viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Т.И. Тарелкина,  (Аспирант, Московский педагогический государственный университет)

Серия «Гуманитарные науки» # ИЮНЬ  2017

Междометие
Статья посвящена раскрытию семантического потенциала междометий в тексте. Автор рассматривает нехарактерные случаи употребления междометий в тексте и живой разговорной речи, выявляя контекстные показатели. В ходе исследования была выявлена возможность употребления однозначного междометия в несвойственном значении в зависимости от его лексико-грамматического разряда. В качестве примеров использованы материалы Национального корпуса русского языка, данные художественных и публицистических текстов.

Ключевые слова: Междометие, семантика, однозначные междометия, контекст, контекстные показатели, текст.

 

На современном этапе развития лингвистики междометие  определяется как часть речи, которая кратко выражает волеизъявления и эмоции, не называя их: ура, фи, ах, ой, увы и др. [1, с. 259–261; 2, с. 341; 6, с. 279; 7, с. 732; 8, с. 182; 9, с. 158]. Вследствие своего особого статуса в грамматической системе языка междометие не относится ни к служебным, ни к знаменательным частям речи.

Рассматриваемый класс слов обладает широким спектром значений. Например, междометие ой в зависимости от ситуации и коммуникативных установок говорящего выражает радость, испуг, удивление, восторг, сожаление о чём-либо [4, с. 707; 5, с. 416]. Вместе с тем наряду с многозначными междометиями, выражающими самые разные, а порой прямо противоположные эмоции, в русском языке существуют междометия, семантический диапазон которых сводится к единственному значению: ура, алло, браво, бис, спасибо, увы и др.

Настоящая статья направлена на выявление нестандартных случаев употребления однозначных междометий, не зафиксированных в толковых словарях. При определении смысловой функции междометий в текстах необходимо рассмотреть междометие как «форму передачи ограниченного набора вокальных жестов» и учесть следующие контекстные показатели: 1) описание ситуации, вызвавшей эмоциональную реакцию; 2) «авторскую интерпретации и характеристики вокального жеста»: а) «номинацию вокального жеста»: вздохнуть, вскрикнуть, хмыкнуть, зацокать языком; б) «номинацию эмоционального состояния»: удивился, обрадовался, восхитился, огорчился; 3) описание жестов и мимики, сопровождающих эмоциональный восклик: всплеснуть руками, покачать головой, раскрыть рот; 4) описание как речевого, так и внеречевого поведения субъекта эмоции [10, с. 150–152].

В словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой иноязычные междометия браво, бис и ура являются однозначными: Браво, межд. ‘возглас, выражающий одобрение, восхищение’ [5, с. 54]; Бис, межд. ‘обращённый к исполнителю возглас, требующий повторного исполнения: сыграть на бис’ [Там же. С. 4–46]; Ура, межд. ‘боевой клич войск при атаке, а также восклицание, выражающее воодушевление, восторженное одобрение’ [Там же. С. 777].

По сравнению с толковым словарём С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой в Большом толковом словаре у междометий ура и браво выделено два близких значения, отличающихся друг от друга ситуативной обусловленностью: Браво, межд. ‘1) возглас, выражающий восхищение исполнением, игрой артиста (артистов) и т.п. (обычно сопровождает аплодисменты зрителей, слушателей); 2) выражает похвалу, одобрение: Браво! Один ноль в нашу пользу; Прекрасное решение, браво!’ [4, с. 94]; Ура, межд. ‘1) боевой клич при атаке: Атакующие кричали «ура»; Над полем боя гремело «ура» // клич воинов, выражающий одобрение чего-л., восторг по поводу чего-л.: Войска крикнули «ура» генералу, принимающему парад; 2) восклицание, выражающее воодушевление, восторженное одобрение: Публика кричала «ура» актёру’ [Там же. С. 1395–1396]. В связи с отмеченной близостью значений за рассматриваемыми междометиями следует признать только одно значение, которое реализуется в повседневной жизни и в театре (см. межд. браво) или в армии (см. межд. ура).

Междометия браво и бис выражают восхищение зрителей игрой актёров в спектакле, номером представления, исполнением музыкального произведения [4, с. 94; 5, с. 45–46, 54], например: Она по-прежнему нравится всем честным девушкам, она устраивает громкие премьеры, и мы по-прежнему кричим ей: «Браво! Бис!» (М. Перова. Театр теней и румян); Смерть главного героя. Но ведь так же он и счастливый… справедливость восторжествовала, злодеи наказаны! Его главная цель, мечта и его идея победила! Браво маэстро! Бис! Меня поразило все (коллективный. Рецензии на фильм «V значит вендетта») [3].

Наряду с отмеченным значением междометие браво употребляется в разговорно-бытовой речи, выражая следующие эмоции:

1. Восхищение, восторг: Выпьем, чтобы тучи остались позади!.. – Браво! – закричали родственники. – Молодец, орёл, джигит!.. (С. Довлатов. Наши); «Издалека вели машину, сэр», – сказал старику Александр. «Это Эмми вела, – строго ответил тот. –  Я больше не вожу, но девочка делает это превосходно». – «Браво! – воскликнул Саша. – Из Нью-Хемпшира до Калифорнии! (В. Аксенов. Новый сладостный стиль) [3]. На эмоцию восхищения в приведённых нами контекстах указывает оценочная лексика: молодец, орёл, джигит; превосходно;

2. Иронию: – Не знаем мы, куда он ездит, а только у Пупсика после его приездов какие-то боли внизу живота, а у неё отродясь такого не было! – вдруг выступила скрипучим голосом родная няня. «Какой экспромт! Браво!» – взмахнула родительница Пупсика пушистыми ресницами. – Катюша! Да что ты! (Т. Соломатина. Девять месяцев, или «Комедия женских положений»); – Она изо всех сил старалась соответствовать избранному тону беседы, и надо отдать должное <…>, у неё это неплохо получалось. – Браво! – прокомментировал Серёга с лёгким оттенком лести (Т. Соломатина. Отойти в сторону и посмотреть) [3]. В последнем случае ирония совмещена с лестью: с лёгким оттенком лести. В обоих случаях ирония построена на несоответствии узаконенного словарями значения междометия браво речевой ситуации несогласия с чем-либо или отрицания.

Междометие ура используется для выражения радости, ликования и восторга [4, с. 1395–1396; 5, с. 777], например: Гриша, дрожащий от нетерпения, как щенок перед утренней прогулкой, завопил счастливым голосом: – Ура! Мы едем в Шереметьево! (Л. Улицкая. Пиковая дама); Но в данном случае произошла неожиданная неприятность. Произошло… (что бы такое придумать?) … непредвиденное происшествие. В типографии книгу набрали, но… (ура, придумал!) … обвалился потолок. Вы представляете! Вот так они работают, наши хвалёные строители (В. Войнович. Иванькиада, или рассказ о вселении писателя Войновича в новую квартиру); Перед нами – крупный художник, основатель нового направления в живописи. Может быть, мы ещё увидим его полотна в Третьяковской галерее. Ура, товарищи! – Ура! – закричали гости (И. Грекова. На испытаниях) [3]. В первом примере на выражаемую эмоцию указывают следующие показатели: дрожащий от нетерпения, счастливый голос. Во втором описан процесс создания литературного произведения, и междометие ура выражает радость человека от интересной придумки: придумал. Фраза ура, придумал! является вставной конструкцией, прерывающей повествование. В третьем случае слово ура употреблено в ситуации пафосной речи на банкете.

Единичный случай не совсем типичной функции междометия ура представлен в тексте: Минут через пять, когда я поняла, что он [Игоряша] сбежал, я пошла и заперла дверь. На тумбочке у дверей я увидела его связку ключей, которая у Игоряши была много лет на всякий случай. Он ею пользовался только если приводил детей из школы, а меня дома не было, что случалось крайне редко. Я подбросила ключи на руке. Ура? Я ведь столько лет этого хотела? Для себя – да. Но не для детей (Н. Терентьева. Училка). В приведённом примере междометие ура выражает непонимание и растерянность. Героиня находится в затруднении: с одной стороны, она хотела, чтобы Игоряша ушёл, а с другой – не знает, радоваться случившемуся или огорчаться. Употребление междометия ура в вопросительном предложении приводит к появлению новых оттенков в семантике междометия.

С целью выявления новых значений научный интерес представляет употребление «этикетных» междометий: спасибо, здравствуйте (здрасьте), пожалуйста.

Междометие спасибо в большинстве случаев используется для выражения благодарности [4, с. 1246; 5, с. 699]: «…Коллектив газеты творчески подходит к своему делу, это особенно ощущается в последнее время. Спасибо за умную, лишённую дешёвой конъюнктуры, такую «свою», семейную газету. Молодцы!» И вам спасибо, наши дорогие читатели, что вы остаётесь с нами, так внимательны к газете и к труду журналистов (Из почты «МП». За нашу газету!); – Ирина, вы совсем не выглядите замужней дамой… – Спасибо, значит, я хорошо сохранилась, несмотря на то что многие годы отдала большому спорту (Н. Зуев. Ирина Слуцкая – снежная королева) [3].

Вместе с тем, междометие спасибо в зависимости от коммуникативных установок говорящего выражает следующие семантические функции:

1. используется для выражения вежливого отказа: – Ну что, по маленькой? – Нет, спасибо… Жаль его обижать, да неудобно как-то сейчас пить (Б. Окуджава. Новенький как с иголочки) [3];

2. входит в этикетную формулу спасибо, хорошо. В этом случае оно утрачивает значение благодарности, т.к. формулы вежливого обращения не предполагают непременного наличия соответствующей эмоции: – Ну и как ваше здоровье? – Спасибо, хорошо, – поблагодарила она, – а ваше? –  Мое плохо, – признался он (Т. Устинова. Подруга особого назначения) [3];

3. выражает укор, совмещённый с недовольством: Македонцы корят: ну спасибо, русские, помогли оружием! Поди им растолкуй, что самолёты наши переданы немцам в аренду, что это не мы вооружаем НАТО против братьев… Мы снова говорим на разных языках (И. Свинаренко. Умытая Россия) [3]; Спасибо, что разбил чашку, – с укоризной сказала Катя; – Спасибо, что пролил на блузку чай, –  недовольно произнесла молодая девушка (из разг. речи). На это указывают следующие контекстные показатели: корят, с укоризной, недовольно. Несоответствие семантики междометия речевой ситуации создаёт иронию.

Междометие пожалуйста в своём обычном значении используется:

1. для выражения вежливой просьбы [5, с. 507]: Лекции читаются не у нас, а в конференц-зале главного корпуса. Не опаздывайте, пожалуйста (А. Шляхов. Доктор Данилов в морге, или невероятные будни патологоанатома); – Пожалуйста, снимите своего ребёнка с бордюра, – вежливо объясняю я мамочке, которая подвесила своего мальчугана чуть ли не над самым вольером. – Вы таблички видите? Написано же: «Детей на ограждения не ставить!» (Московский комсомолец, 8.08.2013);

2. для вежливого ответа на благодарность [Там же. С. 507]: – Мой телефон… Откуда он у вас? Ах, это же вы… Вас я не запомнила, но вот сумку вашу… Спасибо! – Пожалуйста! – ответил Данилов (А. Шляхов. Доктор Данилов в морге, или невероятные будни патологоанатома); – Спасибо, что заняли мне место. – Пожалуйста (из разг. речи).

Наряду с указанными выше семантическими особенностями употребления междометие пожалуйста  выражает:

1. достижение желанной, но трудно реализуемой цели: А они, лётчики, так же как железнодорожники… туда-сюда. Только что – летают. А с другой стороны  – они хотели быть лётчиками – и пожалуйста – летают. И форма у них… (Е. Гришковец. ОдноврЕмЕнно) [3] ; Сперва весть о том, что она [Кейт Мидлтон. – Т.Т.] ждёт ребёнка <…> пронеслась от британских морей до тайги и степей. Затем весь мир, затаив дыхание, следил за её беременностью, едва ли не подсчитывая дни до родов. Потом репортёры дежурили у стен роддома – и вот пожалуйста, наконец-то принца и принцессу можно поздравить! Родился мальчик (Московский комсомолец, 24.07.2013). Это значение помогают раскрыть следующие контекстные показатели: хотели быть (лётчиками); затаив дыхание, следил, едва ли не подсчитывая дни, дежурили;

2. обиду / досаду и несогласие с чем-либо: – Я всё равно буду действовать и поступать так, как считаю нужным. Ты меня не переубедишь, мама! – Ну и пожалуйста! – с горечью сказала Елена Ивановна. – Только не говори потом, что я тебя не предупреждала; – Я  считаю, что ты не прав в этом вопросе. – И пожалуйста! Однако я останусь при своём мнении, – с досадой произнёс Петя (из разг. речи). В обоих случаях обиженная сторона твёрдо убеждена в своей правоте: не говори, что я не предупреждала; останусь при своём мнении. Семантику выражаемых эмоций передают слова: с горечью, с досадой;

3. результат / следствие: Например, по его представлениям, люди всегда знакомятся с новым словом в его письменном виде; кто-то неправильно его прочёл – и пожалуйста: слово изменилось (А. Зализняк. Лингвистика по А.Т. Фоменко); Так что если у человека есть деньги и он хочет поехать [в Японию смотреть футбол] – пожалуйста, а если денег нет – это хороший стимул их заработать (К. Гетманский, Е. Зуенко. Команда на вылет. У сборной России по футболу отныне нет ни жен, ни самолетов // «Известия», 16.05.2002)[3].

В обычном значении междометие здравствуйте (здрасьте) используется для выражения приветствия (см. 1 знач. в: [4, с. 361; 5, с. 212]. – Т.Т.): Все трое вошли и поздоровались. – Здравствуйте! Очень рады вас видеть! С наступающим Новым годом! – И вас! (С. Козлов. Новогодняя сказка // «Мурзилка», 2003); Лейтенант впился глазами в полную дымящуюся миску. «Здрасьте… Доброе утро… Вот завтрак ваш», – с трудом выговаривал Алёша. Офицер не шелохнулся (О. Павлов. Карагандинские девятины, или Повесть последних дней // «Октябрь», 2001) [3].

Наряду с указанным значением анализируемое междометие служит средством выражения и других эмоций:

1. возмущения и негодования: Когда Эля сказал ей, что собирается жениться, она была вне себя. Как же это так?! Она столько здоровья положила на него, а тут появилась какая-то, хвостом вильнула и, здрасьте, отдавай ей сына (М. Хайкин. Эля из Парижа Истории Гончарной улицы) [3]. Семантику этой эмоции раскрывают: а) вопросительно-восклицательное предложение: Как же это так?!; б) слова, характеризующие состояние человека: вне себя, столько здоровья положила; в) оценочная лексика: появилась какая-то;

2. удивления из-за того, что кто-то не знает очевидных вещей (см. 2 знач. в: [4, с. 361; 5, с. 212]. – Т.Т.): – Вы что же думаете, если дети приемные, то они меньше любят своих родителей, чем родные? Как у вас вообще язык повернулся такое спросить? Вот тебе здрасьте! Дети приемные? Это интересно (А. Маринина. Последний рассвет); – А рядом с тобой это Югов? – Ага! – Вы знакомы? –Здрасьте! Лучшие друзья (В. Аксенов. Пора, мой друг, пора) [3]. На это указывают контекстные показатели: как язык повернулся такое спросить? Дети приёмные? Это интересно; лучшие друзья.

Научный интерес представляет междометие-фразеологизм здрасьте-пожалуйста, объединившее в себе два междометия – здрасьте и пожалуйста. Оно способно к выражению следующих эмоций:

1. недоверия и удивления: «Здрасьте, пожалуйста – Гретхен! – пронеслось у меня в голове. – Ни за что не поверю, что отец у неё был первый! И вообще – что за бред! При чём здесь Гретхен?!» (В. Белоусова. Второй выстрел); Как они радовались полуторке, все время ходили и спускали воду из бачка и слушали, как набирается вода снова. И здрасьте, пожалуйста, получите трехкомнатную! Правда, уже есть трое девчонок! Тоже здрасьте, пожалуйста! Как же это у него получилось – тройня? Это значит, особенность какая-то в нем есть? Что-то не такое, как у всех? (Г. Щербакова. Реалисты и жлобы)[3]; [Корр:] А как по части дрессуры? [В. Якубов:] С макаками проще, конечно. Потому что Митя умнее [Митя – гамадрил. – Т.Т.]. [Корр:] Здрасьте-пожалуйста, Митя умнее, но дрессируется хуже? [В. Якубов:] Вот поэтому и хуже, что умнее. Его просто так не заставишь (Московский комсомолец, 21.12.2015). В приведённых примерах семантика междометного фразеологизма раскрывается благодаря  вопросительным предложениям: Причём здесь Гретхен?!; Как же это получилось? Это значит, особенность какая-то в нем есть? Что-то не такое, как у всех?; Умнее, но дрессируется хуже?, – а также за счёт слов и их сочетаний, содержащих в себе сему ‘недоверие’: ни за что не поверю, что за бред!;

2. обиды: – Я и так почти слепая, мне нельзя пить. Я через неделю к Федорову на операцию лечу, мама уже договорилась. А вы идите, – она печально улыбнулась Валентине, – я сама разберусь. «Здрасьте, пожалуйста, – с обидой подумала Валентина, – стараешься, заступаешься, а тебе ни спасибо, ни до свидания» (А. Саед-Шах. Заступница) [3]. Значение этой эмоции выражено при помощи контекстных показателей: с обидой; стараешься, заступаешься, а тебе ни спасибо, ни до свиданья;

3. возмущения и негодования: Тот, кто был с лычками старшины, маслянистый такой жлоб с покатым лбом, спрашивает: – Солдат, почему честь не отдаешь старшему по званию? Здрасьте, пожалуйста! Сами со спины зашли, как я мог их увидеть? Но не нарываюсь, стараюсь уладить конфликт миром. – Виноват, товарищ старшина (А. Лукьянов. Палка. Рассказ // «Октябрь», 2001) [3]. Данное значение устанавливается благодаря вопросительному предложению Сами со спины зашли, как я мог их увидеть? и словоформам и словосочетаниям не нарываюсь, стараюсь уладить конфликт;

4. неожиданности совершения действия: Тогда в Чека людей не хватало. Посылали нас <…> Интересно, знаете ли, до чертиков. Ночью, бывало, нагрянем – здрасьте пожалуйста! Вот мы раз выловили этих эсеров ваших (В. Ходасевич. Горький) [3]. Указанное значение выражает словосочетание ночью нагрянем.

Императивные междометия в художественных текстах, как правило, реализуют значения, зафиксированные в толковых словарях (в частности, в словаре С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой; в Большом толковом словаре), и не привносят в них ничего нового: Затем возвратился, пригладил взбитые волосы (шапку потерял) и приказал: – Хватит, поохотились. Айда домой! Повернули к Москве (А. Пашкевич. Сим победиши // «Сибирские огни», 2013); Мальчик накинул куртку, переобулся в валенки и вышел на крыльцо с куском колбасы в руках. – Кис-кис-кис! – позвал он. Котёнок бросился к нему и, не обратив внимания на лакомство, сделал несколько шагов от крыльца, будто приглашая мальчика идти за собой (Е. Каретникова. Зимняя сказка); Эй, отец, ты чего разлёгся? Дегенеративного вида парень ледяной рукой трогает мои голые ноги (С. Юрский. Бумажник Хофманна) [3]. В приведённых примерах междометие айда обозначает приглашение пойти куда-нибудь [4, с. 31; 5, с. 19], при помощи кис-кис подзывают кота [5, с. 255], а эй является междометием оклика [4, с.1514; 5, с. 841].

В зависимости от коммуникативных установок говорящего некоторые императивные междометия характеризуются более широким семантическим диапазоном.

Обычно междометия алло и алё употребляются при отклике на телефонный звонок [4, с. 35; 5, с. 21]: Телефон звонил. Права Нина Михайловна, права: ну просто удивительно упрямые попадаются люди. – Алло! – сказал я, отпив. – Да, да… есть такая квартира… Нет, не свободна. Альтернатива (А. Волос. Недвижимость // «Новый Мир», 2001); Ирина сняла трубку и отозвалась: – Алё!.. – Попросите, пожалуйста, Джамала, – прозвучал приятный мужской голос (В. Токарева. Своя правда // «Новый Мир», 2002) [3]. Однако встречаются случаи, когда представленные междометия употребляются для привлечения внимания собеседника, непосредственно присутствующего при разговоре:  – Алё, ты меня слышишь? – теребила девушка подругу, задумавшуюся о чём-то своём и не реагирующую на сообщение (из разг. речи); После лекции я бегу домой. Александр Николаевич сам открывает мне деверь. Я вхожу и радостно говорю: «Алло, вот и я!» (Л. Вертинская. Синяя птица любви); Всё уже было окончено <…> и только грязно одетая женщина, наклонённого лица которой не было видно, мыла ступени лестницы. – Э! Алё! – коротко окликнул прораб, –  и женщина перестала мыть и посторонилась, давая дорогу на одного и не поднимая лица от ведра с тряпкой. Прошёл прокурор. Прошёл прораб (А. Солженицын. В круге первом) [3]. В последнем примере междометие алё совмещает в себе два значения: привлечение внимания собеседника наряду с междометным предложением Э! (окликнул) и просьбу посторониться, чтобы дать пройти людям (женщина посторонилась; Прошёл прокурор. Прошёл прораб).

Междометие брысь служит для того, чтобы прогонять кошку [4, с. 99; 5, с. 57]: Пуджик [кот], дожидаясь подачки, истомился бродить между ножек стола и табуреток, словно в лесу, прыгнул Наде на колени и сразу сунул усы в ее тарелку с «пятаками». Надя стукнула его по лбу: – Брысь! Я тебе перед уходом полкило куриных шей скормила! (А. Иванов. Географ глобус пропил) [3].

Интересный случай употребления междометия брысь представляет текст, в котором указанное междометие обладает синкретичной семантикой, так как относится к коту-роботу: На подоконник вскочил желтый кот, сверкнул глазищами и спрыгнул в спальню. –  Брысь! – завопил Джонсон и пнул кота. Тот ударился о шкаф и удивленно встряхнул головой. – Проклятый робот! (Я. Кудлак. Фантастический рассказ. «Кот, который вернулся» // Юный техник, 2010) [3]. С одной стороны, Джонсон прогоняет кота (пнул кота), а с другой – это неодушевлённый робот, который не понимает обращённых к нему слов и команд (удивлённо встряхнул головой; проклятый робот!).

В некоторых случаях брысь применяется в значении ‘уйди / уходи отсюда’ к человеку: – <…> Что ты умничаешь все время? – Брысь, Игорь, – сурово прервал его Борис Порфирьич, – щенок, а уже тявкаешь на родную мать! (Ю. Мамлеев. Конец света / Валюта) [3].

Таким образом, наибольшей способностью к выражению новых значений обладают эмоциональные и этикетные междометия, что во многом обусловлено речевой ситуацией, интонацией, а также коммуникативным намерением говорящего. В то же время императивные междометия в художественных текстах в основном реализуют значения, закреплённые в толковых словарях. Их способность к передаче новых значений очень низкая, что связано с общим значением приказания, принуждения, повеления, свойственным всем междометиям данного разряда. Однако некоторые императивные междометия в разговорной речи способны употребляться в несвойственной им ситуации.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Колесникова С.М. Современный русский язык. Морфология. М.: Юрайт, 2015. 297 с.
2. Краткая русская грамматика. М.: Русский язык, 1989. 639 с.
3. Национальный корпус русского языка. URL: http://www.ruscorpora.ru [НКРЯ].
4. Новейший большой толковый словарь русского языка / Гл. ред. С.А. Кузнецов. СПб.: Норинт; М.: Рипол классик, 2008 [БТС]. 1535 с.
5. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: ООО «А ТЕМП», 2013 [СОШ]. 874 с.
6. Розенталь Д.Э, Голуб И.Б., Теленкова М.А. Современный русский язык. М.: Айрис пресс, 2010. 448 с.
7. Русская грамматика: в 2 т. М., 2005. 1 т. 792 с.
8. Современный русский язык. Теория. Анализ языковых единиц / Под ред. Е.И. Дибровой: в 2 ч. М.: Academia, 2006. 2 ч. 624 с.
9. Учеваткин А.А. Междометие как объект лингвистических исследований // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2011. № 1. С. 157 – 159.
10. Шаронов И.А. Междометия в речи, тексте и словаре. М.: РГГУ, 2008. 296 с.


©  Т.И. Тарелкина, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru