levitra bitcoin

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
 

М.Н. Зацепин,  (Д.ю.н., профессор, в.н.с., УрГЮУ, вице президент Российской криминологической ассоциации)

О.В. Филиппова,  (К.ю.н., доцент, Уральский институт дополнительного профессионального образования «Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России)», член Российской криминологической ассоциации, Нотариус г. Екатеринбурга)

Серия «Экономика и Право» # МАРТ 2018
Реформы
    Формирующийся политико-экономический механизм проводимых реформ должен способствовать созданию благоприятных условий для частного предпринимательства, совершенствованию системы экономического контроля, устранению изъянов и слабых мест в правовом регулировании предпринимательской деятельности, установлению делового сотрудничества с другими государствами путем создания международной системы борьбы с преступным предпринимательством, постоянного обмена опытом криминологического прогнозирования тенденций развития преступного предпринимательства.
    Политические и социально-экономические преобразования реализуются не в безвоздушном пространстве, а в живой исторической среде. Быстрота и жесткость в 90-х годах 20 века прерывания старых хозяйственных связей как показывает «время» имеют определенные негативные последствия.
В данной статье рассмотрены основные детерминанты, которые оказывают влияние на состояние преступности в предпринимательской сфере.

Ключевые слова: Реформы, детерминанты, преступность, предпринимательство.

 

Экономическая реформа в том виде, как она ведется, многими не понята и не принята.[2]  Но оценивать происходящее необходимо с позиций исторического развития, анализа пройденных этапов, их положительных и негативных моментов. [6]

Политические реформы в 80-х гг., привели к тому, что собственность уже нуждалась в новой демократичной власти, которая в свою очередь нуждалась в новой собственности – уже не корпоративной, а личной и наследственной.[5] Тогда и началась бюрократическая приватизация, срастание аппаратной приватизации с теневой. Ни левые, ни правые не хотели считаться с противоречиями общества в целом. Полагая автоматическое перемещение центра тяжести сил, определяющих развитие общества, к средним слоям. [13]

Принципиально менялись правила политической игры, а при отсутствии устоявшейся политической культуры, традиций парламентаризма, следование разным нравственным (или безнравственным) императивам объективно создали различные условия политической борьбы. Определенные группы, криминальные в том числе, предпринимают первые попытки подкупа депутатов, финансирование их избирательных компаний, начиная «понимать», что руководит государством тот, в чьих руках находится власть над экономикой. [1]

Высокий уровень криминологической напряженности делает проблему преступности в нашей стране всегда вопросом политическим. Каждый очередной руководитель нашего государства предпринимал «решительные» меры по борьбе с преступностью, результата не давшие:

  • установление диктатуры пролетариата, которая не только уничтожала политических противников, но и стремилась силовыми методами подавить общеуголовную преступность (В.И. Ленин, И.В. Сталин);
  • широкое привлечение общественности к борьбе с преступностью (Н.С. Хрущев);
  • усиление уголовной репрессии с сохранением мер общественного воздействия на лиц (Л.И. Брежнев);
  • усиление мер государственного принуждения (М.С. Горбачев); 5) укрепление правоохранительных органов, усиление социальной защищенности их работников, оснащение новой техникой (Б.Н. Ельцин); 6) в настоящий период нет четко сформулированной уголовной политики государства в сфере соотношения частного и публичного в праве.

Совсем недавно и особенно в последнее время, политологи, идеологи и некоторые юристы саркастически говорят, пишут и устраивают теледебаты - о преступности в «других» странах, как о проблеме не только политической, но и криминологической или уголовно-правовой. Рост преступности в период руководства той или иной администрацией оценивается как политический провал и следствие слабой способности к управлению, а стабилизация уровня преступности или его некоторое снижение признается важным элементом политического успеха. Криминологи открыто говорят о политизации проблемы преступности, тотальном  контроле -  поведением и деятельностью людей, полной материальной зависимости от государства, примате прав государства над правами человека, жестком централизме власти, подавлении инакомыслия, единственно верном «общественном» мнении, тайной и явной слежке за поведением людей. Используя как истину или догму существовавшую ранее концепцию в основе которой лежит представление о том, что уголовная среда, ее лидеры аполитичны, имеют отсталое сознание, предрасположены лишь к корыстным или насильственным преступлениям. Хотя анализ имеющихся в открытых источниках материалов свидетельствует о том: что зародилось весьма сложное по своей природе направление политизации преступности, связанное со скрытыми действиями «некоторых» сил, рвущихся к власти и опирающихся на криминальные элементы у которых сформирована готовность к насильственным действиям. Эти элементы «ждут своего часа», когда можно будет безнаказанно совершать противоправные действия.[10]

Используя подкуп, взятки, организованная преступность не только проникла в экономические и политические структуры власти и управления, но и использует их для создания более благоприятных для себя условий. Значительное распространение коррупции отражает качественно новый уровень организованной преступности, становится сегодня реальным фактором дестабилизации обстановки в стране, дискредитирует преобразовательные процессы в экономике.[15]

По мере развития организованной преступности растет прослойка лиц, тяготеющих к радикальной политической деятельности, ориентирующихся на экстремистские, террористические методы политической борьбы, создание соответствующих «боевых» формирований. Эти формирования, представляющие собой элемент системы безопасности организованных преступных группировок, своими акциями не только выполняют функции достижения конкретных преступных результатов (получение прибыли и т.д.), но и порождают неуверенность в обществе, парализуют его противодействие и тем самым создают благоприятную питательную почву для развития терроризма. Одновременно с этим подобные формирования в интересах собственной безопасности стараются использовать позиции организованной преступности во властных структурах и правоохранительных органах.[7]

Попытки до основания разрушить монополизм государственной собственности добавили к конфликту между властью и собственностью два новых: между ветвями власти и между различными формами собственности. До сего дня не нашли адекватных способов их разрешения. Как нам представляется, это способствует: а) спаду производства и разрушению хозяйственных связей, что стимулирует развитие неконтролируемой государством экономики и криминальных форм внеэкономического перераспределения; б) дисфункции деятельности органов власти, что стимулирует коррупцию. Появляются новые виды преступности, в основе которых лежат такие проблемы с которыми действующая система правоохранения справится не в силах.[9]

Субъекты хозяйственных отношений давно приватизировавшие имущество, имеют доминирующее положение на рынке. Деятельность многих нехозяйственных звеньев аппарата в сфере экономики напоминает порой методы кормления, известные русской истории. Одной из причин существования коррупции выступает именно нерасчлененность властно-управленческих функций, приводящая к полной безответственности.[11] Существующие нарушения параметров хозяйственного механизма, в условиях рыночных отношений ведут к возникновению в сфере экономики новых явлений криминогенного характера.

«Помогают» формирующейся рыночной экономике следующие факторы криминогенного характера:

  • сохраняющийся «затратный» характер производства, основанный на остающемся и сегодня директивном распоряжении; слабо до сих пор развитый механизм снижения затрат ресурсов, энергии, материалов и денежных средств, что обусловливает не только непроизводительные расходы, но и неконтролируемое расхищение материальных и денежных ресурсов;
  • функционирование параллельной системы нелегальной, теневой экономики, паразитирующей на коррумпировании хозяйственного (и государственного в целом) механизма через систему взяток и нелегального снабжения;
  • сохранение ориентации уголовного законодательства в области экономической преступности на охрану монополии государства, крупных компаний и банков в сфере производства и торговли;
  • обозначились перекосы и нарушения важнейшего для россиян  принципа – принципа распределения по труду и заработной плате.

Борьба с преступностью в сфере экономики ведется непоследовательно,  с двойными стандартами для «богатых и статусных» и с бедных спрос уже без страховки со стороны властных структур. Политика материального и морального стимулирования честного ведения бизнеса и труда идет непоследовательно. Выплачивались (особенно ранее в больших объемах) крупные суммы необоснованных премий, разного рода дополнительных поощрений, допускались приписки ради наживы. Пагубно  влияют на нравственную атмосферу в обществе факты власть придержащих и имущих пренебрежительного отношения к законам, очковтирательство и ложь. Остро встает проблема теневой экономики с ее источниками – торговлей, финансами, фондовым рынком, сферой услуг. В структуру теневой экономики включена система неформальных фиктивных экономических отношений, обеспечивающих удовлетворение корыстных интересов за счет несовершенства действовавшей и складывающейся системы хозяйствования.[14]

Законодателем и правоохранительными органами слабо учитывается, что теневая экономика постоянно меняется, превращаясь из дикой, жесткой - соответствующую зарождающемуся предпринимательству периода первоначального накопления капитала с его нецивилизованными способами и методами борьбы за свое существование в олигархическую. Известно, что главная движущая сила предпринимательской деятельности – возможность получения большой прибыли в сравнительно короткие сроки. Истоки криминального предпринимательства лежат в теневой «черной» экономике, структура которой достаточно сложна, а воздействие на различные стороны хозяйственной деятельности государства весьма ощутимо.[12] Эта структура включает в себя три основных блока:

  • подпольное предпринимательство, ориентированное на удовлетворение нормальных, но по каким-то причинам официально неудовлетворяемых потребностей, незарегистрированное производство и реализация каких-то товаров, коммерческое посредничество, незаконное перемещение товаров через границу, оказание различных услуг и т.п.);
  • предпринимательство, паразитирующее на человеческих пороках и потребностях в противозаконных товарах и услугах (наркобизнес, игорный бизнес, проституция, незаконная торговля оружием и т.п.);
  • предпринимательство, основанное на различного рода фальсификациях и мошенничестве (подделка и сбыт денег, валюты, документов, произведений искусства, антиквариата, модных и престижных товаров и т.п.).

В настоящее время криминологами проведены исследования и доказано, что теневая экономика является сложным, противоречивым социально экономическим процессом, цель которого – получение незаконной прибыли независимо от способа. Ее воспроизводство имеет не разовый, а постоянный характер, т.е. это преступный промысел (бизнес), объективно порождаемый на наш взгляд двумя группами причин:

Во-первых, противоправная деятельность в виде промысла достаточно сложна и требует объединения усилий, определенного уровня организации. Одиночкам или недостаточно организованным группам лиц просто не под силу деятельность, требующая тщательной подготовки, первичного капитала, выгодных деловых связей, создания специальных условий и приобретения специальных средств, нейтрализации правоохранительных органов, протекции и защиты и т.д.;

Во-вторых, наличие в тех или иных социальных сферах благоприятных условий для извлечения стабильно высоких прибылей противоправным путем закономерно порождает конкуренцию, в которой побеждает более сильный.[8]

Уже не вызывает сомнений тот факт, что теневая экономика является основой, на которой базируется преступность в сфере предпринимательства.

В условиях рыночных отношений теневая экономика, с одной стороны, приняла легальный характер, с другой – продолжает специализироваться на нелегальных формах (наркобизнес, торговля оружием, контроль за проституцией и т.п.). В сфере легального бизнеса по-прежнему широко распространены «теневые» формы деятельности: подкуп чиновников и работников правоохранительных органов, сокрытие доходов от налоговой службы, сотрудничество с криминальными структурами, изготовление и распространение фальсифицированных товаров, услуг и т.п. «Бизнес любой ценой», «доходы за счет чего угодно» - вот тренды сегодняшнего дня. Более активным стало и чиновничество, которое стремиться использовать свое служебное положение. Так сегодня взаимодействуют теневая экономика, коррупция и вымогательство.

Продолжающаяся политизация преступности в сфере предпринимательской деятельности - характерная черта текущего периода. Особенно рельефно она проявляется в регионах, где развертывается борьба за власть между враждующими группировками. Как показывает практика, стремление лидеров преступных формирований во властные структуры объясняется рядом побудительных стимулов: расширить масштабы преступной деятельности, создать надежную защиту от правоохранительных органов, придать криминальной среде социальное звучание, налет «честного» ведения бизнеса.[4]

Коррупция (особенно бюрократическое взяточничество) как система, как устойчивый образ действий в бизнесе и политике существует в тех местах социальной структуры общества, где интересы граждан, предпринимателей пересекаются с властными полномочиями чиновников.

Поведение должностных лиц, обязанных руководствоваться официально провозглашенными законами, на деле постоянно расходится с ними. Но еще более важно то, что реальное поведение должностных лиц тоже не произвольно, а подчинено особого рода неписаным правилам, тайным, известным только им нормам. Эти нормы в своей совокупности образуют фактически свод правил – «деловой» кодекс. Правила этого фактически действующего, но официально как бы не существующего кодекса «узаконивают или оправдывают» взятки как неизбежный элемент бизнеса.

Многоукладность экономики, возможность перехода от одной формы собственности к другой с одновременным переходом ее от одного субъекта к другому создают благоприятные условия для развития коррупции в сфере управления, которая уже не укладывается в понятие «взяточничество». К тому же легализация теневых экономических структур изменила соотношение различных форм собственности и соответственно их влияние на коррупцию. Актуальной проблемой, тесно связанной с коррупцией, становится «отмывание» денег, полученных криминальным путем. Этот процесс охватывает коррумпированные чиновничьи структуры.

Предпринимаемые меры по пресечению коррупции не увязываются с мерами экономической стабилизации, а экономические реформы и социальные эксперименты не предусматривают механизмов, направленных на нейтрализацию криминогенных последствий перехода к рыночным отношениям.[3]

По мере возрастания финансового и материального потенциала предпринимательства у его руководителей объективно проявляется стремление к тому, чтобы оказывать нужное для них влияние на власть, правоохранительные органы. Ими вырабатывается не только тактика, но и определенная криминальная стратегия оказания такого воздействия и обеспечения собственной безопасности при проведении  преступных махинаций. Если ранее преобладали меры безопасности чисто охранительного характера, то по мере накопления богатств, организованная преступность все более отчетливо проявляет тенденцию к проникновению во властные структуры и ставит задачи не только обеспечения безопасности преступных махинаций и безнаказанности совершающих их исполнителей, но и оказание влияния, в том числе «насильственными» методами, на принятие управленческих решений в области экономической политики, других вопросов социальной и политической жизни для достижения своих целей.

Организованная преступность все больше начинает ориентироваться на конструктивные в сочетании с силовыми меры противоборства с органами власти и управления, на применение методов устрашения в отношении определенных социальных групп и общества в целом, стремиться снизить эффективность и активность сил обеспечения правопорядка, а также вызвать социальную пассивность общества.

Нейтрализация противоправных посягательств в сфере предпринимательства не может быть осуществлена традиционными методами (усиление контроля правоохранительных органов, ужесточение законодательства, регламентация деятельности служб и ведомств и т.п.) без кардинальных сдвигов в самих основах экономики. Преодолеть негативные тенденции в хозяйстве в условиях перехода к «рынку» позволит лишь целостная и обоснованная система мер, реализуемая в ходе переустройства общества. Существующие рыночные отношения, разгосударствление и демонополизация производственной структуры и экономических отношений, развитие разнообразных форм хозяйствования, предпринимательства, к сожалению пока не стали значимыми методами ослабления теневых процессов и воздействия на экономическую преступность.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. А.И. Долгова Криминологические оценки организованной преступности и коррупции, правовые баталии и национальная безопасность. М., 2011 г.
2. Андрей Кончаловский: «Чем дольше будет Путин, тем лучше». // Собеседник (Москва).-17.10.2016 г.
3. Артеменко Н., Шимбарева Н. Практика освобождения от уголовной ответственности по делам о налоговых преступлениях. // Уголовное право №5/2017 . С.4-12.
4. В.Ф. Цепелев, А.В. Коваленко Проблемные вопросы освобождения от уголовной ответственности за совершение преступлений в сфере экономической деятельности// Уголовное право стратегия развития в ХХ! Веке (Материалы ХУ Международной научно-практической конференции г.Москва, 25-26 января 2018 г., С.292-295
5. Властные отношения в сфере экономики воплощаются в возможности распоряжаться ресурсами, деньгами и людьми // Яковлев А.М. Социология экономической преступности. М., 1988. С. 27.
6. Выявленные и осужденные лица в разрезе статей Особенной части УК в 2006, 2011 и 2016 гг. // Личность преступника и ее криминологическое изучение. М., 2018 г., С.171-180.
7. Долгова А.И. Личность преступника как криминологическая проблема// Личность преступника и ее криминологическое изучение. М.,2018 г., С.9
8. Зацепин А.М. Общесоциальная классификация и типология личности преступника.// Проблемы детерминации и предупреждения преступности. М.,2017 г. С.191-195
9. Клейменов М.П., Клейменов И.М. Детерминанты нераскрытой преступности.// Проблемы детерминации и предупреждения преступности. М., 2017 г. С. 19-34.
10. КОРРУПЦИЯ (Коллективная монография с иностранным участием) Екатеринбург 2017 г., С. 6-292.
11. Н.В. Щедрин Криминализация незаконного обогащения. // Уголовное право стратегия развития в ХХ1 веке (материалы ХУ Международной научно-практической конференции М., 25-26 января 2018 г С. 292-295
12. Номоконов В.А. Проблема исследования причинного комплекса преступности в современной России. // Проблемы детерминации и предупреждения преступности. М., 2017 г. С. 35-42
13. Российская криминологическая ассоциация и рекомендации по борьбе с преступностью. // Закономерности преступности, стратегия борьбы и закон. М., 2001 г., С. 3-23.
14. Рубль отпускают в свободное плавание или отправляют в шторм. Накануне. Ру// Аналитика 18.01.2018 г. 11:00 https://www.nakanune.ru
15. Уголовные риски чиновников: от борьбы с коррупцией до чистки рядов. Право ру. 25 января 2018 г. 12:24 https://pravo.ru


©  М.Н. Зацепин, О.В. Филиппова, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� Rambler's Top100 �������@Mail.ru