viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

        Владимир Георгиевич Черенков, (Ведущий геолог, ИАЦ “Минерал”)

 

 

 

В.Г. Черенков

Главными тенденциями последнего времени в мировой алмазно-бриллиантовой индустрии, влияющими на ее функционирование и условия работы участников, являются:

  • увеличение разрыва между спросом и добычей и возникающий в связи с этим постоянный рост цен как на сырые алмазы, так и на бриллианты;
  • стремление стран-производителей сырых алмазов развивать собственную обрабатывающую промышленность, что дает возможность получать большую долю добавленной стоимости, а также стремление избежать посредничества, особенно при поставках сырья в страны, где производится обработка алмазов;
  • организация вертикально интегрированного бизнеса на уровне компаний, включающего все стадии превращения сырых алмазов в ювелирные украшения; создание конгломератов предприятий, добывающих алмазы, производящих бриллианты и ювелирные украшения и продающих их в розничной сети;
  • перераспределение собственности/доходов от алмазного бизнеса между различными группами населения по расовому, социальному и даже половому (!) признаку, определяемое политикой некоторых африканских стран.

Все это происходит на фоне как ставших уже традиционными проблем (теневая торговля алмазами/ бриллиантами, в том числе "конфликтными"), так и сравнительно новых вызовов (рост продаж бриллиантов через Интернет, ширящееся проникновение на рынок синтетических алмазов и алмазов, подвергнутых различным методам "улучшения" их свойств, и др.).

    Конъюнктура рынка

Спрос на алмазы в последние годы уверенно растет, и розничные продажи ювелирных изделий с алмазами в 2004 г. в целом по миру оказались на 8 % выше, чем в 2003 г. (в долларовом эквиваленте). Соответственно в течение года был высоким и спрос на сырые алмазы со стороны гранильных центров.

Одним из главных показателей состояния рынка являются оптовые продажи сырых алмазов Diamond Trading Company (DTC) De Beers; в течение 2004 г. она продала 47 млн кар сырых алмазов – на 3 млн кар (7 %) больше, чем в 2003 г.; их общая стоимость составила 5695 млн дол. (на 3 % выше, чем в 2003 г.). Пользуясь столь высоким спросом, DTC в течение года 3 раза поднимала цены на сырые алмазы, и их суммарный рост за год в среднем составил 14 % [7] (рис. 1).

 

В абсолютных цифрах рост спроса обеспечивался прежде всего за счет США, однако по динамике роста на первом месте оказался Китай. Китайский рынок алмазных ювелирных изделий – пятый в мире с суммой годовых продаж 3,7 млрд дол. На 3-5 % ежегодно растет рынок на Ближнем Востоке. На 16,8 % больше, чем в 2003 г., импортировала бриллиантов Япония. Объем реального спроса на алмазы в России оценить очень трудно, но некоторые эксперты считают, что в 2004 г. ювелирных изделий было продано на 1,5 млрд дол. Около 800 млн дол. из них пришлись на ювелирные изделия с алмазами, что на 25 % больше, чем в 2003 г. [3].

Главные производители бриллиантов и крупнейшие их экспортеры – Индия, Бельгия и Израиль – увеличили экспорт бриллиантов в 2004 г. соответственно на 28, 13 и 14 %.

 

Еще более удачным обещает стать 2005 г. Спрос на алмазные ювелирные украшения в США в первой половине 2005 г. был на 6 % выше, чем за тот же период 2004 г., и De Beers полагает, что в целом за 2005 г. он увеличится на 10-12 %. Столь же высоким был спрос со стороны гранильных центров, и продажи сырых алмазов через DTC достигли 3,2 млрд дол. (на 8% больше, чем в 2004 г.); цены за это время поднимались 2 раза, в сумме на 6 % [8].

    Добыча

Добыча алмазов после резкого падения в 1999 г. начала расти, невзирая на очередной спад производства на крупнейшем в мире австралийском руднике Аргайл. В итоге в 2004 г. мировая добыча алмазов оценивается более чем в 160 млн кар, а ее суммарная стоимость – в 10,9 млрд дол. (в 2000 г. – 136 млн кар стоимостью в 7,8 млрд дол.) [12]. Меняется также структура добычи, в которой сокращается доля дешевых низкокачественных камней и повышается – более качественных и дорогих. Добыча растет, несмотря на трудности, переживаемые многими традиционными производителями вследствие истощения запасов старых крупных месторождений (см. рис.1; рис.2).

Особые трудности испытывает ЮАР, где из 7 алмазодобывающих предприятий компании De Beers рентабельно работали только два – Венишия и Финш. В середине 2005 г. были закрыты рудники группы Кимберли (Дютойтспен, Бултфонтейни и Вессельтон) – старейшие алмазодобывающие предприятия мира, добыча на которых велась на протяжении более 100 лет. Еще на одном старейшем руднике – Коффифонтейн обогатительная фабрика продолжает работать на хвостах и складированных отвалах.

Несколько лет откладывается дорогостоящая реконструкция рудника Куллинан, запасов которого при современной производительности хватит только до 2010 г. Тем не менее суммарная добыча в ЮАР в 2004 г. выросла; только на предприятиях De Beers в течение года было добыто 13,7 млн кар (2003 г. – 12,7 млн кар), из них 52 % на руднике Венишия [12]. В 2005 г. и этот результат, скорее всего, также будет превзойден.

Объем добычи из россыпей в ЮАР существенно меньше, чем из коренных месторождений, однако россыпные алмазы отличаются значительно более высоким качеством. Основное их количество добывается на приисках района Намакваленд, где De Beers недавно обнаружила крупную аллювиально-морскую россыпь Мегалодон.

    В Австралии на крупнейшем в мире (по массе добываемых алмазов) руднике Аргайл заканчивается открытая отработка; добыча на нем упала в 2004 г. на треть – до 20,62 млн кар. Добываемые алмазы низкого качества (всего 14 дол/кар) в значительной мере обеспечивают потребности огромной гранильной промышленности Индии.

В начале декабря 2005 г. было принято решение о начале строительства подземного рудника; его производительность составит только 60 % существующей. Переход к подземной отработке обойдется в 625 млн дол., но продлит срок работы рудника на 20 лет [23].

Успешно развивается разработка трубок поля Эллендейл, расположенного в районе Кимберли. С 2006 г. годовая добыча должна здесь превысить 700 тыс. кар против теперешних 120 тыс. кар [17]; однако даже при цене этих алмазов свыше 200 дол/кар это не компенсирует потери Аргайла.

    В Ботсване, которая уже длительное время является крупнейшим в мире (по стоимости) производителем алмазов, интенсивный рост добычи, наблюдавшийся последние несколько лет, в 2004 г. снизился. Добыча осталась почти на том же уровне, что и в 2003 г. – 31,1 против 30,4 млн кар. Из общей добычи 52 % приходится на рудник Орапа, 45 % – на Джваненг, 3 % – на Летлхакане и 1 % – на недавно построенный небольшой рудник Дамтшаа [12].

    В Канаде добыча в 2004 г. осталась практически на прежнем уровне. После ввода в строй рудника Дайавик она более чем удвоилась в 2003 г., достигнув 11,2 млн кар. Однако в 2004 г. цифра возросла только на 0,6 млн кар, поскольку первый рудник (Экати) снизил добычу почти в 2 раза – до 4,2 млн кар (в 2003 г. – почти 7 млн кар). Два канадских рудника сейчас обеспечивают около 7 % мировой добычи по массе и 12 % – по стоимости добытых алмазов.

В Канаде имеется еще несколько активно развивающихся проектов освоения кимберлитовых трубок и даек. В их числе – Джерико, добыча на котором ожидается в 2006 г., Снап-Лейк и Виктор, на которых в 2006 г. начнется строительство рудников, Гачо Кюэ, где еще продолжаются работы над ТЭО. Пока неясны перспективы проекта Фор-а-ла Корн ("кимберлитовый комплекс" Стар площадью 240 га), на котором продолжаются оценочные работы [13]. Ввод в строй этих предприятий позволит Канаде уверенно выйти на третье место в мире по добыче алмазов.

В некоторых странах рост добычи в последние 2-3 года оказался достаточно высоким.

    Ангола резко увеличила добычу алмазов, официальный экспорт в 2004 г. достиг 6,64 млн кар стоимостью 763,7 млн дол. С учетом широко распространенной незаконной добычи суммарная стоимость добытых в стране алмазов оценивается в 1,12 млрд дол. (около 8 млн кар) [11].

По некоторым оценкам шесть ангольских кимберлитовых трубок, входящих в десятку самых крупных в мире, содержат запасы алмазов в 180 млн кар суммарной стоимостью в несколько миллиардов долларов [22].

Ангольская государственная компания Endiama намеревается в ближайшее время удвоить объем годовой добычи алмазов и к 2009 г. довести ее до 19 млн кар/год. В рамках решения этой задачи крупнейшее предприятие Анголы Catoca, оператором которого является АК "АЛРОСА", увеличило мощность действующего рудника, введя в строй в ноябре 2005 г. вторую обогатительную фабрику Modulo II производительностью около 4 млн т руды в год; фабрика использует российскую технологию обогащения [16].

    В Демократической Республике Конго в 2003-2004 гг. после нормализации внутриполитической обстановки добыча алмазов резко возросла, достигнув 27 млн кар общей стоимостью 1,08 млрд дол. Добычей алмазов здесь занимается огромное число старателей и мелких фирм, и только около четверти добычи приходится на единственную до недавнего времени крупную компанию Miniere de Bakwanga (MIBA).

В последнее время в стране появилось еще одно предприятие – Sengamines, добывающее алмазы в промышленном масштабе. Оно разрабатывает открытым способом кимберлитовую трубку Чибуэ и аллювиальные россыпи на площадях Сенга и Moвo, в ближайшие несколько лет планируя довести объем добычи алмазов до уровня 10 % мирового – порядка 15 млн кар/год.

    В Намибии в 2004 г. главная добывающая компания Namdeb увеличила добычу алмазов на 28 % – до 1,86 млн кар, из которых 842 тыс. кар были добыты из подводных россыпей. За первую половину 2005 г., по сообщению Namdeb, добыто 951 тыс. кар (на 17 % больше аналогичного периода 2004 г.). На прииске Элизабет-Бей в середине 2005 г. была введена в действие новая обогатительная фабрика, что продлит срок работы прииска на 8 лет при утроении существующего уровня добычи – до 400 тыс. кар/год [11].

Под влиянием благоприятной конъюнктуры началась или возобновилась добыча алмазов в ряде стран, не входящих в числе главных производителей.

    В Зимбабве в середине 2004 г. началась добыча алмазов на новом сравнительно небольшом руднике Мурова (более 43 тыс. кар до конца 2004 г.). Финансирующая проект компания Rio Tinto Zimbabwe планирует начать добычу со 140 тыс. кар/год с перспективой ее увеличения. Запасы рудника оцениваются в 23 млн т кимберлита со средним содержанием алмазов 0,7 кар/т [30].

    В Индонезии, на юге о-ва Калимантан, в начале 2005 г. начата разработка аллювиально-морской россыпи Семпака со средней массой камней 0,36 кар и содержанием 0,15 кар/м3. С середины 2005 г. на трех тендерах в Антверпене было продано 16 773 кар алмазов; их средняя цена составила 332 дол/кар. Среди них были крупные камни массой 16,38; 15,96; 11,47 и 10,74 кар.

    В Лесото высокий спрос на особенно крупные и высококачественные алмазы, которыми всегда славилась эта страна, позволил реанимировать два рудника, Летсенг и Лихобонг, на месторождениях с крайне низкими содержаниями алмазов, делающими добычу последних выгодной только при высоких ценах.

Первый из рудников – небольшое предприятие (на высоте около 3100 м над уровнем моря), разрабатывающее кимберлитовую трубку с самым низким в мире средним содержанием алмазов (0,022 кар/т), вновь начал работу в конце 2004 г. [9]. Средняя цена алмазов, полученных при пробной добыче в течение нескольких месяцев, составила 1020 дол/кар. В начале 2005 г. на руднике были найдены четыре алмаза безупречного качества суммарной массой 366 кар, которые были проданы за 8 млн дол. [28].

В конце 2004 г. началась пробная добыча из трубки-спутника на руднике Лихобонг с проектной производительностью 300 тыс. кар/год.

В Лесото имеются еще 2 месторождения – Коло и Као, на которых велись геолого-разведочные работы (ГРР) и которые, видимо, также будут вовлечены в эксплуатацию [6].

    Россия, следуя общему примеру и благоприятной рыночной ситуации, в последние годы также стремится интенсифицировать добычу алмазов. После раскрытия сведений о добыче алмазов оказалось, что Россия в 2003 г. по объему производства в физическом выражении заняла первое место в мире с результатом 36,6 млн кар, а по стоимости (1,676 против 1,466 млрд дол. в 2002 г.) – второе после Ботсваны.

2004 г. оказался еще более успешным: добыча алмазов увеличилась до 39,8 млн кар, которые были оценены в 2,15-2,2 млрд дол. Сокращение добычи на старых рудниках, в том числе на трубке Удачная, было компенсировано ее ростом на остальных предприятиях, главным образом – продукцией нового рудника на трубке Нюрбинская.

Почти все алмазы в России добываются АК “АЛРОСА” – одной из крупнейших в мире по разведке, добыче, обработке и реализации алмазов. В 2004 г. основная часть алмазов (по стоимости) была добыта на трубке Удачная (42,1 %), 21,4 % – на трубке Интернациональная, 19,2 % – на трубке Нюрбинская, 16,1 % – на трубках Юбилейная и Айхал. Успешно идет освоение северных россыпей в бассейне р.Анабар (Биллях, Исток и др.) дочерними компаниями АК "АЛРОСА".

В середине 2005 г. началась добыча в новом российском алмазоносном районе – Архангельском. 28 июня 2005 г. на месторождении им.Ломоносова была запущена обогатительная фабрика № 1 и в июле были получены первые алмазы. Первый результат соответствует прогнозам о высоком качестве архангельских алмазов. В 2006 г. производительность фабрики составит 1 млн т руды, а в 2009 г. ожидается ввод в эксплуатацию ГОКа мощностью 5,6 млн т руды в год [2].

Вокруг второго архангельского месторождения алмазов – трубки им.Гриба – уже более 5 лет продолжаются юридические баталии между владельцем лицензии ОАО "Архангельскгеолдобыча" (АГД) и контролируемой De Beers канадской компанией Archangel Diamond Corporation. Тем не менее работы на месторождении продолжаются. К настоящему времени АГД завершило его разведку и приступило к проектированию опытно-промышленных работ.

АК "АЛРОСА" продолжает строительство подземных рудников “Мир” и “Айхал”, начала подготовку к строительству рудника “Удачный”. Рудник "Мир" начнет работу в 2009 г.; его годовая производительность в денежном выражении прогнозируется на уровне 350 млн дол.

Чтобы поддержать существующий уровень добычи, АК "АЛРОСА" намеревается вовлекать в разработку также и сравнительно небольшие объекты – трубки Мунского поля, долго лежавшие без движения россыпи Солур и Восточная, северные россыпи и другие объекты, освоение которых может оказаться рентабельным в условиях высоких цен.

    Геолого-разведочные работы

Спрос на алмазы вызвал небывалый всплеск поисковых работ, подогретый пессимистическими прогнозами аналитиков о грядущем дефиците предложения. Суммарные затраты на ГРР на алмазы в мире в 2004 г. составили свыше 360 млн дол.; судя по всему, в 2005 г. этот результат будет существенно превзойден.

Из них более 180 млн дол. пришлось на Канаду, и такое внимание к ГРР не прошло бесследно: к настоящему времени за срок менее 15 лет в стране открыто уже почти 700 кимберлитовых тел, около 30 % которых содержат алмазы; на полную мощность работают 2 алмазных рудника, еще несколько готовятся к началу эксплуатации. В Канаде работают как крупнейшие мировые гиганты – De Beers, BHP Billiton, Rio Tinto, так и множество (около 200) юниорных компаний. Не осталась в стороне и АК "АЛРОСА", присмотревшая площадь, на которой она в партнерстве с неназванной пока канадской фирмой собирается провести поисковые работы.

Поиски алмазов активно ведутся не только в ставшем традиционным районе Северо-Западных территорий, но также на многих площадях почти по всей территории Канады начиная с ее полярных островов. Они продолжаются на о-ве Виктория, на севере Баффиновой земли, в заливах Коронации, Гудзоновом и других участках побережья – вплоть до американской Аляски. Работы ведутся также в центральных и южных провинциях Канады: Альберта (кимберлитовое поле Буффало Хиллз), Саскачеван (поле Фор-а-ла Корн), Манитоба (площадь Сиил Ривер, Черчилл), Онтарио (район Джемс-Бэй Лоулендз, кластер Аттаупискат), Квебек (залив Джеймс Бэй, Отиш Маунтинз, площадь Фокстрот) [13].

Привлекательность Канады объясняется не в последнюю очередь благоприятными условиями для работы компаний, которые перевешивают трудности, связанные с вечной мерзлотой, арктическим климатом, отсутствием инфраструктуры и необходимостью договариваться с федеральными, провинциальными властями и индейскими сообществами, которые требуют в том числе "не тревожить рыбу" в бесчисленных озерах. Согласно исследованиям канадского Fraser Institute Канада в целом и ее отдельные провинции находятся в числе наиболее привлекательных регионов для горных компаний по комплексу критериев, в числе которых – спокойная обстановка, прозрачность и четкость законодательства, отсутствие коррупции. То есть геологические перспективы – это обязательно, но недостаточно; правительства, которые хотят развивать собственную горно-добывающую индустрию, должны создавать благоприятные условия для привлечения инвестиций* [29].

* Более подробно на эту тему см. статью А.Ставского и В.Войтенко в этом номере.

На второе, а возможно, и первое место по привлекательности для инвесторов следует поставить Анголу – и это несмотря на то, что она во многом не соответствует упомянутым критериям. Страна, известная высоким качеством своих алмазов, в последние 3 года, после окончания гражданской войны и улучшения внутренней обстановки, стала местом паломничества многочисленных международных компаний, желающих принять участие в поисках и разработке месторождений алмазов.

Пользуясь благоприятной ситуацией, правительство установило весьма жесткие условия для иностранных участников алмазных проектов. Был ограничен предельный размер лицензионных площадей для проведения ГРР – 3000 км2 (ранее некоторые компании имели права на площади более 85000 км2); при этом площади участков в перспективных районах составляют первые сотни и даже десятки квадратных километров. Обычно в образуемых для поисков и отработки месторождений СП иностранцам принадлежит порядка 30-35 %, редко – 40 % капитала; в то же время на них ложится как финансирование работ, так и их организация. В последнее время введено новое правило, в соответствии с которым перед получением разрешения и началом работ компания-соискатель должна внести в бюджет залог в размере от 400 тыс. дол., который возвращается только в случае, если на исследуемую территорию будет завезено оборудование на такую же сумму.

Тем не менее очередь претендентов на получение разрешений не уменьшается. Работы ведутся не только в наиболее привлекательных северо-восточных районах страны (провинция Лунда Норте) и бассейне р.Кванго; давно не осталось свободных площадей в новом (пока плохо известном) алмазоносном районе – среднем течении р.Кванза, а некоторые компании рискуют работать и на юго-западе страны – в районе, малоперспективном с минерагенических позиций.

Один из главных инвесторов в Анголе АК "АЛРОСА" собирается начать освоение двух новых коренных месторождений – трубок Камачия и Камажику. Она намерена также принять участие в нескольких проектах освоения аллювиальных россыпей.

Южно-африканская компания Trans Hex 75 % своего бюджета на ГРР в 2004 г. израсходовала в Анголе. Вновь начал добычу ее прииск Луарика, на котором в 2004 г. добыто 95 тыс. кар при цене алмазов 300 дол/кар. Началась добыча на площади Фукаума (плановая производительность – 120 тыс. кар/год). В 2005 г. реанимирован прииск Етвени, закрытый в 1998 г. после нападения повстанцев Unita [10].

Один из наиболее интересных объектов последнего времени Алто Куило расположен в верховьях р.Куило, где обнаружены россыпи и алмазоносные кимберлиты, причем две "кимберлитовые аномалии" имеют площади 125 и 26 га [5]. Некоторые аналитики считают, что Алто Куило является крупнейшим в мире открытием в последнее время.

Строительство предприятия намечается и на крупнейшей из известных алмазоносных кимберлитовых трубок мира – Камафука-Камазамбу.

Одна из главных новостей – сообщение о возвращении в Анголу корпорации De Beers, которая будет вести работы в основном алмазоносном северо-восточном районе страны [18].

    Демократическая Республика Конго – страна, территория которой характеризуется значительным потенциалом алмазоносности, почти не изучалась с применением современных технологий. Опубликованный в середине 2003 г. новый горный закон привел к возвращению в страну ранее покинувших ее из-за нестабильной внутриполитической обстановки нескольких компаний, в том числе SouthernEra Diamonds, BHP Billiton group, De Beers и Gravity Diamonds и несколько других. Заявила о своих намерениях войти в алмазный сектор страны АК "АЛРОСА". В настоящее время на наиболее привлекательные площади выданы разрешения, и на некоторых из них начались поисковые работы.

    В Австралии для поощрения поисковых работ был принят "План ускорения геолого-разведочных работ", в соответствии с которым поисковым компаниям выдаются гранты. В результате этого в 2004 г. после двух десятилетий застоя произошел резкий рост активности ГРР на алмазы, особенно в Южной Австралии. Вместе с тем в 2005 г. страну покинула De Beers, за 40 лет потратившая более 226 млн дол., так и не добившись успеха. По крайней мере, половина из известных сейчас в Австралии кимберлитовых и лампроитовых тел была открыта геологами корпорации, но ни одно из них не стало месторождением.

    Ботсвана, несмотря на отсутствие в течение длительного времени новых значительных открытий, остается весьма привлекательной (стабильное внутреннее положение, быстрое утверждение проектов, крупнейшие в мире коренные месторождения алмазов) для инвесторов, в том числе De Beers и Rio Tinto.

Постоянно растет число стремящихся здесь работать юниорных компаний. Продолжаются поиски россыпей, которые должны были бы сформироваться в результате денудации высокоалмазоносных трубок, а также и самих трубок – в районах, закрытых покровом песков Калахари. При в целом обнадеживающих результатах промышленных россыпей и трубок пока не обнаружено.

    Территория ЮАР при сравнительно хорошей изученности по-прежнему остается привлекательной для многих, преимущественно канадских и австралийских, компаний. Их работы сконцентрированы в основном в "старых" алмазодобывающих районах и часто проводятся на ранее выявленных, иногда и разрабатывавшихся объектах, но с применением новых технологий и с учетом изменившихся условий рынка. Примером таких проектов являются успешно работающие Тиризано, Граздрифт, Свартрюггенс в районе Вентерсдорп, Райет-Ривер, Даниель в районе Кимберли, Намаква на западном побережье ЮАР и ряд других.

В связи с благоприятной конъюнктурой начинается реанимация месторождений, связанных с кимберлитовыми дайками. Месторождения эти небольшие, на многих из них ранее велась добыча, которая была приостановлена и рудники законсервированы. В их числе рудники Стар (провинция Фри Стейг), Мессина и ДанКарл (площадь Беллсбанк, Северный Кап) и Хелам (Западный Трансвааль).

    В Бразилии открыты сотни трубок кимберлитов и "родственных" им пород, некоторые из которых алмазоносны, как и аллювий многих рек. Однако пока здесь нет ни одного даже относительно крупного коренного или россыпного месторождения. Крупные компании, работавшие в стране длительное время, в последние годы снижают активность или вообще уходят из Бразилии, как, например, De Beers, которая прекратила поисковые работы в 2003 г., Rio Tinto и BHP Billiton (последняя пока еще участвует в нескольких совместных предприятиях). Однако здесь продолжают активно работать много мелких компаний, ведущих мелкомасштабную добычу и реализующих проекты поисков и переоценки ранее выявленных проявлений, в том числе коренных.

В штате Мату-Гросу была проведена оценка стоимости алмазов из аллювиальной россыпи Мелгуира. В среднем она составила 295,65 дол/кар, при этом камень массой 10,18 кар был продан за 23 111 дол. Алмазы, найденные во время пробной добычи на прииске Шапада, были оценены в более 400 дол/кар [31].

Несколько компаний ведут ГРР в штате Мату-Гросу (площади Жуина, Паранатинга), штате Минас-Жерайс (кимберлитовое поле Канастра, россыпные площади в долинах Абаэте и Санто Антонио де Бонито, площадь Патошде Минас), районе Коромандель [25] и других районах Бразилии.

    В России в 2004 г. ГРР проводились на 72 объектах в Республике Саха (Якутия), Приморье и на северо-западе европейской части страны. Однако никаких существенных открытий за последние 10 лет со времени обнаружения месторождений Накунского района в Республике Саха (Якутия) и им.Гриба в Архангельской области сделать не удалось. В 2005 г. объем инвестиций в ГРР АК "АЛРОСА" должен был составить 1,63 млрд р. (на 18 % больше, чем в 2004 г.), однако основная часть этой суммы пошла на разведочные работы, в ущерб поискам.

Высокая активность ГРР в мире позволяет считать, что рост добычи в ближайшие годы будет поддержан открытием новых месторождений. Однако значительная часть текущих поисковых проектов касается в основном небольших месторождений, по большей части россыпных, и при их интенсивном освоении через несколько лет объем добычи неминуемо упадет.

Перенос обработки алмазов в добывающие страны

Если состояние минерально-сырьевой базы алмазов в настоящее время достаточно стабильно и не внушает опасений, то на другом конце мирового "алмазопровода", в секторе первичного рынка и обработки сырых алмазов, происходят события, которые могут оказать серьезное влияние на отрасль в не очень отдаленном будущем.

Исторически сложилось так, что алмазы добываются в одних странах, гранятся в других и вставляются в ювелирные украшения в третьих. На пути от рудника до прилавка ювелирного бутика алмазы проходят через сложную многоступенчатую торговую систему, в которой их стоимость многократно возрастает (рис. 3).
 

 

В современном виде мировой "алмазопровод" сформировался после образования мировой монополии – компании De Beers и ее маркетингового отделения – CSO/DTC в 1934 г. De Beers всегда являлась принципиальным противником того, чтобы добыча и обработка алмазов осуществлялись одними и теми же компаниями. Однако в последние годы многие алмазодобывающие страны все более активно выражают неудовлетворенность положением, при котором им отводится роль "сырьевого придатка". После огранки стоимость алмазов возрастает более чем в полтора раза, а в ювелирных изделиях – в 6 раз. Естественно, производители сырых алмазов хотели бы получать если и не всю, то хотя бы некоторую часть этой добавленной стоимости, возникающей в том числе и просто за счет торгово-посреднических операций.

Эта тенденция в общем-то не нова; она начала проявляться уже достаточно давно, прежде всего в ЮАР и России.

    В ЮАР первые попытки развить собственную индустрию огранки алмазов относятся к 1913 г., когда сенат ЮАР решил ввести 10%-й налог на экспорт сырых алмазов. Сегодня эта тенденция развивается в некоторых странах также и усилиями израильского предпринимателя советского происхождения Л.Леваева и его компании LLD group. Стремясь не только войти в мировую алмазную индустрию, но и захватить в ней лидирующие позиции, потеснив традиционного монополиста De Beers, он избрал именно этот способ, инициируя создание маркетинговых систем и обрабатывающих предприятий в добывающих странах, которые должны получать сырье непосредственно от местных производителей, минуя торговую сеть DTC De Beers. Предлагаемая система подразумевает упразднение существующей структуры маркетинга и экспорта алмазов по контрактам с DTC и создание вместо нее национальных систем – с участием дочерних предприятий LLD group.

В конце 1980-х гг. в ЮАР было создано большое число гранильных предприятий, снабжавшихся сырьем непосредственно от производителей, чему активно противилась De Beers. В 1989 г. они произвели 1,5 млн кар бриллиантов, но к 1994 г. объем производства снизился до 0,571 млн кар. В какой-то мере это отражало смену приоритетов гранильщиков ЮАР, которые перешли от нерентабельной для них обработки мелких камней к более крупным (средняя цена алмазов, добываемых в ЮАР, – около 70 дол/кар, гранящихся там камней – 725 дол/кар).

После отмены системы апартеида Алмазный совет ЮАР выдал около 1000 лицензий черным гражданам, часто не имевшим ни опыта, ни средств для организации производства. Часть таких фирм занималась покупкой алмазов, которые затем просто перепродавались.

Принятый в ноябре 2005 г. новый закон об алмазах делит все добываемые в ЮАР алмазы в зависимости от качества на три группы. Первая "Южно-Африканский товар" – камни массой более 10,8 кар, камни ценой более 450 дол/кар и камни с фантазийной окраской всех размеров. Вторая "Кондиционный товар" – другие алмазы, пригодные для огранки в ЮАР. Третья "Некондиционный товар" – алмазы, не пригодные для огранки в стране. Закон требует, чтобы для обработки в ЮАР оставались все алмазы группы 1, а также часть группы 2, востребованная местной промышленностью. Свободно и без налога могут экспортироваться только алмазы группы 3. Первая группа составляет по массе всего 4 % добычи, вторая – около 10 % и третья – свыше 86 %. Однако по стоимости первые две группы составляют 51 % добычи De Beers в ЮАР.

    В Анголе ранее маркетинг алмазов находился в значительной мере под контролем De Beers. После ее вытеснения была создана государственная компания SODIAM, которой было предоставлено исключительное право маркетинга всех добытых алмазов. SODIAM, со своей стороны, образовала предприятие Angola Selling Corporation (ASCORP) совместно с фирмой, контролируемой Л.Леваевым, и передала ей свое право на закупку и экспорт всех ангольских алмазов [15]. Сегодня компании ASCORP оставлено только право закупки алмазов, добываемых старателями.

В то же время АК "АЛРОСА", оператор и участник проекта разработки первого ангольского коренного месторождения алмазов Катока, которая по первоначальным условиям контракта должна была получить право маркетинга всех добываемых на руднике алмазов, смогла воспользоваться им только в начале 2005 г., приобретя сырые алмазы, добытые ею же на Катоке, у компании SODIAM и получив разрешение на их продажу за пределами Анголы [22].

В ноябре 2005 г. в Анголе была введена в действие первая национальная и на сегодняшний день крупнейшая в Африке фабрика по обработке алмазов Angola Polishing Diamond S.A. – совместное предприятие ангольской государственной компании ENDIAMA (48 %), LLD Diamonds Л.Леваева (47 %) и местного консорциума (5 %). Производительность фабрики в денежном выражении – около 20 млн дол/мес. [26].

    Намибия также намерена гранить свои алмазы на месте. Ранее все добываемые здесь алмазы, считающиеся одними из лучших в мире, шли на экспорт через компанию Namdeb (совместное предприятие Намибии и De Beers). Но в августе 1998 г. была открыта первая в стране гранильная фабрика NamGem – совместное предприятие Namdeb и De Beers.

В 1999 г. был принят новый закон, поощряющий развитие огранки, полировки алмазов и изготовление ювелирных изделий. Гранильным предприятиям присваивался статус EPZ (экспортно-ориентированной зоны), подразумевающий различные льготы [4]. К настоящему времени в Намибии уже работает несколько гранильных фабрик, в том числе и открытая группой Л.Леваева в 2004 г., однако их производительность невелика.

В середине 2005 г. президент Намибии призвал Namdeb и других инвесторов поддержать развитие местного гранильного производства [21]. De Beers отреагировала на это сообщением о намерении инвестировать в алмазодобывающую индустрию Намибии около 504 млн дол. в течение следующих 3 лет. Часть из них будет направляться на расширение добывающих предприятий, часть – на создание гранильных и ювелирных производств. Совершенно очевидно, что это не что иное, как реакция на усиливающееся давление правительства, а также растущую конкуренцию со стороны группы Л.Леваева, который, кроме фабрики, создал в Намибии также предприятие по морской добыче алмазов [11].

Похожие тенденции начинают проявляться и в такой "надежной" для De Beers стране, как Ботсвана. Еще в начале 2004 г. представители Л.Леваева предложили Ботсване содействие в создании производства по огранке алмазов и изготовлению ювелирных изделий, которые были поддержаны правительством. Для этого, согласно оценкам, потребуется порядка 10 % добываемых в стране алмазов.

В конце ноября 2005 г. президенты Ботсваны и Намибии подтвердили намерение расширить участие в огранке и полировке добываемых ими алмазов, призвав последовать их примеру остальные страны региона. При этом они опровергли слухи о намерении создать национальные компании, которые должны заменить De Beers, и выразили намерение продолжать и расширять сотрудничество с последней [20].

Эти веяния затронули даже Индию, которая перерабатывает самое большое в мире количество сырых алмазов, практически используя только привозное сырье. Тем не менее два ее штата, на территории которых De Beers ведет поиски алмазов, требуют, чтобы все алмазы, которые будут найдены и добыты на их территории, гранились в этих же штатах [19].

Остро стоит эта проблема и в Канаде. Почти сразу после начала добычи алмазов в стране появились проекты создания национальных гранильных центров, различных схем переработки алмазов и их маркетинга.

Федеральные и провинциальные власти грозили введением различных санкций, в том числе и экспортных пошлин, если добывающие компании не будут снабжать сырьем местных производителей. Для расширения гранильной промышленности Канады федеральное правительство намеревалось даже привлекать в страну иностранных огранщиков [22]. В результате сейчас в г.Йеллоунайф работает несколько гранильных фабрик, часть которых – СП израильских и местных индейских компаний; однако рентабельность этого производства пока невысока.

    В России еще в 1980-х гг. была создана система гранильных предприятий "Кристалл", на которых обрабатывалась часть российских алмазов, а готовые бриллианты почти полностью экспортировались. Сегодня осталось лишь единственное успешно работающее государственное предприятие – смоленский завод "Кристалл".

В то же время быстрыми темпами стали создаваться негосударственные компании по обработке алмазов; к 1996 г. их число уже превышало 150. Все они представляли собой, как правило, СП с участием иностранного капитала, в основном – израильского. Частным гранильным предприятиям был предоставлен ряд привилегий: приоритетный доступ к сырью, льготные (в среднем на 10 % ниже мировых) цены при покупке сырых алмазов, право обработки алмазов на давальческой основе и пр. Однако большинство компаний использовало привилегии не для эффективной работы в России, а для вывоза сырья за рубеж, главным образом в Израиль. Здесь лучшие камни оставлялись для обработки (средняя цена 1 кар перерабатываемых в Израиле алмазов увеличилась за 6 лет в 2,5 раза), а остальные перепродавались (за период с 1992 по 1996 г. экспорт необработанных алмазов из Израиля увеличился почти в 2,5 раза).

В последнее время в отрасли стало больше порядка, и в течение 2004 г. в России было произведено более 4 млн кар бриллиантов, стоимость которых превысила 1,1 млрд дол. Завод "Кристалл-Смоленск" продал бриллиантов на 310 млн дол. – на 14,8 % больше, чем в 2003 г. Снабжение предприятий сырьем осуществляет АК "АЛРОСА", которая в 2004 г. 50,3 % общего объема алмазов продала на внутреннем рынке. Как и в ЮАР, в России гранятся преимущественно крупные камни; российская промышленность пока не может рентабельно обрабатывать мелкие алмазы, которые направляются на огранку в Китай, Индию в рамках деятельности СП.

Перенос обработки алмазов в страны, их добывающие, – одна из наиболее важных тенденций, способных существенно изменить структуру мировой алмазной индустрии и систему маркетинга алмазов. В первую очередь она может болезненно ударить по странам, которые, не имея собственных источников алмазов, создали мощные отрасли по их обработке, превратившись в крупнейшие международные гранильные и маркетинговые центры. К главным из них относятся Индия, Израиль и Бельгия; следом идут Таиланд, Китай, Шри-Ланка и ряд других. В этой сфере деятельности занято очень большое число работающих (только в Индии, как считается, оно составляет не менее 1 млн чел.), и она вносит весьма существенный вклад в экономику этих стран.

Обработка алмазов не требует громоздкого оборудования и может быть достаточно легко перемещена в любую точку мира. Страны, имеющие развитые техническую базу обработки алмазов и системы их маркетинга (в первую очередь Бельгия и Израиль), широко использовали эту возможность, перенеся в конце 1990-х гг. множество своих предприятий в страны, где производственные издержки были меньше – страны Юго-Восточной Азии и СНГ. В последние 2 года начался обратный процесс, но не исключено, что через какое-то время он опять изменит свое направление, но уже по другой причине – в поисках сырья.

Вертикальная интеграция бизнеса

В последние годы некоторые гранильные и ювелирные компании для обеспечения поставок сырья стали прибегать к вертикальной интеграции своей структуры, приобретая акции добывающих компаний и/или уступая им долю в своих предприятиях. К их числу относятся такие известные компании, как Lazar Kaplan, Harry Winston, Tiffany и др.

Их примеру последовала и не страдающая от недостатка сырья De Beers, всегда заявлявшая о недопустимости совмещения добычи алмазов с их обработкой в рамках одной компании. De Beers решила использовать свой брэнд для маркировки бриллиантов и создала совместное предприятие по его продвижению с LVMH – крупнейшей мировой компанией по торговле предметами роскоши. Пока компания не занимается огранкой самостоятельно, поручая изготовление бриллиантов своим партнерам.

АК "АЛРОСА" организовала ряд дочерних структур по огранке алмазов и изготовлению ювелирных изделий, производя в год бриллиантов на 110-130 млн дол.

Понятно, что на пустом месте, при отсутствии многолетних традиций не могут вдруг появиться высококлассные специалисты по огранке, полировке алмазов, изготовлению алмазных ювелирных украшений, а также маркетингу этой продукции. Однако опыт последних десятилетий в Китае, России, ЮАР и других странах показывает, что, по крайней мере, гранильное производство может быть создано за довольно короткий срок – особенно при современных технологиях обработки алмазов, позволяющих автоматизировать некоторые процессы.

Вертикальная интеграция горных компаний и производителей ювелирных украшений еще только начинает развиваться, но в будущем может стать достаточно опасной для традиционных центров обработки алмазов и их маркетинга.

Проблема BEE ("Black economic empowerment")

Более локальной, касающейся пока только ЮАР, но не менее важной по своим возможным последствиям для будущего развития мировой алмазной индустрии является проблема, связанная с программой BEE. Политику ВЕЕ, направленную на усиление влияния в экономике представителей коренного чернокожего населения, в течение нескольких последних лет последовательно проводит правительство ЮАР. Ее основные положения изложены в специальной программе и юридически закреплены несколькими законодательными актами.

Закон о разработке полезных ископаемых (Minerals and Petroleum Resources Development Act) от 2004 г. предусматривает, что в течение 5 лет 15 % активов действующих горно-добывающих предприятий ЮАР должны перейти в собственность представителей "ранее обездоленной части населения" (historically-disadvantaged South Africans – HDSA), т.е. чернокожих граждан, женщин, желательно тоже чернокожих, и нетрудоспособных лиц. Через 10 лет их доля в горном секторе страны должна увеличиться до 26 % [1].

В конце 2004 г. была принята Горная хартия, в которой детализировались принципы ВЕЕ применительно к новым проектам на разработку месторождений и проведение ГРР. В них доля участия HDSA должна составлять 51 % в течение переходного периода в 1 год, а если права ранее принадлежали частным инвесторам, то доля HDSA должна быть не менее 26 %.

Кроме условий владения акциями, новое законодательство содержало и другие требования к ведению горного бизнеса. К их числу относилось требование о предоставлении HDSA ведущих должностей в штатах компаний (не менее 40 % высшего управленческого персонала), гарантии местным сообществам существенных экономических и социальных преимуществ и др.

Все эти новации задевали интересы крупных горно-добывающих компаний, работающих в стране, и прежде всего De Beers [15].

Тем не менее De Beers вынуждена была принять требования программы BEE и учесть их в своей маркетинговой системе. Но этим дело не ограничилось: правительство ЮАР продолжало оказывать сильнейшее давление на De Beers, предлагая в том числе перенести деятельность DTC из Лондона в ЮАР, увеличить представительство женщин и черного населения в руководстве компании и т.д.

Особенно сильным ударом для De Beers явилось решение повысить до 15 % налог на экспортируемые алмазы, обязать всех производителей продавать часть добытых алмазов в State Diamond Trader (SDT), а все алмазы, предназначенные для экспорта, продавать через специально создаваемый Diamond Exchange and Export Centre (DEEC). Это могло сделать фактически невозможным дальнейшее использование методики смешивания алмазов и привести к разрушению торговой основы корпорации – системы сайтхолдеров [27].

В итоге De Beers капитулировала по всем направлениям. В ноябре 2005 г. она объявила о начале реализации программы BEE, которая предполагает продажу 26 % капитала в дочерней компании De Beers Consolidated Mines (DBCM), осуществляющей добычу алмазов в ЮАР, вновь созданной в рамках ВЕЕ компании Ponahalo за 562,2 млн дол. В новой компании 50 % капитала будет принадлежать черной инвестиционной фирме Ponahalo Investment Holdings, а другие 50 % – 9600 сотрудникам De Beers и 7800 ее пенсионерам [32].

Рост национального самосознания, понятное стремление компенсировать бесправие периода апартеида и принять участие в переделе сфер влияния в экономике (в политике это уже свершившийся факт) особенно активно проявляются в ЮАР. Но, зародившись в ЮАР, эти идеи вполне способны овладеть сознанием политических лидеров соседних государств.

Первой, следуя примеру соседа, отреагировала Зимбабве, которая тоже собирается ввести новое законодательство, чтобы увеличить свою долю при распределении прибылей от природных ресурсов, в том числе алмазов. Для этого в ближайшие 2 года предполагается увеличить долю собственности резидентов во всех горных предприятиях до 15 %, за 5 лет – до 20 % и за 10 лет – до 27 %. Стоит отметить, что с началом националистической кампании в Зимбабве зарубежные инвестиции в экономику страны упали с 444 млн дол. в 1998 г. до 20 млн дол. в 2003 г., а инфляция выросла до 132 % [18].

В Ботсване – главном оплоте De Beers ситуация пока относительно спокойная. В 2005 г. было утверждено новое соглашение с De Beers по управлению алмазными рудниками до 2029 г. Правительство заявило, что пока не будет устанавливать экспортные пошлины на сырые алмазы, как это собирается сделать ЮАР, и не будет вводить другие ограничения в пользу местных предприятий по обработке алмазов.

В последние годы в разных странах при строительстве добывающих предприятий даже в практически ненаселенных пустынных и арктических районах компаниям приходится решать еще одну проблему, требующую затрат большого количества времени и средств, – взаимоотношения с местными аборигенными сообществами. Особенно сложной она оказывается в цивилизованной Канаде, где с ней столкнулись все без исключения компании, построившие рудники или собирающиеся это сделать. Пуск первого канадского рудника Экати был задержан из-за этого на 2 года, второго (Дайавик) – на 1 год; De Beers, которая строит рудники Снап-Лейк и Виктор, для этого потребовалось почти 3 года.

В Верховном суде ЮАР в апреле 2005 г. начались слушания по делу о землях, утраченных сообществом аборигенов Рихтерсвельд в провинции Северный Кап. В этом пустынном и практически ненаселенном (таким он был и в начале разработок) районе с 1920-х гг. ведется активная добыча алмазов на государственном прииске Алекскор. Если суд вынесет решение в пользу аборигенов, правительству придется передать собственность прииска сообществу Nama, а также выплатить им компенсацию за алмазы, добытые на их исконной земле в заливе Alexander Bay за прошедшие 80 лет, в размере около 420 млн дол. [24].

***

Мировая алмазная промышленность стремительно развивается: производство алмазов в 2004 г. достигло рекордных отметок как по массе добытого сырья (более 160 млн кар), так и по его стоимости (10,9 млрд дол.). Это произошло не только из-за повышения цен, но также и вследствие изменения качественного состава мировой добычи, в которой низкосортные алмазы Аргайла (14 дол/кар) замещаются более качественными и дорогими алмазами из Канады – 114, ЮАР – 81, Намибии – 288 и России – 55 дол/кар. В розничном секторе продажи ювелирных изделий в 2004 г. увеличились на 8,6 % – до 60,58 млрд дол. Это сделало 2004 г. рекордным за все последние десятилетия по росту продаж.

Аналитики предсказывают увеличение объема алмазного рынка на 50 % к 2012 г. – до 14 млрд дол. и одновременно дефицит сырья на сумму около 7 млрд дол. (2/3 объема сегодняшней мировой добычи). Вследствие этого прогнозируется и рост цен – как минимум на 30 %. Для решения проблемы дефицита мировое алмазное сообщество принялось создавать новые алмазодобывающие предприятия, продукция которых сможет заполнить этот разрыв. Столь же активны и юниорные геолого-разведочные компании, застолбившие себе многочисленные поисковые участки в Африке, Канаде и Австралии.

Главные проблемы российской алмазной отрасли – вовлечение в эксплуатацию запасов разведанных месторождений и поиски новых объектов как в старых горно-рудных районах Республики Саха (Якутия), так и в новых, неосвоенных районах европейской части страны.

В числе важнейших задач АК "АЛРОСА" на ближайшее будущее наряду с интенсификацией ГРР и распространением их на новые территории – переход к подземной добыче на старых месторождениях с высоким содержанием алмазов и столь же высоким их качеством. В них остается еще большое количество запасов; так, из трубки Мир, как считается, можно добыть алмазов по меньшей мере еще на 10 млрд дол. Компания заявила также в качестве одного из своих стратегических приоритетов географическую диверсификацию основного производства, посредством участия в совместных предприятиях в ключевых алмазоносных районах в других странах мира. В числе приоритетов первой очереди названа Ангола, далее следуют Сьерра-Леоне и Демократическая Республика Конго; в конце 2005 г. она нацелилась даже на Канаду.

В 2005 г. Правительство РФ выступило с инициативой возвращения контроля государства над АК "АЛРОСА", которая, как оно считает, управляется неэффективно. Для этого предлагается увеличить уставный капитал компании и довести долю в нем государства до контрольного пакета. Конечная цель новации – преобразовать АК "АЛРОСА" в национальную горно-добывающую компанию, которая будет развивать свой бизнес и эффективно осуществлять свою экономическую политику в России и за рубежом.

 

ЛИТЕРАТУРА
1. Минеральные ресурсы мира. Хроника текущих событий / МПР России. ИАЦ “Минерал”. – М., 2002.
2. Русская ювелирная сеть. Информация. http://www.jewellernet.ru. 29.06.2005.
3. Русская ювелирная сеть. Информация. http://www.jewellernet.ru. 26.01.2005.
4. African Mining. 1999. Vol. 4, № 6.
5. African Mining. 2004. Vol. 9, № 6.
6. African Mining. 2005. Vol. 10, № 1.
7. De Beers Group. Annual Review 2004. http://www.debeersgroup.com. 2005.
8. De Beers Press Release. http: //www.edata.co.za./DeBeers. 03.02.2005.
9. Mining Annual Review. 2004.
10. Mining Journal. 2005, August 12.
11. Mining Journal. 2005, August 19.
12. Mining Journal. 2005, August 26.
13. Mining Journal. 2005, February 25.
14. Mining Journal. 2005, October 21.
15. Rapaport New Flash. Diamond Works Ltd., in Talks with Third Party. http://www.diamonds.com 10.01.2000.
16. Rapaport News. Diamond. net. 2004, November 17.
17. Rapaport TradeWire. Рассылка. 15.06.2005.
18. Rapaport TradeWire. Рассылка. 19.09.2005.
19. Rapaport TradeWire. Рассылка. 22.11.2005.
20. Rapaport TradeWire. Рассылка. 23.11.2005.
21. Rapaport TradeWire. Рассылка. 24.06.2005.
22. Rapaport TradeWire. Рассылка. 25.03.2005.
23. Rapaport TradeWire. Рассылка. 26.05.2005.
24. Rapaport TradeWire. Рассылка. 29.04.2005.
25. Rapaport TradeWire. Рассылка. 03.05.2005.
26. Rapaport TradeWire. Рассылка. 03.11.2005.
27. Rapaport TradeWire. Рассылка. 30.09.2005.
28. Rapaport TradeWire. Рассылка. 04.02.2005.
29. Rapaport TradeWire. Рассылка. 05.01.2005.
30. Rapaport TradeWire. Рассылка. 07.03.2003.
31. Rapaport TradeWire. Рассылка. 07.09.2005.
32. Rapaport TradeWire. Рассылка. 08.11.2005.


©  В.Г. Черенков, Журнал "Минеральные ресурсы России. Экономика и управление", 1-2006
 

 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru