levitra bitcoin

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

С.В. Изутина,  (К.ю.н., доцент, Российский экономический Университет им. Г.В. Плеханова)

Серия «Экономика и Право» # МАРТ 2018
Легализация доходов
Статья посвящена постановке проблемы неисполнения законодательных требований о противодействии легализации преступных доходов. Автор констатирует высокую социальную значимость данной проблемы и характеризует ее основные аспекты. На основе анализа нормативно-правового материала и исследовательской литературы автор формулирует две группы факторов, обуславливающих ненадлежащее исполнение требований законодательства о противодействии легализации преступных доходов.

Ключевые слова: Легализация доходов, полученных преступным путем, отмывание преступных доходов, преступные доходы, финансовая система, агент финансового контроля, административная ответственность.

 

В  современных российских условиях особенную значимость приобретает проблема легализации доходов, полученных преступным путем, которая представляет собой одну из важнейших угроз экономической безопасности государства. Процесс криминализации отечественной финансовой сферы негативно отражается на функционировании основных экономических институтов, препятствует нормальной предпринимательской и инвестиционной активности различных экономических субъектов.

Можно согласиться с теми исследователями, которые указывают на транснациональный характер указанной проблемы [4, с. 38]. Действительно, в условиях экономической глобализации отмывание преступных доходов наносит вред не только финансовой системе конкретного государства, но и международным экономическим взаимосвязям, в целом.

Исходя из сказанного, исследование различных аспектов противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, представляется достаточно актуальным. Учитывая масштабы подобных противоправных деяний и характер их опасности для экономической, политической и иных подсистем общества, за их совершение в законодательстве устанавливается уголовная (согласно ст. 174 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ)) и административная (согласно ст. 15.27 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее – КоАП РФ)) ответственность. Таким образом, создаются правовые основы системы противодействия легализации преступных доходов. Вместе с тем, эффективность данной системы определяется успешностью процесса правоприменения, в котором реализуется ее социальная ценность. В данном контексте возникает проблема неисполнения соответствующих положений действующего законодательства.

Первостепенной задачей в этом случае представляется дефинитивное закрепление данного явления в рамках действующего законодательства. При этом следует учитывать, что надлежащее определение должно содержать емкую и исчерпывающую характеристику объекта, исключающую двусмысленность толкования и обеспечивающую эффективное правоприменение. Поскольку дефинитивная путаница создает объективные трудности для совершенствования системы противодействия отмыванию преступных доходов.

Можно констатировать, что существующая нормативно-правовая база не лишена определенных недостатков, которые обуславливают проблему неисполнения соответствующих требований законодательства. Легальное определение легализации доходов, полученных преступным путем, содержится в содержится в ст. 3 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», согласно которой под ней понимается «придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления» [3]. Аналогичное определение содержится в ст. 174 УК РФ [2].

Как отмечают некоторые исследователи, основная проблема в данном случае заключается в широте контекста определяемого понятия. Так, Е.В. Евсикова отмечает, что неисполнение законодательных требований о противодействии легализации преступных доходов во многом обуславливается недостаточно четким пониманием правоприменителем сущности базовых понятий. В свою очередь, это вызывает проблему правильной квалификации данных правонарушений [6, с. 209].

Так, в соответствии с законодательством доходы, полученные преступным путем, определяются как «денежные средства или иное имущество, полученные в результате совершения преступления» [3]. Следовательно, агенты финансового контроля испытывают объективные трудности, поскольку законодательство требует доказать преступное происхождение соответствующих денежных средств. Поэтому можно признать справедливым предложение Е.Г. Быченко о необходимости более широкого толкования понятия преступных доходов. Исследователь ссылается на Венскую конвенцию ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ от 20 декабря 1988 г., которая рассматривает в качестве незаконных доходов денежные средства, происхождение которых скрывается или утаивается [5, с. 8]. Подобный шаг позволит минимизировать возможность неисполнения требований законодательства о противодействии легализации преступных доходов.

Другим важным аспектом является проблема определения субъектов, осуществляющих непосредственную деятельность по противодействию легализации преступных доходов. Учитывая повышенную общественную опасность данных деяний, в указанной деятельности в той или иной степени задействованы практически все органы государственной власти. Вместе с тем, учитывая огромные масштабы финансовых потоков и их транснациональный характер, становится очевидной ключевая роль в данном процессе непосредственных участников кредитно-денежных отношений – различных финансовых институтов.

В ст.5 ФЗ Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» перечислены организации, которым предоставляется право осуществлять различные финансовые операции [3]. Можно полагать, что наиболее значимыми из них являются кредитно-банковские учреждения, на долю которых приходится абсолютное большинство операций с денежными средствами граждан и юридических лиц. Следует согласиться с Н.М. Шпак в том, что в данном контексте огромное значение представляет деятельность этих учреждений по проведению внутреннего контроля, возложенная на них законодательством [8, с. 761].

Действительно, именно коммерческие банки выступают в качестве носителя денежных потоков. Поэтому степень ответственности данных учреждений во многом определяет эффективность деятельности по противодействию легализации преступных доходов, в целом. Как справедливо отмечает В.И. Надежин, ключевую роль банковских организаций подтверждает факт того, что большая часть специальных нормативно-правовых актов в области финансового контроля принадлежит Центральному Банку Российской Федерации [7, с. 95]. Следовательно, неисполнение коммерческими банками своей функции агента финансового надзора снижает эффективность системы противодействия легализации преступных доходов, в целом.

Исходя из этого, становится понятной логика законодателя, который начинает возлагать санкции за неисполнение «антиотмывочного закона» на коммерческие банки. Так, в соответствии со ст. 15.27 КоАП РФ выделяется несколько составов, предусматривающих возложение мер административной ответственности к должностным лицам и юридическим лицам. В частности, ответственность налагается в случае неисполнения законодательства в части организации и (или) осуществления внутреннего контроля, блокирования денежных средств или иного имущества; непредставления в уполномоченный орган сведений об операциях, подлежащих обязательному контролю; воспрепятствования проведению уполномоченным или соответствующим надзорным органом проверок либо неисполнение предписаний, выносимых этими органами [1].

Таким образом, в рассматриваемой статье содержится конкретный перечень деяний, нарушающих законодательные установления о противодействии легализации преступных доходов. Можно полагать, что это способствует упрощению процедуры исполнения правовых предписаний в данной сфере. С другой стороны, следует выделить две группы факторов, обуславливающих ненадлежащее исполнение соответствующих требований законодательства банковскими учреждениями: объективные и субъективные.

Объективные факторы заключаются в несовершенстве законодательной основы, размытости используемых в ней легальных дефиниций, что создает трудности для финансового агента при квалификации соответствующих деяний.

Субъективные факторы заключаются в низком уровне компетенции отдельных сотрудников банковской сферы, их недостаточной мотивации, что обуславливает непрофессиональное отношение к осуществлению деятельности по исполнению «антиотмывочного закона».

Таким образом, профилактика неисполнения законодательных требований о противодействии легализации преступных доходов должна быть направлена на минимизацию представленных объективных и субъективных факторов.

Можно констатировать, что эффективная система мер административной ответственности за неисполнение законодательных требований о противодействии легализации преступных доходов выполняет важную социальную функцию. Она обеспечивает стабильность отечественной финансовой и, в целом, экономической системы, выступая предпосылкой успешного функционирования основных экономических институтов. В свою очередь, различные недостатки данной системы приводят к неисполнению соответствующих законодательных установлений, что приводит к дестабилизации национальной экономической системы. Учитывая динамичный характер финансовых процессов, становится очевидной необходимость соответствия правовой материи и социальной реальности. Это обуславливает потребность в постоянном мониторинге ситуации в финансовом секторе и своевременном внесении изменений в законодательство. Можно полагать, что весомый вклад в данном направлении могут внести исследователи, занимающиеся научными разработками проблемы неисполнения законодательства о противодействии легализации преступных доходов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 31.12.2017) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1.
2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 31.12.2017) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
3. Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ (ред. от 29.07.2017) «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» // Собрание законодательства РФ. 2001. № 33 (часть I). Ст. 3418.
4. Биче-оол, Р.А. Уголовно-правовая характеристика легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенного другими лицами преступным путем / Р.А. Биче-оол, С.А. Корягина // Baikal Research Journal. 2012. № 3. С. 38-38.
5. Быченко, Е.Г. Противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма в условиях финансовой глобализации: автореф. дис. …канд. экон. наук: 08.00.10 / Е.Г. Быченко. М., 2009. 23 с
6. Евсикова, Е.В. Административная ответственность за финансирование терроризма: проблемы эффективности правоприменения / Е.В. Евсикова // Противодействие экстремизму и терроризму в крымском федеральном округе: проблемы теории и практики. Крым: Издательство Краснодарского университета МВД России (Крымского филиала), 2015. С. 201-223.
7. Надежин, В.И. Коммерческий банк в правовом механизме противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма / В.И. Надежин // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2013. № 23. С. 94-98.
8. Шпак, Н.М. Меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем / Н.М. Шпак // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2015. № 109. С. 758-769.


©  С.В. Изутина, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

������ ����������� Rambler's Top100 �������@Mail.ru