levitra bitcoin

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
 

Э.А. Ахвердиев,  (Волгоградский государственный университет)

Серия «Экономика и Право» # МАРТ 2018
Форма правления
В данной статье освещаются проблемы, связанные с определением понятия формы государственного правления, а также факторами, влияющими на её становление. Анализируются позиции современных авторов, сопоставляются различные подходы в понимании указанного правового понятия. Исследование, проведенное в настоящей статье, приводит к выводам, что на данный момент необходимо уметь разграничивать форму правления де-юре и де-факто, а также выявлять первопричины подобного рода расхождений. Для этого были выбраны наиболее важные компоненты государственного организма, которые были сгруппированы в политико-правовые факторы и социально-экономические. Дальнейшее исследование сосредотачивается на социально-экономических детерминантах, как наиболее явных и важных с точки зрения становления формы правления. Для каждого из элементов рассматриваемой группы факторов приводятся историко-логические и юридические примеры с выявлением закономерности их влияния на изменение формы государственного правления.

Ключевые слова: Форма правления, форма государства, реальная конституция, социально-экономические факторы, менталитет, парламентарная монархия, способ организации власти, политический режим, А. Фуллье, республика.

 

Вопрос о понятии формы правления изучается многими правоведами и являлся актуальной темой с момента появления первых государственных образований. Однако необходимо отметить, что по настоящее время ведутся споры касаемо понятия формы правления, классификации и наилучшего его вида.  В этой связи уместно высказывание Л. Гумпловича о том, что «учение о различии государств или о государственных формах является столь же шатким и неустановленным, как и определение понятий государства».[1]

Выработанные подходы по рассмотрению формы правления как элемента формы государства находят поддержку у современных правоведов. Такие авторы, как М.М. Рассолов, А.М. Скоков, Н.Н. Арзамазскин, Н.И. Матузов, Л.П. Рассказов, Н.М. Чистяков и другие, определяют форму правления как систему органов верховной государственной власти. В дополнение к этому, Н.Н. Арзамаскин определяет форму правления как «форму согласия, отношений и связей внутри социально-экономического дифференцированного общества».[2] М.О. Кульков считает, что форма правления – это совокупность способов организации политической власти общества или отдельной её группы (сословия, класса), раскрывающихся в организации высших государственных органов и методах осуществления функций государства.[3] В соответствии с данной позицией форма правления, по сути, становится институтом, позволяющим реализовывать политическую власть, которая зависит от политического режима, установленного в стране. По мнению известного конституционалиста В. Е. Чиркина, форма правления есть способ управления государством, которая включает структуру и взаимоотношения органов государства, а также государственных органов и населения.[4] Теоретик А.В. Малько предлагает свою формулировку: «Форма правления — это организация государственной власти, характеризуемая ее формальным источником и принципами взаимоотношения между высшими (центральными) органами государственной власти (глава государства, парламент, правительство) и населением».[5] В данном определении прослеживаются идеи о правовом государстве.

Как отмечалось выше, единого универсального понятия формы правления нет, однако приведенные определения различных авторов показывают, что в их подходах существуют схожие черты. Наиболее общий анализ показывает, что ученые одновременно соглашаются в том, что:

  • Форма правления напрямую связана с организацией высших органов государственной власти;
  • Характеристика формы правления включает в себя порядок взаимодействия государственных органов между собой;
  • Характеристика формы правления включает в себя взаимоотношения государственных органов и населения.

Интересное заметил В. А. Грузинов говоря, что вопрос о форме правления всегда находится в двух разнополярных плоскостях: с одной стороны – это юридическое закрепление и оформление высших органов власти, их фактическое состояние, а с другой – их взаимодействие.[5] Такой подход наталкивает на выводы, сделанные М. И. Байтиным. В работах заслуженного деятеля науки Российской Федерации особо отмечено, что без демаркации юридической и фактической стороны невозможно осмысление и понимание взаимосвязи высших государственных органов друг с другом и населением. Таким образом, необходимо различать форму правления «на бумаге» и объективно существующую форму правления в государстве на тот или иной момент.

Проблема соотнесения указанных аспектов становится все более актуальной в силу разнообразия политико-экономических процессов в странах мира. В настоящее время научно-правовая мысль заметно корректируется. Как верно отметил М. И. Байтин, на данный момент не представляется возможным лишь на основе формальных источников, верно определять ту или иную форму правления. В то же время нельзя и отрицать роль заложенных правовых принципов в законодательстве. Одним из важнейших в этом смысле являются конституционные положения государства, касающиеся высших государственных органов, прав и свобод человека. Указанные правовые конструкции оказывают непосредственное влияние на систему взаимоотношений населения с властью. Однако политическая практика показывает, что различные аспекты конституционных положений настолько разно могут соотноситься друг с другом, что это может привести к фактической смене системы правления. С одной стороны, данный факт показывает особую мобильность формы правления. Именно это свойство помогает государству преодолевать те или иные трудности в развитии, а также выходить из кризисных международно-политических ситуаций. С другой стороны, некоторые вопросы, касающиеся принципов формы правления, а именно положения главы государства в стране, могут изменяться до степени негативного влияния на конституционный строй, заложенный в ее основном законе.

Такие примеры знает история и к ним обращается в своих трудах М. И. Байтин. Ярчайший пример Италии 1920-30-ых годов, где Муссолини, считая важным сохранить форму правления в виде конституционной монархии, де-факто всю полноту власти собрал в правящей партии во главе с фашистским лидером.[5] Нечто похожее происходило и в нацистской Германии, где Веймарская конституция закрепляла республиканскую форму правления. Впоследствии же законом от 1 августа 1934 года А. Гитлер был провозглашен канцлером и вождем Германии, а наряду с этим получал право самостоятельно определять преемника. Таким образом, взаимосвязь юридически закрепленного статуса высших государственных органов и их реальное фактическое положение имеет большое значение для определения формы правления. Как отмечает М. И. Байтин, любая форма государственного правления должна быть воплощена в конституционных нормах, легитимирована законодательством той или иной страны.[5]

В то же время все эти случаи имеют определенную закономерность в своем развитии. Возникает необходимость в понимании причин данной закономерности, которые на наш взгляд могут лежать в определенном наборе факторов, влияющих на становление формы правления.

Обращая внимание на все разнообразие процессов, способных каким-либо образом повлиять на существующую форму правления, можно выделить две большие подгруппы факторов. Первая включает в себя политико-правовые детерминанты, вторая социально-экономические.[6] К политико-правовым следует отнести:

  • Правосознание (правовая ментальность) населения;
  • Политический режим;
  • Сложившиеся формы правления соседних государств, их опыт;
  • Влияния политико-правовых идей и учений;
  • Вмешательство в правовой или военной форме сторонних государств;

К социально-экономическим факторам относятся:

  • Ступень экономического развития;
  • Историческая память;
  • Менталитет, привычки и образ жизни людей;
  • Духовное состояние, сопряженное с религиозными воззрениями;
  • Национальный состав населения, выливающийся в традиции и обычаи.

Выделенные политико-юридические и социально-экономические факторы, в той или иной комбинации определяют конкретную форму правления государства в определенный временной период. Преобладание одних элементов над другими со временем приводит к микро, а в отдельных случаях и к макроизменениям в организации высшей государственной власти страны. В настоящей статье одна из задач, стоящей перед автором – раскрытие социально-экономических факторов.

Социально-экономические факторы

Раскрытие каждого из элементов, составляющих социально-экономическую группу, стоит начать с того обстоятельства, что именно эти причины оказывают большое влияние на рассматриваемые процессы как в историческом контексте, так и в современности. Обусловлено это в первую очередь базисными характеристиками каждого из факторов, которые в последующем могут оказывать воздействие непосредственно на всю политико-правовую группу.

Экономическое состояние государства оказывает наиболее очевидное влияние на форму правления. Данная идея была озвучена уже во времена первых правовых учений Платона, Аристотеля, Цицерона, которые одним из видов форм правления называли олигархию.[7] Уровень благосостояния, как отдельной группы людей, так и государства в целом, могут изменить различные аспекты функционирования верховной власти. Абсолютизация же этого тезиса происходит в марксистко-ленинском учении. Именно расслоение общества с экономической точки зрения обуславливает организацию всей системы управления государством, формируя ее необходимым образом. О влиянии экономики на форму правления показывают исторические события, характеризующие подобные процессы. Распад четвертой Французской республики наряду с иными важными факторами, был обусловлен спадом в экономической сфере. На тот период основное экономическое сосредоточение французов было в Алжире. Начавшаяся война перекрыла возможность столь же эффективно использовать сложившиеся годами механизмы. В конечном итоге, эти события привели к смене парламентарной республики (четвертой Французской республики – прим. автора) на смешанную республику (пятая Французская республика – прим. автора). События Февральской революции в России 1917 года, не в последнюю очередь были вызваны бедственным состоянием экономики и низким уровнем жизни населения, что по своей сути является стимулятором к зарождению идеи смены формы правления. Также свежи в памяти события распада СССР. Смена формы правления также была обусловлена упадком экономики, которая фактически всецело зависело от нефтегазового сектора. Здесь же следует вспомнить теорию географического детерминизма, представленную Л. И. Мечниковым.[8] Российский ученый отмечал, что при некоторых природных условиях человеку приходится соединять свои усилия с другими людьми. В таком случае структура общества становится сложнее, так как появляется основа для разделения труда и дальнейшей социальной дифференциации. В иных природных условиях индивид может сам получить необходимое для жизни. В качестве главной силы среди совокупности географических факторов, Л. И. Мечников называет водную среду.[9] Действительно, самые первые государства возникают на территориях, расположенных вблизи водной среды, что, несомненно, имеет под собой две причины: жизненная необходимость и базис для экономического развития, например, в виде наличия путей экономического сообщения.

Историческая память и исторические традиции одна из важнейших категорий с точки зрения установления форм правления. Во-первых, изменение форм правления заставляет в большинстве случаях подстраиваться население под ту или иную систему. Новые правила не всегда могут успешно внедряться в уже выработанные подходы управления государством. В этой связи мысленное непроизвольное сравнение будет стимулировать народ и разные политические силы, их представляющие, на возврат к исходной точке, либо к изменениям, носящий точечный характер, но важный для комфортного функционирования государственной системы. В этом плане показателен пример Испании, которая в XX в. при установлении диктатуры Ф. Франко и после падения этого режима в 1975 г., незамедлительно вернулась к первоначальной формы правления – монархии.[10] Во-вторых, влияние историзма проявляется в уважении и соблюдении исторически сложившихся традиций. В данном случае очевиден пример Великобритании, где установлена парламентарная монархия. Еще любопытнее представляется опыт Японии, где также действует парламентарная монархия, однако фигура императора в отличии от королевы Великобритании еще более символизирована.

Затрагивая фактор ментальности, привычек и образа жизни людей, необходимо разрешить терминологическую часть проблемы. Менталитет – совокупность осознанных и неосознанных психологических установок, привычки сознания, заложенные воспитанием и культурными традициями, присущие определенной социальной общности людей или отдельной личности. Согласно такому подходу, менталитет можно считать собирательным понятием в отношении привычек и образа жизни, так как они включаются в его содержание. Вопрос влияния ментальности на форму правления лежит на поверхности. Проявляющиеся в поведении человека ряд устоявшихся качеств, в обязательном порядке учитываются при становлении государственности. Этой проблематике уделяли внимание такие философы и мыслители как Геродот, Полибий, Тацит, оставившие в наследие свои зарисовки поведений галлов, римлян, персов в борьбе за власть и устройство социально-политической жизни.[11] В дальнейшем научная мысль идет по пути идентификации народов с коллективными личностями, которые наделены определенными отличительными характеристиками, выражающиеся в ментальности. Уже в XIX веке М. Лацарус и Х. Штайнтель формировали концепцию психологии народов.[12] Соотношение менталитета, психологии, а в итоге и формирующихся привычек человека и общества, были рассмотрены А. Фуллье.[13] Так, французский философ полагал, что важнейшей чертой «французского ума» – склонность к логически ясной схематизации, четкой определенности, стремление к эмпирическим многообразиям идей – приводящей к безграничной вере французов в сильное государство.[13] В этом контексте А. Фуллье считал, что большинство людей, недовольных властью, недисциплинированные, дорожат больше правом говорить, чем возможностью действовать. Более однозначными считаются исследования психологии и ментальности немцев. В 1930-е и 40-е года К. Юнг обращался к генезису нацистского режима в Германии. Швейцарский психолог видел в происходящих событиях, в том числе в способе организации власти государства, подсознательные импульсы, глубоко укорененные в национальном менталитете немцев.[14] Выдвинутый тезис подтверждали и данные клинических наблюдений К. Юнга за некоторыми пациентами-антифашистами, которые в сновидениях видели бессознательный комплекс насилия.[14] Образ жизни населения также оказывает определенное влияние в системе социально-экономических факторов. Так, например, по Н. А. Бердяеву, мягкотелость, любовь к жизни в тепле коллектива, растворенность в стихии земли, заложены в социально-исторических корнях российского характера, обусловленного образом жизни, связанной с сельской общиной.[15]

Фактор духовного состояния, формируемый зачастую принятием религиозных воззрений, оказывает в ряде случаях решающее значение при выборе формы правления. Особое влияние религии заметно в восточных странах. Так, в Ливане, чтобы обеспечить равный доступ к верховной власти для всех религиозных конфессий, был разработан порядок, именуемый ливанской моделью правления. Состоит он в том, что если президентом страны становится христианин, то премьер-министром – мусульманин, а в правительстве должно быть равномерное деление мусульман и христиан. В парламенте Ливана, именуемом Ассамблеей представительства, депутаты также избираются по религиозному признаку.[16] Во многих странах, где религиозные традиции оказывают крайне сильное воздействие, глава государства может быть одновременно главой церкви – Ватикан, Саудовская Аравия. В некоторых случаях могут вводиться специальные должности, как это произошло в Иране, где существует пост «духовного лидера», в системе органов стоящий выше президента. В общей парадигме следует отметить, что большинство мусульманских стран являются монархическими (Катар, ОАЭ, Малайзия, Кувейт), либо республиканскими, но с выраженными теократическим признаками (Исламская республика Иран).

Последний из факторов социально-экономической группы – разношерстность национального состава, а также присущие отдельной нации традиции и обычаи, не в последнюю очередь могут предопределить форму государственного правления. Закрепление в конституции формы правления с учетом национальных традиций местного населения делает ее более понятными для народа, расширяет социальную базу поддержки верховной власти, а также влияет на эффективность функционирования власти на государственном и региональном уровнях. Например, форма правления Самоа сложилась под влиянием местных обычаев и традиций.[10] Население этой страны сохраняет традиционную структуру общества, где основой служат семейные группы во главы с избранным вождем – матаи. Это дает возможность народу не искажать восприятие государства, рассматривая его в качестве большой семьи с выборным королем. Другим примером, влияния национального состава в государстве, могут послужить смены форм правления, когда включение в состав не титульных наций и расширение самого государства приводило к появлению империи с централизованной властью. В современной форме такое влияние приобретает более демократический вид. Достигается это за счет такого инструмента, как гарантированность доступа к власти национальных меньшинств. Иной подход – игнорирование потребностей и традиций национальных меньшинств, ведет либо к территориальному распаду государства, либо к реконструкции имеющейся модели правления.

Таким образом, выявленные закономерности влияния факторов социально-экономической группы на становление формы государственного правления показывают нам, что данный процесс является не стихийным, а предопределенным в силу тех или иных обстоятельств. В конкретный исторический период каждое государство претерпевает изменения в организации верховной власти, что зависит от тех факторов, которые наиболее сильно воздействуют на правоотношения в определенный момент развития. Поднятая нами проблема, несомненно, требует дальнейшего изучения и разработки. Предложения, выдвинутые в данной статье, не претендуют на истину последней инстанции, однако игнорировать роль рассмотренных факторов при формировании формы государственного правления нельзя.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Общее учение о государстве / [соч.] Людвига Гумпловича, проф. Грац. ун-та ; пер. со 2-го нем. изд. со вступ. очерком, примеч. и доп. ст. Ив.Н. Неровецкого. - Санкт-Петербург: типография Т-ва «Общественная польза», 1910. - [2], XXVI, 516 с.
2. Арзамаскин Н.Н. Эволюция формы государства (на современном опыте российской федерации): дис. … - канд. юрид. наук. М., 1996, С. 9;
3. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Специальность 12.00.01 – Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве / М. О. Кульков; Науч. рук. д. ю. н. Вопленко Н. Н. — Саратов , 2008. — 40 с;
4. В. Е. Чиркин Нетипичные формы правления в современном государстве // Государство и право. 1994. №4. С. 109-110;
5. Байтин М.И., Грузинов В.А. Категория «форма правления» в современной отечественной науке // Вестник Саратовской государственной академии права. - Саратов: Изд-во СГАП, 2008, № 3 (61). - С. 18-23;
6. Ахвердиев Э. А. Историческое развитие проблемы классификации формы государственного правления // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2017. – № 12 (декабрь). – С. 107–112;
7. Аристотель. Политика. Кн. 7 // Он же. Сочинения: В 4-х т. Т. 4 / Пер. с древнегреч.; Общ. ред. А. И. Доватура. - М.: Мысль, 1983.- 830 с. - (Филос. наследие. Т, 90);
8. La civilisation et les grands fleuves historiques / par Leon Metchnikoff ; avec une preface de M. Elisee Reclus. - Librairie Hachette et C-ie, 1889. - 369 с.
9. Цивилизация и великие исторические реки / Мечников Л. И. - М., 1995. - 461 с.
10. Форма государственного правления (вопросы теории) / Серегин А. В. / Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук по специальности 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве. Научный консультант – доктор юридических наук, доктор политических наук, профессор, И.А. Иванников. - Ростов-на-Дону. - 2014. - 379 с.;
11. Геродот. История. В 9-ти кн. / Пер. Г.А. Стратановского. — М.: ООО «Издательство АСТ» Ладомир», 2001. — 752 с.;
12. Вундт В. Проблемы психологии народов. — М.: Академический проект, 2010. — 136 с.;
13. А. Фуллье. «Психология французского народа», издательство Ф. Павленкова, СПб., 1899 г.;
14. Юнг К. Г. Психологические типы /Пер. с нем. Софии Лорне / Под общей ред. Зеленского В. -СПб.: «Ювента»; -М.: Издательская фирма «Прогресс-Универс», 1995. - 718 с/$
15. Бердяев Н.А. О назначении человека // Мир философии: Книга для чтения. – М., 1991.
16. Симонишвили, Л. Р. Формы правления: история и современность [Электронный ресурс] : учеб. пособие / Л. Р. Симонишвили. - 2-е изд., стереотип. — М.: Флинта : МПСИ, 2011. — 280 с.


©  Э.А. Ахвердиев, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

Rambler's Top100 �������@Mail.ru