levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
 

О.В. Кудряшов,  (К.ю.н., доцент, полковник внутренней службы, ФКУ НИИ ФСИН России)

А.М. Игнатьев,  (Н.с., капитан внутренней службы, ФКУ НИИ ФСИН России, г. Москва)

Серия «Экономика и Право» # 06 2018
Специальные подразделения уголовно-исполнительной системы по конвоированию
    В данной статье рассматривается вопрос необходимости официального опубликования ведомственных нормативно-правовых актов затрагивающих права и свободы граждан. Указываются основополагающие нормативно-правовые акты уголовно-исполнительной системы, регулирующие общественные отношения, возникающие в процессе отбывания наказания и содержания под стражей. Анализируется возможность применения данных нормативно-правовых актов при перемещении осужденных и лиц, содержащихся под стражей, караулами по конвоированию. Рассматривается вопрос необходимости письменного ознакомления осужденных и лиц, содержащихся под стражей, с правами и обязанностями, а также ограничениями, которые возлагаются на них вследствие их перемещения специальными подразделениями уголовно-исполнительной системы по конвоированию.

Ключевые слова: Специальные подразделения уголовно-исполнительной системы по конвоированию, ФСИН России, уголовно-исполнительная система, режим, права и обязанности осужденных и лиц, содержащихся под стражей.

 

В  современном мире, информатизация и построение единого информационного пространства становится одним из важнейших государствообразующих направлений, целью которого является формирование информационного общества. К одной из основных задач информатизации общества относится доступное доведение до человека в максимально короткие сроки различных сведений. Одно из важнейших направлений информатизации проводимого в рамках государства является ознакомление граждан с вновь принятыми законодательными актами, что является неотъемлемой частью любой правовой системы.

Во все времена между государством и обществом существовала правовая зависимость, выражающееся в издании законов обязательных для исполнения гражданами. При этом одним из основных и неоспоримых условий для исполнения принимаемых государством законов является знание самих норм, что предопределяет обязанность государства ознакамливать своих граждан с принимаемыми нормативно-правовыми актами [1]. Несомненным остается тот факт, что без знания волеизъявления государства гражданами, невозможен будет сам процесс соблюдения законодательства, использование прав и свобод, исполнение обязанностей, а также соблюдение ограничений устанавливаемых государством.

Процесс ознакомления с законодательством может происходить различными способами, но очевидно, что данный процесс должен быть доступен всем гражданам. В настоящее время в Российской Федерации (далее – РФ) ознакомление с вновь принятыми законодательными актами происходит посредством их размещения в периодических изданиях, таких как «Российская газета», «Парламентская газета», «Собрание законодательства РФ».

Так, часть 2 статьи 24 Конституции РФ возлагает на органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также их должностных лиц обязанность обеспечивать каждому возможность ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающие права и свободы. Деятельность государственных органов, организаций и предприятий, общественных объединений и должностных лиц в соответствии с законодательством РФ должна осуществляться на принципе информационной открытости, выражающейся в доступности информации затрагивающей личные интересы.

Однако кроме законодательных актов в РФ принимаются ведомственные нормативно-правовые акты, которые затрагивают права, свободы и интересы граждан. Ведомственные акты занимают самостоятельную позицию среди остальных актов РФ, в них содержится значительная часть всех правовых предписаний. Эти акты призваны развивать и конкретизировать положения федеральных законов, Актов Президента РФ и Правительства РФ. Они в большей степени, чем другие акты, отражают сложность и динамику регулируемых общественных отношений [2]. В связи с этим ведомственные нормативно-правовые акты заслуживают особого внимания.

Одним из федеральных органов исполнительной власти наделенным полномочиями по изданию нормативно-правовых актов является Федеральная служба исполнения наказаний (далее – ФСИН России). В компетенцию которого входит осуществление правоприменительной функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных, функции по содержанию лиц, подозреваемых либо обвиняемых в совершении преступлений, и подсудимых, находящихся под стражей их охране и конвоированию [3]. Одной из основных задач ФСИН России является охрана прав, свобод и законных интересов осужденных и лиц, содержащихся под стражей, что говорит о необходимости ведомственного правового регулирования отношений, возникающих в процессе исполнения уголовных наказаний, а также содержания под стражей обвиняемых и подозреваемых. Обобщая изложенное, целесообразно отметить, что ФСИН России в процессе выполнения возложенных функций затрагивает права, свободы и интересы таких групп, как осужденные и лица, содержащиеся под стражей.

Конституция РФ, а также ряд принятых на ее основе законов РФ говорят о необходимости официального опубликования в установленном порядке принимаемых федеральными органами исполнительной власти нормативно-правовых актов затрагивающие права, свободы и интересы граждан. Невыполнение данного условия, установленного законодательством РФ, ведет к невозможности регулирования общественных отношения такими нормативно-правовыми актами. Исходя из данных положений, следует, что ведомственные нормативно-правовые акты ФСИН России затрагивающие права, свободы и интересы осужденных и лиц, содержащихся под стражей, должны подлежать официальному опубликованию в специально предназначенных для этого периодических изданиях.

В настоящее время основополагающими ведомственными нормативно-правовыми актами ФСИН России, регламентирующими общественные отношения, возникающие между учреждениями, исполняющими уголовные наказания в виде лишения свободы, содержание под стражей и осужденными и лицами, содержащимися под стражей, являются правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, следственных изоляторов, воспитательных колоний. В указанных ведомственных нормативно-правовых актах ФСИН России находят свое отражение права и обязанности осужденных и лиц, содержащихся под стражей, которые обязательны для исполнения в исправительных учреждениях, следственных изоляторах и воспитательных колониях. Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, следственных изоляторов, воспитательных колоний являются формально-юридическим выражением внутреннего распорядка и отражают основы организации функционирования учреждения УИС как сложного социального организма, находящего свое отражение в общественных отношениях, возникающих между осужденными и лицами, содержащимися под стражей и персоналом учреждений УИС [4].

Однако следует отметить, что в силу объективных обстоятельств, например, таких как необходимость направления осужденного, к месту отбывания наказания после вынесения обвинительного приговора суда, либо перемещения осужденного из одного исправительного учреждения в другое, осужденные и лица, содержащиеся под стражей, нуждаются в перемещении. Законодательство РФ определяет, что перемещение осужденных и лиц, содержащихся под стражей, происходит под конвоем. Указанная функция в ФСИН России возложена на специальные подразделения УИС по конвоированию.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в период перемещения караулами по конвоированию правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, следственных изоляторов, воспитательных колоний не распространяются на осужденных и лиц, содержащихся под стражей, и не служат регулятором возникающих общественных отношений. Это связано с тем, что правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, следственных изоляторов и воспитательных колоний имеют свою юрисдикцию только на территории учреждений УИС, на которые они распространяются. В свою очередь специфика служебной деятельности специальных подразделений УИС по конвоированию, обуславливает несение службы за пределами мест дислокации учреждений УИС [5]. Необходимо отметить, что в процессе конвоирования между сотрудниками караула и осужденными, и лицами, содержащимися под стражей, возникают общественные отношения, которые нуждаются в регламентации. Особую значимость данный аспект приобретает в процессе конвоирования в связи с возрастанием количества угроз самого процесса исполнения наказания или содержания под стражей, то есть совершения правонарушений и преступлений во время перемещения осужденных и лиц, содержащихся под стражей вне учреждений УИС. Данный детерминант характерен ограниченным количеством сотрудников караула по конвоированию, осуществляющих охрану и надзор за поведением указанных лиц во время конвоирования [6].

В настоящее время в уголовно-исполнительном кодексе и федеральном законе от 15 июля 1995 года № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» закреплены общие права и обязанности осужденных и лиц, содержащихся под стражей, которые не в полном объеме отражают сложность и динамику общественных отношений, возникающих в процессе конвоирования. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что нормативно-правовые акты, регламентирующие служебную деятельность специальных подразделений УИС по конвоированию, обязывают сотрудников из состава караула требовать от осужденных и лиц, содержащихся под стражей, соблюдения ряда правил поведения и запрещают ряд действий.

Например, состав караула требует от осужденных и лиц, содержащихся под стражей: строго соблюдать правила поведения, быть вежливыми между собой и с составом караула, при обращении к ним начальника караула или его помощника - вставать; бережно относиться к оборудованию, инвентарю и другому имуществу в транспортных средствах; при движении по коридору специального вагона, на теплоходе и обменном пункте держать руки за спиной; поддерживать чистоту в камере.

Состав караула запрещает конвоируемым: выбрасывать вещи, письма и записки; заслонять от наблюдения решетки и смотровые окна дверей камер; переходить без разрешения начальника караула или его помощника с установленного для размещения места на другое; ложиться головой к наружной стене; сидеть на верхних и средних полках камер специального вагона; громко разговаривать; петь; шуметь; употреблять жаргонные выражения; переписываться, переговариваться и перестукиваться с лицами, содержащимися в других камерах; делать какие-либо надписи на стенах, полках, потолках камер; играть в настольные и иные игры; наносить себе или другим лицам татуировки; курить; переходить из ряда в ряд при конвоировании пешим порядком; передавать вещи и снимать верхнюю одежду при следовании по коридору специального вагона, на теплоходе и обменном пункте.

Основополагающим фактором исполнения осужденными и лицами, содержащимися под стражей, правил и запретов, установленных нормативно-правовыми актами регламентирующими процесс конвоирования, является знание требований, предъявляемых к ним. Без этого невозможно будет использовать предоставленные права и свободы, а также исполнять возложенные обязанности, что может привести к нарушению режима содержания в процессе конвоирования, при отсутствии субъективной стороны состава нарушения у осужденного либо лица, содержащегося под стражей.

Следует подчеркнуть, что ведомственные нормативно-правовые акты обязывают начальников караулов по конвоированию доводить до осужденных и лиц, содержащихся под стражей требования правил поведения во время конвоирования. Однако нормативно-правовыми актами, регламентирующими служебную деятельность специальных подразделений УИС по конвоированию, данный процесс предусмотрен только в устной форме. На наш взгляд данный аспект имеет ряд недостатков, которые непозволяют осужденным и лицам, содержащимся под стражей, в полной мере осознать и усвоить свои права, свободы и обязанности, а также те ограничения, которые налагаются в процессе конвоирования.

  • Во-первых, начальник караула по конвоированию не всегда способен в полном объеме довести эти требования до осужденных и лиц, содержащихся под стражей, в устной форме.
  • Во-вторых, информация может быть доведена с некоторым искажением.
  • В-третьих, осужденные и лица, содержащиеся под стражей, могут не воспринять в полном объеме данную информацию.

Отсюда следует, что осужденный либо лицо, содержащееся под стражей, может допустить нарушение режима содержания при конвоировании не по злому умыслу, а вследствие незнания либо непонимания требований предъявляемых к нему. В таком случаи в нарушении будет отсутствовать субъективная сторона состава нарушения, которая предусматривает виновность и умысел лица. Субъективная сторона состава нарушения режима содержания имеет решающее правовое значение для верной оценки конкретного противоправного деяния [7]. В случаи ее отсутствия привлечение осужденных и лиц, содержащихся под стражей, к ответственности при нарушении ими режима содержания при конвоировании будет не возможно.

В местах лишения свободы и следственных изоляторах УИС существует практика письменного ознакомления осужденных и лиц, содержащихся под стражей, при их поступлении с информацией о правах и обязанностях. Однако в служебной деятельности специальных подразделений УИС по конвоированию данная практика не используется.

Кроме того, хотелось бы отметить, что Минимальные стандартные правила обращения с заключенными предписывают персоналу пенитенциарной системы письменно ознакамливать заключенных с их правами, свободами и интересами. Устное же ознакомление необходимо свести к минимуму и применять его только в отношении неграмотных заключенных.

На наш взгляд информация об ограничениях, которая затрагивает права, свободы и законные интересы, осужденных и лиц, содержащихся под стражей, в процессе конвоирования должна осуществляться на принципе информационной открытости, в связи с требованиями части 2 статьи 24 Конституции РФ, а также принятыми на ее основе законодательными актами РФ. Для достижения данной цели, по нашему мнению, необходимо разработать ведомственный нормативно-правовой акт, который регламентировал бы взаимоотношения, возникающие между сотрудниками караулов по конвоированию и осужденными и лицами, содержащимися под стражей, в процессе конвоирования. Данный нормативно-правовой акт должен учитывать правила поведения, права, обязанности, законные интересы, а также ограничения, возлагаемые на осужденных и лиц, содержащихся под стражей, при конвоировании, с учетом специфики служебной деятельности. Вышесказанное позволит урегулировать законодательно складывающиеся в процессе конвоирования общественные отношения, и требовать от осужденных и лиц, содержащихся под стражей, исполнения своих обязанностей и соблюдение установленных запретов.

Кроме этого, по нашему мнению, специальным подразделениям УИС по конвоированию необходимо перенять опыт исправительных учреждений и следственных изоляторов УИС в части письменного ознакомления, осужденных и лиц, содержащихся под стражей, с правами и обязанностями предоставляемыми законодательством РФ с учетом действующих ограничений. Это позволит реализовать требования норм уголовно-исполнительного кодекса и федерального закона от 15 июля 1995 года № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», в части реализации прав осужденных и лиц, содержащихся под стражей, на получение информации о своих правах и обязанностях.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Хургин В.М. О праве граждан на доступ к информации // Научные и технические библиотеки. 2004. № 5. С. 5-14.
2. Иванов С.А. Нормативно-правовые акты Российской Федерации. М.: Моск. Ун-т МВД России. 2004. С. 36.
3. Указ Президента РФ от 13 октября 2004 года № 1314 «Вопросы Федеральной службы исполнения наказаний» // Российская газета. 19.10.2004. № 230.
4. Павленко А.А. Правовое регулирование внутреннего распорядка в исправительных учреждениях // Вестник Кузбасского института ФСИН России. 2011. № 4 (7). С. 33-41.
5. Опар И.П. Основные направления взаимодействия органов и учреждений уголовно-исполнительной системы и органов внутренних дел по вопросам организации и выполнения функции конвоирования // Ведомости уголовно-исполнительной системы 2015. № 1. С. 32-37.
6. Михеева С.В., Шиханов В.А. Режим конвоирования как элемент режима в учреждениях уголовно-исполнительной системы // Вестник Самарского юридического института ФСИН России. 2015. № 3 (17). С. 58-62.
7. Осипян Б.А. Понятие, признаки и элементы состава преступления // Юридический вестник Дагестанского государственного университета. 2016. № 2. С. 110-120.


©  О.В. Кудряшов, А.М. Игнатьев, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

Rambler's Top100 �������@Mail.ru