viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

        Мария Юрьевна Пузанова, (Ведущий геолог, ИАЦ “Минерал”)

 

 

 

М.Ю. Пузанова

Прошло полтора века с тех пор, как человек научился в промышленных масштабах добывать и использовать нефть. С годами “энергоаппетит” человечества растет; в последнее десятилетие отмечается устойчивый рост спроса на нефть (2-3 % в год), две трети из которого приходится на наиболее развитые в экономическом отношении страны, включая Китай.

Начиная с конца 1980-х гг. мировые цены формируются на трех площадках по биржевой торговле нефтью и нефтепродуктами – Нью-Йоркский (NYMEX) и Сингапурской (SIMEX) товарных биржах и Лондонской нефтяной бирже (IPE). Однако оборот реальной нефти на этих биржах составляет менее 1 % общего объема международной торговли. В основном же на биржах торгуется не сама нефть, а фьючерсные контракты и опционы на поставку (покупку) нефти по согласованной цене в будущем. То есть цены на нефть формируются не в ходе купли-продажи реального товара, а в процессе торговли финансовыми инструментами. Таким образом, уровень цен на нефть находится под воздействием двух факторов: с одной стороны, он определяется реальным соотношением спроса и предложения, который формирует рыночную цену, а с другой – сиюминутными событиями и слухами, которые сопровождаются многочисленными прогнозами изменения экономической и политической конъюнктуры и формируют спекулятивную составляющую мировых цен на нефть.

В период с 1998 г. по начало 2003 г. цены на нефть формировались в основном под воздействием рыночного фактора. В 1998 г. в результате экономического кризиса в странах Восточной и Юго-Восточной Азии возникло перепроизводство нефти на мировом рынке (рис. 1), что естественным образом привело к падению нефтяных цен. Последовавшее за этим снижение нефтедобычи в странах ОПЕК и постепенное восстановление спроса со стороны азиатских стран привели к обратной ситуации – на рынке возник недостаток сырья и цены резко пошли вверх, достигнув к 2000 г. отметки 28 дол/баррель. Стабилизация нефтяного рынка наступила уже в конце 2001 г., когда выравнивание спроса и предложения привело к возвращению цен в установленный странами ОПЕК коридор (15-25 дол/баррель).

В 2002 г. цены на нефть держались на довольно высоком уровне (25 дол/баррель), однако равновесие между спросом и предложением было серьезно нарушено серией забастовок нефтяников в Венесуэле, Нигерии, Норвегии, Мексике. Ограничение поставок нефти из этих стран в США на треть (в 2002 г. на их долю приходилось 36 % американского импорта сырой нефти) повлекло за собой не столько физическое сокращение предложения на рынке, сколько увеличение зависимости США от поставок с Ближнего Востока, где многие наблюдатели ожидали обострения политической ситуации. На 2001-2003 гг. приходится и рост спроса со стороны азиатских стран, в первую очередь Китая, который обеспечил более 40 % прироста мирового спроса [4]. Эти события вызвали серьезный рост цен на нефтяных биржах. Цена на нефть WTI на американском рынке впервые за последнее десятилетие перешагнула за 30-долларовый барьер.

Весной 2003 г., когда на рынке появилась информация о неотвратимости американского нападения на Ирак, цены устремились вверх, достигнув в конце года 30 дол/баррель. С этого момента и до сих пор цены на нефть определяются не столько уровнем реальной обеспеченности мирового рынка сырьем, сколько биржевыми спекуляциями. Как это ни поразительно, в последние два с половиной года (за исключением периодов сезонного спроса в начале 2004 г. и в 2005 г.) на мировом рынке наблюдается перепроизводство нефти (рис. 2), а цены на нефть за этот период выросли в 2 раза.

Например, в июне 2004 г., несмотря на значительное превышение предложения над спросом (см. рис. 2), среднемесячные цены выросли на 13 %, достигнув 41 дол/баррель. В ноябре 2004 г. произошло обычное сезонное увеличение спроса на нефтяное топливо, однако рынок отреагировал на него неадекватно – цены выросли на 25 % – до 50 дол/баррель. Эти скачки аналитики объясняли возможным ограничением нефтедобычи в Нигерии, где летом и осенью 2004 г. прошла волна забастовок. Несмотря на то, что они никак не затронули нефтедобычу в стране и отгрузку нефти на экспорт, биржевые игроки, воспользовавшись угрозой нарушения этих операций, бросились скупать фьючерсы, подтолкнув нефтяные цены вверх.

Дальнейшие события окончательно продемонстрировали, что значительную часть текущей цены на нефть составляет спекулятивная надбавка. В ноябре-декабре 2004 г., несмотря на растущий дефицит нефтяного сырья на мировом рынке в преддверии зимнего сезона, ценовой максимум сменился резким падением. В это время биржевые игроки продавали фьючерсные контракты и фиксировали прибыль в ожидании падения цен.

В январе 2005 г., когда производители нефти возместили недостающие объемы нефтяного сырья на рынке и сезонный спрос стал падать, цены вновь повели себя «наоборот», т.е. стали повышаться, достигнув к апрелю 2005 г. 52 дол/баррель. В мае поставки нефти на мировой рынок были еще увеличены (за счет Ирана, Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейта и Нигерии), а рост спроса со стороны Китая оказался меньше предполагаемого [1, 5]. Однако рыночные факторы несильно повлияли на поведение участников торгов, и после небольшого падения в конце мая цены вновь ускорили свой рост.

Все эти события позволяют считать, что на мировых нефтяных биржах в последние годы возник спекулятивный «пузырь», а надувающие его финансовые игроки эффективно используют любые существенные (и не очень) для рынка события и слухи. Одним из примеров является «иракский фактор», хотя на самом деле уход Ирака с мирового рынка в 2003 г. означал потерю лишь 40 млн т нефти и был весьма быстро восполнен. Одна Россия в 2003 г. увеличила добычу нефти на 41,2 млн т. В то же время экспортные поставки Ирака в 2005 г., несмотря на продолжающиеся терракты на объектах нефтяной промышленности, выросли по сравнению с довоенным периодом в 2 раза – до 79 млн т.

Более значительное влияние на состояние рынка нефти в 2005 г. оказала серия ураганов в Северной Америке (июль-октябрь), отчетливо высветившая проблему дефицита добывающих и перерабатывающих мощностей [1]. Ураганы в Мексиканском заливе вызвали снижение нефтедобычи в США: по итогам 2005 г. добыча нефти в стране составит около 190 млн т, что на 30 % (85 млн т) меньше, чем в 2004 г. Ураганы нанесли также значительный урон нефтеперерабатывающей отрасли (более 50 % НПЗ США расположены на побережье). Это привело к дефициту нефти и нефтепродуктов на американском рынке с августа 2005 г., который не восполнен уже в течение 5 мес. Это связано с нехваткой свободных мощностей, которые можно было бы использовать в кризисной ситуации. Ограниченностью поставок пользуются биржевые спекулянты, которые играют на повышение цен на “черное золото”, в сентябре 2005 г. среднемесячные цены поставили очередной рекорд – 63 дол/баррель.

В настоящее время свободные добычные мощности весьма незначительны и практически все они находятся на территории Саудовской Аравии (80 млн т). Для того чтобы защитить мировой рынок от внезапных колебаний, по прогнозам Международного энергетического агентства (МЭА) ОПЕК необходимо увеличить свои резервные добычные мощности как минимум вдвое. Однако в ближайшие годы большинство членов картеля не смогут этого сделать из-за ряда политических, экономических и технологических проблем.

Исключением является Саудовская Аравия, доля которой в мировой добыче нефти составляет 11 % (445 млн т в 2004 г.). В мае 2005 г. министр нефти страны Али аль-Найми заявил, что королевство в состоянии увеличить к 2015 г. добычу нефти до 750 млн т в год, поддерживая этот уровень в течение 100 лет [3]. Для этого правительство планирует инвестировать 15-18 млрд дол., что позволит ввести в строй 4 новых месторождения. Пытается увеличить свою нефтедобычу и Иран – вторая по нефтедобыче страна в ОПЕК (196,6 млн т в 2004 г.). Иранский меджлис утвердил план расширения нефтедобычи в стране на 50 млн т в год. Всего на энергетические проекты в рамках нового пятилетнего плана Иран предполагает затратить около 30 млрд дол. [10]. Однако увеличение нефтедобычи в этих странах произойдет не ранее 2008 г. До этого времени спрос на нефтяное сырье при любых форс-мажорных обстоятельствах не может быть удовлетворен производителями. Другой составляющей ажиотажа вокруг нефти в последние годы стали слухи о скором исчерпании нефтяных запасов. В период 1984-1994 гг. темп роста мировых запасов нефти вдвое превышал увеличение добычи. В абсолютном значении в 1984-1994 гг. был добыт 31 млрд т нефти, а запасы увеличились на 34 млрд т, т.е. уровень воспроизводства составлял 110 %. В последнем десятилетии из недр было извлечено 35,5 млрд т нефти, а прирост составил 23 млрд т новых запасов. Таким образом, уровень воспроизводства снизился до 65 %. Однако сам по себе факт снижения прироста запасов не говорит об их исчерпании.

Высокая рентабельность нефтяных проектов, которую обеспечивают текущие высокие цены на нефть, и значительные инвестиции в геологоразведку последних лет (20 крупнейших нефтяных компаний США в 2004 г., увеличили свои капиталовложения в ГРР на 16 % по сравнению с 2003 г.) позволяют надеяться на улучшение ситуации с воспроизводством запасов в ближайшие годы.

Необходимо учитывать, что при уровне нефтяных цен выше 30 дол/баррель рентабельным становится освоение нетрадиционных месторождений нефти: канадских нефтеносных песков (по различным оценкам запасы нефти в них составляют 25-400 млрд т), сверхтяжелой нефти Венесуэлы (запасы оцениваются в 33 млрд т), битуминозных терригенных пород. Если тенденция к повышению нефтяных цен сохранится, эти месторождения, вслед за Канадой, будут не только учитываться в мировых запасах, но и вводиться в освоение. По прогнозам доля нетрадиционной нефти в общемировой добыче вырастет с 4 % в 2004 г. до 11 % в 2030 г. (рис. 3).
 

Тенденция к спаду нефтедобычи в традиционных районах (Мексиканском заливе и Северном море), наиболее близких к основным потребителям, на фоне практически нулевого прироста запасов в 2004 г. (рис. 4) еще больше дестабилизирует ситуацию на нефтяном рынке. Однако и в этом случае значительную роль сыграли спекулятивные настроения, господствующие на рынке.
 

Влияние снижения нефтедобычи в США, Великобритании и Норвегии на мировой нефтяной рынок явно завышено, о чем свидетельствует анализ региональной нефтедобычи. Так, за последние 5 лет добыча нефти в Европе упала на 40 млн т. Однако за тот же период существенно выросла нефтедобыча в ближайших регионах-экспортерах: в Западной Африке – на 67,6 млн т, в России – на 135 млн т, на Ближнем Востоке – на 63 млн т [2]. Похожая ситуация и на американском рынке – падение нефтедобычи в США в 2000-2004 гг. на 20 млн т компенсировано ростом производства нефти в близлежащих странах – Мексике (20 млн т) и Канаде (19 млн т). Очевидно, что рост нефтедобычи в этих регионах восполнил не только спрос со стороны европейских и американских потребителей, но и частично азиатский спрос.

Обеспеченность нефтяными запасами (при текущем уровне добычи) основных стран-экспортеров составляет: Саудовской Аравии – 80 лет, России – 32 года, Ирана – 93 года, Нигерии – 41 год, Венесуэлы – 103 года, Канады – 234 года. Таким образом, мнение ряда аналитиков о близком (в пределах 2010-2020 гг.) достижении пика нефтедобычи и быстром исчерпания запасов «дешевой» нефти (не позднее 2030 г.) представляется ошибочным.

К фундаментальным факторам воздействия на рост нефтяных цен можно отнести также увеличение зависимости основных потребителей от ввозной нефти: за последние 20 лет суммарный экспорт нефти и нефтепродуктов увеличился вдвое: с 1,2 млрд т в 1985 г. до 2,4 млрд т в 2004 г. (с 43,4 до 63,3 % мирового потребления). Произошли изменения и в географии поставок нефти, увеличились объемы импорта нефти из нестабильных регионов и снизились – из “надежных” стран. Например, зависимость США от поставок нефти из Нигерии увеличилась с 8,6 % в 1995 г. до 11% в 2004 г., а от североморской нефти из Великобритании и Норвегии, наоборот, снизилась с 8,3 до 3,4 % (рис. 5).

Еще один фактор связан с нефтепереработкой. Строительство новых НПЗ не успевает за быстро растущим спросом на нефтепродукты последних лет. Поэтому в последние годы все чаще звучит мнение участников нефтяного картеля о том, что рост цен на нефть вызван не дефицитом сырья, а нехваткой перерабатывающих мощностей (в 2004 г. мощности нефтепереработки превышали добычу только на 5,4 %), строительство которых наполовину решило бы проблему современного рынка нефти.

В настоящее время основные мощности по нефтепереработке располагаются в Азиатском регионе и Северной Америке (рис. 6). Наименее развита нефтеперерабатывающая промышленность в основных добывающих регионах – Ближнем Востоке, Африке, Восточной Европе. То есть на рынке нефти существует разделение ролей – основные нефтедобывающие страны экспортируют нефть в сыром виде, а перерабатывают ее потребители рядом с рынком сбыта. Такая система имеет целый ряд преимуществ: удобство транспортировки и возможность производить именно те нефтепродукты, которые востребованы на данном рынке.
 

Однако в последнее время наметилась другая тенденция – строить НПЗ на месте добычи. Так, Саудовская Аравия в течение ближайших 5 лет планирует вложить 5-7 млрд дол. в переоборудование и новое строительство НПЗ в стране [5]. Компания Saudi Aramco планирует построить ориентированный на экспорт нефтеперерабатывающий завод в г.Янбу на Красном море. Мощность нового НПЗ составит 400 тыс. баррелей/сут (20 млн т в год). Предполагается, что завод будет работать на тяжелой аравийской нефти и поставлять высококачественные нефтепродукты на восточное побережье США, в Европу и Восточную Азию. Таким образом, Саудовская Аравия планирует увеличить свои перерабатывающие мощности на 80 % до 2010 г. Такое развитие событий потребует сложнейшей перестройки инфраструктуры рынка. Несмотря на это, переход от переработки у потребителя к переработке на месте добычи поможет стабилизировать глобальный рынок нефти, который сегодня страдает от межрегиональных дисбалансов, когда в одном регионе избыток сырой нефти, а в другом – недостаток нефтепродуктов. Обычно НПЗ ориентированы на определенный тип сырья и нефть из других месторождений им не подходит. Переработка на месте поможет решить эту проблему. Нефтепродукты будут направляться туда, где на них существует спрос, что сгладит региональные дисбалансы на мировом рынке нефти. Эта тенденция создает отличную возможность нефтедобывающим странам (особенно России) повысить долю добавленной стоимости с каждой экспортированной тонны.

Есть еще целый ряд объективных причин, определяющих высокий уровень цен на нефть. Среди них – оживление мировой экономики, продолжающийся рост спроса со стороны Китая и других стран Азии, ослабление доллара по отношению к другим мировым валютам, нестабильность и погодные аномалии в основных нефтедобывающих регионах. Вносят свою лепту и удорожание нефтедобычи в новых районах (на морском шельфе), использование современных технологий добычи, строительство инфраструктуры для изменения транспортных потоков (Западная Африка, Ближний Восток – Западная Европа, Азия; Каспий, Ближний Восток, Мексика, Канада – США).

Современный уровень цен на нефть устраивает основных игроков на нефтяном рынке. Производителям нефти (страны ОПЕК, Россия), чья экономика почти полностью зависит от “нефтедолларов”, он обеспечивает высокую прибыль и профицит государственного бюджета. Для основного потребителя нефти – США потому, что, во-первых, на них приходится 10 % мировой нефтедобычи, и, во-вторых, потому, что основные компании, которые работают в нефтедобывающих странах, – американские; кроме этого, высокие цены на нефть позволяют вовлекать в промышленную разработку все новые запасы нефтяного сырья, столь необходимого потребителям США.

Однако при стоимости нефти 55 дол/баррель и продавцу, и покупателю ясно, что они имеют дело с огромной спекулятивной надбавкой. Получается, что каждый участник нефтяного рынка так или иначе принимает участие в спекулятивном процессе. Но нефтяной “пузырь” может надуваться лишь до определенного предела. Переход за границы дозволенного чреват обрушением нефтяного рынка, а это невыгодно никому.

В условиях чрезмерной зависимости мирового рынка нефти от неведомой спекулятивной игры и отсутствия реального дефицита самого ресурса риск скорого и серьезного падения мировых цен велик. И если вдруг появится более привлекательный объект для спекуляций, произойдет отток капитала с мировых биржевых площадок по торговле нефтью; тогда не помогут ни урезание квот нефтедобычи со стороны ОПЕК, ни продолжающийся рост азиатского спроса на нефть. В этом случае цены на нефть могут упасть и надолго закрепиться на уровне ее «реальной стоимости», обеспечивающем покрытие издержек добычи и транспортировки и дающем разумную прибыль.

По базовому сценарию МЭА капитальные затраты на добычу необходимого количества нефти на следующие 15 лет составляют примерно 5-6 дол/баррель плюс операционные расходы – в среднем 15 дол/баррель. Учитывая транспортную составляющую и торговые накрутки, средневзвешенная цена нефти в ближайшие 15 лет должна быть в пределах 30-35 дол/баррель, т.е. вдвое меньше, чем сегодняшняя рыночная цена. К 2030 г. средняя мировая цена нефти повысится до 39 дол/баррель. По сценарию, предполагающему «замедленные инвестиции», к 2030 г. средняя мировая цена нефти достигнет 52 дол/баррель.

По прогнозам МЭА в ближайшие 25 лет спрос на энергоносители будет активно расти. Если мировая энергетическая политика не изменится в сторону увеличения эффективности и энергосбережения, то к 2030 г. спрос вырастет более чем на 50 %. Мировые ресурсы нефти в недрах способны удовлетворить ожидаемый спрос, но чтобы эти ресурсы стали доступны для потребителей, необходимы инвестиции в размере 17 трлн дол. [9].
 

 

ЛИТЕРАТУРА
1. Нефть России /Новости Online.
2. BP Statistical Rewiew of World Energy. – 2004.
3. Gulf News Online. – 2005.
4. Oil and Gas Journal. – 2004. – Т.102. – Вып.45.
5. RIGZONE. News online. – 2005.
6. US Energy Information Administration. Selected Crude Oil Spot Prices.
7. US Energy Information Administration. World Oil Balance, 1998-2002 (Table 2.1)|2003|.
8. US Energy Information Administration. World Oil Balance, 2000-2004 (Table 2.1). – 2004.
9. World Energy Outlook. – 2005.
10. World Oil. – 2005. – Т.226. – Вып.5.

©  М.Ю. Пузанова, Журнал "Минеральные ресурсы России. Экономика и управление", 1-2006
 

 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru