viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

     О.М. Мкртчян, (ВНИГНИ)

 

 

 

Вопросы восполнения добычи УВ приростом новых запасов в зрелых нефтегазодобывающих регионах, как и создания крупных сырьевых баз для наращивания добычи в новых, а также общего воспроизводства запасов в стране весьма актуальны, особенно при составлении средне- и долгосрочных прогностических программ развития отрасли, обещающих высокие объемы добычи нефти и газа.

Последние годы характеризуются существенным невосполнением добычи (в целом по стране и основным добывающим регионам), особенно нефти, приростом новых разведанных запасов с одновременной тенденцией к определенному ухудшению их качественной структуры (размеров скоплений, дебитов, добывных возможностей и др.). Для этого есть как объективные, так и субъективные причины.

Опыт освоения наиболее разведанных территорий дает основание представить приблизительную схему изменения соотношений во времени объемов прироста разведанных запасов, прежде всего нефти и ее добычи в геологически замкнутом нефтегазоносном регионе (бассейне). На первых этапах изучения и разворота в нем фронта поисково-разведочных работ происходят в основном первичное накопление запасов и отстающее от него во времени развитие добычи, объем которой как правило существенно ниже прироста запасов. Далее по мере укрепления сырьевой базы и вовлечения в разработку все больших запасов уровни добычи и прироста в среднем относительно выравниваются. Затем наступает период, когда существенно возросшая разведанность начальных ресурсов уже не позволяет на основе рациональных объемов геолого-разведочных работ в полной мере компенсировать (восполнять запасами) добычу, достигшую значительных уровней. Наконец, высокая средняя выработанность сырьевой базы обусловливает неизбежное существенное снижение добычи, объем которой в той или иной мере может соответствовать сохраняющимся в недрах небольшим возможностям для получения прироста новых запасов.

В соответствии с ростом степени разведанности недр, сокращением объема и ухудшением качественной структуры ресурсной базы происходит объективное снижение эффективности поисково-разведочных работ.

Рядом исследователей на примере наиболее изученных нефтегазоносных регионов страны отмечено, что эффективность поисково-разведочных работ (при их относительно равномерном развитии) начинает испытывать тенденцию к существенному снижению после достижения определенной степени разведанности начальных суммарных ресурсов (НСР), т.е. перевода в запасы, в частности нефти, около 20-30 % НСР. Это может также служить дополнительным аргументом для более объективного восприятия и корректировки результатов прогнозных оценок, периодически осуществляемых по мере освоения нефтегазоносных бассейнов.

Возвращаясь к динамике такого важного показателя как эффективность, используем в качестве примера Западно-Сибирскую провинцию, в которой процесс закономерного (на фоне определенных колебаний, обусловленных особенностями развития поисково-разведочных работ) объективного падения показателя эффективности по нефти начался после 1974 г. За последующие 30 лет средняя эффективность снизилась в несколько раз. Следует подчеркнуть, что снижение эффективности поисково-разведочных работ по мере увеличения степени разведанности перспективной территории и приуроченных к ней ресурсов происходит именно вследствие того, что в недрах уменьшаются потенциальные возможности получения прироста новых запасов, которые в среднем также приобретают неуклонную тенденцию к сокращению. Происходящие на этом фоне изменения объемов поисково-разведочных работ, сужение или расширение их фронта и другие для данного показателя служат лишь осложняющими факторами, которые могут обусловливать определенные колебания приростов запасов и эффективности, но принципиально не нарушают общую естественную направленность их динамики.

Попутно заметим, что при расчете эффективности поисково-разведочных работ нередко используется весь годовой прирост разведанных запасов, полученный за счет разных источников, в том числе эксплуатационного бурения, а также в случае положительного значения в результате переоценки. Тем самым реальная эффективность собственно поисково-разведочного бурения в этом случае в той или иной мере завышается. В связи с этим представляется целесообразным, в том числе для более объективной оценки результатов геолого-разведочных работ, требовать от недропользователей обязательного предоставления точных объективных данных о приросте запасов как за счет поисково-разведочного, так и эксплуатационного бурения с указанием затраченного на него метража. Информацию о приросте (или списании) запасов, полученную в результате бурения эксплуатационных скважин, желательно отражать отдельной графой в Госбалансе.

Разрыв между добычей и приростом запасов может в той или иной степени нивелироваться как вследствие естественного или регулируемого снижения объема добычи и сохранения сырьевого потенциала, так и за счет увеличения подготовки новых разведанных запасов, отчасти в старых добывающих, но преимущественно в перспективных слабо разведанных, сохранивших свои ресурсы регионах со слабо развитой пока добычей. При этом есть основание полагать, что слишком масштабное общее резкое увеличение объемов поисково-разведочных работ в “старых” добывающих регионах (таких как Волго-Уральский, Западно-Сибирский и др.), вероятно, в среднем может сопровождаться определенным возрастанием процента отрицательных результатов и снижением эффективности геолого-разведочных работ. При этом достигнутое относительно крат­ковременное увеличение приростов запасов (часто неадекватных разрабатываемым) кардинально не изменит сложившуюся ситуацию и неизбежно сменится еще большим их сокращением.

Рациональные (оптимальные) объемы поисково-разведочных работ в каждом таком регионе должны соответствовать уровню разведанности распределенного и нераспределенного фондов недр, текущей оценке перспектив нефтегазоносности, дифференцированной по территории и комплексам, состоянию и степени подтверждаемости предварительно оцененных запасов (категория С2), локализованным ресурсам, особенностям геологического строения и размещения поисковых объектов и др.

В итоге есть все основания полагать, что происходящее в последний период резкое геологически и технологически не всегда обоснованное увеличение объема добычи нефти в основном за счет наиболее продуктивных комплексов и месторождений в зрелых добывающих регионах, характеризующихся существенной выработанностью активных запасов, значительной разведанностью недр и заключенных в них ресурсов, объективно не может полностью и экономически рентабельно восполняться приростом новых и тем более адекватных по качеству запасов в этих регионах.

Задача повышения доли восполняемости добычи запасами в целом должна в той или иной степени решаться на базе обоснованного увеличения объемов и расширения фронта поисково-разведочных работ преимущественно в новых перспективных слабо разведанных нефтегазоносных регионах с неразвитой добывающей отраслью, таких как Восточная Сибирь, отчасти Дальний Восток и, конечно, континентальные шельфы и внутренние моря. При этом очевидно, что создание новых крупных в соответствии с их реальным ресурсным потенциалом сырьевых баз для развития добычи требует многократного увеличения недропользователями финансирования и объемов поисково-разведочных работ, соразмерных с теми, которые осуществляло государство при освоении ресурсов таких основных добывающих регио­нов России, как Волго-Уральский и Западно-Сибирский. В то же время общее количественное воспроизводство сырьевой базы (запасов) УВ, особенно нефти, близкое к объему текущей добычи, еще не означает восполнение добывных возможностей и обеспечение в перспективе декларируемых уровней добычи. Подчеркнем, что перспективные регионы суши существенно уступают основной нефтедобывающей Западно-Сибирской провинции по возможным масштабам накопления промышленных запасов нефти и газа и их добыче.

В то же время при отсутствии эффективных рычагов воздействия на недропользователей (тем более потенциальных) следует допускать вероятность реализации на практике различных по темпам и объемам вариантов развития и результативности геолого-разведочных работ на нефть и газ в этих регионах и соотношений подготавливаемых там запасов и добычи в старых и новых провинциях. Кроме того, вероятно, ко времени существенного финансирования и разворота недропользователями поисково-разведочных работ и получения ожидаемых значительных приростов запасов в новых регионах уровень добычи, в частности нефти, в старых регионах может заметно снизиться вследствие как объективных причин, так и неоправданно ускоренного извлечения лучшей активной части запасов. Естественно, что в этом случае и вопросы соотношения добычи нефти и приростов новых запасов (восполнения) окажутся на других количественных уровнях.

Многолетняя практика, весь опыт развития в стране геолого-разведочных работ на нефть и газ и добычи нефти свидетельствуют о том, что большинство долгосрочных прогнозов динамики и объемов добычи и прироста разведанных запасов подтверждаются более чем недостаточно, поскольку их реализация зависит от целого ряда условий и факторов.

Можно привести пример из прогнозов добычи нефти в России до 2015 г., сделанный ЦКР в 2001 г. на основе анализа и обобщения проектов разработки, представленных добывающими компаниями. Согласно этому прогнозу добыча нефти, начиная с 2002 г., должна неуклонно расти до 2010 г. до уровня 373,3 млн т, а затем последовательно снижаться до 343,7 млн т в 2015 г.

Однако неудержимый рост цен на нефть на мировом рынке как один из главных факторов подстегнул большинство добывающих компаний к форсированию добычи, существенно превысившей проектные показатели уже в 2002-2004 гг., а на 2005 г. ее уровень запланирован в объеме 455-460 млн т. Как указывается в посвященных этой проблеме официальных документах, увеличение добычи будет продолжаться вплоть до 2020 г., в котором она согласно прогнозу должна составить 520 млн т. Неясно только, на каких данных основывается этот прогноз, где и какие объемы запасов могут и должны находиться в течение всего этого срока в разработке и какие предполагаются средние темпы их отбора для обеспечения указанных уровней добычи нефти?

Одновременно прогнозируемое (или декларируемое) на длительный период близкое к 100 % воспроизводство запасов может служить своего рода успокаивающим средством для столь расточительного и не слишком обоснованного обращения с текущими, накопленными ранее государством разведанными запасами, какое можно наблюдать в настоящее время. Однако в условиях тенденции ухудшения в среднем основных показателей качественной структуры подготавливаемых в последнее время запасов и текущих неразведанных ресурсов нефти в зрелых добывающих регионах даже равные высоким уровням добычи приросты запасов не смогут фактически восполнить ее по своим добывным возможностям.

Возникает вопрос, каким образом, на какой основе и в каких интервальных оценках рассчитываются (если действительно рассчитываются) на достаточно длительную перспективу объемы прироста разведанных запасов, хотя известно, что их планы даже на текущий год весьма часто по тем или иным причинам не выполняются. Тем не менее очевидно, что сначала необходимо оценивать реальные возможности и различные варианты получения в прогнозируемом периоде тех или иных приростов разведанных запасов раздельно на открытых и прогнозируемых к открытию месторождениях, требуемых для этого распределенных во времени объемов геолого-разведочных работ, а следовательно, финансирования, глав­ным образом за счет средств недропользователей при наличии необходимого лицензированного фонда и при условии, что последние будут в этом заинтересованы.

Целесообразно также предварительно дифференцировать планируемые к приросту запасы по их вероятной структуре, последовательности, срокам подготовки и ввода их в разработку и другому, что позволит оценивать степень действительного, а не формального восполнения этими запасами прогнозируемых объемов добычи. Естественно, что уровень достоверности таких оценок и расчетов зависит прежде всего от степени подтверждаемости предварительно оцененных запасов С2 и прогнозных оценок УВ, в частности, ресурсов категории С3 и отчасти Д1Л.

Рассмотрим вопросы стратегии и тактики проведения геолого-разведочных работ и источников их финансирования в регионах и комплексах с неустановленной нефтегазоносностью, которые лишь по общегеологическим предпосылкам рассматриваются как перспективные.

Известно, что в настоящее время в пределах таких регионов, прежде всего, решаются задачи регионального изучения недр на основе преимущественно сейсмопрофилирования и параметрического бурения. Обычно такие работы финансируются за счет средств федерального бюджета и растягиваются на весьма длительный период, в течение которого появляются внешне привлекательные прогнозные оценки ресурсов УВ без обнаружения каких-либо значимых признаков промышленной нефтегазоносности (категория Д2). При этом предполагается, что создание общей региональной геологической модели таких регионов (или комплексов) и теоретическая оценка их ресурсного потенциала являются достаточными предпосылками для сильной заинтересованности недропользователей к активному развитию здесь поисково-разведочных работ. В действительности же последнее практически не происходит. Очевидно, что для этого в процессе проведения так называемых региональных геолого-разведочных работ в пределах новых, оцениваемых как перспективные, территорий (комплексов) необходимо обеспечить такую их комбинацию, которая позволит получить ответ на основной вопрос – есть ли в недрах промышленные скопления УВ и целесообразно ли будет вкладывать крупные финансовые средства в их поиски и промышленное освоение? Только однозначный положительный ответ на этот вопрос позволяет повышать категорийность ресурсных оценок и использовать их для прогнозирования реальных возможностей подготовки разведанных запасов, т.е. их воспроизводства.

Напомним, что промышленная нефтегазоносность (т.е. открытие первых промышленных скоплений нефти и газа) в известных провинциях (Волго-Уральской, Западно-Сибирской, Восточной Сибири) страны была установлена задолго до всеобъемлющего освещения всей их территории региональными, особенно сейсмическими исследованиями. Проведение поисковых работ на нефть и газ начиналось на нескольких участках на основе достаточно общих представлений о региональной геологической модели перспективного осадочного бассейна. Только открытие на определенных этапах поисково-разведочных работ промышленных скоплений провоцировало бурное развитие геолого-разведочных работ в данном регионе. При этом известно, что различные задачи, требующие проведения региональных работ, сохраняются в таких провинциях и после создания в них крупных сырьевых баз и развития добычи.

Нередко утверждается, что про­исходящее в настоящее время и планируемое увеличение затрат из федерального бюджета на геолого-­разведочные работы на нефть и газ обеспечит существенное повышение воспроизводства их сырьевой базы. Иначе говоря, непосредственным результатом проведения в боль­ших масштабах региональных геолого-геофизических исследований будет повышение восполнения запасов, которое позволит и дальше обеспечивать нефтью и газом другие страны. Однако специалистам хорошо известно, что такие исследования при всей их значимости создают лишь региональную геологическую основу для выбора направлений и проведения более детальных, в том числе поисковых работ с целью оценки промышленной нефтегазоносности. Расчет на то, что такая однозначная оценка будет сделана за счет средств потенциальных недропользователей, пока не оправдывается.

Как показывает опыт, утверждения о больших перспективах и высоких прогнозных оценках ресурсов категории Д2 новых регионов или комплексов с недоказанной нефтегазоносностью слабо убеждают российских частных недропользователей выходить в них с дорогостоящими поисковыми работами, сопровождающимися высоким геологическим риском.

Представляется, что и сама оценка прогнозных ресурсов по категории Д2, как правило, несет преимущественно качественное (порой идеологическое), а не количественное содержание. Обычно принятое включение ресурсов категории Д2 в начальные суммарные ресурсы нередко создает радужные иллюзии о масштабах обеспеченности ресурсной базой и возможностях подготовки на ее основе разведанных запасов.

Для привлечения недропользователей и инвестиций на такого рода новые территории необходимо, чтобы региональное геолого-геофизическое изучение, проводимое за счет средств федерального бюджета, сопровождалось доказательством их промышленной нефтегазоносности. С этой целью региональные исследования на определенном этапе своего развития должны включать более детальные прогнозно-поисковые работы, направленные на подготовку и опоискование бурением нескольких объектов (ловушек) как единственное средство оценки (позитивной или негативной) реальной нефтегазоносности. Более того, результаты таких исследований могут существенно изменить задачи, направления и объемы дальнейших региональных работ.

Таким образом, реальный прогноз (обязательно вариантный, интервальный) восполняемости (воспроизводства) сырьевой базы УВ (т.е. запасов) для каждого региона должен строиться не столько на объемах предполагаемой или желаемой добычи УВ, сколько на целом комплексе совершенно других показателей. К ним следует отнести степень и характер разведанности в каждом регионе реально оцениваемого ресурсного потенциала (в том числе без категории Д2), количественную и качественную структуры неразведанной его части, прежде всего ресурсов категорий С3 и Д1, а также запасов категории С2, геологическую приуроченность, степень подтверждаемости, динамику приростов запасов, эффективности и стоимости поисково-разведочных работ и др.

Одновременно так называемые региональные геолого-разведочные работы, проводимые за счет средств федерального бюджета в неразведанных регионах и комплексах, рассматриваемых как перспективные, должны включать прогнозно-поисковые работы для оценки их промышленной нефтегазоносности. До получения ответа на этот вопрос прогнозирование на этих территориях прироста запасов УВ на базе оценки ресурсов категории Д2 будет весьма виртуальным.

Лишь на основе указанного комплексного анализа и мониторинга этих и других данных можно более или менее объективно оценивать возможности восполнения планируемой добычи новыми запасами с тем, чтобы не смешивать желаемое с действительным. Реальные ресурсные и экономические возможности (рассматриваемые в перспективе) подготовки в каждом регионе новых разведанных запасов, дифференцированных по качественной структуре, пространственному размещению и экономической оценке, вероятно, должны в свою очередь оказывать определенное давление на установление (в том числе ограничение) тех или иных уровней добычи нефти и газа.

 


©  О.М. Мкртчян, Журнал "Геология Нефти и Газа", 3-2006
 

 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru