levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

 

 

 

 

 

ВАС ПРИВЕТСТВУЕТ

VIP Studio ИНФО

 

Публикация Ваших Материалов

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Phasellus rutrum, libero id imperdiet elementum, nunc quam gravida mi, vehicula euismod magna lacus ornare mauris. Proin euismod scelerisque risus. Vivamus imperdiet hendrerit ornare.

Верстка Полиграфии, WEB sites

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Phasellus rutrum, libero id imperdiet elementum, nunc quam gravida mi, vehicula euismod magna lacus ornare mauris. Proin euismod scelerisque risus. Vivamus imperdiet hendrerit ornare.

Книжная лавка

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Phasellus rutrum, libero id imperdiet elementum, nunc quam gravida mi, vehicula euismod magna lacus ornare mauris. Proin euismod scelerisque risus. Vivamus imperdiet hendrerit ornare.

Л.В. Игревская,  (Ведущий специалист, кандидат геолого-минералогических наук, Информационно-аналитический Центр “Минерал”)

Журнал «Минеральные ресурсы России. Экономика и управление» # 2006-1
    Конъюнктура мирового рынка никеля, определяемая прежде всего спросом на нержавеющие и легированные стали, в перспективе представляется благоприятной, поэтому многие компании в настоящее время расширяют действующие предприятия и стремятся к освоению новых никелевых месторождений.

Ключевые слова: Рынок никеля, никель, медно-никелевых руд, силикатные месторождения, геолого-разведка, ИАЦ "Минерал", Минеральные ресурсы России, экономика, управление.

 

Наиболее высок интерес к месторождениям латеритных (силикатных) кобальтоникелевых руд. С 2005 по 2010 г. на них планируется построить 17 предприятий по производству 665 тыс. т никеля в различных формах (товарной руде, рафинированном никеле, ферроникеле и др.) в год (рис. 1). До 2016 г. на латеритных месторождениях могут начать действовать еще 10 предприятий общей мощностью более 300 тыс. т никеля в различных формах в год (рис. 2). Подавляющая часть латеритных месторождений, планируемых к освоению, весьма крупные. В 18 из них выявленные ресурсы (примерно соответствуют по российской классификации сумме балансовых, забалансовых запасов и части прогнозных ресурсов категории Р1) никеля колеблются от 1,3 до 6,8 млн т.

 
Иначе обстоит дело с освоением сульфидных медно-никелевых месторождений. Проектов их освоения пока что всего 14. Суммарное производство планируемых на них предприятий составляет 210-215 тыс. т никеля в год, в основном в концентратах (рис. 3). Месторождения эти по большей части невелики. Крупные ресурсы никеля локализованы в пяти из них: в четырех выявленные ресурсы никеля оцениваются в 0,6-1,6 млн т, ресурсы месторождения Войси-Бей в Канаде близки к 2 млн т.

 

Чем же обусловлена такая диспропорция между проектами освоения латеритных и сульфидных месторождений? До середины 90-х гг. прошлого века доля медно-никелевых руд в структуре мировых подтвержденных запасов достигала 57 %, а месторождений латеритного типа – 43 %. А уже в 2004 г. на сульфидный никель пришлось всего 39 % мировых запасов, в то время как на латеритные руды – 61 %. При этом доля сульфидного никеля в его добыче за прошедшее десятилетие изменилась мало и составляет 60-65 %. Руды медно-никелевых месторождений, безусловно, ценнее руд силикатных месторождений, поэтому и отрабатываются с большей интенсивностью.

Если в латеритных рудах полезным компонентом, кроме никеля, является только кобальт (очень редко медь и МПГ), то медно-никелевые руды, кроме никеля, содержат в значительных количествах и медь, и кобальт, а также МПГ, золото, серебро, редкие элементы. В ряде месторождений стоимость попутных компонентов, таких как платина и палладий, превышает стоимость никеля и меди.

Технологические схемы металлургического передела медно-никелевых руд за время существования никелевой промышленности постоянно совершенствовались, сепаративное извлечение как основных, так и второстепенных металлов достигло высокого уровня. В результате мировая никелевая промышленность долгие годы была ориентирована в основном на поиски, разведку и отработку руд именно этого типа, и неосвоенных месторождений сульфидных медно-никелевых руд в мире осталось значительно меньше, чем латеритных.

Силикатные месторождения активно разрабатывались лишь в странах, где не было медно-никелевых либо они не имели существенного значения: в Новой Каледонии, Индонезии, Доминиканской Республике, Бразилии, Колумбии, Греции, на Кубе и Филиппинах. При этом отрабатывались преимущественно маложелезистые руды с высоким содержанием никеля (от 1,2 до 3,0 % и более), а большая часть предприятий, осуществлявшая их передел, была ориентирована на производство ферроникеля, содержащего от 20-25 до 50-60 % никеля и кобальта. Кобальт в самостоятельный продукт при этом не извлекался. Металлургический передел железистых руд (более 35-40 % Fe2O3) с пониженным содержанием никеля и относительно высоким кобальта (0,06-0,1 % и более) осуществлялся в небольших объемах и только в тех странах, где качество силикатных никелевых руд в целом было невысоко, например в России, Югославии, Украине.

Интерес к латеритным месторождениям резко возрос с начала отработки на рубеже 1998-1999 гг. трех кобальтоникелевых месторождений в Западной Австралии: Муррин-Муррин (среднее содержание никеля в рудах – 0,99 %,  кобальта – 0,063 % ), Кос (1,0 % никеля и 0,06 % кобальта) и Булонг (1,14 % никеля и 0,09 % кобальта). Для переработки руд была применена модифицированная технология прямого автоклавного серно-кислотного выщелачивания под высоким давлением (HPAL), обеспечивающая высокий уровень извлечения (до 95-97 %) как никеля, так и кобальта в самостоятельные виды товарной продукции при низкой себестоимости производства. До этих пор технология автоклавного серно-кислотного выщелачивания, некогда разработанная канадской компанией Sherritt International Corp. для передела окисленных никелевых руд, применялась весьма ограниченно: до декабря 1998 г. по этой технологии действовал только завод в г.Моа на Кубе. Однако к концу прошлого века накопился опыт по применению автоклавов большого объема, перерабатывающих минеральное сырье при весьма жестких параметрах: высоком давлении и температуре выше 200 оC; были разработаны специальные высокопрочные сплавы для изготовления автоклавов, высоконапорные насосы, подающие в них рудную пульпу, и т.д. Расчеты показали, что массовое освоение латеритных месторождений с применением технологии HPAL экономически выгодно: руда добывается открытым способом, что несравнимо по стоимости с подземной добычей, отпадает необходимость ее предварительного обжига, недорог используемый реагент (серная кислота); извлечение металлов после выщелачивания может вестись с помощью относительно низкозатратного процесса жидкостной экстракции – электролиза (SX/EW).

Серно-кислотное выщелачивание сделало возможным освоение обедненных никелем железистых (лимонитовых, охристых) руд, широко распространенных  во многих странах. И это стало второй причиной, приковавшей внимание к латеритным месторождениям. Сыграло свою роль и то обстоятельство, что открытие медно-никелевых месторождений, особенно крупных, таких как Войси-Бей в Канаде (1993 г.), в последние десятилетия является редким явлением. К тому же  ряд крупнейших латеритных месторождений локализован в развивающихся странах (Филиппины, Индонезия, Новая Каледония, Папуа-Новая Гвинея, Гватемала и др.), где затраты на их отработку и производство товарной продукции обещают быть более низкими, чем, например, в Австралии и Канаде.

В результате возникли многочисленные проекты освоения латеритных месторождений, на что не повлияло даже то, что австралийские «первопроходцы», применившие технологию HPAL – Anaconda Nickel Ltd., Preston Resources Ltd. и Centaur Mining & Exploration Ltd., – так и не смогли вывести свои предприятия на планируемый уровень производства.

Anaconda Nickel, сменившая в 2004 г. название на Minara Resources Ltd., на своем предприятии Муррин-Муррин столкнулась с проблемами растрескивания швов автоклавов, коррозии металлургического оборудования и другими техническими проблемами. Годовая мощность завода уже к концу 1999 г. должна была составить 45 тыс. т рафинированного никеля и 3,5 тыс.т кобальта. Но эта задача так и не была решена. В 2003 г. было произведено 28 тыс. т никеля и 2,04 тыс. т кобальта, в 2004 г. – 28,5 тыс. т никеля и 1,98 тыс. т кобальта [2].

На предприятии Булонг также столкнулись с коррозией автоклавов и сложностями при использовании в процессе передела руд воды, которая оказалась чересчур минерализованной. До сентября 2002 г. предприятие принадлежало компании Preston Resources Ltd., но в связи с тем, что она понесла крупные финансовые потери при строительстве горно-металлургического комбината и не смогла пролонгировать свой долг, активы предприятия были выкуплены фирмами Bulong Operations Pty Ltd. и Bulong Nickel Pty Ltd. Плановая мощность предприятия (22 тыс. т никеля и 1,5 тыс. т кобальта в год) достигнута не была. В 2003 г. на предприятии был произведен самый большой по сравнению с предыдущими годами объем  никеля – 7 тыс. т и только 0,5 тыс. т кобальта. Затем производство было остановлено, Bulong Group обанкротилась и продала права на добычу руды на месторождении австралийской компании Heron Resources Ltd., а гидрометаллургический завод через ряд дочерних фирм – канадской LionOre Mining International Ltd., которая намерена модифицировать технологические линии завода и поднять его производительность до 40 тыс. т никеля в год.

Предприятие Кос с декабря 2001 г. принадлежит американской корпорации OM Group Inc. (OMG), выкупившей его у австралийской компании Centaur Mining & Exploration Ltd., не справившейся с реструктуризацией своих долгов. В 2002 г. OMG прекратила производство рафинированного никеля на предприятии с целью удешевления продукции: теперь здесь производятся полупродукты никеля и кобальта с дальнейшим рафинированием металлов на заводах OMG в Финляндии.

Наибольшую активность в освоении латеритных месторождений проявляют канадские, австралийские и британские компании. С участием канадских компаний до 2016 г. будут введены в строй предприятия на семи латеритных месторождениях суммарной мощностью 370 тыс. т никеля в год. Все они расположены за пределами Канады. Австралийские компании за те же годы намерены ввести на пяти латеритных месторождениях предприятия с годовой производительностью 205 тыс. т никеля, из них 97 тыс. т никеля будет производиться вне Австралии. Особо активна в отношении новых никелевых проектов британо-австралийская ВНР Billiton Group. Она полностью или частично примет участие в освоении шести латеритных месторождений в Австралии, Турции, Индонезии, на Кубе и Филиппинах. Плановая мощность будущих предприятий составляет более 150 тыс. т никеля в различных формах.

Самыми крупными предприятиями (50 тыс. т и более никеля в год) на латеритных месторождениях, где будет использована технология автоклавного серно-кислотного выщелачивания под давлением в различных модификациях и которые по плану будут введены в строй с 2007 по 2010 г., являются Рейвенсторп в Западной Австралии (50 тыс. т никеля в кобальтоникелевом гидроксиде), Горо в Новой Каледонии (60 тыс. т в никелевом оксиде), Амбатови на Мадагаскаре (60 тыс. т рафинированного никеля), Веда-Бей в Индонезии (60 тыс. т никеля в сульфидной форме), Накети-Богота в Новой Каледонии (52 тыс. т в полупродукте).

В России силикатные никелевые месторождения сосредоточены на Урале: в Челябинской, Свердловской и Оренбургской областях. Ресурсная база уральских предприятий достаточно велика, но качество руд невысоко (среднее содержание никеля – менее 1 %, кобальта – 0,04-0,08 %). Используемая технологическая схема их металлургического передела (шахтная плавка) устарела, связана с большим расходом кокса и поэтому дорогостоящая. Мощности никелевых заводов используются менее чем наполовину, их работа убыточна. Они не имеют достаточного финансового обеспечения ни для расширения и модернизации добычных и перерабатывающих мощностей, ни для проведения геолого-разведочных работ и подготовки к отработке новых объектов. Вместе с тем никелевые рудники и заводы Урала являются градообразующими. Их остановка может привести к массовой безработице и вызвать социально-экономическое напряжение в регионе.

Крупные российские специалисты по металлургии никеля и кобальта И.Д.Резник, Г.П.Ермаков, Я.М.Шнеерсон считают, что действенным способом, обеспечивающим снижение себестоимости уральской продукции до конкурентоспособного уровня и не требующим капитальной реконструкции металлургических цехов, является предварительное обогащение руд методом сегрегационного обжига (при шахтной плавке руды не обогащаются). При применении сегрегационного обжига извлечение никеля в концентрат с содержанием 8-10 % никеля составляет 80-82 %, кобальта – 66 %, что соответственно на 9 % и почти в 2 раза превышает извлечение металлов в штейн при шахтной плавке. Себестоимость товарной продукции при использовании схемы с сегрегационным обжигом снижается по их расчетам в 2,5 раза относительно шахтной плавки. Применение после обжига для переработки концентрата автоклавного серно-кислотного выщелачивания еще более повышает экономический эффект передела руд по новой схеме, поскольку делает возможным селективное извлечение из него никеля и кобальта на 99 % [1].

Появление значительного числа проектов освоения силикатных никелевых месторождений, большая часть которых предусматривает использование для переработки латеритных руд технологии HPAL, свидетельствует о том, что продуценты никеля рассматривают эту технологию на современном этапе развития никелевой промышленности как наиболее рентабельную. Исследований процесса прямого серно-кислотного выщелачивания уральских руд под высоким давлением не проводилось. Изучение выщелачивания концентратов с помощью серной кислоты в автоклавах, показавшее высокий результат, серьезно не ведется.

Исследования следует продолжить. В случае их положительного результата уральские никелевые заводы могут превратиться в высокодоходные предприятия, а перспективы развития никелевой промышленности региона заметно расширятся за счет вовлечения в промышленную отработку значительной части низкосортных никельсодержащих руд, которые при использовании шахтной плавки разрабатывать экономически нецелесообразно.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Резник И.Д. Никель / И.Д.Резник, Г.П.Ермаков, Я.М.Шнеерсон. В 3 т. – М.: ООО “Наука и технологии”, 2000. Т.1: Развитие никелевой промышленности в СССР. Подготовка руд и концентратов к металлургическому переделу. Обогащение окисленных никелевых руд.
2. Minara Resources Ltd. Annual Report (Six Months to 31 dec.2004). http://www.minara.com.au 2005.
3. USGS. Minerals Yearbook 2003. Nickel. http://minerals.usgs.gov 2005.


©  Л.В. Игревская, Журнал "Минеральные ресурсы России. Экономика и управление". 2006-1.
 

 

 

 
SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� Rambler's Top100 �������@Mail.ru