viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

        В.Л. Абрамов, (Д.э.н., профессор, Финансовый университет при Правительстве РФ, г.н.с., Центр исследований международных экономических отношений Института экономической политики и проблем экономической безопасности)

* Статья опубликована в рамках выполнения научно-исследовательской работы по гранту Российского гуманитарного научного фонда № 15-02-00494 по теме: «Методология формирования устойчивых конкурентных преимуществ государств-членов Евразийского экономического союза в условиях нестабильности мировой экономики».
 

Серия "Экономика и Право" № 9-10 2015 г.

В статье рассмотрены вопросы методологии и практики формирования устойчивых конкурентных преимуществ национальных экономик государств – членов ЕАЭС и интеграционного союза в целом. Обосновывается необходимость использования в оценке конкурентоспособности национальных экономик критерия обеспечения экономической безопасности страны, определены этапы и алгоритм формирования устойчивых конкурентных преимуществ национальных экономик, их значение для разработки государственной конкурентной стратегии.

Ключевые слова: Устойчивые конкурентные преимущества, конкурентоспособность, экономическая безопасность, методология, Евразийский экономический союз.

      

Устойчивые конкурентные преимущества

В  статье 4 Договора  о Евразийском  экономическом союзе (далее–ЕАЭС) определено, что  основными целями Союза наряду с созданием условий для стабильного развития экономик государств- членов в интересах повышения жизненного уровня их населения, стремлением к формированию единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов в рамках Союза, является всесторонняя модернизация, кооперация и повышение конкурентоспособности национальных экономик в условиях глобальной экономики [1].

В  этой связи проблемы повышения  конкурентоспособности  национальных экономик, формирования их устойчивых конкурентных преимуществ (далее – УКП) являются крайне актуальными  и требует переосмысления устоявшихся методологических подходов. В данном контексте  важно проанализировать движущие силы, стимулирующие интеграционные процессы, обеспечивающие повышение конкурентоспособности экономик стран-участниц, определить  критерии  эффективности интеграционных процессов. Следует подчеркнуть, что в существующих  методологических подходах  используются следующие критерии эффективности, инициирующие интеграционные процессы:

  • проведение регионального интеграционного  протекционизма, обеспечивающего защиту внутренних рынков в противовес политике «неопротекционизма», проводимой ведущими странами мира;
  • использование эффекта масштаба для национальных  компаний от увеличения объемов рынков интеграционного объединения, создающих для них возможности  в обеспечении «четырех свобод»: свободы движения товаров, услуг, рабочей силы и капиталов;
  • обеспечение глубокой специализации и кооперации национальных производителей на рынках интеграционного объединения, встраивание их в цепочки создания добавленной стоимости.

При этом национальные экономики должны обладать конкурентной устойчивостью  при воздействии внешних факторов, обеспечивать повышение своей конкурентоспособности.

Оценим достигнутые результаты интеграционного объединения с позиций вышеназванных критериев эффективности.

Позитивный эффект  интеграции проявляется прежде всего в том, что обеспечивается улучшение макроэкономических показателей стран – участниц.  Так,  ВВП в целом по ТС и ЕЭП в 2013 году по сравнению с 2012 годом вырос на 1,7%.  Следует также отметить, что по сравнению с 2010г. в 2013 году объем взаимной торговли товарами России, Казахстана и Белоруссии увеличился больше чем на 17 млрд. долл. США (таблица 1).  При этом вклад Республики Беларусь и РФ в объем поставок товаров на общий рынок стран за эти годы значительно вырос, что  достаточно наглядно свидетельствует о развитии экономической интеграции между данными странами.

Таблица 1. Объемы взаимной торговли товарами между государствами-членами ЕАЭС (в млрд. долл.США). [2]


Государства-члены ЕАЭС


2010


2011


2012


2013

Беларусь–Казахстан

0,8

0,8

0,9

0,9

Казахстан–Россия

18,1

22,3

23,0

23,9

Россия–Беларусь

28,2

40,0

43,9

39,7

ЕАЭС

47,1

63,1

67,8

64,5

 

Хотя объемы взаимной торговли в 2010–2013 гг. увеличивались, однако доля торговли внутри ТС   в   2013 г. составила всего лишь  12,1% от всего внешнеторгового оборота этих стран [3,с.144].  Следует отметить, что доля взаимной торговли в общей внешней торговле государств-членов в других международных организациях значительно больше,она достигает более 60% в ЕС, 45% в НАФТА, 24% в АСЕАН, СНГ и МЕРКОСУР. Достигнутый показатель ТС сопоставим с показателем Экономического сообщества западноафриканских государств (ЭКОВАС), где он составляет 11% [5,6]. Из этого можно сделать вывод, что, несмотря на рост интегрированности экономик России, Казахстана и Белоруссии, пока по достигнутому показателю взаимной торговли  они отстают от названных  региональных объединений и имеют значительные резервы, которые состоят в том числе и в проведении политики импортозамещения.

Несомненным преимуществом взаимной торговли России, Казахстана и Белоруссии является то, что она более диверсифицирована, чем торговля с третьими странами, в которые экспортируются в основном минеральные продукты, а импортируются – машины, оборудование и транспортные средства. Так, минеральные продукты в 2013 году составили только треть торговли между странами-участницами ТС. Одновременно с этим большую часть взаимной торговли занимают машины, оборудование и транспортные средства, и явно прослеживается тенденция к повышению их доли во взаимной торговле по мере развития экономической интеграции стран: в 2010 году их доля во взаимной торговле была на 5% меньше, чем в 2013-ом [3,c.142].

В качестве положительного эффекта интеграции следует отметить внешнеторговый оборот услуг между Россией, Белоруссией и Казахстаном: он с 2010 по 2013 годы ежегодно рос в среднем на 19,3% и в 2013 году составил 14,3 млрд долларов США. [2,c.204–207]. При этом не всегда выигрывают наиболее крупные страны – участницы. В частности, начиная с 2012 года,  Россия имеет  отрицательное сальдо по торговле услугами с Белоруссией и некоторыми другими странами СНГ [4].

В качестве одной из причин невысокой  эффективности  интеграционного союза можно отметить, что в настоящее время процесс интеграции находиться на стадии перехода от сформировавшегося в основном ТС к полноценному  ЕАЭС, где «свобода передвижения услуг, капиталов и рабочей силы будут реализованы полным образом» [5,6].

Немаловажной причиной является макроэкономическая нестабильность в социально – экономическом развитии государств – членов интеграционного союза. Отметим, что, согласно положениям договора о ЕАЭС, существуют определенные критерии для участия государств в интеграционном объединении, предполагающие соответствие основных макроэкономических показателей определенным значениям (как в Маастрихстском договоре): дефицит бюджета не должен превышать 3% ВВП, государственный долг - 50%, а инфляция - не более чем на 5% превышать уровень страны, обладающей наименьшим его значением [1].

Таблица 2. Ключевые макроэкономические показатели  государств- членов ЕАЭС [7,8].


Белоруссия


Казахстан


Россия

2011-2014
(min & max)

2015 прогноз

2011-2014
(min & max)

2015 прогноз

2011-2014
(min & max)

2015 прогноз

Госдолг

36,7

45,9

34,4

10,4

13,5

13,3

11,7

13,4

19,5

Дефицит бюджета

-1,0

+4,2

+1,8

-2,9

-2,1

-2,2

-1,3

1,5

-3,8

Инфляция

16,5

108,7

17,9

4,8

7,4

6,0

6,1

11,36

14,4

Динамика ВВП

0,9

5,5

-2,1

6,0

7,5

2,3

1,3

4,3

-3,0

 


Армения


Киргизия

2011-2014
(min & max)

2015 прогноз

2011-2014
(min & max)

2015 прогноз

Госдолг

34,2

41,6

42,2

48

54,1

59

Дефицит бюджета

-7,0

-4,7

-2,34

-6,6

-5,1

-3,3

Инфляция

0,6

9,0

4,0

2,7

24,5

11,5

Динамика ВВП

-14,2

4,5

0,2

-0,9

8,5

6,2

 

Из таблицы 2 видно, что макроэкономические показатели  ряда государств не соответствуют критериям интеграционного сотрудничества. Сегодня стало очевидно, что возможности по поддержанию экономического роста на основе старой модели практически исчерпаны в Российской Федерации, как  наиболее сильной экономике ЕАЭС и локомотиве интеграционных процессов.   Не решаемые в течение достаточно долгого времени институциональные проблемы российской экономики, значительные обязательства социального характера на фоне введенных экономических санкций привели к стагфляция, которая означает понижение прогнозных темпов прироста ВВП до отрицательных значений при ожидаемой существенной инфляции.

В качестве другой  важной причины можно назвать разнонаправленность экономических и политических интересов стран - участниц интеграционного союза.

Для Российской Федерации ключевое значение имеют не только экономические интересы, важное значение придается политическим аспектам, направленный на снижение оказываемого влияния со стороны Евросоюза на Белоруссию, Турции - на Республику Казахстан, КНР - на них обоих, а также объединение стран постсоветского региона в качестве противовеса Европейскому союзу и растущей экспансии США. Экономические интересы Республики Беларусь сосредоточены на закрепление конкурентного преимущества страны как государства - транзитера, на возможности получения столь необходимых для развития национальной экономики российских и казахстанских  энергоносителей по цене более низкой в сравнении с мировыми ценами.  Экономические и политические интересы Республики Казахстан состоят в стремлении укрепить свое лидерство в Центрально-Азиатском регионе и выстроить противовес нарастающему влиянию Китая.

Подобный перечень разнонаправленных интересов можно конкретизировать и детализировать, однако представляется целесообразным уделить большее внимание третей причине, которая состоит в принятии тех или иных решений в процессе интеграции государств-членов ЕАЭС, априори ориентируясь на модель интеграции Европейского союза, используя ее в качестве теоретической  и методологической основы  евразийской интеграции.  При этом не берется во внимание, что существующие методологические подходы при оценке эффективности  интеграционных процессов  и конкурентоспособности  национальных экономик не принимают во внимание в рамках неолиберальной парадигмы как минимум  две ключевые  характеристики  современного мироустройства: монополярность и характер современной глобальной конкуренции.

Характерной чертой последней в настоящее время является возрастание агрессивности,   переход ее в форму «гибридных войн», прямого военного и силового вмешательства, нарушения суверенитета государств, не разделяющих политику   монополярного  глобального мира. Поэтому методики оценки конкурентоспособности национальных экономик  и интеграционных объединений должны быть  дополнены наряду с  критериями эффективности критерием национальной  и прежде всего экономической безопасности со всеми его составляющими (технологической, финансовой, продовольственной,  фармацевтической и т. п.).

Введение  в содержание  конкурентоспособности  национальной экономики критерия экономической безопасности  кардинально меняет, по нашему мнению, суть данной категории  в современных условиях.

Еще один методологический аспект – этапы формирования УКП национальных экономик.  Выявление иерархии конкурентных преимуществ дает нам ключ к определению приоритетов при решении задачи повышения конкурентоспособности и, в конечном итоге, к успеху в конкурентной борьбе. Все многообразие конкурентных преимуществ можно условно разделить на четыре  группы:

  • ресурсные преимущества национальных экономик с чего, собственно, начинается их способность к конкурентной борьбе ( это неустойчивые конкурентные преимущества) ;
  • операционные конкурентные преимущества, которые отражают эффективность использования ограниченных ресурсов, что позволяет добиваться снижения издержек и ведет к снижению ресурсопотребления и удешевлению производства товаров (эффективность, рост производительности труда, высокий уровень ВВП на душу населения  и доли в нем сферы услуг);
  • УКП, формируемые переходом к инновационной экономике, позволяющей  получать технологическую и интеллектуальную ренту, обеспечивать лидерство в глобальной экономике;
  • стратегические конкурентные преимущества, которые определяют позиционирование  национальных экономик и интеграционных объединений в условиях гиперконкуренции в глобальной экономике, направление и траекторию их развития, а также   возможности преобразования ресурсных и операционных КП  в устойчивые на основе реализации скоординированной стратегии, получение синергетических   эффектов  на основе использования прорывных научно – технологических макротехнологий.

Предлагаемая этапность  достижения УКП  позволяет использовать данные методологические особенности для решения задач повышения конкурентоспособности национальных экономик  и интеграционного объединения ЕАЭС в целом. При этом следует иметь в виду специфику УКП на уровне интеграционной группировки стран, которая  во многом сходна  с особенностями макроуровня конкурентной борьбы, только в качестве субъекта этой борьбы выступает не отдельная  национальная  экономика, а субъекты хозяйствования всех стран интеграционного союза.

Важно подчеркнуть, что синтез УКП участвующих стран представляет собой не простую сумму этих параметров, а значительно большую величину, вызванную проявлением  синергетических эффектов, поскольку при объединении конкурентных преимуществ резко возрастает возможность комбинирования факторов производства и увеличивается общее экономическое пространство.

Учитывая приоритет стратегической компоненты среди всех видов конкурентных преимуществ, разработка конкурентной стратегии представляет собой одну из важнейших задач как  при повышении конкурентоспособности национальных экономик, так и интеграционного объединения в целом.

Опираясь на сформулированные методологические подходы в  формировании конкурентных преимуществ, где базовым фактором является обеспечение национальной и и прежде всего экономической безопасности, можно выстроить следующий алгоритм разработки и реализации государственной конкурентной стратегии:

1. уточнение определения геополитических интересов для формирования внешнеэкономической доктрины интеграционного союза;
2. на основании внешнеэкономической  доктрины формируются  стратегические цели  интеграционного объединения в формировании УКП;
3. вносятся коррективы в структурную  и макроэкономическую политику стран - участниц интеграционного объединения;
4. центральной частью структурной,   экономической и конкурентной политик является промышленная политика, основные положения которой каждая из стран согласовывает со своими партнерами на межгосударственном уровне;
5. сердцевиной структурной,  промышленной  и инновационной политик является высокотехнологический комплекс отраслей, который в определяющей мере обеспечивает динамику развития оборонного потенциала стран-участниц и социально-экономического развития в целом.
6. формирование единой валютной политики.

Использование алгоритма и логической последовательности  способствуют принятию стратегических решений по всей гамме отраслей национальной экономики, позволяет распределить силы государственного управления с учетом значимости этих отраслей для решения главной задачи - повышения национальной конкурентоспособности, а также формированию УКП  интеграционного  союза в целом. Использование данной  логической  последовательности формирования задач и принятия стратегических решений создают  возможности для  предприятий и компаний стран ЕАЭС в более четком понимании  своих  задач, способствуют  активному участию как государственных структур, так и отдельных компаний и предприятий в решении главной задачи - повышении конкурентоспособности интеграционного объединения. С учетом этих приоритетов и последовательности решения задач могли бы формироваться и отдельные проекты сотрудничества стран-участниц ЕАЭС.

Таким образом, при формировании методологической базы принятия решений по повышению конкурентоспособности национальных экономик и интеграционного союза в целом целесообразно исходить из следующих компонентов: из приоритета национальных интересов  над всеми остальными уровнями конкурентной борьбы; расширенного (по сравнению с чисто экономической эффективностью) представления о факторах формирования УКП и включения в их состав  показателей  национальной и экономической безопасности, которые находит свое выражение в виде геополитических императивов конкурентной стратегии; необходимости разработки конкурентной стратегии интеграционного союза в современной глобальной экономике на основе предлагаемой последовательности постановки задач по реализации этой стратегии.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Договор о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 г. URL:http://economy.gov.ru/minec/about/structure/depSNG/ agreement-eurasian-economic-union (дата обращения - 24.09.2015)
2. Евразийский экономический союз. Вопросы и ответы. Цифры и факты. – М.: Евразийская экономическая комиссия, 2014.– с. 206.
3. Государства-члены Таможенного союза и Единого экономического пространства: краткий статистический сборник (второе издание). – М.: Евразийская экономическая комиссия, 2014.
4. Издания Банка России. Вестник Банка России, Статистика. Макроэкономическая статистика. Статистика внешнего сектора. Центральный банк Российской Федерации, официальный сайт.Режим доступа URL:http://www.cbr.ru/statistics/credit_ statistics/bp.pdf.
5. Пресс-конференция члена Коллегии (Министра) по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Т.М. Сулейменова, посвященная перспективам развития экономических отношений Казахстана и России в новых условиях, 16.01.2015 г.
6. Соков К. Как работает ЕАЭС. Ритм Евразии. Режим доступа URL:http://www.ritmeurasia.org/news--2015-01-19--kak-rabotaet-eaes-16317.
7. OECD Economic No 96 - November 2014 - OECD Annual Projections. Режим доступа URL: http://stats.oecd.org/Index.aspx?DataSetCode =EO96_INTERNET.Data extracted on 07 Oct 2015, 15:29 UTC (GMT) from
OECD.Stat 8. IMF World Economic Outlook Database; Режим доступа URL:http://www.imf.org/external/ns/cs.aspx?id=28.


©  В.Л. Абрамов, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru