viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

        Людмила Валерьевна Игревская, (Ведущий специалист, кандидат геолого-минералогических наук, ИАЦ “Минерал”)

 

 

 

Л.В.Игревская

Конъюнктура мирового рынка никеля, определяемая прежде всего спросом на нержавеющие и легированные стали, в перспективе представляется благоприятной, поэтому многие компании в настоящее время расширяют действующие предприятия и стремятся к освоению новых никелевых месторождений.

Наиболее высок интерес к месторождениям латеритных (силикатных) кобальтоникелевых руд. С 2005 по 2010 г. на них планируется построить 17 предприятий по производству 665 тыс. т никеля в различных формах (товарной руде, рафинированном никеле, ферроникеле и др.) в год (рис. 1). До 2016 г. на латеритных месторождениях могут начать действовать еще 10 предприятий общей мощностью более 300 тыс. т никеля в различных формах в год (рис. 2). Подавляющая часть латеритных месторождений, планируемых к освоению, весьма крупные. В 18 из них выявленные ресурсы (примерно соответствуют по российской классификации сумме балансовых, забалансовых запасов и части прогнозных ресурсов категории Р1) никеля колеблются от 1,3 до 6,8 млн т.

Иначе обстоит дело с освоением сульфидных медно-никелевых месторождений. Проектов их освоения пока что всего 14. Суммарное производство планируемых на них предприятий составляет 210-215 тыс. т никеля в год, в основном в концентратах (рис. 3). Месторождения эти по большей части невелики. Крупные ресурсы никеля локализованы в пяти из них: в четырех выявленные ресурсы никеля оцениваются в 0,6-1,6 млн т, ресурсы месторождения Войси-Бей в Канаде близки к 2 млн т.

Чем же обусловлена такая диспропорция между проектами освоения латеритных и сульфидных месторождений? До середины 90-х гг. прошлого века доля медно-никелевых руд в структуре мировых подтвержденных запасов достигала 57 %, а месторождений латеритного типа – 43 %. А уже в 2004 г. на сульфидный никель пришлось всего 39 % мировых запасов, в то время как на латеритные руды – 61 %. При этом доля сульфидного никеля в его добыче за прошедшее десятилетие изменилась мало и составляет 60-65 %. Руды медно-никелевых месторождений, безусловно, ценнее руд силикатных месторождений, поэтому и отрабатываются с большей интенсивностью.

Если в латеритных рудах полезным компонентом, кроме никеля, является только кобальт (очень редко медь и МПГ), то медно-никелевые руды, кроме никеля, содержат в значительных количествах и медь, и кобальт, а также МПГ, золото, серебро, редкие элементы. В ряде месторождений стоимость попутных компонентов, таких как платина и палладий, превышает стоимость никеля и меди.

Технологические схемы металлургического передела медно-никелевых руд за время существования никелевой промышленности постоянно совершенствовались, сепаративное извлечение как основных, так и второстепенных металлов достигло высокого уровня. В результате мировая никелевая промышленность долгие годы была ориентирована в основном на поиски, разведку и отработку руд именно этого типа, и неосвоенных месторождений сульфидных медно-никелевых руд в мире осталось значительно меньше, чем латеритных.

Силикатные месторождения активно разрабатывались лишь в странах, где не было медно-никелевых либо они не имели существенного значения: в Новой Каледонии, Индонезии, Доминиканской Республике, Бразилии, Колумбии, Греции, на Кубе и Филиппинах. При этом отрабатывались преимущественно маложелезистые руды с высоким содержанием никеля (от 1,2 до 3,0 % и более), а большая часть предприятий, осуществлявшая их передел, была ориентирована на производство ферроникеля, содержащего от 20-25 до 50-60 % никеля и кобальта. Кобальт в самостоятельный продукт при этом не извлекался. Металлургический передел железистых руд (более 35-40 % Fe2O3) с пониженным содержанием никеля и относительно высоким кобальта (0,06-0,1 % и более) осуществлялся в небольших объемах и только в тех странах, где качество силикатных никелевых руд в целом было невысоко, например в России, Югославии, Украине.

Интерес к латеритным месторождениям резко возрос с начала отработки на рубеже 1998-1999 гг. трех кобальтоникелевых месторождений в Западной Австралии: Муррин-Муррин (среднее содержание никеля в рудах – 0,99 %,  кобальта – 0,063 % ), Кос (1,0 % никеля и 0,06 % кобальта) и Булонг (1,14 % никеля и 0,09 % кобальта). Для переработки руд была применена модифицированная технология прямого автоклавного серно-кислотного выщелачивания под высоким давлением (HPAL), обеспечивающая высокий уровень извлечения (до 95-97 %) как никеля, так и кобальта в самостоятельные виды товарной продукции при низкой себестоимости производства. До этих пор технология автоклавного серно-кислотного выщелачивания, некогда разработанная канадской компанией Sherritt International Corp. для передела окисленных никелевых руд, применялась весьма ограниченно: до декабря 1998 г. по этой технологии действовал только завод в г.Моа на Кубе. Однако к концу прошлого века накопился опыт по применению автоклавов большого объема, перерабатывающих минеральное сырье при весьма жестких параметрах: высоком давлении и температуре выше 200 оC; были разработаны специальные высокопрочные сплавы для изготовления автоклавов, высоконапорные насосы, подающие в них рудную пульпу, и т.д. Расчеты показали, что массовое освоение латеритных месторождений с применением технологии HPAL экономически выгодно: руда добывается открытым способом, что несравнимо по стоимости с подземной добычей, отпадает необходимость ее предварительного обжига, недорог используемый реагент (серная кислота); извлечение металлов после выщелачивания может вестись с помощью относительно низкозатратного процесса жидкостной экстракции – электролиза (SX/EW).

Серно-кислотное выщелачивание сделало возможным освоение обедненных никелем железистых (лимонитовых, охристых) руд, широко распространенных  во многих странах. И это стало второй причиной, приковавшей внимание к латеритным месторождениям. Сыграло свою роль и то обстоятельство, что открытие медно-никелевых месторождений, особенно крупных, таких как Войси-Бей в Канаде (1993 г.), в последние десятилетия является редким явлением. К тому же  ряд крупнейших латеритных месторождений локализован в развивающихся странах (Филиппины, Индонезия, Новая Каледония, Папуа-Новая Гвинея, Гватемала и др.), где затраты на их отработку и производство товарной продукции обещают быть более низкими, чем, например, в Австралии и Канаде.

В результате возникли многочисленные проекты освоения латеритных месторождений, на что не повлияло даже то, что австралийские «первопроходцы», применившие технологию HPAL – Anaconda Nickel Ltd., Preston Resources Ltd. и Centaur Mining & Exploration Ltd., – так и не смогли вывести свои предприятия на планируемый уровень производства.

Anaconda Nickel, сменившая в 2004 г. название на Minara Resources Ltd., на своем предприятии Муррин-Муррин столкнулась с проблемами растрескивания швов автоклавов, коррозии металлургического оборудования и другими техническими проблемами. Годовая мощность завода уже к концу 1999 г. должна была составить 45 тыс. т рафинированного никеля и 3,5 тыс.т кобальта. Но эта задача так и не была решена. В 2003 г. было произведено 28 тыс. т никеля и 2,04 тыс. т кобальта, в 2004 г. – 28,5 тыс. т никеля и 1,98 тыс. т кобальта [2].

На предприятии Булонг также столкнулись с коррозией автоклавов и сложностями при использовании в процессе передела руд воды, которая оказалась чересчур минерализованной. До сентября 2002 г. предприятие принадлежало компании Preston Resources Ltd., но в связи с тем, что она понесла крупные финансовые потери при строительстве горно-металлургического комбината и не смогла пролонгировать свой долг, активы предприятия были выкуплены фирмами Bulong Operations Pty Ltd. и Bulong Nickel Pty Ltd. Плановая мощность предприятия (22 тыс. т никеля и 1,5 тыс. т кобальта в год) достигнута не была. В 2003 г. на предприятии был произведен самый большой по сравнению с предыдущими годами объем  никеля – 7 тыс. т и только 0,5 тыс. т кобальта. Затем производство было остановлено, Bulong Group обанкротилась и продала права на добычу руды на месторождении австралийской компании Heron Resources Ltd., а гидрометаллургический завод через ряд дочерних фирм – канадской LionOre Mining International Ltd., которая намерена модифицировать технологические линии завода и поднять его производительность до 40 тыс. т никеля в год.

Предприятие Кос с декабря 2001 г. принадлежит американской корпорации OM Group Inc. (OMG), выкупившей его у австралийской компании Centaur Mining & Exploration Ltd., не справившейся с реструктуризацией своих долгов. В 2002 г. OMG прекратила производство рафинированного никеля на предприятии с целью удешевления продукции: теперь здесь производятся полупродукты никеля и кобальта с дальнейшим рафинированием металлов на заводах OMG в Финляндии.

Наибольшую активность в освоении латеритных месторождений проявляют канадские, австралийские и британские компании. С участием канадских компаний до 2016 г. будут введены в строй предприятия на семи латеритных месторождениях суммарной мощностью 370 тыс. т никеля в год. Все они расположены за пределами Канады. Австралийские компании за те же годы намерены ввести на пяти латеритных месторождениях предприятия с годовой производительностью 205 тыс. т никеля, из них 97 тыс. т никеля будет производиться вне Австралии. Особо активна в отношении новых никелевых проектов британо-австралийская ВНР Billiton Group. Она полностью или частично примет участие в освоении шести латеритных месторождений в Австралии, Турции, Индонезии, на Кубе и Филиппинах. Плановая мощность будущих предприятий составляет более 150 тыс. т никеля в различных формах.

Самыми крупными предприятиями (50 тыс. т и более никеля в год) на латеритных месторождениях, где будет использована технология автоклавного серно-кислотного выщелачивания под давлением в различных модификациях и которые по плану будут введены в строй с 2007 по 2010 г., являются Рейвенсторп в Западной Австралии (50 тыс. т никеля в кобальтоникелевом гидроксиде), Горо в Новой Каледонии (60 тыс. т в никелевом оксиде), Амбатови на Мадагаскаре (60 тыс. т рафинированного никеля), Веда-Бей в Индонезии (60 тыс. т никеля в сульфидной форме), Накети-Богота в Новой Каледонии (52 тыс. т в полупродукте).

В России силикатные никелевые месторождения сосредоточены на Урале: в Челябинской, Свердловской и Оренбургской областях. Ресурсная база уральских предприятий достаточно велика, но качество руд невысоко (среднее содержание никеля – менее 1 %, кобальта – 0,04-0,08 %). Используемая технологическая схема их металлургического передела (шахтная плавка) устарела, связана с большим расходом кокса и поэтому дорогостоящая. Мощности никелевых заводов используются менее чем наполовину, их работа убыточна. Они не имеют достаточного финансового обеспечения ни для расширения и модернизации добычных и перерабатывающих мощностей, ни для проведения геолого-разведочных работ и подготовки к отработке новых объектов. Вместе с тем никелевые рудники и заводы Урала являются градообразующими. Их остановка может привести к массовой безработице и вызвать социально-экономическое напряжение в регионе.

Крупные российские специалисты по металлургии никеля и кобальта И.Д.Резник, Г.П.Ермаков, Я.М.Шнеерсон считают, что действенным способом, обеспечивающим снижение себестоимости уральской продукции до конкурентоспособного уровня и не требующим капитальной реконструкции металлургических цехов, является предварительное обогащение руд методом сегрегационного обжига (при шахтной плавке руды не обогащаются). При применении сегрегационного обжига извлечение никеля в концентрат с содержанием 8-10 % никеля составляет 80-82 %, кобальта – 66 %, что соответственно на 9 % и почти в 2 раза превышает извлечение металлов в штейн при шахтной плавке. Себестоимость товарной продукции при использовании схемы с сегрегационным обжигом снижается по их расчетам в 2,5 раза относительно шахтной плавки. Применение после обжига для переработки концентрата автоклавного серно-кислотного выщелачивания еще более повышает экономический эффект передела руд по новой схеме, поскольку делает возможным селективное извлечение из него никеля и кобальта на 99 % [1].

Появление значительного числа проектов освоения силикатных никелевых месторождений, большая часть которых предусматривает использование для переработки латеритных руд технологии HPAL, свидетельствует о том, что продуценты никеля рассматривают эту технологию на современном этапе развития никелевой промышленности как наиболее рентабельную. Исследований процесса прямого серно-кислотного выщелачивания уральских руд под высоким давлением не проводилось. Изучение выщелачивания концентратов с помощью серной кислоты в автоклавах, показавшее высокий результат, серьезно не ведется.

Исследования следует продолжить. В случае их положительного результата уральские никелевые заводы могут превратиться в высокодоходные предприятия, а перспективы развития никелевой промышленности региона заметно расширятся за счет вовлечения в промышленную отработку значительной части низкосортных никельсодержащих руд, которые при использовании шахтной плавки разрабатывать экономически нецелесообразно.

 

ЛИТЕРАТУРА
1. Резник И.Д. Никель / И.Д.Резник, Г.П.Ермаков, Я.М.Шнеерсон. В 3 т. – М.: ООО “Наука и технологии”, 2000. Т.1: Развитие никелевой промышленности в СССР. Подготовка руд и концентратов к металлургическому переделу. Обогащение окисленных никелевых руд.
2. Minara Resources Ltd. Annual Report (Six Months to 31 dec.2004). http://www.minara.com.au 2005.
3. USGS. Minerals Yearbook 2003. Nickel. http://minerals.usgs.gov 2005.

 


©  Л.В.Игревская, Журнал "Минеральные ресурсы России. Экономика и управление", 1-2006
 

 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru