только «набросок» будущего памятника, который, прежде чем стать скульптурой в натуральную величину, будет дорабатываться в соответствии с пожеланиями самих геодезистов, а также высоких архитектурно-художественных инстанций. Но важно то, что лед тронулся, и первый шаг к памятнику в Красноярске уже сделан. На мой взгляд, эскиз отличный, это вполне законченное произведение, замечательно вылеплены лица, хорошо выбрана композиция, отражена романтика профессии, есть во всей работе какая-то теплота. Словом, «проект» если и нуждается в доработках, то в минимальных, чисто технических.

Александр Ткачук на фоне

одной из своих работ – «Икар»

Выбрано место для монумента (сквер Изыскателей на перекрестке пр. Свободного и ул. Маерчака), получено предварительное согласие администрации Железнодорожного района Красноярска.

Однако установка памятника в городе — процесс не быстрый, он требует множества различных согласований, и памятник геодезистам в Красноярске — дело будущего. Как скоро он встанет на постамент — зависит от отношения местной власти к самой идее и от инициативы профессионального сообщества, которое должно сказать свое веское слово и помочь материально. В общем, установка такого памятника в городе на Енисее —  дело будущего.

Тем временем полным ходом идет работа над иркутским монументом. Который (вот уж неисповедимы пути господни!) рождается именно в Красноярске.

Вместе с Александром Ткачуком мы посетили мастерскую скульптора Евгении Дружининой, чтобы посмотреть, как продвигается процесс. Дело в том, что Евгения — ученица Ткачука, и педагог ревностно следит за тем, что и как рождается в руках его воспитанницы, на правах мастера оказывает ей теоретическую и практическую помощь.  Памятник в Иркутске — первый серьезный заказ молодому скульптору. Но нет сомнений: все у нее получится замечательно. Судя по более ранним произведениям Евгении, художник она одаренный.

Пока я рассматриваю студенческие работы Дружининой («Скрипач», «Муза») — очень тонкие и одухотворенные — скульпторы снимают с незавершенного монумента мокрые покрывала (это чтоб глина не трескалась) и начинают над ним колдовать. Звучат профессиональные термины. Александр Евгеньевич советует автору что-то поправить, что-то подчеркнуть. В общих чертах скульптурная группа практически готова, сейчас идет работа над складками одежды, деталями лица, какими-то анатомическими тонкостями…

   

Скульптор Евгения Дружинина работает над

иркутским памятником

Несколько уже готовых работ Александра Ткачука украшают улицы и площади Красноярска. На снимке одна из них — «Похищение Европы»

Интересно наблюдать, как на твоих глазах рождается искусство. Хотя и чувствуешь себя несколько неловко, процесс-то интимный, как будто подглядываешь за рождением человека. А оно не бывает без крови и мук. К счастью, в нашем случае муки — творческие, а кровь — податливая глина, которая под пальцами художника превращается в произведение. На моих глазах у одной из фигур безжалостно отрезается ухо. Чик — и готово! Не насовсем. Просто «поплыло» немного. Его тут же сажают на правильное место. Вот, теперь другое дело...

— Коленный сустав должен быть чистым, — советует мастер. — А вот тут — бедро надо поправить…

   
 
 

«Скрипач» — ранняя работа молодого автора

Пока Евгения работает, мы с Александром беседуем на «скульптурно-художественные» темы, он рассказывает о всяческих перипетиях, которыми сопровождаются конкурсы по установке памятников, о том, почему некоторые памятники встают на постамент не такими, какими их задумал скульптор. (Впрочем, обычному «зрителю» лучше не знать всей этой кухни.) С удовольствием вспоминает о том, как проходил в Иркутске худсовет, на котором утверждали проект памятника геодезистам.

— Я на нем присутствовал. Очень понравилось. В иркутском худсовете — художники, архитекторы, поэты…  Очень квалифицированный состав. Работают по-деловому, профессионально. Друг друга внимательно выслушивают, нет криков, нет лоббирования чьих-то интересов. Эти люди заинтересованы в том, чтобы город был красивей и лучше. Председатель худсовета, главный архитектор города, сразу своего мнения не высказывает. Он — как арбитр. Один сказал, второй, третий… Все высказались. И только потом председатель суммирует все, что предложили его коллеги, подводит итог… В общем, иркутскому худсовету эскиз моей ученицы понравился. Они расспросили меня об авторе, я сказал, что это очень способный художник, и работа будет выполнена на высоком профессиональном уровне. Прозвучали и некоторые пожелания: чтоб образы были более живые, чтоб было общение между двумя героями композиции…

Когда скульптура будет окончательно готова в глине, в мастерскую приедут специалисты, которые с помощью довольно сложной, но хорошо отработанной технологии, изготовят гипсовую копию монумента. Причем из нескольких частей. А потом эти части, бережно упакованные в ящики, отправятся на завод, в один из подмосковных городов. Там памятник отольют в бронзе, и он будет установлен на набережной Ангары.

Спрашиваю Александра, когда он готов приступить к работе над вторым памятником — красноярским?

— Да хоть завтра. Но это уже не от меня зависит. Как только решат городские власти: памятнику — быть, как только соберут деньги те, кто в нем заинтересован, я тут же возьму заказ в работу.


© С. Бурлаку, Журнал "Земля Сибирь" № 3 - 2011г.

 
 
 

Новости Компаний