levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
 

Н.К. Шакурова,  (Аспирант, Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова)

Серия «Экономика и Право» # 04 2018
Институт причинения вреда
    В статье исследуется актуальная для современного общества тема, касающаяся правового регулирования института причинения вреда источником повышенной опасности, поскольку данный институт приобретает все большее значение не только для отрасли гражданского права, но и для других отраслей права и законодательства. В настоящее время научно-технический прогресс оказывает огромное влияние на все сферы жизни человека. Развитие новых технологий напрямую связано c его жизнедеятельностью. Призванные для содействия человеческому существованию техника и технологии по существу могут являться источниками повышенной опасности. В этой связи законодательное регулирование института причинения вреда источником повышенной опасности приобретает неоспоримое значение. Автором проводится сравнительный анализ гражданско-правовых норм, закрепленных в кодификационных актах 1922, 1961, 1964, 1991 гг. по отношению к ныне действующему Гражданскому кодексу Российской Федерации, касающихся правового механизма возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности. Автор приходит к выводу о том, что несмотря на то, что в настоящее время законодатель сориентирован на концепцию деятельности по отношению к источнику повышенной опасности, а не на субъектов, осуществляющих такую деятельность, как это было предусмотрено в предыдущих кодификационных актах 1922, 1961, 1964, 1991 гг., прослеживается преемственность норм на нескольких этапах совершенствования и реформирования национального гражданского законодательства, что свидетельствует о стабильности института причинения вреда источником повышенной опасности. Автором предлагается сохранять преемственность существующего законодательства РФ, касающегося правового механизма возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности.

Ключевые слова: Институт причинения вреда, источник повышенной опасности, безвиновная ответственность, умысел потерпевшего.

 

Правовому регулированию института причинения вреда источником повышенной опасности следует уделять особое внимание, т.к. данный институт с развитием техники и технологий, которые способны кардинально менять жизнедеятельность не только отдельно взятого человека, но и общества в целом, приобретает все большее значение, чем это было в момент становления данного института.

Институт причинения вреда источником повышенной опасности имеет не только правовую, но и социальную значимость. В связи с происходящими преобразованиями в российском обществе, в настоящее время изменились условия, в которых функционируют источники повышенной опасности. Ненадлежащая эксплуатация источников повышенной опасности может быть сопряжена с высокими показателями не только в области экономических потерь, являющихся, например, следствием аварий на промышленных объектах, но также со значительным количеством потерпевших, пострадавших, к примеру, вследствие дорожно-транспортных происшествий.

Все вышеуказанное позволяет говорить об актуальности выбранной темы. Автор надеется, что данная статья окажется актуальной для широкого круга лиц.

Целью настоящей статьи является исследование преемственности гражданско-правовых норм при реформировании института причинения вреда источником повышенной опасности.

Концепция источника повышенной опасности в российском законодательстве впервые появилась в ст. 404 ГК РСФСР 1922 года [4]. Она устанавливала ответственность за причиненный вред источником повышенной опасности для лиц и предприятий, использующих в своей деятельности такие источники. Указанная ответственность устанавливалась в случае, если данные лица не докажут, что такой вред был причинен вследствие непреодолимой силы, умысла или грубой небрежности самого потерпевшего.

Кроме того, указанный кодекс, в ст. 404, закреплял специальные деликты, не основанные на началах вины, т.е. устанавливал безвиновную ответственность для лиц, чья деятельность связана с повышенной опасностью для иных лиц.

В дальнейшем в принятых Основах гражданского законодательства Союза ССР 1961 г. (ст. 90) [3] и ГК РСФСР 1964 г. (ст. 454) [2] содержались близкие к ГК РСФСР 1922 г. (ст. 404) положения.

Ныне действующий ГК РФ (ст. 1079) [1], устанавливая ответственность за вред, причиненный деятельностью источника повышенной опасности, предусматривает, что такое лицо обязано возместить вред, если не докажет, что причинение вреда возникло из-за непреодолимой силы или умысла самого потерпевшего. При этом владельца источника повышенной опасности могут частично или полностью освободить от ответственности, если грубая небрежность самого потерпевшего способствовала как возникновению вреда, так и его увеличению. Кроме того, законодателем в указанной статье установлено, что вред, причиненный потерпевшему, должен быть возмещен в полном объеме.

Общий подход в гражданском законодательстве как советского, так и современного периода, касающийся установления обязательства по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности, в целом не изменился.

Таким образом, российское гражданское законодательство традиционно предусматривает ответственность за причинение вреда, связанного с источником повышенной опасности, если лицо не докажет, что вред причинен в связи с грубой небрежностью самого потерпевшего или вызван форс-мажорными обстоятельствами, а именно непреодолимой силой.

Разница в описанных законодательных подходах, как правило, рассматривается в определении перечня видов деятельности, связанных с повышенной опасностью для окружающих. Однако, проведя сравнительный анализ положений, предусмотренных соответствующими статьями в гражданских кодификациях 1922, 1961, 1964, 1991 гг., следует обратить внимание, что примерный перечень источников повышенной опасности ранее не был связан с деятельностью, создающей повышенную опасность, а был связан с субъектами, осуществляющими такую деятельность.

Так, например, в ГК РСФСР 1922 г. к источникам повышенной опасности отнесены железные дороги, трамваи, фабрично-заводские предприятия, торговцы горючими материалами и т.п., а ГК РСФСР 1964 г. включал в данный перечень транспортные организации, стройки, промышленные предприятия, владельцев автотранспортных средств.

Особенностью ст. 1079 ГК РФ является то, что этот перечень изменился с учетом реалий времени и то, что законодателем рассматривается источник повышенной опасности как деятельность. В настоящее время данный перечень включает в себя, например, использование транспортных средств, сильнодействующих ядов и т.п.

Если в настоящее время по поводу введения открытого, а не закрытого (исчерпывающего) перечня, касающегося использования источников повышенной опасности, дискуссии в цивилистики практически прекратились, то ранее существовало мнение о необходимости введения именно исчерпывающего перечня таких источников [6], [8]. Но уже в конце 30-х годов прошлого века сформировалась другая, противоположная точка зрения, которая впоследствии приобрела множество сторонников. Ее суть заключается в невозможности включения в закон исчерпывающего перечня источников повышенной опасности [5], [7].

Таким образом, данный перечень не является исчерпывающим. Он не был исчерпывающим и в предыдущем кодифицированном гражданском законодательстве. Как представляется, это связано с тем, что происходит непрерывное развитие науки и техники, и соответственно данный перечень может и должен дополняться и меняться в зависимости от достижений научно- технического прогресса.

ВЫВОДЫ

  1. Преемственность норм на нескольких этапах совершенствования и реформирования национального гражданского законодательства свидетельствует о стабильности института причинения вреда источником повышенной опасности. Представляется верным сохранять преемственность существующего законодательства РФ, касающегося правового механизма возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности.
  2. Реформирование советского гражданского законодательства, проведенное в прошлом столетии, и современный подход, касающийся установления обязательства по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности, в целом не изменился, однако, в настоящее время законодатель сориентирован на концепцию деятельности по отношению к источнику повышенной опасности, а не на субъектов, осуществляющих такую деятельность, как это было предусмотрено в предыдущих кодификационных актах 1922, 1961, 1964, 1991 гг.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)» от 26.01.1996 N 14-ФЗ// Собрание законодательства РФ, 29.01.1996, N 5, ст. 410
2. «Гражданский кодекс РСФСР» // Свод законов РСФСР. Т. 2. С. 7, 1988.
3. Закон СССР от 08.12.1961 «Об утверждении Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик» // Свод законов СССР, т. 2, с. 6, 1990 г.
4. Постановление ВЦИК от 11.11.1922 «О введении в действие Гражданского кодекса Р.С.Ф.С.Р.» (вместе с «Гражданским кодексом Р.С.Ф.С.Р.») // СУ РСФСР, 1922, N 71, ст. 904
5. Агарков М.М. Гражданское право. Т. 1. М.: Юриздат, 1944. С. 420.
6. Антимонов Б.С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. М.: Госюриздат, 1952. С. 300.
7. Иоффе О.С. Советское гражданское право. Курс лекций. Т. 2: Отдельные виды обязательств. Л.: Изд. ЛГУ, 1961. С. 468
8. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права (по изд. 1917 г.). М.: Статут, 1998. С.292


©  Н.К. Шакурова, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

Rambler's Top100 �������@Mail.ru