levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Серия


    Серия "Гуманитарные
    науки"

  • Серия


    Серия
    "Экономика
    и Право"

  • Серия


    Серия
    "Естественные и
    Технические науки"

  • Серия


    Серия
    "Познание"

  • Журнал


    Журнал
    "Минеральные
    ресурсы России"

  • Журнал


    Журнал
    "Геология
    Нефти и Газа"

  • Журнал


    Журнал
    "Маркшейдерия и
    Недропользование"

  • Журнал


    Журнал
    "Земля Сибирь"

Н.И. Кожухов,  (Академик РАН, д.э.н., профессор, МФ МГТУ им. Н.Э. Баумана)

Е.А. Тихомиров,  (К.э.н., доцент, МФ МГТУ им. Н.Э. Баумана)

А.Н. Топчеев,  (Аспирант, ВГЛТУ; директор учебно-опытного лесхоза ВГЛТУ)

Серия «Экономика и Право» # ФЕВРАЛЬ 2018
Агролесной потенциал
В интересах ускоренного роста темпов использования агролесного потенциала лесодефицитных регионов, необходимо развивать защитное и рекреационное лесопользование. Особенно это актуально для субъектов РФ, расположенных в центрально-черноземной зоне России. На примере Воронежской области рассматривается принципиальная схема формирования инфраструктурных кластеров комплексного типа, обеспечивающих эффективное функционирование аграрного и лесного секторов регионального экономического пространства.

Ключевые слова: Агролесной потенциал, защитное и рекреационное лесопользование, агролесные ландшафты, кластер, инфраструктура, региональное экономическое пространство.

 

Для устойчивого развития сельских и лесных территорий, агролесных ландшафтов, целесообразно на базе интеграции лесного хозяйства и отраслей агропромышленного комплекса (АПК) развивать ускоренными темпами как защитное, так и рекреационное лесопользование.

Действующий Лесной кодекс РФ [6] разделяет все леса на эксплуатационные, защитные и резервные.

Защитные леса подлежат освоению в целях сохранения средообразующих, водоохранных, защитных, санитарно-гигиенических, оздоровительных и иных полезных функций леса с одновременным использованием лесов при условии, что это использование сопоставимо с целевым назначением защитных лесов и выполняемыми ими полезными функциями (статья 10 ЛК РФ).

Таким образом, на территории, занятой защитными лесами, лесным законодательством создана правовая база для одновременного использования защитных и рекреационных функций леса. Те не менее, масштабного и высокоэффективного использования потенциала защитного и рекреационного лесопользования за прошедшее десятилетия после принятия нового Лесного кодекса РФ не произошло. Даже в лесодефицитных регионах нашей страны, где, казалось бы, каждый гектар лесов должен активно вовлекаться в сферу хозяйственного освоения, далеко не всегда заметна активизация в этом направлении.

Анализируя данную ситуацию на примере центрально-черноземного региона РФ, можно выделить  основные причины такого положения дел в сфере услуг экологических видов лесопользования:

  • слабое развитие элементов инфраструктуры в сфере защитного, рекреационного, недревесного и других видов экологического лесопользования;
  • медленное развитие организационно-экономических механизмов (приёмов, методов, нормативных актов и др.);
  • недооценка роли данной сферы деятельности и степени влияния на повышение уровня социально-экономического развития и комфортности жизни населения со стороны органов местного самоуправления в системе регионального экономического пространства.

Леса ЦЧР отнесены к категории защитных лесов. Хорошо известна роль полезащитных лесных полос и положительное влияние лесных опушек при выращивании сельскохозяйственных культур. Велико противоэрозионное значение лесных насаждений, их полезность в качестве водоохранных зон вдоль берегов рек, озёр, водохранилищ [5].

Умело сочетая защитное назначение как искусственно создаваемых, так и естественных лесонаждений с их использованием в рекреационных целях, можно получать значительный эффект в сельском и лесном хозяйстве и дорожно-транспортной сфере деятельности.

Отсутствие нормативных и подзаконных актов, чётко и полноценно учитывающих и эффективно регулирующих взаимовыгодное сотрудничество органов лесного хозяйства и бизнес-структур в растениеводстве и животноводстве, водном и рыбном хозяйстве, дорожно-транспортном и мелиоративном хозяйствах, санаторно-курортной деятельности и сфере добычи полезных ископаемых, приводит к огромным потерям для народного хозяйства России.

В результате необходимые для полномасштабного вовлечения в хозяйственный оборот природные ресурсы остаются без эффективного и взаимосогласованного со всеми заинтересованными хозяйствующими субъектами инфраструктурного обеспечения. Инвестиционные средства различных, параллельно, и нередко на одной и той же территории, размещенных бизнес-единиц, идут на создание примитивных элементов инфраструктуры, вместо совместного инвестирования для формирования современного, многофункционального инфраструктурного объекта.

Парадигма шестого технологического уклада, который реализуется высокоразвитыми странами мира [8], требует вовлечения всей гаммы синергетических эффектов в рамках нового природопользования. Основой шестого технологического уклада являются междисциплинарные научно-технические подходы и, в частности, теории самоорганизации или синергетика.

Россия, втянувшись за последнюю четверть века в череду бесплодных реформ, большая часть которых была не только не обоснована, но навеяна верой в «мифические ценности» западного мира, сумела встроиться в завершающую фазу пятого технологического уклада и делает первые шаги на этапе перехода к новому технологическому укладу. Технологиями, определяющими главный вектор инновационного развития страны, на этом этапе научно-технической революции, являются технологии виртуальной реальности, искусственного интеллекта, нанотехнологии, биотехнологии, социальные и когнитивные технологии, роботизация производственных процессов, новая медицина и новое природопользование [4,8].

Новые подходы к природопользованию, учитывающие важность взаимовлияния и необходимость сбалансированного, взаимодополняющего и согласованного взаимодействия лесного и сельского хозяйства, позволяет в любом регионе РФ ощутить эффект синергизма.

Системный анализ регионального экономического пространства субъектов РФ, входящих в ЦЧР, даёт чёткое представление о роли агролесных ландшафтов в социально-экономическом развитии региона. В то же время хорошо видна слабая сбалансированность размещения и темпов развития отраслей АПК, лесного сектора, отраслей инфраструктуры и сферы услуг [2,4].

Эффективность освоения агролесного потенциала с позиций рационального (оптимального) размещения конкурентных хозяйственных структур в региональном экономическом пространстве во многом определяется уровнем пространственной организации. Исследуя степень упорядоченности регионального пространства, необходимо учитывать ограничивающие факторы пространственного порядка, которые оказывают существенное влияние на темпы социально-экономического развития территории, так как от них зависят как издержки производства, так и цены продукции конечного потребления.

В настоящее время, при наличии нейросетевых ЭВМ, когда даже простой нейросетевой компьютер имеет мощность более 1 терафлопс, можно в процессе стратегического планирования осуществлять рациональную реорганизацию экономического пространства региона.

Например, для Воронежской области, где параметры агросленого ландшафта имеют четкие контуры, совершенно очевидна необходимость упорядочивания ключевых элементов для усиления защитного и рекреационного потенциала и повышения эффективности использования совокупного агролесного потенциала.

Для этого потребуется преодолеть всё ещё не изжитую практику межведомственной разобщенности, которая дает о себе знать в межотраслевой несбалансированности, несогласованности в инвестиционных проектах, недооценки степени взаимовлияния даже в таких родственных отраслях как сельское и лесное хозяйство.

В составе комплексной региональной инфрасистемы, достойное место призван занять агролесной инфраструктурный кластер, который повысит уровень отдачи агролесного потенциала, создаст «точки роста» для ускорения темпов вовлечения в хозяйственный оборот ранее слабо используемых ресурсов, включая ресурсы человеческого капитала [2,4,5]. Формирование таких кластеров позволит более быстрыми темпами развивать защитное и рекреационное лесопользование в субъектах РФ, расположенных в центрально-черноземной зоне нашей страны.

Кластерный подход к формированию инфрасистемы регионального экономического пространства может стать надежным инструментом развития инновационного климата [4]. Создав системообразующий полюс развития – инфраструктурный кластер лесного и аграрного секторов экономики Воронежской области, следует ожидать не только синергетического эффекта, но и положительного влияния «административного «сервитута». Неизбежно так же «подключение» к формированию и развитию инфраструктурных кластеров и других смежных отраслей региона: водного и рыбного хозяйства, строительных и дорожно-транспортных организаций.

Агропромышленный комплекс (АПК) Воронежской области, безусловно, ведущим народнохозяйственным комплексом данного субъекта РФ. Область располагает 4 млн. га сельхозугодий, в т.ч. 3 млн. га пашни. Общая площадь земель лесного фонда составляет 435,9 тыс. га. Область относится к лесодефицитному  региону м входит в малолесную зону РФ. Уровень лесистости области относительно невысок – 8,7 % и нуждается в доведении его до 10-12 %.

Очевидна необходимость значительного роста объемов работ в сфере полезащитного лесоразведения, лесомелиоративных и противоэрозийных мероприятий для формирования высокопродуктивных агролесных ландшафтов. Возможно так же добиться ускоренного роста лесного потенциала на базе современных достижений лесной генетики и селекции древесных пород, акклиматизированных для условий Воронежской области [5].

В области функционируют 23 лесничества системы Федерального агентства лесного хозяйства РФ. В их числе 3 лесничества входит в состав Учебно-опытного лесхоза Воронежского государственного лесотехнического университета им. Г.Ф. Морозова. Еще одно лесничество учебно-опытного лесхоза территориально размещается в Липецкой области.

Повышению эффективности использования и воспроизводства лесных ресурсов, росту лесного потенциала призван способствовать пилотный проект по созданию в 2013-2015 г.г. сети инфраструктурных объектов лесного хозяйства в составе тепличных комплексов и Воронежского селекционно-семеноводческого центра. Несмотря на определенные трудности при реализации этого проекта, заметна и та конструктивная компонента, которая стимулирует развитие частно-государственного партнерства в сфере воспроизводства лесных ресурсов. Государство как собственник земель лесного фонда, ведет поиск таких форм взаимодействия с бизнес-структурами лесопромышленного комплекса (ЛПК), которые способствуют сохранению и приумножению возобновляемых ресурсов при соблюдении интересов бизнеса и требований устойчивого развития агролесных ландшафтов.

Стремление руководства Воронежской области вывести её в число лучших в стране по показателям развития АПК задает вектор развития не только бизнес-структурам, функционирующим в растениеводстве, животноводстве и пищевой промышленности, но и тем структурам лесного хозяйства и перерабатывающих отраслей АПК, которые могут и обязаны активно участвовать в процессе повышения уровня социально-экономического развития субъекта РФ, на территории их прямых интересов.

Концепция формирования инфраструктурного кластера агролесного сектора экономики Воронежской области ориентирует на соблюдение баланса интересов всех участников этого процесса и получение экономического эффекта как за счет устранения дублирования при создании большинства объектов инфраструктуры, так и за счет объединения материальных ресурсов и финансовых средств для развития региональной инфрасистемы.

Лесное и сельское хозяйство являются, по сути, родственными отраслями народнохозяйственного комплекса страны, территориально сопряжены неразрывными узами. Значимость каждой из этих отраслей измерять через относительные показатели, в принципе, возможно. Но для того, чтобы и лесное и сельское хозяйство с любом регионе РФ развивалось успешно, необходимо, чтобы эти «сиамские» близнецы сообща и скоординировано решали проблемы взаимовыгодного взаимодействия [9].

Примером такого взаимодействия является успешная деятельность «Каменно-степного опытного лесничества» в составе ГНУ «Воронежский НИИ сельского хозяйства имени В.В. Докучаева», размещенного в Таловском районе. За более чем столетний период, усилиями почвоведов, лесоводов, агрономов, селекционеров и других специалистов в Каменной Степи создан устойчивый агролесной ландшафт с общей межотраслевой структурой, разобщив которую можно за очень короткий период погубить этот уникальный образец экологически и энергетически рациональной системы земледелия и отечественной агромелиорации.

Наряду с лесничествами, как управляющей землями лесного фонда структурой, субъектами лесопильно-деревообрабатывающей промышленности, мебельными и другими предприятиями ЛПК в Воронежской области функционирует около 600 сельскохозяйственных предприятий, 200 предприятий-продуцентов пищевой и перерабатывающей промышленности, 4 тысячи крестьянских (фермерских) хозяйств и более 400 тыс. личных подсобных хозяйств.

Этот сложный, многопрофильный народнохозяйственный комплекс требует особого высокотехнологичного обеспечения необходимых условий сервисного, информационно-коммуникационного, ресурсного, технологического, кадрового и других видов как стратегического, так и оперативного управления [10]. В этой связи, формирование инфрасистемы инновационного типа, в отличие от традиционного подхода к созданию необходимых инфраструктурных объектов, призвано обеспечивать новые, ранее слабо задействованные возможности.

Читать полный текст статьи …


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Иванов В.В. Перспективный технологический уклад: возможности, риски, угрозы // Экономические стратегии. 2013 – с 34-41.
2. Кожухов Н.И., Бемманн А. Общемировые процессы и механизмы устойчивого развития в системе ресурсно-пространственного размещения бизнес-структур многоцелевого лесопользования. // Вестник МГУЛ – Лесной вестник. 2013, № 4 – с. 68-71.
3. Кожухов Н.И. Формирование инфраструктурных кластеров в лесных регионах – путь к устойчивому развитию лесного сектора и смежных отраслей // Вестник МГУЛ – Лесной вестник. 2010, № 2 – с. 5 -10.
4. Кожухов Н.И., Бемманн А., Беспаленко Р.О. Инновационное развитие российских регионов на этапе перехода к шестому технологическому укладу. // Материалы международной научно-практической конференции. Март 2017 г. – М.: РАЕН, 2017, с. 15-19.
5. Кожухов Н.И., Кострикин В.А., Топчеев А.Н. Инновационный подход к ускоренному росту лесного потенциала и повышения эффективности использования и воспроизводства дубовых деревостоев Воронежской области // Лесотехнический журнал. – 2016. – Том 6 №2 (22) – с. 169-175
6. Лесной кодекс Российской Фелерацмм. Комментарии. – М.: ВНИИЛМ, 2007. – 856 с.
7. Лесной фонд России. – М.: ВНИИЛМ, 2003. – 637 с.
8. Малинецкий Г.Г. Техногенные ресурсы в контексте новой индустриализации России // Вестник РАН. – 2015. -- №4. С 344-350
9. Tikhomirov E.A., Litvinenko I.L., Kireev S.V., Panichkina M.V., Shichiyakh R.A., Development of industrial-innovative clusters in Russia // International Journal of Applied Business and Economic Research. – 2017. – Vol. 15, Nub.12 – pp. 193-202
10. Tikhomirov E.A., Sozinova A.A., Okhrimenko O.I., Goloshchapova L.V., Golovanova N.B., Industrial and innovation clusters: Development in Russia // International Journal of Applied Business and Economic Research. – 2017. – Vol. 15, Nub.11 – pp. 111-118


©  Н.И. Кожухов, Е.А. Тихомиров, А.Н. Топчеев, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� �������@Mail.ru