viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

С.В. Шустова,  (Д.филол.н., профессор, Пермский государственный национальный исследовательский университет)

Е.А. Платонова,  (К.филол.н., ст. преподаватель, Пермский государственный национальный исследовательский университет)

Е.А. Шалгина,  (Ст. преподаватель, Пермский государственный национальный исследовательский университет)

Серия «Гуманитарные науки» # ИЮНЬ  2017

Паремия
В статье рассматриваются вопросы вариативности и трансформаций паремий русского, немецкого и английского языков с привлечением французского языка. В фокусе внимания авторов находятся паремийные трансформанты, способствующие расширению границ паремиологического пространства и представляющие актуальный материал для изучения.

Ключевые слова: Паремия, паремийный трансформант, паремиологическое пространство, трансформация, вариативность.

 

Паремии порождаются устным народным творчеством, они обобщают опыт народа, связанный с его социальной практикой; паремии рассматриваются как минитексты, выражающие определенные воззрения. функционируют в определенной ситуации, но не обозначают деталей, а фиксируют закономерность. Паремический смысл представляет собой семантическую категорию, которая актуализируется посредством паремических средств и обладает обобщенным значением. Паремии имеют относительную независимость значений от контекста употребления и способны сохранять «прозрачность» внутренней формы высказывания в условиях разных событийных фонов [7; 12, c. 168; 13]. Живое употребление языковых единиц стимулирует их варьируемость. Все единицы языка представлены в виде множества вариантов, это обусловлено присущим им свойством «экземплярности». Каждая единица существует в виде множества экземпляров, оставаясь при этом собой. Само бытие отдельной единицы языка есть её варьирование, сосуществование множества ее вариантов [14, c. 81; 1, с. 216]. В этой связи особую актуальность приобретает вариативность паремий, их трансформации.

В языкознании существуют разные обозначения  для модифицированных пословиц: трансформации [9], квазипословицы [3], антипословицы [4], Antisprichwörter [16], anti-proverbs [18]. О.Н. Антонова использует термин «паремийный трансформ», понимая его как «трансформированный вариант узуальной пословицы или поговорки, претерпевающий изменения на лексическом, морфологическом и синтаксическом уровнях и сохраняющий ассоциативную связь с узуальным прототипом паремии» [2]. С.И. Гнедаш различает понятия «провербиальная вариация» и «провербиальная трансформация»:

1) Ohne Fleiβ kein Preis,
2) Ohne Schweiβ kein Preis,
3) Ohne Fleiβ kein Reis,
4) Ohne Erwartungen keine Frust.
К вариантам исследователь относит случаи 1 и 2, к трансформантам – 3 и 4 [5]. Г. Браузингер фиксирует следующие модификации:

Lügen haben kurze Beine:
Liegen haben kurze Beine.
Lügen haben kurze Finger.
Lügen haben kurze Beine, aber  einen gewaltigen Wagenpark.
Unter den Lügen, denen man kurze Beine nachsagt, gibt es vorzügliche Langstreckerläufer
[15, S. 91].

В настоящей статье модификации паремий мы называем паремийными трансформантами, при этом мы имеем в виду сохранение ассоциативной связи с прототипической формальной и смысловой структурой ивариантной паремии. Трансформации паремий могут быть ироничными, гротескными, абсурдными, это обусловлено тем, что предыдущая модель не отвечает особенностям новой действительности. В качестве средств модификации выступают игра слов, гиперболизация, пояснение, искажение:

Ende gut – alles gut → Magen gut – alles gut;
Der Apfel fällt nicht weit vom Stamm → Ein voller Bauch fällt nicht weit vom Stamm;
Erst die Arbeit, dann das Spiel → Erst die Ehe, dann der Job;
Mit vollem Bauch denkt man schwer → Mit vollem Bauch denkt man schwer, aber loyal;
Neue Besen kehren gut → Neue Besen kehren nicht nur gut, sie sind auch hübscher, als alte;
Besser ein Spatz in der Hand, als eine Taube auf dem Dach → Besser ein Onkel, der Gutes bringt, als eine Tante, die bloβ Klavier spielt
[11, c. 22−30].

Известный исследователь-паремиолог В. Мидер приводит следующие примеры антипословиц (в нашей терминологии – паремийный трансформант) к паремии Wer andern eine Grube gräbt, fällt selbst hinein:

Wer andern eine Grube gräbt, krümmt sich beizeiten (Richard von Schaukal. Gedanken, 1931).
Ein Mensch fällt jäh in eine Grube,
Die ihm gegraben so ein Bube.
Wie denkt der Mensch, das kann nicht sein:
Wer Gruben gräbt, fällt selbst hinein. –
Das mag vielleicht als Regel gelten:
Ausnahmen aber sind nicht selten
(Eugen Roth. Sämtliche Menschen, 1983).
Auch wer andern  eine Grube gräbt, wird nach tarif bezahlt (Volker Erhardt. Auch der Kannibale schätzt den Menschen am höchsten, 1979).
Wer andern eine Grube gräbt, wird nach Leistung bezahlt (Žarko Petan. Mit leerem Kopf nickt es sich leichter, 1979).
Wer seine Grube selbst gräbt, weiβ wenigstens, wo sie liegt (Axel Schulze. Aphoristisches, 1979).
Wer andern eine Grube gräbt, ist Bauarbeiter (Willi Hay. Es wird Zeit, dass wir lieben, 1982).
Wer andern eine Grube gräbt, wird selber Chef (René Hilbrandt. Arbeit macht Spaβ! Sprüche, Verse und Reime, 1982).
Wer andern eine Grube gräbt, lässt sich das gut bezahlen (Klaus Möckel. Kopfstand der Farben, 1982).
Wer andern eine Grube gräbt, ist noch lange kein Tiefbauingenieur (H. und G. Lübke. In Morgenpost, 1983).
Wer andern eine Grube gräbt, vergesse  die Leiter nicht, die ihm nach getaner Arbeit heraushilft (Peter Oprei. Bedenkliches – Unbedenkliches. Aphorismen, 1983).
Wer andern eine Grube gräbt, muss dafür nach dem Tarif der IG Bau, Steine, Erden bezahlt werden (Richard Mahkorn. Büro-Sprüche, 1985).
Wer andern eine Grube gräbt, ist auch Totengräber seines eigenen Charakters (Gerhardt Uhlenbruck. Alles kein Thema! Ein Thema für alle, 2000).
Wer andern eine Grube gräbt, fällt selbst hinein. Drum tu es nicht (Wilhelm Junge. Seiten mit Aphorismen, Weisheiten und Witzen, 2005).

По словам А.А. Потебни, «действительная жизнь слова … совершается в речи. … слово в речи каждый раз соответствует одному акту мысли …» [8, c. 3]. Эта мысль относится и к паремийным трансформантам, они проникают во все сферы жизни человека и демонстрируют смысловую вариативность в различных видах дискурса. Интересный материал для исследования представляют паремийные трансформанты, встречающиеся в сети Интернет. Компьютерные технологии в последнее время стали определять жизнь современного человека. Компьютер используется не только как рабочий инструмент, но и как средство для решения различных коммуникативных задач [6, с. 217−218; 7, c. 106−110].

На русскоязычном и англоязычном форумах, посвященных компьютерной тематике, были выявлены паремийные трансформанты, которые являются модификациями оригинальных пословиц и поговорок:

«Бан без причины – признак дурачины» («Смех без причины – признак дурачины»);
«Бань своих, чтоб чужие боялись» («Бей своих, чтоб чужие боялись»); «Google шельму индексирует» («Бог шельму метит»);
«СУП (SUP) – всему голова» («Хлеб – всему голова»);
«Пьяному блогеру и абьюз-тим не страшен» («Пьяному и поклон не в честь», «Пьяному и море по колено»);
«Юзер с канала – провайдеру легче» («Баба с возу – кобыле легче»);
«Спамерам faq не писан» («Дуракам закон не писан»);
«Без меня меня залогинили» («Без меня меня женили»);
«Было бы комьюнити, будут и флудеры» («Было бы болото, а черти будут»);
«Тысячник тысячника видит издалека» («Рыбак рыбака видит издалека»);
«Мал тэг, да значим» («Мал золотник, да дорог»);
«Home is where you hang your(Дом – это место, где ты ставишь значок собачка) − Home is where the heart is (Твой дом там, где твое сердце); «A journey of a thousand sites begins with a single click» (Путешествие по тысячам сайтов начинается с одного клика) −  ‘A journey of a thousand miles begins with a single step (Путешествие на тысячу миль начинается с одного шага);
«You can't teach a new mouse old click» (Новую мышь старым щелчкам не научишь) −  ‘You cant teach an old dog new tricks(Старую собаку новым фокусам не научишь);
«С: is the root of all directories» (Диск С – основа всех каталогов) −  ‘Money is the root of all evil’ (Деньги – корень зла) [19].

Анализ показал, что в русских и английских примерах грамматическая структура остается неизменной, но имеет место субституция отдельных лексических компонентов, при этом в паремийном трансформанте сохраняется общая смысловая нагрузка пословицы-инварианта. Данные модификации являются примером языковой игры, которая рассматривается как некоторая языковая неправильность (или необычность) и, осознаваемая говорящим (пишущим) и намеренно допускаемая. Намеренная неправильность вызовет не досаду и недоумение, а желание поддержать игру и попытаться вскрыть глубинное намерение автора, эту игру предложившего [10, c. 23].

Паремиологический фонд языков постоянно обновляется в связи с адаптацией узуальных паремиологических единиц путем их вариативности или трансформированного употребления к изменениям общественного и индивидуального сознания носителей языка. Создавая новые паремиологические единицы на базе старых, люди обогащают язык, закрепляя в нем новые и яркие способы выражения мысли. Существует ряд приемов, с помощью которых осуществляется модификация паремий. Частотной является замена лексических элементов в паремийном трансформанте.

    Бабушка надвое сказала (Grandmother said ambiguously (said in two ways). Бельгия надвое сказала (Belgium said ambiguously) (Парламентские выборы в Бельгии, во время которых фламандская партия получила большинство голосов, разделили страну на два блока);
Ивановская гордума надвое сказала (Ivanovo city hall said ambiguously); Политика надвое сказала (Politics said ambiguously) (дискуссия о будущем страны);
Власть надвое сказала (Those in power said ambiguously); Комиссия надвое сказала (Committee said ambiguously) [18, p. 9−11];

    Кто про что, а вшивый все про баню (No matter what other people are talking about, a person who has lice will talk only about the bath-house). Кто про что, а Тимошенко про свою победу на выборах; Кто про что, а мы про кулеры (реклама кулеров) [18, p. 11−12];

    Аппетит приходит во время еды (Appetite comes with eating). Аппетит приходит … в момент кражи (Appetite comes at the moment of stealing) (Ограбление магазина продолжалось всю ночь);
Аппетит приходит во время побед (Appetite comes with victories) (анализ результатов голосования предвыборной компании);
Робот приходит во время еды (Robots come with eating) (новое поколение роботов все больше и больше похоже на человека, включая и потребление еды для генерации энергии);
Диоксид приходит во время еды (Dioxide comes with eating) (пищевые добавки);
Гепатит приходит во время еды (Hepatitis comes with eating) (инфицирование населения гепатитом через воду и продукты питания);
Числа приходят во время еды (Numbers come with eating) (в некоторых ресторанах Москвы во время ужина разыгрывают лотерею);
Профицит приходит во время еды (Surplus comes with eating) (обсуждение федерального бюджета в парламенте);
Знакомство приходит во время еды (Knowing comes with eating) (женщины определяют тип мужчины, анализируя, как он ест) [18, p. 1−4];
Аппетит приходит во время поста (L’appétit vient en jeûnant) [22].

    Бедность – не порок (Poverty is not a flaw). Бедностьне порок, но может стать поводом для лишения родительских прав (Poverty is not a flaw, but it can be the reason to deprive their  custody of the children);
Бедность – не порок, а несчастье (
Poverty is not a flaw, but a disaster) (ситуация на Украине);
Бедность – не порок, а особенность нашего инвестиционного климата (Poverty is not a flaw, but  Our investment climate) (экономическая ситуация в странах); Бедность – не порок, но недуг (Poverty is not a flawit is a disease) (Бедные люди умирают раньше);
Бедность – не порок, но вещь очень неприятная. И распространенная (Poverty is not a flaw, but it is very unpleasant. And also very widely spread) (распространение бедности и нищеты по всему миру);
Бедность – не порок, порочна система ее порождающая (Poverty is not a flaw, the flaw is in the system that produce poverty) (экономический анализ изменений в социальной сфере);
Бедность – не порок, но бороться с ней надо всем миром (Poverty is not a flaw, but we should fight it altogether) (борьба с бедностью) [18, p. 16−19];
La pauvreté nest pas un crime! Бедность − это не преступление!  (По случаю всемирного Дня отказа от страдания, Движение Эммаус обращает внимание на кампанию «бедность не порок». Начато в 2012 году в европейском масштабе и в апреле прошлого года во Франции, эта кампания направлена против стигматизации бедных и бедности, 09 октября 2013) [20].

    На безрыбье и рак рыба (In the absence of fish, even a lobster is fish); На безрыбье и американский трежерис рыба (In the absence of fish, even American treasures are fish) (трежерис – обобщенное название долговых обязательств США; гособлигации – казначейские долговые обязательства, гарантируемые американским правительством; векселя, казначейские ноты – ценные бумаги, выпускаемые правительством  и отличающиеся лишь периодом обращения и сроками гарантии);
На безрыбье и рак – олигарх (In the absence of fish, even a lobster is an oligarch) (статья о В. Когане); На безрыбье и Кличко – чемпион (In the absence of fish, even Klichko is a champion) (бой между В. Кличко (Украина) и Дени Уилльмсон (Великобритания) [18, p. 20−21].

    За одного битого двух небитых дают (In exchange for a beaten one  they give two unbeaten); За одного битого латгальца двух небитых латышей дают (For one beaten person from Latgalia they give two unbeaten Latvians) (Ситуация в Латгалии – беднейшая часть в Латвии);
За одного врача двух медсестер дают (They give two nurses for one doctor) (проблема с медсестрами на Украине);
За одного Павлюченко дают двух испанских футболистов (For one Pavluchenko they give two Spanish soccer players); За одного крановщика двух экономистов дают (They give two economists for one crane operator) [18, p. 21−23].

    Первый блин комом (The first pancake is a flop). Первый артефакт комом (The first artifact is a flop); Первый эскалаторкомом (The escalator pancake is a flop) (один из эскалаторов новой станции метро в Санкт-Петербурге требует ремонта);
Первый гриб комом (The first mushroom is a flop) (отсутствие грибов в России в 2010 г.);
Google Nexus One: первый «гуглоблин» комом (The first «google-pancake» is a flop); Первый «ракетный блин» − комом (неудачный старт ракет) (The first rocket pancake is a flop);
Первый экшн комом
(проблема организации фестиваля в Астане) (The first action is a flop);
Первый ЕГЭ комом; Первый месяц комом (проблемы с депозитами) (
The first month is a flop) [18, p. 23−25].

Замена или подстановка лексических элементов, синтаксическое расширение  приводят к трансформации смысла, иногда на противоположный.

    Хочешь мира, готовься к войне (Si tu veux la paix, prépare la guerre): Si tu ne veux pas la guerre, prépare la paix (Не хочешь войны, готовь  мир) [22].

    Всё хорошо, что хорошо кончается  (Tout est bien quif  init bien):
Всё хорошо, что плохо кончается (Reverso context: Tout est bien quif init mal) (Статья в газете Monde, сборная  Франции по футболу, проиграла матч Бразилии 3:0) [21].

    Бедность – не порок (Poverty is not a flaw). Бедность – не порок, а шанс на новоселье (Poverty is not a flaw, but a chance to get new housing) (согласно законодательству, в России люди с низким уровнем доходов имеют право получить жилье);
Бедность – не порок, а достопримечательность (Poverty is not a flaw, but a point of interest) («старые города» в Египте, Турции, Тунисе и др.) [18, p. 16−19].

Модификация паремии в паремийный трансформант реализуется путем включения отрицания.

Moral heute: Wer andern keine Grube gräbt, kann sich begraben lassen (Gerhardt Uhlenbruck. Medizinische Aphorismen, 1994).
Первый блин не комом (The first pancake is not a flop) (чемпионат мира по хоккею, победа России в первой игре) [18, p. 23].
Аппетит приходит и не во время еды (Московская международная выставка пищевой промышленности) [18, p. 1].

Таким образом, паремии являются основой для создания паремийных трансформантов, которые становятся «лингвистическим зеркалом» национального опыта и мировоззрения народа, они выражают важнейшие, актуальные факты культуры и способствуют стереотипизации представлений, оценок и действий, значимых для этнокультуры и этноязыкового сознания. Паремийные трансформанты являются результатом контекстуального (дискурсного) переосмысления паремии-прототипа, на основании этой тесной связи они могут быть включены в паремиологическое пространство языка.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Ажеж К. Человек говорящий. Вклад лингвистики в гуманитарные науки / Пер. с франц. Изд. 2-е, стереот. М.: Едиториал УРСС, 2008. 304 с.
2. Антонова О.Н. Функциональные свойства паремий – трансформов в англоязычном публицистическом дискурсе: автореф. дисс … к. филол. наук. М., 2012. 27 с.
3. Береговская Э.М. Молодежный слэнг: формирование и функционирование // Вопросы языкознания. 1996. № 3. С. 32−41.
4. Вальтер Х., Мокиенко В.М. Антипословицы русского народа. СПб.: Нева, 2005. 576 с.
5. Гнедаш С.И. Провербиальные трансформанты в функциональном стиле прессы и публицистике (на материале немецкой прессы ФРГ). Дисс … канд. филол. наук. М., 2005. 189 с.
6. Ошева Е.А. Паремии в компьютерном дискурсе // Историческая и социально-образовательная мысль. 2012. № 2. С. 217–218.
7. Ошева Е.А. Паремиологическое пространство: лингвокультурная специфика (на материале русского и английского языков). Пермь: НП ВПО «Прикамский социальный институт», 2013. 152 с.
8. Потебня А.А. Слово и предложение: Введение в теорию. М.: КРАСАНД, 2010. 128 с. (Серия: Лингвистическое наследие XIX века).
9. Савина Е.Н. О трансформации клишированных выражений в речи // Паремиологические исследования. М.: Наука, 1984. С. 200−222.
10. Санников В.З. Русский язык в зеркале языковой игры. М.: Языки славянской культуры, 2002. 552 с.
11. Шубина Э.Л., Шитикова А.В. Варианты и трансформанты немецких пословиц в прессе // Вестник Тюменского государственного университета. Серия: Гуманитарные исследования. 2015. Т. 1. № 4. 22–30.
12. Шустова С.В., Ошева Е.А. К вопросу о вариантности в сфере функционирования паремий в русском и английском языках // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Гуманитарные науки. 2016. № 2. С. 164−168.
13. Шустова С.В., Платонова Е.А., Шалгина Е.А. Когнитивные модели паремий // Международная научно-практическая конференция «Русский язык и литература: современные проблемы и инновационные пути развития». Таджикский национальный университет. Факультет русской филологии. 26-27 января 2017. Душанбе: Таджикский национальный университет, 2017. C. 387−394.
14. Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева. 2-е изд. М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. 685 с.
15. Brausinger H. Formen der Volkspoesie. Berlin, 1968. https://publikationen.uni-tuebingen.de/xmlui/handle/10900/47679 (дата обращения 20.04.2017)
16. Mieder W. Sprichwörter sind die Überbleibsel verschollener Aphoristiker // Слово во времени и пространстве. СПб.: Фолио-Пресс, 2000. С. 468−487.
17. Mieder W. “Wer andern eine Grube gräbt …”. Sprichwörtliches aus der Bibel in moderener Literatur, Medien und Karikaturen. Mit 128 Abbildungen. Wien: Praesens Verlag. 2014. 458 S.
18. Reznikov A. Russian Anti-Proverbs of the 21st Century. A Sociolinguistics Dictionary. The University of Vermont, Burlington, Vermont, 2012. 337 p.
19. Woodbridge B. Computer Proverbs. URL: http://www.netfunny.com/rhf/ jokes/98/Jun/proverbs.html (дата обращения 22.04.2017)
20. http://emmaus-france.org/ (антипословицы во французском языке) (дата обращения 08.05.2017)
21. http://www.melty.fr/equipe-de-france-tout-est-bien-qui-finit-mal-a184412.html (антипословицы во французском языке) (дата обращения 08.05.2917)
22. http://www.bernardwerber.com/interactif/antiproverbes.php (антипословицы во французском языке) (дата обращения 20.04.2017)


©  С.В. Шустова, Е.А. Платонова, Е.А. Шалгина, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru