viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

 

 

 

 

 

ВАС ПРИВЕТСТВУЕТ

VIP Studio ИНФО

 

Публикация Ваших Материалов

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Phasellus rutrum, libero id imperdiet elementum, nunc quam gravida mi, vehicula euismod magna lacus ornare mauris. Proin euismod scelerisque risus. Vivamus imperdiet hendrerit ornare.

Верстка Полиграфии, WEB sites

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Phasellus rutrum, libero id imperdiet elementum, nunc quam gravida mi, vehicula euismod magna lacus ornare mauris. Proin euismod scelerisque risus. Vivamus imperdiet hendrerit ornare.

Книжная лавка

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Phasellus rutrum, libero id imperdiet elementum, nunc quam gravida mi, vehicula euismod magna lacus ornare mauris. Proin euismod scelerisque risus. Vivamus imperdiet hendrerit ornare.

Н.Л. Самосюк,  (К.ф.н., доцент, Военный институт (инженерно-технический) Военной академии материально-технического обеспечения им. ген. армии А. В. Хрулёва)

Серия «Гуманитарные науки» # ДЕКАБРЬ  2016

Массовая литература
В статье указаны возможные соответствия между системой образов произведения художественной литературы и элементами компьютерной игры квеста. На примере романа Дэна Брауна «Ангелы и демоны», дан анализ реализации когнитивной стратегии, применяемой в виртуальной реальности, в условиях текста художественной литературы.

Ключевые слова: Массовая литература, компьютерная игра, дискурс, когнитивная стратегия, виртуальная реальность.

 

На сегодняшний момент произведения массовой литературы  демонстрируют различные пути ассимиляции элементов кинематографа и компьютерной игры в привычные для словесного творчества системы. 

Целью данной работы является анализ одного из способов  использования «языков» других форм творчества в  произведении художественной литературы. На примере романа   Дэна Брауна «Ангелы и демоны» (2000) нам  хотелось бы  показать  способы  репрезентации в художественном произведении тех  стратегий мышления, которые  имеют место быть в  виртуальной реальности, а именно в феномене  компьютерной игры как частном случае ее проявления.

В романе «Ангелы и демоны», несмотря на видимую достоверность описываемых событий (герои представляют собой образы реальных людей, отсутствуют явные элементы фантастики),  обращает на себя внимание абсолютное несоответствие всего происходящего законам физического мира. Скорее всего, при анализе текста романа следует говорить о некой имитации реальности, в пределах которой возможны перемещения главного героя. В основе имитации лежат привычные реалии европейской цивилизации, вынутые из контекста, и выстроенные в соответствии с условно-принятыми авторскими концепциями.

Прежде всего, имеется в виду   поиск героями романа знаменитого Пути Просвещения ордена Иллюминатов, на который  якобы указывает ряд знаменитых на весь мир произведений скульптора итальянского барокко Джованни Лоренцо Бернини,  а также  создание некоей научной организацией энергетического ресурса «антивещества», обладающего разрушительной силой. Иллюзия достоверности в создании концепции Пути Просвещения, а также физическое существование некоего антивещества, созданного в Научно-исследовательском институте, оказалась   настолько убедительной, а ее распространение настолько масштабным,  что потребовалось вмешательство профессионалов, устраняющих фактические ошибки, высказанные в романе.

На наш взгляд, феноменальность  произведений  Дэна Брауна, в частности романа «Ангелы и демоны» кроется в возможностях текста художественной литературы отзываться на изменения, происходящие в социальной сфере, воплощая в художественной системе основные  модели когнитивных стратегий, в данном случае, связанных с созданием виртуальной реальности и форм ее существования. Переход от описания  подобной реальности к созданию иллюзии реальности лежит через формирование системы образов, в основание которых заложено противопоставление дискурсов, то есть мировоззренческая позиция в персонаже превалирует над его психологическими характеристиками.

Одной из отличительных черт романа «Ангелы и демоны» является изобилие  героев-идеологов, имеющих свою позицию, по проблемным вопросам, которую они, не только высказывают, но готовы активно защищать. Руководитель ЦЕРНА Максимилиан Колер,   камерарий Карло Вентреска, профессор университета Роберт Лэнгдон, научные сотрудники  ЦЕРНА Виттория Ветра и ее отец Леонардо Ветра, кардинал Мортати, коммандер Оливетти принадлежат к разным социальным институтам, регламентирующим в той или иной мере не только их поведение, но и образ мыслей.

Таким образом, в романе устанавливается неразрывная связь, между социальной ролью персонажа и его личностными модуляциями, по принципу доминирования в сторону социального института, к которому они принадлежат.  Что вполне логично приводит к некоей коррелятивной модели поведения персонажей, за которой угадывается стратегия, соотносимая с той или иной социальной группой. Герои понимают друг друга или не понимают в силу совпадения или несовпадения их когнитивных стратегий, обусловленных их социальным статусом.

Например, руководитель ЦЕРНА Колер в качестве ответственного лица возглавляемой им организации занимает резко осуждающую позицию относительно того, что его подчиненные проводили исследования «антивещества» втайне от него. В тоже время его действия относительно поиска антивещества продиктованы стремлением обеспечить разработки ЦЕРНА выгодными инвестициями, что позволило бы продолжить работу в сфере внедрения инновационных технологий и  повысить рейтинг возглавляемой им организации.

Сама Виторрия Ветра придерживалась диаметрально противоположной позиции относительно последствий обнародования результатов исследования.  «Коммерческая сторона вопроса имела решающее значение для успешного внедрения любого нового источника энергии. Хотя антивещество, как источник чистой энергии, обладало неограниченным потенциалом, преждевременное разглашение тайны грозило тем, что новый вид экологически чистой энергии пострадает от политики и враждебного пиара так, как до него ядерная и солнечная энергия» [1.100]. Конфликт мировоззренческих позиций приводит к ситуации недоверия, что приведет впоследствии директора ЦЕРНА к трагическому финалу, за которым скрыта позиция автора и его отношение к расстановке акцентов в идеологическом споре героев.

В другом эпизоде предметом спора становится вопрос об эвакуации кардиналов, собранных на конклав для процедуры выбора нового главы католической церкви.    Наличие бомбы говорит о достоверности существования антивещества. Но поскольку сведения о заложенной в Ватикане бомбе из антивещества противоречат здравому смыслу, доказательства ее существования  с точки зрения коммандера Оливетти сомнительны, начальник швейцарской гвардии Ватикана весьма скептически относится к сообщению героев. Коммандер Оливетти отказывается принимать всерьез утверждения Виттории Ветра и Лэнгдона, и при вынесении решений руководствуется  своими должностными обязанностями и здравым смыслом. Опять таки конфликтная ситуация регламентируется теми когнитивными стратегиями, которых придерживаются герои в понимании обозначенной проблемы.

Таким образом, ситуация  трагического недопонимания напрямую связана с вопросом функционального статуса героев и свидетельствует о принципиальной подчиненности его образа алгоритму, заданному  его функциональными обязанностями. Это в контексте роман становится одним из механизмов развертывания сюжета.

В этом случае интерес автора лежит в области убедительности позиции того или иного персонажа, следовательно в области риторики, которая формируется под воздействием их социальной роли.

Поскольку, как уже было сказано выше, любая интерпретация сообщений в романе подчиняется корреляту принадлежности героя к той или иной социальной группе, образ начинает тяготеть к функции, как к адекватной системе взаимодействий, которая развивает сюжет.

Интерес к  проблеме интерпретации как когнитивной стратегии, исходит из другой проблемы, связанной со статусом любого  знания, который с точки зрения логики  может рассчитывать лишь на позицию  достоверности и не более. Само выделение интерпретации  в качестве  познавательной стратегии, говорит о наличии  разного рода стратегий,  например математического анализа. И в том и в другом случае на первый план выходит понятие дискурса, как условной характеристики любого типа высказывания вербального и невербального, ограниченного условиями социальной роли персонажа.

Под дискурсом, в рамках данной работы, понимается следующее: «Дискурс – это сложное коммуникативное явление, включающее, кроме текста (в узком понимании как связной последовательности предложений), еще и экстралингвистические факторы; причем не только жесты, знаки, мимику, но и знания о мире; мнения, установки; цели адресата, необходимые для понимания текста»[2. 5].

 Поскольку дискурс как «сложное коммуникативное явление» ограниченно ролью человека в коммуникации, которая является особой формой социальной активности,  то понятие дискурса  как ничто другое подходит для характеристики  конфликтных ситуаций среди героев-идеологов в романе Дэна Брауна, с его ориентацией на явно выраженную условность персонажей. Множество эпизодов романа состоит из описания диалогов, в которых проблемы коммуникации выходят на первое место. Определение позиции того или иного героя дается через систему диалогов, зачастую перерастающих в монологи.

Следя за разговорами Леонардо Ветра и маленькой Виттории, читатель узнает мировоззренческую позицию ученого и особенности характера героини. Монологом-объяснением является описание научных опытов, которые проделывал ученый-физик в своей лаборатории. Любые попытки коммуникации Роберта Лэнгдона предприняты с целью убедить начальника гвардии швейцарцев Ватикана в реальности существующей проблемы, и в правильности своих выводов. Любые комментарии к происшествиям, связанные со смертью четырех кардиналов также имеют форму диалога между главными героями. Все теоретические посылки и выводы Лэнгдона проговариваются.

Даже трагическая предопределенность решений  камерария Вентреска строится на отказе от коммуникации. Именно потому, что он не дослушал объяснения своего отца, он сделал ложные умозаключения, которые привели в романе к   последующим трагическим событиям.

Другими словами роман во многом состоит из сменяющих друг друга эпизодов интенсивных перемещений в условно-обозначенном пространстве (характеристика этого явления дана ниже) и диалогов, зачастую переходящих в развернутые монологи. Немногословен только Ассасин, который при своей почти безмолвности обладает визуально  выверенным образом и выполняет функцию орудия возмездия.   Таким образом,  создание героев с разного рода оформленными дискурсами и является, на наш взгляд, условием конфликтной ситуации в романе «Ангелы и демоны». Именно этим определяется возможность построения системы персонажей, выражающих условно выработанную позицию, характеризующую их роль в раскрытии сюжета.

Еще одним моментом, на который необходимо обратить внимание, является   пространственно-временной континуум, который, опираясь на существующие в реальности фрагменты действительности, конструируется исходя из утилитарной идеи, заданной сюжетом романа.

 Такое понимание пространственно-временного континуума позволяет говорить об аналогии с принципами реализации этих параметров в компьютерной игре – квест.

Реально существующий Рим в романе «Ангелы и демоны»  превращен в информационное пространство, в пределах которого существует некий «код аутентичности», что уже само по себе говорит об особом отношении к реальному пространству как к источнику информационных модуляций. Что позволяет автору использовать в романе ситуацию криптографической загадки. Развернутая во временной перспективе история ордена Иллюминатов позволяет автору использовать прием временной дистанции как причину потери ключа к истинной системе знаний, скрытой в артефактах реально существующего города. Одно из положений криптографии имеет следующую формулировку: «при использовании одного и того же кода аутентичности результат шифрования зависит от ключа», «утрата ключа приводит к практической невозможности расшифровать информацию». [3.] Этими словами можно определить характер информационной провокации, которую использует автор для реализации конфликтной ситуации. Привнесение в роман принципа множественных интерпретаций позволяет заявить об одновременном  существовании различных информационных систем, которые в свою очередь формируют принципы виртуальной реальности. В этом случае понятие вариативности становится непременным условием ее создания. Таким образом, автор, прибегая к криптографии как элементу манипуляции информационными ресурсами, создает условия для дальнейшей верификации реальности в сторону создания ее виртуального аналога. Пространственно-временные характеристики в романе не только уподобляются принципам существования виртуальной реальности, в них явственно просматриваются черты, характерные для компьютерной игры- квеста.

Одним из необходимых условий квеста является наличие карты,  в романах Дэна Брауна карта как элемент, связывающий героев, пространство, в котором они перемещаются, и направление поиска «ключа», присутствует в четырех романах из  шести («Ангелы и демоны», «Код да Винчи», «Утраченный символ», «Инферно»).

Символическое значение карты в квесте связано с укрупнением системы координат. Игрок  может находиться одновременно в двух системах отчета : в условно-реальном, где он действует от первого лица,  и системно-символическом, в том случае, когда он просматривает свое положение на карте,  в соотношении с игровым полем в целом.

В романе «Ангелы и демоны» в распоряжении Роберта Лэнгдона также имеется карта, которая не столько служит измерением пространства и ориентацией по направлениям, как то требовалось бы в реальности, сколько дополнительным подтверждением  теории  Лэнгдона, то есть ориентации в условно игровом пространстве символических элементов, признанных в романе на правах гипотезы.

По карте герои романа  сверяют направления указателей (ангелов Бернини), с целью обнаружения следующей локации для поиска ответа на очередную загадку.  То есть карта  в романе выполняет ту же функцию, что и в квесте: не столько соотношения локаций в масштабе, сколько ориентации внутри некоего символического пространства, заданного поиском Пути Просвещения.

Квест как игра имеет свою систему поощрений и наказаний, тормозящих или активизирующих действие. Успешное прохождение квеста позволяет переместиться на иной уровень сложности, как доказательство повышения статуса виртуального героя, следовательно, и игрока.

Этот же принцип сохраняется и в романе «Ангелы и демоны.  Из хаоса информации, собираемой веками, оспоренной в частных случаях и не опровергнутой в целом как ценность человеческой культуры, выстраивается прагматически оправданный алгоритм когнитивной стратегии, выверенный через систему, как уже было сказано выше, поощрений и наказаний в границах механизма разворачивания сюжета. Поощрением, в данном случае, является осознание правильности выбранной когнитивной стратегии. Правильность выбора подтверждается тем, что  в верно определенной локации герои находят очередную жертву Ассасина. Очередная остановка дает отсчет к новому витку сюжетного построения, что позволяет пройти на другой уровень задачи, продвинуться к достижению основной цели в разрешении конфликтной ситуации.

Только найдя четыре условленных места, герой может приблизиться к решению основной задачи, поиску бомбы с антивеществом и противостоянию с главным инициатором конфликтной ситуации. Такое соотношение эпизодов также является характерной чертой компьютерной игры. Наказанием в контексте романа является потеря очередного героя, что свидетельствует о преимуществе противника, на каждом из отрезков игры, за исключением последнего, так как по законам виртуальной реальности игра заканчивается, когда побеждает игрок, проходящий квест.

Создание героя с уникальным набором характеристик, способного ориентироваться в этой привнесенной системе символов  позволило проявиться еще одной интересной особенности текстов Дэна Брауна. Это связано с тем, что играющий в квест, руководит перемещениями своего героя, совмещая в  этом  позиции наблюдатели и деятеля. Поэтому весь внешний образ персонажа, также как и набор характеристик, сформирован функцией идеальной привлекательности с точки зрения игрока, который бы желал использовать «фейк» для идентификации героя с собой в условиях игры.

Герой компьютерной игры так же как и герой романа «Ангелы и демоны» сочетает в себе способности, в которых должны учитываться все компоненты, необходимые для решения конкретных условно-аналитических задач. Только если в условиях компьютерной игры перемещение героя, так же как и решение интеллектуальных задач осуществляется игроком, то в условиях романа, действия героя оказываются вписанными в систему координат, заданных в  качестве конфликтной ситуации: найти и обезвредить украденное антивещество, грозящее гибелью миллионам человек. На самом деле условность конфликта подчеркивается его масштабностью. Не важно, что собственно должен спасать герой, в любом случае он спасает мир, как некую онтологическую данность, которой грозить тотальное разрушение. Это также имеет свои аналогии, понятные при сравнении с виртуальной реальностью. Созданный человеком виртуальный мир игры может быть человеком и уничтожен. Это так же находит свое подтверждение в удивительной легкости, с которой авторы массовой литературы и кино манипулируют масштабами разрушений.

Способы применения когнитивной стратегии Роберта Лэнгдона  в романе достаточно разнообразны. Главный герой сомневается, систематизирует, анализирует, обобщает, ищет логические связи.  Так что профессор Лэнгдон оказывается в нужных локациях, благодаря  выстроенной им самим системе символов, обладающей смыслом, который в условиях данной проблемы  является ключом к решению основной задачи. В этом случае образ героя романа и образ игрового персонажа действуют в рамках одной и той же корригирующей модели, в которой исправление ошибок носит характер уточнений в уже существующую систему. Причем как в романе, так и в игре успешное выполнение основной задачи зависит от выполнения последовательно выстроенных малых задач, в которых перемещение в условном пространстве носит характер необходимого компонента, как имитации поисковой деятельности.

Кроме того эмоциональное напряжение в романе имеет еще особую природу и создается, например, не за счет детального психологизма,  а за счет смены когнитивных стратегий:  «Переструктурирование психологической среды может быть результатом изменений в системах напряжения человека, результатом локомоций или когнитивных процессов. Когнитивное переструктурирование происходит, когда человек обнаруживает новые способы решения проблем (инсайт), вспоминает что-то забытое или видит в среде что-то, чего раньше не замечал. Переструктурирование может также быть следствием вторжения сторонних факторов из внешней оболочки в психологическую среду»[4, 20]

Разрешение конфликта как в квесте, так и в романе связано с развенчанием главного антагониста. В данном случае литература позволяет себе назидательный момент, в отличие от игры, где победа происходит независимо от этических составляющих.   Если игрок проигрывает, он может повторять свои попытки до тех пор, пока не придет к нужному результату. В условии художественной литературы этот механизм возможности повторения не прорабатывается автором, однако в романе создается эквивалентный ему символ. На наш взгляд, именно этим обусловлена  неуязвимость героя относительно возможных повреждений, получаемых в  борьбе с антигероем, стрессом и с теми физическими препятствиями, которые он преодолевает.

Не может ни обращать на себя внимание еще одна особенность романов массовой литературы и в частности «Ангелов и демонов», ставшая поводом для дискредитирующих  высказываний в адрес такого рода произведений. Речь идет о нарочитой кровожадности, демонстрации ужасающих подробностей убийств. Композиция романа «Ангелы и демоны» включает в себя несколько эпизодов, в которых описание страданий героев становится доминирующим элементом повествования. Речь идет о прологе романа, в которых момент пытки героя Леонардо Ветра показан с учетом кинематографических эффектов [5. 1],  так же описаний смертей четырех кардиналов. Эти четыре смерти в контексте романа соответствуют  четырем локациям, обозначенным в качестве материала для дешифрования. Поэтому, несмотря на кровожадность описаний, не следует забывать об игровом элементе в повествовании.

Описание смерти в романах ориентировано на современную визуальную культуру, для которой характерно стремление к фиксации зрительного образа привлекательного или отталкивающего, с дельнейшей возможностью воспроизведения его неограниченное число раз.  Таким образом произведения художественной литературы оказываются напрямую связаны с проблемой виртуализации современного общества. Эти изменения в социальной жизни имеют определенные последствия для ряда вопросов мировоззренческого характера.

Для прояснения ситуации, нам кажется, стоит подробнее остановиться на проблеме виртуализации общества, как непреложном явлении современности.

 Отношения реального человека к его виртуальному образу в точности соответствуют психологическим процессам отчуждения, которые на этот раз характеризуют «отчуждение человека к собственной плоти» [6. 25 ]. Именно этим определяется неуязвимость героев, их тотальная неспособность к потере целостности, связанной как с физическими разрушениями, так и статусными. Кроме того, обращает на себя внимание еще одна особенность, явно имеющая отношение к вопросу отчуждения. Описание физических страданий воспринимается как своего рода допущение, которое реализуется в условном «здесь и сейчас» и тут же исчезает, создавая существование «на поверхности» без возможности сопереживания и сострадания.

Теоретические основы модели «культуры реальной виртуальности» [цитируется по Иванов Д.В.] представлены в работах М. Кастельса, Д.Белла. А.Турена.

Обращаясь ко второму значению понятия виртуальный, как к «практике создания и использования компьютерных симуляций» [6. 30], следует уточнить типы взаимосвязи между реальным субъектом игры и его симулятивным образом. «Поведение изображаемого объекта воспроизводит пространственно-временные характеристики  поведения объекта вещественного.

В качестве универсальных свойств виртуальной реальности можно выделить три характеристики:

  • нематериальность воздействия (изображаемое производит эффекты, характерные для вещественного);
  • условность параметров (объекты искусственны и изменяемы);
  • эфемерность (свобода входа/выхода обеспечивает возможность прерывания и возобновления существования)»  [6. 30].

Именно эти характеристики можно обнаружить в системе художественных образов романа Дэна Брауна. Абсолютное пренебрежение законами реального мира сказывается в способности героев преодолевать препятствия. Герои не просто перемещаются в условно-выбранном пространстве Рима с невероятной скоростью, они кроме того оказываются в таких ситуациях, благополучное разрешение которых, с точки зрения реальной действительности выглядит просто невероятным. Например, пожар в церкви Санта-Мария делла Виттория, раскачивающийся на цепях обгорелый труп кардинала рассчитан на визуальный эффект и никак не соотносятся с возможностями одного человека, соорудить подобного рода эшафот. Тот же самый характер, рассчитанный на визуальный эффект, имеет  сцена борьбы в фонтане «Четырех рек» на Пьяцца Навона. К ряду таких эпизодов относятся приключения Лэнгдона в библиотеке Ватикана или прыжок Лэнгдона с вертолета и его благополучное приземление с куском материи вместо парашюта.

Другая характеристика «нематериальность воздействия» как элемент того же самого типа отношений проявляется в описаниях всевозможной «жути». Любая ошибка в расчетах Лэнгдона приводит к очередной жертве. И то и другое опять-таки возвращают к проблеме отчуждения плоти и созданию симуляций как одной из черт виртуализации с легкостью позволяющей войти и выйти из предложенных реалий игры.

Еще одна характеристика виртуальной реальности – «условность параметров» - проявляется в романе с возможностью свободно условного обращения со знаниями, как с набором символов, поддающимся манипуляции.    В этом случае,  принципиальным, на наш взгляд, является прагматическая сторона вопроса, благодаря которой автор подминает под систему виртуально условного действия саму достоверность информации. В условиях виртуальной реальности решение задачи возможно только в том случае, если задача выстроена на алгоритме понимания разными персонажами  одних и тех же проекций смысла, то есть в этом случае проявляется все та же проблема коммуникации. Другими словами Роберт Лэнгдон не открывает Путь Просвещения, закодированный в  символах реально существующих артефактов. Это на наш взгляд, в принципе некорректно поставленный вопрос, герой художественного произведения, всего лишь стратификация авторского вымысла. В логике этих рассуждений правильнее было бы сказать, что и автор «Ангелов и демонов» не продуцирует знаний, связанных с символами, зафиксированными в артефактах культуры. Он лишь обнаруживает алгоритм восприятия  типа мышления, которое  доминирует  в современном обществе и  при котором  уместна «конкуренция образов» [6. 31]. Любая из ратификаций этих образов оказывается возможной, если она позволяет решать прагматически выстроенную задачу, продуцированную в данном случае моделью компьютерной игры как наиболее результативной формой выбранной стратегии.

Говоря на языке «вульгарных» образов  романа «Ангелы и демоны» теория Лэнгдона о Пути Просвещения Иллюминатов верна только для камерария Вентреска и его наемного убийцы Ассасина. Однако провокация удалась автору настолько хорошо, что позволило ему поставить на поток историю приключений профессора Роберта Лэнгдона, продолжая демонстрировать возможности процесса виртуализации реальности.

Таким образом, система образов романа Дэна Брауна «Ангелы и демоны» отражает проблематику вопросов современного общества. Стилистика романа демонстрирует  способность текста ассимилировать иные виды явлений  виртуальной составляющей современной культуры.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Браун Д. «Ангелы и демоны» М., 2016
2. Залевская А.А. Текст и его понимание. М., 2001.
3. Словарь криптографических терминов под ред. Погорелова Б.А. МЦНМО 2006 91ISBN 5-94057-257
4. Холл Г. Линдсей Г. Теория личности http://psylib.org.
5. Samosiuk N.L. Some optical illusion devices in literature (in the context of the prologue to the novel Angels and Demons by D.Brown) The Strategies of Modern Science Development X International scientific-practical conference 12-13 April 2016., CreateSpace North Charleston, SC, USA 2016. p. 118-121
6. Иванов Д.В. Виртуализация общества, СПб.: «Петербургское Востоковедение», 2002 г.
 



© 
Н.Л. Самосюк, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru