levitra bitcoin

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

 

 

 

 

 

ВАС ПРИВЕТСТВУЕТ

VIP Studio ИНФО

 

Публикация Ваших Материалов

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Phasellus rutrum, libero id imperdiet elementum, nunc quam gravida mi, vehicula euismod magna lacus ornare mauris. Proin euismod scelerisque risus. Vivamus imperdiet hendrerit ornare.

Верстка Полиграфии, WEB sites

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Phasellus rutrum, libero id imperdiet elementum, nunc quam gravida mi, vehicula euismod magna lacus ornare mauris. Proin euismod scelerisque risus. Vivamus imperdiet hendrerit ornare.

Книжная лавка

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Phasellus rutrum, libero id imperdiet elementum, nunc quam gravida mi, vehicula euismod magna lacus ornare mauris. Proin euismod scelerisque risus. Vivamus imperdiet hendrerit ornare.

А.В. Потапова,  (Аспирант, Тульский Государственный Университет; Институт биофизики клетки РАН, Пущино)

Серия «Естественные и Технические науки» # ДЕКАБРЬ 2017
Химический ожог
В данной работе оценивалась эффективность введения в кожу пероксиредоксина 6 и культуральной среды паракринных факторов мезенхимальных стволовых клеток перед нанесением химического ожога трихлоруксусной кислотой. Оценка производилась визуальным и гистологическим методами на крысах линии Wistar. Применение пероксиредоксина 6 и паракринных факторов мезенхимальных стволовых клеток благотворно повлияло на регенерацию эпителия после химического ожога.

Ключевые слова: Химический ожог, трихлоруксусная кислота, пероксиредоксин 6, паракринные факторы мезенхимальных стволовых клеток.

 

ВВЕДЕНИЕ

Химоэксфолиация (химический пилинг) имеет практическое применение не только в области косметологии, но и перспективен в терапии новообразований кожи[1,2]. Данный метод отвечает современным тенденциям индустрии красоты, которые проявляются в стремлении к снижению инвазивности процедуры.

    Химический пилинг – это химический ожог определенных слоев эпидермиса и/или дермы, интенсивность которого зависит от природы кислоты, ее абсорбционной способности и электрохимических характеристик раствора[3]. В эпидермисе развивается воспалительная реакция, а также стимулируются защитные и восстановительные реакции. На первом этапе происходит деструкция, затем начинается процесс заживления и регенерации тканей[4,5].

В современной косметологии наиболее часто для срединного и глубокого пилинга трихлоруксусная кислота [6-8]. Трихлоруксусная кислота (ТХУ) относится к карбоксикислотам. Ее химическая структура аналогичн структуре молекулы ацетиловой кислоты, в которой 3 атома водорода (не принадлежащие функциональной карбоксильной группе) замещены тремя атомами хлора. Именно эти атомы хлора обеспечивают легкое высвобождение протона (сильные кислотные свойства) и глубокую пенетрацию кислоты через липидные и протеиновые структуры кожи[9].

В косметологии остро стоит проблема уменьшении срока регенерации эпителия после химического пилинга. Для этого прибегают к различным процедурам, которые проводят как после нанесения ожога, так и до него. Одной из такой процедур являются инъекции препаратов для регенерации в кожу, инъекции делаются перед процедурой химического пилинга.

Поскольку химический ожог сопровождается мощным окислительным стрессом, развитием воспалительного процесса, интенсивным некрозом и апоптозом клеток кожи. Чтобы уменьшить масштаб всех этих процессов необходимо активировать защитную систему организма. В коже антиоксидантная система представлена набором ферментов-антиоксидантов, основным из которых является пероксиредоксин 6 (Prx6). Ранее была показана высокая эффективность применения Prx 6 при лечении ряда патологий (ожоги трахеи, резаные раны, ишемически/реперфузионные поражения почки и кишечника, повреждения кожи после УФ-облучения) [10-13]. Паракринные факторы мезенхимальных стволовых клеток (МСК) обладают прогенераторным, антивоспалительным и антиапоптотическим действием [14,15]. Таким образом, оптимальными условиями восстановления эпидермиса кожи после химичкского ожога являются: нейтрализация окислительного стресса и интенсификация процессов регенерации в эпидермисе.

В данной работе оценивалась эффективность введения в кожу Prx 6 и культуральной среды паракринных факторов МСК перед нанесением химического ожога ТХУ.

Материалы и методы

Исследование заключалось в изучении процессов репарации на модельной ожоговой ране животных. Химический ожог моделировали на самцах популяции Wistar массой 200–250 г, возрастом 6-10 недель, полученных из вивария ИБК РАН г. Пущино. Работа с лабораторными животными проводилась в соответствии с положениями «Европейской конвенции о защите позвоночных животных, используемых для эксперимента и других научных целей» и законодательством Российской Федерации.

Протокол эксперимента включал введение животного в длительный наркоз смесью растворов 0,5 мл 3,5% Золетила® 100 (Zoletil® 100, «Virbac Sante Animale», Франция) и 0,1 мл Рометара (Rometar, «Bioveta», Чехия), доведенных до 2 мл изотоническим раствором натрия хлорида 0,9 %, наркоз вводился внутрибрюшинно. В зависимости от цели проведения исследования: достижение  косметического эффекта или медицинского, препараты вводились животным за 2 часа до нанесения ожога. После депиляции паравертебральной области спины, создавали контактный  ожог пропитанной в 40% трихлоруксусной кислоте фильтровальной бумагой площадью 10×10 мм2. Время экспозиции пропитанной бумаги составило 3 минуты, после чего место нанесения ожога промывалось проточной водой 15 секунд. Перед нанесением ожога за 2 часа в депилированную паравертебральную область спины были сделаны инъекции препаратов (300 мкл, 10 введений по 30 мкл), площадь обкалывания 15×15 мм2.

В зависимости от вводимого препараты животные были разделены на 4 группы:

  • 1 группа (контрольная) – физиологический раствор;
  • 2 группа – пероксиредоксин-6 (2 мг/мл);
  • 3 группа – кондиционированная среда МСК (раствор, 10мг/мл);
  • 4 группа – пероксиредоксин-6 (4 мг/мл, 150 мкл) + кондиционированная среда МСК (10 мг/мл, 150 мкл)

Оценку результатов проводили на основе динамического визуального и гистологического анализов состояния раневой поверхности. Контрольные точки анализа репарации: 1, 3, 7 суток с момента ожога.

Гистологический анализ

Срезы окрашивали гематоксилин-эозином (Hematoxylin-Eozin according to Ehrlich, «Fluka», USA), просветляли и заключали в смолу Histofluid («Marienfeld Laboratory Glassware», Germany), затем накрывали покровными стеклами («Menzel-Glaser», Germany).

Микроскопический анализ проводили на микроскопе Leica DM 6000, фотографии получали с помощью цифровой камеры для микроскопии Leica DFC 490.

Статистический анализ

Статистику измеряли с помощью программы «Image Tool v.3.0» («UTHSCSA», США). Вычислили среднюю арифметическую величину (М) и стандартное отклонение средней арифметической (m). Проверка достоверности различий была осуществлена по критерию Стьюдента (t). Математическая обработка морфометрических данных гистологических срезов проводили с использованием метода непараметрической статистики (Манна-Уитни тест).

Результаты и их обсуждение

Визуальная оценка состояния химического ожога у животного показала, что в 1-е и 3-е сутки воздействие препаратов на заживление ожоговой раны минимизировано. В первые сутки наблюдается отделение пораженного слоя эпидермиса, визуально ожог в течение  24 часов практически не изменяется. Так как ожог был сделан трихлоруксусной кислотой, которая на месте контакта с тканями вызывает денатурацию белков с развитием коагуляционного некроза и обезвоживанея тканей, в третьи сутки, на месте ожога сформировался плотный, темный, поверхностный струп, при котором некроз не распространяется вглубь. Степень оволосянения зависит от возраста экспериментальных животных. Так, у более молодых особей рост волос происходит намного быстрее, чем у более взрослых. К седьмым суткам в контрольной группе наблюдается частичное отшелушивание струпа, однако процесс регенерации протекает достаточно медленно. В группах с предварительных введением исследуемых препаратов наблюдается положительный результат. Так, по сравнению с контрольной группой в группах, где были сделаны инъекции Prx 6 и паракринных факторов МСК наблюдается полное очищение ожоговой раны от струпа.

Таблица 1.

Морфометрическое исследование площади поражения (M ± m, мм2).


Сутки после
нанесения ожога


Контроль
(физический раствор)


Prx 6


факторы МСК


Prx 6 + факторы МСК

3

93,4±4,0

94,2±3,9

96,8±4,1

95,1±2,5

4

91,6±4,7

88,2±3,2

89,3±2,8

90,7±3,7

5

74,8±6,5

56,2±5,2

53,4±3,6

54,6±5,8

6

62,0±8,9

35,8±5,9

33,5±5,1

32,1±6,7

7

48,8±10,6

12,6±7,1

13,8±5,9

11,3±7,5

* – достоверно по сравнению с контролем, р < 0,05.
#  – достоверно по сравнению с группой 1, р < 0,05.
х – достоверно по сравнению с группой 3, р < 0,05.
ǂ – достоверно по сравнению с группой 2; р < 0,05.

Гистологическая оценка ожоговой раны в первые сутки показала, что во всех группах отмечается наличие некротизированных клеток эпителия, утративших свою жизнеспособность. Область локализации волосяных фолликулов сильнее, чем другие участки была подвержена воздействию ТХУ.

На третьи сутки в контрольной группе наблюдается наличие массивного струпа с лейкоциатарной инфильтрацей, чётко видна граница химического ожога и интактного эпидермиса. В верхнем слое дермы присутствует большое количество форменных элементов крови, а так же некроз тканей под струпом.

В группе с препаратом Prx 6 струп образован некротизированными клеточными элементами эпидермиса, отделение струпа от интактного эпидермиса неявное. Отмечается отсутствие лейкоцитарного вала.

 В группе с применением паракринных факторов МСК наблюдается  отделение струпа от интактного эпидермиса. На границе струпа и эпидермиса отмечается наличие лейкоцитов.

В группе с  Prx 6 и паракринными факторами МСК  наблюдается четкая граница между струпом и интактным эпидермисом. Клетки струпа некротизированны. Наблюдается образование новых клеток на поверхности эпидермиса.

На 7-е сутки во всех группах происходит регенерация эпидермиса. В контрольной группе эпидермис деформирован. Клетки базальной мембраны неравномерно распределены. При использовании Prx 6 , паракринных факторов МСК и комплекса антиоксидант-паракринные факторы МСК струп отсутствует, деформации эпидермиса не наблюдается. Происходит процесс регенерации.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Оценка эффективности введения пероксиредоксина 6 и паракринных факторов МСК перед нанесением химического ожога трихлоруксусной кислотой на процесс регенерации кожи показала, что в контрольной группе регенерация кожи происходит дольше, чем в группах с лечением. В  группах с применением Prx 6 и паракринных факторов МСК благотворно повлияло на регенерацию эпителия по сравнению с контрольной группой.

Работа выполнена при финансовой поддержке фонда содействия инновациям (программа УМНИК, договор №9843ГУ/2015)


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Monheit GD. The Jessner's-trichloroacetic acid peel. An enhanced medium-depth chemical peel. Dermatol Clin. 1995;13:277–83.
2. Al-Waiz MM, Al-Sharqi AI. Medium-depth chemical peels in the treatment of acne scars in dark-skinned individuals. Dermatol Surg. 2002;28:383–7.
3. Monheit GD. The Jessner's-trichloroacetic acid peel. An enhanced medium-depth chemical peel. Dermatol Clin. 1995;13:277–83.
4. Baumann L, Saghari S. Chemical Peels. In: Baumann L, editor. Cosmetic Dermatology. 2nd ed. New York: McGraw-Hill; 2002. pp. 148–60.
5. Rubin MG. 1st ed. Philadelphia, PA: JB. Lippincott Company; 1995. Manual of Chemical Peels. Superficial and Medium Depth; p. 111.
6. Monheit GD, Chastain MA. Chemical peels. Facial Plast Surg Clin North Am. 2001;9:239–55. VIII.
7. Landau M. Chemical peels. Clin Dermatol. 2008;26:200–8.
8. Bhardwaj D, Khunger N. An assessment of the efficacy and safety of CROSS Technique with 100% TCA in the management of ice pick acne scars. J Cutan Aesthet Surg. 2010;3:93–6.
9. Monheit GD. Medium-depth chemical peels. Dermatol Clin. 2001;19:413–25. VII.
10. Волкова А.Г., Шарапов М.Г., Равин В.К., Гордеева А.Е., Карадулева Е.A., Мубаракшина Э.К., Темнов А.А., Фесенко Е.Е., Новоселов В.И. Эффект различных ферментов-антиоксидантов на регенеративные процессы в эпителии трахеи после химического ожога. Пульмонология, 2014, 12 (2), с. 84-90
11. Гордеева А.Е., Шарапов М.Г., Новоселов В.И., Фесенко Е.Е., Темнов А.А., Хубутия М.Ш. Влияние пероксиредоксина VI на сохранение тонкой кишки при ишемии/реперфузии. 2014. Трансплантология, 8, №4, с. 21-27
12. Kümin A, Huber C, Rülicke T, Wolf E, Werner S. Peroxiredoxin 6 Is a Potent Cytoprotective Enzyme in the Epidermis. The American Journal of Pathology. 2006;169(4):1194-1205. doi:10.2353/ajpath.2006.060119.
13. Rolfs F, Schäfer M, Werner S. Peroxiredoxin 6 in skin carcinogenesis. Oncoscience. 2014;1(6):392-393.
14. Khubutiya T.S. Paracrine mechanisms of proliferative, anti-apoptotic and anti-inflammatory effects of mesenchymal stromal cells in models of acute organ injury / T.S. Khubutiya, A.V. Vagabov, A.A. Temnov // Cytotherapy. – 2014. – Vol. 5, № 16. – P. 579–585
15. Хубутия М.Ш., Вагабов В.А., Темнов А.А., Склифас А.Н. Паракринные механизмы противовоспалительного и органопротективного действия при трансплантации мезенхимальных стволовых клеток. 2012. Трансплантология, №1-2, с. 20-32



© 
А.В. Потапова, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

  1. Комментарии (0)

  2. Добавить свои
There are no comments posted here yet

Оставьте свой комментарий

Posting comment as a guest.
Вложения (0 / 3)
Share Your Location
Введите текст с картинки. Не разобрать?
 
SCROLL TO TOP

������ ����������� Rambler's Top100 �������@Mail.ru