viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

 

 

 

 

 

ВАС ПРИВЕТСТВУЕТ

VIP Studio ИНФО

 

Верстка Полиграфии, WEB сайтов

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Phasellus rutrum, libero id imperdiet elementum, nunc quam gravida mi, vehicula euismod magna lacus ornare mauris. Proin euismod scelerisque risus. Vivamus imperdiet hendrerit ornare.

Книжная лавка

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Phasellus rutrum, libero id imperdiet elementum, nunc quam gravida mi, vehicula euismod magna lacus ornare mauris. Proin euismod scelerisque risus. Vivamus imperdiet hendrerit ornare.

Б.Л. Хамидуллин,  (К.ист.н., Институт татарской энциклопедии и регионоведения Академии наук Республики Татарстан, г. Казань)

Серия «Гуманитарные науки» # МАЙ  2017

Ш.Ф.Мухамедьяров
В статье рассматривается вклад известного историка Ш.Ф.Мухамедьярова (1923–2005) в изучение истории Казанского ханства. Ш.Ф.Мухамедьяров является признанным специалистом по средневековой истории России, автором многочисленных трудов по истории Казанского ханства, Крыма и Якутии, средневековой истории тюрков и финно-угров Поволжья и Урала. Его кандидатская диссертация “Социально-экономический и государственный строй Казанского ханства (XV – первая половина XVI вв.)”, написанная в 1950 г. явилась серьезным шагом вперед на пути объективного изучения истории Казанского государства. Ученый в своих трудах одним из первых попытался выйти за рамки предвзятой и конъюктурной советской историографической традиции в отражении истории татарского народа, в целом, и Казанского ханства, в частности.

Ключевые слова: Ш.Ф.Мухамедьяров, Среднее Поволжье, Казанское ханство, историография, источниковедение.

 

Своеобразным “лучом света в темном царстве” в отечественной историографии истории Казанского ханства в советский период явилась диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Шамиля Фатыховича Мухамедьярова “Социально-экономический и государственный строй Казанского ханства (XV – первая половина XVI вв.)” [18–19; 28, с. 67–88; 26; 3], написанная в 1950 г. под руководством члена-корреспондента АН СССР М.Н.Тихомирова и успешно защищенная в Москве в 1956 г.*

* Информация о том, что диссертация была написана в 1950 г., а защищена в 1956 г., была получена мной из уст самого Ш.Ф.Мухамедьярова. На титуле рукописи диссертации указано “Москва, 1950”. О том, что диссертация была защищена в 1956 г. я отметил в своей монографии “Народы Казанского ханства” [28, с. 67].

Эта работа, хотя и отражала многие тенденции развития советской исторической науки 1950-х гг., однако, явилась серьезным шагом вперед на пути объективного изучения истории Казанского государства. Не останавливаясь на “отпечатках времени” в тексте диссертации, отметим наиболее оригинальные ее положения.

В своем исследовании Ш.Ф.Мухамедьяров использовал широкий круг доступных ему источников. Все разнообразие их анализируется автором в первой главе диссертации [18, с. 8–53], где отмечается “отсутствие единого компактного фонда источников, на основании которых можно было бы поставить и осветить вопросы социально-экономической истории Казанского ханства”. Это обстоятельство обусловило привлечение автором разнообразных по своему характеру и происхождению источников как на русском, так и на восточных и западноевропейских языках. Из всей совокупности источников, привлеченных к исследованию, Ш.Ф.Мухамедьяров на первый план ставит следующие: 1) ярлык хана Сахиб-Гирея; 2) татарские завещания; 3) казанско-татарскую эпиграфику; 4) труды Хисамуддина Муслими и Кадыр Али-бека; 5) поэмы Мухаммедъяра; 6) фольклорные материалы; 7–8) русские летописи; 9) “Историю…” А.М.Курбского; 10) сборники исторических и юридических актов; 11) неопубликованные русские источники из фондов Центрального государственного архива древних актов; 12) “Записки…” С.Герберштейна. Кроме указанных источников, автором эпизодически привлекались данные археологии, этнографии и лингвистики. Ш.Ф.Мухамедьяровым было отмечено, что “возможность использования археологических источников была чрезвычайно ограничена, т.к. археологическое изучение Татарстана в дореволюционный период и достижения советской археологии…, имеющие важное значение для понимания истории Татарстана в древний период и раннее средневековье, прямого отношения к интересующему нас Казанскому ханству не имеют”. Таким образом, мы видим, что диссертация строится на базе привлечения самых разнообразных источников, не позволивших, однако, ее автору “полностью разрешить проблемы феодального прошлого Казанского ханства”.

Далее диссертация Ш.Ф.Мухамедьярова разделена на несколько глав, основное содержание которых полностью отражено в заглавии глав и параграфов: Гл.2. Хозяйство Казанского ханства (§1. Критический обзор высказываний об основном занятии населения Казанского ханства; §2. Свидетельства источников о развитии земледелия в Волго-Камском крае в XV–XVI вв.; §3. Вопрос о системе земледелия в Казанском ханстве; §4. Основные сельскохозяйственные орудия; §5. Садоводство, скотоводство, бортничество, охота и рыболовство); Гл.3. Феодальное землевладение (§1. Предварительные замечания; §2. Ханское землевладение; §3. Крупное феодальное землевладение; §4. Сойюргал – основной вид феодального землевладения в Казанском ханстве); Гл.4. Положение крестьянства (§1. Вопрос о крепостном праве; §2. Крестьянское землевладение; §3. Общий перечень податей и повинностей крестьян); Гл.5. Ремесло и торговля в Казанском ханстве (§1. Вопрос о татарском феодальном городе; §2. Город Казань; §3. Внутренняя торговля; §4. Внешняя торговля; §5. Ремесло); Гл.6. Государственный строй Казанского ханства (§1. Вопрос о политическом строе Казанского ханства в буржуазной историографии; §2. Образование Казанского ханства; §3. Классовая сущность Казанского ханства как государства феодалов-землевладельцев; §4. Высшие органы власти; §5.Высшие органы управления; §6. Местные органы власти; §7. Местные органы управления).

Как мы видим, диссертация Ш.Ф.Мухамедьярова носит комплексный характер, в ней затронуты многие проблемы политической и социально-экономической истории Казанского государства. На наш взгляд, рассматривая эту работу, в первую очередь необходимо обратить внимание на шестую главу. По мнению автора диссертации, после монгольского завоевания 1236 г. Волжская Булгария вошла в состав Золотой Орды, “сохранив некоторые элементы автономии”. В это время она была феодально-раздробленной и состояла из нескольких княжеств, наиболее крупными из которых были Булгарское, Жукотинское и Иски Казанское. Упадок Золотой Орды приводит к отделению от этого государства целых улусов, “процессу объединения феодально-раздробленных княжеств Волжско-Камского края” и отделению Булгарии от Золотой Орды. “В 1407 году, – пишет Ш.Ф.Мухамедьяров, – Казань, по-видимому, [уже] была независимой от Золотой Орды”, о чем свидетельствует информация И.Шильтбергера, русских летописей и ряда монет, чеканенных в Болгаре ал-Джадид. В это время население центральных улусов Золотой Орды, пытаясь избежать бесконечных разорений от внутренних феодальных междоусобиц и внешний вторжений, перекочевывает на окраины Золотой Орды: в Булгарию, Крым, Сибирь и т.д. “Связь между [пришедшим в запустение] центром Золотой Орды и окраинами постепенно прерывается, и на окраинах складываются самостоятельные государственные образования, способствующие постепенной консолидации отдельных народностей (казанских татар, ногайцев и др.)”. По мнению автора диссертации, не имеет решающего значения – кем было основано Казанское ханство – Улуг-Мухаммадом в 1437–1438 гг. или Махмутеком в 1445 г. Важно, что “в условиях постоянных феодальных войн и нападений соседей установление более сильной власти, чем та, которая была до первых казанских ханов, должно было положительно повлиять как на экономику страны, так и на положение населения”. Ханы нашли здесь поддержку среди “части местного населения”, видевшего в их приходе усиление центральной власти и ослабление постоянных междоусобиц. “Попытку изобразить возникновение Казанского ханства исключительно как результат завоевания народностей Волжско-Камского края вооруженными отрядами золотоордынских татар следует признать ошибочной”, – заключает автор.

Анализируя высшие органы власти Казанского ханства, Ш.Ф.Мухамедьяров отмечает, что Казанское государство являлось слабо централизованной феодальной монархией, во главе его стоял хан – первый феодал-землевладелец в стране, повседневная деятельность которого “контролировалась и направлялась верхушкой феодального класса”. Далее он рассматривает совет при хане – диван, который состоял из “приближенных ко двору представителей феодальной знати и высшего мусульманского духовенства”. Главными членами дивана были представители “четырех известных татарских фамилий: Ширин, Барын, Аргын и Кипчак”, носившие специальное название “карачи” (букв. ‘смотритель’, русское “князь князей”). Вся территория Казанского ханства в административном отношении делилась на несколько “дорог” – Ногайскую, Арскую, Алатскую, Зюрейскую и Галичскую; эти дороги, в свою очередь, делились на улусы (“вилаяты”, области), во главе которых стояли наместники центрального правительства (дивана и карачи-беков?) – “хакимы”, о чем свидетельствуют тексты ярлыка Сахиб-Гирея (строки 2, 4, 5) и “Казанской истории”. Для обсуждения наиболее важных государственных вопросов собирался съезд казанских феодалов – “курултай”, называвшийся в русских источниках “вся земля Казанская”. Это было “собрание казанских феодалов (светских и духовных), с участием представителей князей и старейшин входивших в Казанское ханство племен и народностей”. Здесь Ш.Ф.Мухамедьяров резко критикует М.Г.Худякова за то, что он называл курултай “единственным выразителем народной воли”, что, по мнению диссертанта, “является грубым извращением природы политической надстройки в классовом обществе”.

Характерной чертой центральной татарской администрации, пишет Ш.Ф.Мухамедьяров, являлось тесное переплетение публичных и частных функций должностных лиц: не было четкого различия высших органов государственного управления от органов управления частными делами хана. Далее он дает анализ дворцовых чинов в Казанском ханстве: главы финансового ведомства, дворецкого (ведавшего ханским хозяйством), конюшего, ловчего (ведавшего ханской охотой), окружничего (ведавшего ханским арсеналом?), “хлебокормля” (ведавшего ханской кухней), аталыка (воспитателя ханских детей), пишет о ханской канцелярии и т.д.

Какие же выводы делает Ш.Ф.Мухамедьяров в заключение своей диссертации? По его мнению, изучение социально-экономического и государственного строя Казанского ханства показывает, что на территории ханства господствовали феодальные отношения. Земледелие было главным занятием жителей, основой феодального способа производства. При этом земледельческая культура Казанского ханства была преемственно связана с предшествовавшей ей богатой земледельческой культурой волжских булгар. Основными земледельческими районами государства были Заказанье и Горная сторона. Земля являлась основным средством и условием производства. Отношением к земле определялось положение в обществе отдельных лиц, групп и классов. Татарское феодальное общество состояло из двух основных групп: феодалов и крестьян. Верхушку феодальной знати составляли эмиры (беги, князья). Вторую категорию феодалов составляли мурзы – дети эмиров. Третью категорию составляли огланы – служилые феодалы-военачальники. Самой низшей категорией феодалов были казаки. Особую влиятельную группу феодалов составляло высшее мусульманское духовенство. Типичной формой поземельных отношений в ханстве была военно-ленная система в виде наследственного владения (феод – сойюргал – вотчина). Феодалы пользовались иммунитетом, основой которого были не пожалования ханов, а владение феодалов землей. Неоднократные вооруженные восстания крестьянского населения (1496, 1546, 1551 и другие гг.) против казанских ханов и их феодалов, пишет далее Ш.Ф.Мухамедьяров, наглядно свидетельствуют о сильных внутренних противоречиях в татарском феодальном обществе.

Таким образом, мы видим, что при всех объективных и субъективных факторах, сопутствующих исследовательской работе Ш.Ф.Мухамедьярова, он смог относительно полно и адекватно изложить накопленный им материал и доказать, что “государственное образование народов Среднего Поволжья” Казанское ханство представляло собою достаточно развитое феодальное государство. Свои основные положения о политическом и социально-экономическом развитии Казанского ханства Ш.Ф.Мухамедьяров развил в последующие годы во многих своих публикациях по истории Казанского ханства, обратив позднее пристальное внимание этногенезу и этнической истории татарского народа, культуре Казанского ханства, а также событиям 1552 г. Можно, например, особо отметить написанные им разделы о народах Поволжья и Приуралья в “Очерках истории СССР” [24, с.717–734] и [25, с.423–442, 660–682], брошюру “Земельные правоотношения в Казанском ханстве” [10], статьи “К истории земледелия в Среднем Поволжье в XV–XVI веках” [14], “К вопросу о положении крестьянства в Казанском ханстве” [13], “Тарханный ярлык казанского хана Сахиб-Гирея 1523 года” [21], “Казанское ханство” [15], “Изучение в СССР основных этапов военно-политической истории тюркских народов Поволжья и Приуралья” [11], “Изучение в СССР этнокультурных связей тюркоязычных и финно-угорских народов Поволжья и Приуралья” [12] и “Сравнительно-историческое изучение в СССР феодальных отношений у финно-угорских и тюркских народов Поволжья” [20]. Этногенез и этническая история татар рассмотрены Ш.Ф.Мухамедьяровым во многих его статьях (часто – в соавторстве с Р.Г.Кузеевым), но в определенной степени базовой является его статья “Основные этапы происхождения и этнической истории татарской народности” [17], где проанализированы 3 основные теории происхождения татар, периодом формирования татарской народности назван конец XIV – середина XVI в., исследовано функционирование этнонима “татары” и т.д. Здесь ученый пишет: “Казанские татары не являются прямыми потомками ни татаро-монгольских завоевателей, ни волжских болгар и сформировались как народность в результате длительного и сложного исторического процесса, в результате этнического смешения местных и пришлых племен, когда в период Казанского ханства складываются необходимые условия для завершения этнической консолидации, значительно усиливаются территориальные связи, развивается языковая общность, элементы экономической связи и укрепляется национальное самосознание новой этнической общности. Образование Казанского ханства во второй четверти XV в. политически оформляет этническую территорию татарской народности, а само это феодальное государство предстает перед нами как национальное государство казанских татар” [17, с. 54]. Целостный взгляд Ш.Ф.Мухамедьярова на этногенез казанских татар и историю Казанского ханства обозначен в одной из самых последних его работ во 2-м томе “Очерков истории распространения исламской цивилизации” [16]. О завоевании Казани Иваном IV в концептуальной интерпретации Ш.Ф.Мухамедьярова (соавтор – Б.Л.Хамидуллин) написано в статьях “Казанское ханство в панораме веков (отражение событий 1552 года в источниках и литературе)” и “Казанское взятие: взгляд из XXI века” [23; 22].

В заключении хотелось бы отметить, что все вышеуказанные работы историка внесли существенный вклад в исследование этнополитической и социально-экономической истории татар Поволжья XV–XVI вв. Ученый в своих трудах одним из первых попытался выйти за рамки предвзятой и конъюктурной советской историографической традиции в отражении истории татарского народа, в целом, и Казанского ханства, в частности. Высказанные им идеи и взгляды нашли дальнейшее продолжение в монографических трудах и обобщающих энциклопедических статьях современных историков, изучающих историю Казанского ханства (см., например: [28–29; 7; 1; 27]).


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Аксанов А.В. Казанское ханство и Московская Русь: Межгосударственные отношения в контексте герменевтического исследования. – Казань, 2016. – 288 с.
2. Исхаков Д.М., Измайлов И.Л. Введение в историю Казанского ханства: Очерки. – Казань, 2005. – 116 с.
3. Мухамедьяров Ш.Ф. Земельные правоотношения в Казанском ханстве. – Казань, 1958. – 27 с.
4. Мухамедьяров Ш.Ф. Изучение в СССР основных этапов военно-политической истории тюркских народов Поволжья и Приуралья // Central Asiatic Journal. – Wiesbaden, 1973. – Vol. 17. – № 2–4. – 200–211 р.
5. Мухамедьяров Ш.Ф. Изучение в СССР этнокультурных связей тюркоязычных и финно-угорских народов Поволжья и Приуралья // Altaica. Proceedinen of the 19th annual meeting of the PIAC. Held in Helsinki, 7–11 Iune 1976. – Helsinki, 1977. – 181–188 р.
6. Мухамедьяров Ш.Ф. К вопросу о положении крестьянства в Казанском ханстве // Ученые записки КГУ. – Казань, 1962. – Т. 122. – Кн. 2. – С. 143–161.
7. Мухамедьяров Ш.Ф. К истории земледелия в Среднем Поволжье в XV–XVI веках // Материалы по истории сельского хозяйства и крестьянства СССР. – М., 1959. – С. 89–122.
8. Мухамедьяров Ш.Ф. Казанское ханство // История Татарской АССР с древнейших времен до наших дней. – Казань, 1968. – С. 68–100.
9. Мухамедьяров Ш.Ф. Казанское ханство // Очерки истории распространения исламской цивилизации: В 2 т. – М., 2002. – Т.2. – С. 144–151.
10. Мухамедьяров Ш.Ф. Основные этапы происхождения и этнической истории татарской народности // VIIIth Congress of Anthropological and Ethnological Sciences. – Tokio, 1968. – B.2. – 53–56 р.
11. Мухамедьяров Ш.Ф. Социально-экономический и государственный строй Казанского ханства (XV – первая половина XVI вв.) / Дисс. … кин. – М., 1950. – 381 с.
12. Мухамедьяров Ш.Ф. Социально-экономический и государственный строй Казанского ханства (XV – первая половина XVI вв.) / Репринтное воспроизведение кандидатской диссертации (Институт истории АН СССР, г. Москва, 1951 г.). Сост. и отв. ред. Р.Г.Галлям; авторы предисл. Р.Г.Галлям, С.М.Исхаков, А.А.Бурханов. – Казань, 2012. – 276 с.
13. Мухамедьяров Ш.Ф. Сравнительно-историческое изучение в СССР феодальных отношений у финно-угорских и тюркских народов Поволжья // Congressus quartus internationafis fenno-ugristanum. – Budapest, 1983. – 16–23 р.
14. Мухамедьяров Ш.Ф. Тарханный ярлык казанского хана Сахиб-Гирея 1523 года // Новое о прошлом нашей страны. Памяти академика М.Н.Тихомирова. – М., 1967. – С. 104–109.
15. Мухамедьяров Ш.Ф., Хамидуллин Б.Л. “Казанское взятие”: взгляд из XXI века // Научный Татарстан. – Казань, 2012. – № 3. – С. 31–40.
16. Мухамедьяров Ш.Ф., Хамидуллин Б.Л. Казанское ханство в панораме веков (отражение событий 1552 года в источниках и литературе) // Татарский народ после 1552 года: потери и приобретения: Материалы научной конференции 2002 г. – Казань, 2003. – С.263–290.
17. Очерки истории СССР. Период феодализма. IX–XV вв.: В 2 ч. Ч.I. IX–XIII вв. Древняя Русь. Феодальная раздробленность. – М, 1953. – 1020 с.
18. Очерки истории СССР. Период феодализма. IX–XV вв.: В 2-х ч. Ч.II. Объединение русских земель вокруг Москвы и образование Русского централизованного государства. – М, 1953. – 1020 с.
19. Хамидуллин Б.Л. По следам Михаила Худякова (“забытый” труд середины XX столетия по истории Казанского ханства) // Зеленодольский регион: проблемы истории и культуры. – Казань–Зеленодольск, 2003. – С. 213–234.
20. Хамидуллин Б.Л. Казанское ханство // Большая Российская энциклопедия. – М., 2008. – Т. 12. – С. 402–405.
21. Хамидуллин Б.Л. Народы Казанского ханства: этносоциологическое исследование. – Казань, 2002. – 335 с.


©  Б.Л. Хамидуллин, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru