viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

     К.О. Соборнов, (ТНК-ВР)
     А.C. Якубчук, (Музей натуральной истории, Лондон)

 

 

 

Северная Евразия включает основные нефтегазоносные бассейны России, в том числе Западно-Сибирский, Волго-Уральский, Тимано-Печорский и Восточно-Сибирский. Стратиграфический диапазон продуктивных толщ охватывает рифей – верхний мел, а структурная приуроченность месторождений очень разнообразна. Размещение зон нефтегазонакопления очевидно связано с плитотектоническими событиями, определявшими развитие этого региона.

Тектоника плит этого региона реконструировалась в работах многих авторов (Зоненшайн Л.П. и др., 1990; [5]). Плитотектоническая интерпретация эволюции нефтегазоносных бассейнов оказала большое влияние на понимание закономерностей формирования залежей нефти и газа (Khain V.E. et al., 1991; Klemme H.D., Ulmishek G.F., 1991; Клещев К.А., Шеин В.С., 2004).

В данной работе был использован большой объем новых геолого-геофизических данных, полученных в результате поисково-разведочных работ на нефть и газ, а также рудные месторождения. Особое внимание уделялось интерпретации региональных сейсмических и аэромагнитных данных, позволивших рас­смотреть связи осадочных бассейнов и прилегающих складчатых сооружений. На этой основе сделана попытка внести ряд новых элементов в существующие представления о формирования нефтегазоносности этого региона.

Методика исследований

В работе были использованы глобальные плитотектонические реконструкции, достаточно надежно обоснованные для древних кратонов на основе палеомагнитных данных. Однако палеомагнитные исследования в пределах орогенных структур находятся в своей ранней стадии. В связи с этим плитотектонические реконструкции опираются на корреляцию литологических данных, а также структурный и кинематический анализы, применение которых затруднено на значительных территориях, где участки орогенов перекрыты осадочным чехлом. В пределах последних использовался значительный объем данных сейсморазведки, полученный в результате нефтегазопоисковых работ в пределах всех нефтегазоносных бассейнов данного региона. Ценность этих материалов состояла, с одной стороны, в уточнении структурного плана, а с другой – в датировании и картировании ареала распространения тектонических событий.

В 90-е гг. XX в. было предложено несколько вариантов плитотектонических реконструкций Северной Евразии, в которых одинаково трактуется история древних кратонов, но предлагается различное объяснение происхождению метаморфических и островодужных террейнов внутри орогенов либо за счет их отчленения от Гондваны (Моссаковский А.А. и др., 1993; Диденко А.Н. и др., 1994), либо за счет их отделенения от объединенной Восточной Европы и Сибири с последующими ороклинным изгибом и структурным дублированием террейнов по гигантским продольным сдвигам [5]. Если в первой модели рассматривается плитотектоническая эволюция террейнов будущих орогенов почти независимо от окружающих кратонов, то в последней хорошо увязывается внутренняя структура орогенов с кинематикой вращения кратонов на основе палеомагнитных данных. Эти модели сильно различаются даже в расшифровке современного структурного плана орогенных коллажей, особенно когда отдельные террейны оказались погребенными под осадочными толщами. Для структурной интерпретации этих зон использовались аэромагнитные данные по Северной Евразии. Островодужным террейнам отвечают положительные магнитные аномалии, а аккреционным флишевым – отрицательные (Yakubchuk A.S., 2004).

Региональная тектоника

Восточно-Европейский и Сибирский кратоны с обширными верхнедокембрийскими – палеозойскими осадочными бассейнами являются основными тектоническими элементами Северной Евразии (рис. 1). В пределах Арктического шельфа выделяется меньший по размерам континентальный блок – Баренция. Континентальные блоки обрамляются поясом неопротерозойских орогенов тиманид, кары и байкалид. Далее по отношению к кратонам в центральных частях Северной Евразии располагается обширная область алтаид, сформированная в конце палеозоя. Тектонический контакт алтаид с платформами имеет преимущественно надвигово-сдвиговый характер. Крупнейшей и наиболее изученной структурой этого рода служит складчатый пояс Урала. На востоке алтаиды сменяются монголидами, которые можно рассматривать как часть Циркум-Тихоокеанских структур (Yakubchuk A.S., 2004).

 

Рис. 1. ОСНОВНЫЕ ТЕКТОНИЧЕСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ И ПОЛОЖЕНИЕ ГЛАВНЫХ НЕФТЕГАЗОНОСНЫХ БАССЕЙНОВ

Осадочные бассейны: 1 – мезо-кайнозойские, 2 – палеозойские ( I – Восточно-Баренцевский, II – Тимано-Печорский, III – Волго-Уральский, IV – Западно-Сибирский, V – Енисей-Хатангский, VI – Лено-Тунгусский); террейны: турбидитовые (3 – Сакмарские и Иртыш-Зайсанские, 4 – Ханты-Мансийские, 5 – Джунгаро-Балхашские, 6 – Тихоокеанские и Тетические), островодужные (7 – Урало-Жарминские, 8 – Кипчакские, 9 – Тувино-Монгольские); 10 – неопротерозойские орогены; 11 – континентальная кора (древнее 1 млрд лет; месторождения: 12 – газовые, 13 – нефтегазовые, 14 – нефтяные; сдвиги: 15 – позднепалеозой-раннемезозойские, 16 – мезо-кайнозойские; ТЕР – Трансевразийский разлом, АН – Анабарский щит

 

В составе алтаид и соседнего Монгольского орогенного коллажа выделяется несколько генераций неопротерозойских и палеозойских островных дуг и аккреционных комплексов, которые разделены сутурными зонами задуговых бассейнов (см. рис. 1). Весь коллаж разбивается гигантским Трансевразийским разломом на Казахско-Хинганский и Алтай-Монгольский домены. Трансевразийский разлом протягивается из Монголии через Иртыш-Зайсанскую зону и Западную Сибирь в направлении южнее Новой Земли, что вызвало резкий излом Уральско-Новоземельской складчатой системы. Под покровом осадочных толщ Западно-Сибирского бассейна он трассируется по данным магнито- и сейсморазведки. На основе сопоставления метаморфических и островодужных комплексов в обнаженных складчатых областях левостороннее смещение по этому разлому оценивается в 1000 км. Предполагается позднепермский возраст этого смещения, так как разлом запечатан дайковыми поясами и рифтогенными структурами триасовых траппов.

Плитотектоническая эволюция

Основываясь на результатах исследователей и новых представлениях, вытекающих из современных данных, плитотектоническая эво­люция Северной Евразии в общих чертах представляется следующей.

    В позднем докембрии, между 1100 и 750 млн лет назад, Восточно-Европейская и Сибирская платформы располагались на периферии суперконтинента Родиния. Палеомагнитные данные свидетельствуют об их расположении по соседству друг с другом, но таким образом, что они были обращены друг к другу своими северными сторонами, а островные дуги будущих байкалид, кары и тиманид протягивались вдоль единой активной окраины, отделенные от кратонов Енисейским задуговым бассейном (Тorsvik T.H., 2003). Внутри этих континентов, а также на их окраине формировались крупные седиментационные бассейны. Сейсмические данные показывают, что мощность рифейских отложений в этих районах достигает многокилометровых значений.

Около 750 млн лет назад произошел раскол этого суперконтинента, приведший к отделению континентального массива, включающего Восточно-Европейскую, Сибирскую и Северо-Американскую плиты. Вслед за этим около 650 млн лет назад внешняя окраина этого массива подверглась складчатости, связанной со столкновением c островными дугами. При этом образовалась складчатая система тиманид – байкалид, которой отвечает региональное несогласие в подошве вендских отложений, характерное для восточной части Восточно-Европейской и юга Сибирской платформ.

В дальнейшем от этого континентального массива и его позднепротерозойского складчатого обрамления откололись метаморфические террейны, часть которых оказалась в основании единой Кипчакской [5] и Тувино-Монгольской (Yakubchuk A.S., 2004) дуг, а в их тылу сформировался Ханты-Мансийский задуговой бассейн с океанической корой (рис. 2, А). Вероятно, в конце венда эти дуги разделились между собой, образовав Джунгаро-Балхашский междуговой бассейн с океанической корой.

 

 

Рис. 2. ПЛИТОТЕКТОНИЧЕСКИЕ РЕКОНСТРУКЦИИ СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ ДЛЯ ВЕНДА (А), ПОЗДНЕГО СИЛУРА (Б), ПОЗДНЕГО ДЕВОНА (В), ПОЗДНЕЙ ПЕРМИ (Г), ПОЗДНЕГО ТРИАСА (Д) И ПАЛЕОЦЕНА (Е)

1 – платформы; 2 – неопротерозойские орогены; 3 – палеозойские и мезозойские турбидитовые террейны; 4 – венд-палеозойские островные дуги; 5 – депоцентры осадочных бассейнов; 6 – направление вращения кратонов; 7 – зоны субдукции; 8 – зоны задугового спрединга; 9 – рифты; 10 – сдвиги, надвиги

 

В развитии Северной Евразии в палеозое наблюдаются два типа плитотектонических взаимодействий. В пределах внешней северной части региона основным типом взаимодействий были “классические” схождения и расхождения континентальных плит. Во внутренних районах Северной Евразии палеозойское структурное развитие определялось формированием островных дуг обширной системы алтаид, их деформациями и последующей коллизией с окраинами Восточно-Европейского и Сибирского континентов.

В начале палеозоя плиты, составляющие Северную Евразию, начали перемещаться к северу. При этом произошло разделение плит Северной Евразии и Северо-Американской с образованием океана Япетус. На окраинах Сибирской и Восточно-Европейской плит формировались мощные толщи шельфовых, преимущественно карбонатно-эвапоритовых осадков. Этому способствовало нахождение плит в области низких широт. Они значительно развиты на Сибирской платформе (Тунгусская синеклиза) и сохранились от размыва в Тимано-Печорском бассейне, где они принадлежали некогда более обширному бассейну. Возможно, что осадки этого времени развиты и в пределах Баренции. К среднему девону происходят закрытие океана Япетус и столкновение континентальных блоков. Есть основания полагать, что сформированный при этом пояс каледонид продолжается из Скандинавии под водами Баренцева моря, ограничивая с севера Тимано-Печорский бассейн. Это, вероятно, было связано со столкновением Баренции с Восточно-Европейской платформой (см. рис. 2, Б, В). Их столкновение могло произойти немного позже появления складчатости в Скандинавии, что можно объяснить конфигурацией сталкивающихся плит.

Сейсмические данные показывают существование на юге Баренцева моря зоны развития дислоциро-ванных раннепалеозойских толщ, несогласно перекрытых среднедевонскими и более молодыми отложениями (рис. 3).

 

Рис. 3. ФРАГМЕНТ СЕЙСМИЧЕСКОГО ВРЕМЕННОГО РАЗРЕЗА ПЕЧОРСКОГО МОРЯ

 

Значительные вариации толщин среднедевон-франских терригенных отложений отвечают времени перестройки структурного плана. В пользу предположения о существовании в этом районе орогенического пояса может свидетельствовать также наличие толщ среднедевонских конгломератов на северном острове Новой Земли (Шипилов Е.В., Тарасов Г.А., 1998). Увеличение мощностей и фациальные изменения с юга на север ордовик-нижнедевонских, преимущественно карбонатных отложений, развитых в Тимано-Печорском бассейне, дает основание предполагать, что их накопление происходило в пределах передового прогиба, обращенного в сторону каледонского фронта.

Существенно по-иному развивались континентальные окраины, обращенные в сторону остороводужной системы алтаид. Здесь в палеозойское время отмечается практически непрерывная тектоническая активность, которая нарастая, постепенно распространялась на огромные территории. Представляется, что она определялась последовательным сближением Восточно-Европейской и Сибирской платформ при относительном вращении последней по часовой стрелке. При этом происходило усложнение внутренней структуры островодужной системы. Сначала внутри Ханты-Мансийского задугового бассейна сформировалась Урал-Жарминская дуга, а затем все островные дуги стали испытывать постепенный ороклинальный изгиб.

Следствием вращения Сибири явилось то, что столкновение с островодужной системой началось на востоке (в современных координатах). Краевое погружение платформы сопровождалось накоплением глубоководных морских отложений, включающих кембрийские битуминозные сланцы [2]. В дальнейшем тектоническая активность распространилась на другие участки платформенных окраин Северной Евразии, следуя за продвижением коллизионного фронта. Она постепенно охватила южные, затем и западные окраины Сибирской платформы.

Первые признаки столкновения островодужной системы с Восточно-Европейской платформой обнаруживаются в среднедевонское время (см. рис. 2, В). Здесь происходила обдукция островодужных комплексов на окраину платформы, о чем свидетельствует наличие метаморфических комплексов высокого давления (эклогитов) в составе пород окраины Восточно-Европейской платформы, датируемых второй половиной среднего девона (Bean R.J. and Connelly G.N., 2000). Вслед за этими событиями на Урале отмечается погружение в Предуралье, которое послужило началом формирования Волго-Уральского бассейна. По-видимому, кульминацией погружения явилось образование Камско-Кинельской системы прогибов, глубина которых достигала 500 м (Шиляев С.А., 1991). В их пределах отлагались глинистые радиоляритовые осадки полихронной доманиковой свиты, ставшие важнейшей нефтепроизводящей толщей региона. Они накапливались на протяжении франа – турне на обширных пространствах от Тимано-Печорского бассейна до Прикаспия. Привнос обломочного материала с платформы привел к постепенному заполнению бассейна проградационными клиноформами. Клиноформная структура верхнедевон-нижнекаменноугольных отложений отчетливо различается на сейсмических разрезах (рис. 4).

 

Рис. 4. СЕЙСМИЧЕСКИЙ РАЗРЕЗ ЗОНЫ СОЧЛЕНЕНИЯ СОЛИКАМСКОЙ ВПАДИНЫ И УРАЛЬСКОГО ПОЯСА НАДВИГОВ

В дальнейшем на протяжении второй половины палеозойского времени происходило последовательное скучивание островных дуг, расположенных между сближающимися Сибирской и Восточно-Европейской платформами. Связанное с этим периодически возобновляющееся сжатие на окраинах континентальных плит оказывало существенное воздействие на осадконакопление в периферических бассейнах. Особенно это заметно в Предуралье. Коллизионные события влияли на скорость погружения дна бассейнов и объемы поступления обломочного материала. При этом фиксируются миграция орогенического фронта в сторону платформы и изменение состава обломочного материала, отражающего состав и глубину эрозии складчатых структур (Юдин В.В., 1994).

    В конце перми ороклинно изогнутые островные дуги алтаид были полностью зажаты между Сибирским, Восточно-Европейским, Северо-Китайским и Таримским кратонами, при этом разделявшие их задуговые и междуговые бассейны были субдуцированы (см. рис. 2, Г ). Складчатость этого времени практически повсеместно распространена на окраинах платформ и в Западной Сибири. Консолидация элементов Северной Евразии явилась частью общего процесса формирования суперконтинента Пангея. Спаянность возникшего суперконтинента привела к взаимным перемещениям континентальных блоков преимущественно по системе разломов сдвигового типа, секущей некогда разнородные структурные элементы. Вероятно, крупнейшим из этих разломов был Трансевразийский левосторонний сдвиг. В центральной части он сместил коллаж алтаид относительно Сибирской платформы. Смещение по этому разлому привело к “излому” Уральской складчатой системы с выдвижением к северо-западу Новоземельского сегмента. Возможно, что в это время складчатые пояса Новой Земли и Таймыра были структурно связаны в единый тектонический фронт, оконтуривающий окраину Сибирской платформы. На юге рассматриваемого района этот разлом сместил алтайские структуры по отношению к казахстанским. Активность этого разлома совпадает с быстрым погружением Восточно-Баренцевской впадины, которое, вероятно, обусловлено присдвиговым растяжением.

Причленение к Восточно-Европейской платформе Устюртского блока этой системы привело к изоляции Предуральского прогиба и накоплению кунгурских солей, достигающих максимальных толщин в Прикаспии.

В начале мезозойской эпохи Северная Евразия представляла собой часть огромного континентального массива, на юге граничащего с океаном Тетис, на востоке – с Тихим океаном. В триасовое время продолжается вращение Сибирской платформы по часовой стрелке (см. рис. 2, Д). Это явление объясняет преимущественное развитие триасового рифтогенеза на севере Западной Сибири и Карском море. Растяжение на севере бассейна, сопровождавшееся образованием рифтов и базальтовым магматизмом, отчетливо фиксируется по данным геофизических исследований и бурения.

Вращение Сибири деформировало разломы, затрагивающие коллаж алтаид, включая Трансевразийский. Система впадин возникла на севере Западной Сибири, Карском и Баренцевом морях. Рифтинг на Ямале и Карском море разъединил до этого единый Новоземельско-Таймырский складчатый пояс. Значительные правосторонние деформации одновременно происходили вдоль тетической окраины Северной Евразии (Natal’in B.A., Sengör A.M.C., 2004).

В конце триаса отмечается общее сжатие континентального массива Северной Евразии, вызванное сближением континентальных плит и киммерийской коллизией на юге региона. Этот эпизод сжатия завершил развитие рифтов в Западной Сибири. В пределах складчатых поясов Урала и Енисейского кряжа сжатие вызвало формирование крупных надвиговых структур, несогласно перекрытых юрскими отложениями. С горных сооружений поставлялся большой объем обломочного материала в бассейны, расположенные на периферии континентального массива Северной Евразии – Прикаспий, Баренцевоморскую впадину, Мангышлакский прогиб. Отдельные прослои в триасовых отложениях, часто имеющие озерное происхождение, представляют собой нефтегазоматеринские толщи.

В юрское время складчатые пояса Северной Евразии были эродированы. Значительная часть алтаид и северо-западная часть Сибирской платформы (в современных координатах) испытывала устойчивое термическое погружение, образуя Западно-Сибирский бассейн. В условиях ограниченного привноса обломочного материала в глубокопогруженной центральной части этого бассейна в позднеюрское время шло накопление битуминозных сланцев баженовской свиты. В неокоме накопление этих пород было прервано поступлением большого количества обломочного материала, переносимого реками из Восточной Сибири и Алтай-Монгольской складчатой области. Они служили источниками обломочного материала для проградирующих к западу неокомских клиноформ. Устойчивое осадконакопление происходило в Енисей-Хатагском и Баренцевоморском прогибах. Вместе с Западной Сибирью они образовывали гигантский эпикранонный бассейн.

В кайнозое структурное развитие Северной Евразии во многом определялось началом раскрытием Ледовитого океана. Смещение континентальных блоков к югу вызвало обширные складчато-надвиговые деформации на окраинах Сибирской платформы, Таймыре, Новой Земле и севере Тимано-Печорского бассейна (см. рис. 2, Е). Данные бурения свидетельствуют о наличии меловых отложений, тектонически перекрытых палеозойскими толщами на западном борту Коротаихинской впадины на севере Тимано-Печорского бассейна (Юдин В.В., 1994).

В эоцене отмечаются морская трансгрессия и период относительного тектонического покоя. В это время Уральское горное сооружение было практически полностью эродировано. На это указывает присутствие морских эоценовых отложений в центральных районах Урала [4]. Урал в это время перестал существовать как барьер между континентальными бассейнами Восточно-Европейской платформы и Западной Сибири.

Начиная с олигоцена происходила существенная тектоническая реактивация, которая была особенно значительной на периферии региона. На севере это выразилось в обширном дифференцированном поднятии. Сейсмические данные показывают, что в Карском море с приближением к Новой Земле выдержанные по площади и толщине меловые отложения приподняты и срезаны эрозией. В западной части Баренцева моря значение неотектонического подъема достигает 500-700 м [3], на Урале и Новой Земле оно существенно больше. Возрождение Уральской горной страны также произошло на неотектоническом этапе. Одновременно с Уралом прилегающая часть Восточно-Европейской платформы была поднята на 200-400 м [1]. На южной окраине Евразии, напротив, происходило образование майкопских некомпенсированных бассейнов. Очевидно, что эти события коррелируются с раскрытием Арктического океана и коллизией в Альпийско-Гималайском поясе.

Плитотектонический контроль нефтегазоносности Северной Евразии

Следуя плитотектонической эволюции, в развитии фанерозойских нефтегазоносных бассейнов Северной Евразии отмечаются два основных этапа.

Основным типом первого этапа, охватившего временной интервал между распадом Родинии и образованием Пангеи в ранней перми, являлись асимметричные окраинно-континентальные бассейны. Их эволюция определялась взаимодействием с вулканическими дугами и задуговыми бассейнами, разделявшими континентальные массивы. В этих условиях формировались бассейны Восточной Сибири и Предуральской окраины Восточно-Европейской платформы – Волго-Уральский, Тимано-Печорский и Прикаспийский. Второй этап, начавшийся в триасе и продолжающийся до настоящего времени, соответствует формированию и развитию единого континентального массива Северной Евразии. В его пределах сформировался обширный внутриконтинентальный бассейн, включающий Западную Сибирь, Енисей-Хатангский и Баренцевоморский прогибы. Здесь аккумулировались мощные толщи осадков, образованных за счет эрозии складчатых поясов. Примечательно, что в силу структурных и палеогеографических условий, определявшихся плитотектонической эволюцией, в неопротерозойских и палеозойских окраинно-континентальных бассейнах широко развиты карбонатные толщи. На втором этапе накапливались в основном терригенные отложения.

Формирование основных нефтегазоматеринских толщ также во многом контролировалось плитотектоническими событиями. Так, кембрийские битуминозные сланцы востока Сибирской платформы, силурийские битуминозные отложения севера Тимано-Печоры, доманиковая свита Волго-Урала на континентальных окраинах быстро погружались под воздействием тектонической нагрузки, вызванной надвиговыми поясами. Локально развитые триасовые нефтегазоматеринские породы отлагались преимущественно в озерных условиях, в узких впадинах, возникших в теле новообразованного объединенного континентального массива под воздействием внутренних сдвиговых и вращательных движений. Баженовская свита Западной Сибири накапливалась в изометричном некомпенсированном бассейне, возникшем на месте погребенного коллажа алтаид за счет термического погружения.

Плитотектоническая эволюция повлияла также и на условия формирования залежей нефти и газа. Так, в бассейнах палеозойских окраин платформ залежи приурочены главным образом к антиклинальным складкам, образованным на коллизионных этапах развития бассейнов, зонам карбонатных органогенных построек и региональным несогласиям, отвечающим смене тектонических режимов. В мезо-кайнозойских эпиконтинентальных бассейнах преобладают ловушки в присдвиговых и реактивированных антиклиналях, зонах выклинивания и облекания древних поднятий. В южной слабосруктурированной части Западно-Сибирского бассейна многие нефтяные залежи приурочены к неокомским клиноформным телам.

Кроме отмеченных общих особенностей региональной нефтегазоносности, контролировавшихся последовательной сменой геотектонических обстановок, уместно выделить ряд частных факторов, определяющих особенности распределения месторождений.

Так, в раннекембрийское время при перемещении из южного полушария в северное Сибирская плита оказалась в приэкваториальных широтах (см. рис. 2). В ее пределах накопились мощные толщи солей. Эти соли в дальнейшем послужили покрышкой для залежей нефти и газа, образованных в подстилающих рифей-нижнекембрийских отложениях. Отсутствие этой покрышки в пределах Восточно-Европейской плиты, которая в это время находилась южнее в более высоких широтах, объясняет отсутствие там значительных скоплений в не менее мощных докембрийских толщах.

Преимущественная газоносность северной части Западно-Сибирского бассейна и нефтеносность южной также в значительной степени связаны с плитотектонической историей этого региона. Дело в том, что граница этих частей бассейна в общих чертах соответствует положению рассмотренного ранее Трансевразийского разлома. Юго-западная часть бассейна подстилается деформированной системой алтаид, а северо-восточная – окраиной Сибирской платформы. В триасе северная часть бассейна в значительно большей степени подверглась растяжению под воздействием вращения Сибирской платформы и в итоге оказалась разбитой системой рифтов. В результате на севере бассейна возник контрастный структурный рельеф. В протяженных впадинах осадки оказались в жестких температурных условиях, генерируя газ. Кроме того, газонакоплению на севере способствовало то, что при раскрытии Ледовитого океана во второй половине кайнозоя северная часть бассейна испытала значительное поднятие. При этом произошло выделение крупных объемов газа, растворенных в пластовых водах. В отличие от северной, южная часть бассейна не испытала существенного растяжения в триасовое время, будучи зажатой между континентальными плитами. Нефтегазоносность этой части бассейна определяется спокойными условиями погружения, в результате чего битуминозные сланцы баженовской свиты достигли оптимальных условий нефтеобразования на обширных пространствах центральной части бассейна.

Рассмотренный сценарий плитотектонической эволюции объясняет также увеличение толщины и стратиграфического объема Предуралья в северном направлении. Дело в том, что в Волго-Уральском бассейне формирование палеозойского осадочного чехла в среднем девоне обусловлено воздействием начала коллизии островодужной системы алтаид и окраиной континента. Между тем Тимано-Печорский бассейн был втянут в погружение ранее – в ордовике. Вероятно, в условиях пассивной окраины он был преобразован в передовой прогиб, обращенный к складчатому поясу, окаймлявшему плиту Баренция. Столкновение последнего с Восточно-Европейской плитой привело к деформациям нижнепалеозойских отложений в пределах северной части бассейна, что фиксируется региональным несогласием (см. рис. 3). Это несогласие контролирует ряд крупных нефтяных залежей, включая месторождения им. Титова и Требса. Возможно, что изменчивые в мощности среднедевонские терригенные отложения накапливались в передовом прогибе перед фронтом каледонской складчатости. Отголоском развития каледонского складчатого пояса явилось образование Печоро-Колвинского рифта в центральной части бассейна.

Таким образом, плитотектоническая эволюция Северной Евразии объясняет многие как общие, так и частные особенности строения и нефтегазоносности этого региона.

 

ЛИТЕРАТУРА
1. Борисевич Д.В. Неотектоника Урала // Геотектоника. – 1992. – № 1.
2. Геология нефти и газа Сибирской платформы / Ред. А.Э.Конторович, В.С.Сурков, А.А.Трофимук. – М.: Недра, 1981.
3. Мусатов Е.Е. Структура кайнозойского чехла и неотектоника Баренцево-Карского шельфа по сейсмоакустическим данным // Российский журнал наук о земле. – 1998. – Т. 1. – № 2.
4. Степанов И.С. Новые данные о нахождении морских эоценовых отложений на Урале / И.С.Степанов, В.Я.Алексеев, Т.К.Сабиров, Г.Н.Сычкин // Докл. РАН. – 1992. – Т. 321. – № 1.
5. Sengцr A.M.C. Evolution of the Altaud tectonic collage and Paleozoic crustal growth in Eurasia/A.M.C. Sengцr, B.A. Natal’n, V.S. Burtman//Nature. – 1993. – N 364.

 


©  К.О. Соборнов, А.C. Якубчук, Журнал "Геология Нефти и Газа", 2-2006
 

 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru