levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

А.А. Правикова,  (Аспирант, Финансовый Университет при Правительстве РФ, Москва, Россия)

Серия «Экономика и Право» # 04 2018
Систематический риск
    Системный риск представляет собой риск того, что негативное влияние одного участника рынка распространится на других участников или на смежные отрасли, что приведет к масштабным экономическим потерям и дестабилизирует всю систему. Данные риски в основном рассматриваются в отношении инвестиционных и банковских рынков, но в данной статье автор анализирует возможность возникновения системного риска на страховом рынке - на примере банкротства крупного страховщика. Так как в последние годы денежные потоки между отраслями экономики возросли, то и процесс передачи системного риска значительно упростился. В статье делается вывод, что, несмотря на значительную взаимозависимость между страховым, банковским рынками и реальным сектором экономики, возможность распространения кризиса от страховой компании невелика.

Ключевые слова: Систематический риск, финансовый кризис, санация перестраховщика, Международная организация Совет по финансовой стабильности, взаимосвязи участников в страховом секторе экономики.

 

Согласно волновой теории развития экономики, мировая хозяйственная деятельность развивается волнообразно, чередуя фазы стагнации и подъема в реальном движении ВВП. Мировой ВВП за последние 200 лет 20 раз достигал дна, после чего начинался период медленного оживления экономики. На протяжении данного периода можно выделить три глобальных экономических кризиса, которые имели наибольшее влияние на развитие глобальной экономики:

1857 г. – Первый мировой экономический кризис, вызванный спекуляциями акций железнодорожных компаний.

1873 г. – Второй мировой кризис, также вызванный спекуляцией на рынке ценных бумаг и развивавшийся по стандартной циклической схеме – предкризисный акционерный бум (перенасыщение товарных рынков и доступность кредитов), спекулятивное повышение цен на ценные бумаги, рост нестабильности рынка (снижение производства текстильной промышленности и объема строительства железных дорог), затем неожиданное падение цен на акции и биржевой крах.

2008 г. – Третий мировой финансовый кризис или кредитный кризис США, вызванный спекулятивными действиями в банковской и биржевой сферах, в том числе эффектом «ипотечного мыльного пузыря». В результате всех этих экономических шоков наиболее пострадавшими финансовыми институтами оказались банки. Среди наиболее значимых банкротств в период финансового кризиса 2007-2008 г. можно выделись банкротство финансового конгломерата Lehman Brothers - крупнейшего игрока кредитных дефолтных свопов* и инвестиционного банкинга.

* Сredit default swap (CDS) – способ управления кредитным рисками банка, своего рода страхование кредиторами от рисков неплатежа по займам.

CDS оказался летальным финансовым инструментом, в котором размещались деньги ипотечных инвесторов, раздувшие «пузырь». В результате выкупа проблемных активов, произошло огосударствление таких компаний как AIG, Fannie Mac., Freddy Mac., Northern Rock, Fortic, акции других игроков резко упали и лишь радикальные меры ФРС США смогли спасти их от краха, а мировую экономику от новой Великой депрессии (среди таких компаний - Merrill Lynch, Goldman Sachs, Morgan Stanley, Bear Stearns, Halifax Bank of Scotland).

По оценкам Goldman Sachs, общие убытки в ходе кризиса составили 2,1-2,6 трлн. долл. США, а экономические и социальные последствия событий 15 сентября 2008 г. (дата, когда Lehman Brothers объявили себя банкротом, реальная дата начала рецессии около 2006 г.) ощутились во всем мире и привели к беспрецедентному снижению процентных ставок, закрытию бирж и дефляции. Капитализация американских компаний упала в среднем на 30-40%, европейских на 40-50%. На 10% сократился объем мировой торговли, который до сих пор не восстановился к докризисным значениям [5].

Страховые компании также сильно пострадали от кризиса, особенно те, кто имел большой объем квази-банковских операций и операций с CDS. За первые два квартала 2008 г. крупнейшая мировая страховая группа AIG понесла убытки в размере 13 млрд. долл. США, на фоне таких показателей инвесторы стали спешно выводить активы из проблемного страховщика, а рейтинговое агентство S&P понизило рейтинг на 2 ступени и, как следствие, стоимость акций компании упала на 97%. Существует мнение, что именно технический дефолт AIG привел мировой кризис в фазу ускоренного обострения и подтолкнул мировые правительства к решительным шагам в направлении национализации частных финансовых институтов и жесткому контролю за свободным рынком. Трудно сказать, почему правительство США приняло решение спасать AIG и не спасать Lehman Brothers. И та и другая компании, хотя и представляли разные секторы экономики, но были «to big to fail». Возможно, ответ кроется в самой сути страхового бизнеса, который, несмотря на то, что в меньшей степени, чем банки, связан цепочками взаимных обязательств, но в большей степени является системным риском для мировой экономики.

Банки и страховые компании играют разные роли в кризисе, так как само устройство модели страхового бизнеса придает ему запас прочности и гарантирует некую стабильность. Долгосрочные полисы страхования, резервы по рисковому страхованию (пассивы страховщика, которые он имеет право инвестировать, при этом, не выплачивая процентную ставку Страхователю за пользование данными средствами), внутренний и внешний контроль за платежеспособностью, авансирование страховой услуги, растянутость ее во времени, перестрахование части риска у других страховщиков – все это защищает страховщика от первой волны кризиса. И действительно, в кризис пострадали только те страховщики, которые сосредоточили свой бизнес на нестраховых операциях, таких как финансовые кредиты, покупка и продажа кредитных дефолтов, вложение активов в ипотечные облигации и в меньшей степени те компании, которые вели обдуманную страховую политику и были сконцентрированы на основной деятельности.

Несмотря на то, что многие российские страховщики аффилированы с банковским сектором и, зачастую, созданы банковской группой как собственный кэптив, именно системным рискам страховщики подвержены в меньшей степени, чем другие финансовые институты. Во время кризиса крупный страховщик может стабилизировать рынок, так как способен продолжать инвестировать денежные потоки, в то время как банки объявляют себя банкротами. В период экономических шоков разные страховые компании могут по-разному реагировать на изменение в финансовой среде. Страховые компании без существенной доли банковских операций меньше всего подвержены систематическим рискам, компании, являющиеся частью финансового конгломерата, ответственные также за нестраховые потери группы, могут пострадать от кризиса в той же степени, что и материнская компания, а страховые компании – монополисты, специализирующиеся на одном виде страхования, могут быть относительно невосприимчивы к кризису при формировании прибыльного портфеля рисков.

Международная организация Совет по финансовой стабильности (англ. Financial Stability Board (FSB) [6], созданная странами Большой индустриальной двадцатки на Лондонском саммите в апреле 2009 года, установила следующие критерии для идентификации системного риска для страховой компании: размер (страховые компании не такие огромные по величине активов как банки, следовательно, их влияние на мировые финансы должно быть ограничено их размером), взаимопроникновение и взаимозависимость, скорость передачи убытка сторонним компаниям (данный четвертый признак был введен в систематику другой международной организацией - Международной ассоциацией страховых надзоров (англ. International Association of Insurance Supervisors (IAIS). Для того чтобы понять, может ли стать банкротство крупного страховщика системным риском для всей отрасли, рассмотрим все эти показатели на конкретном примере – ПАО «Росгосстрах».

ПАО «Росгосстрах» является крупнейшей российской страховой универсальной компанией, «системно значимой компанией», которая унаследовала традиции Гостраха РСФСР, хотя перестала быть государственной еще в 2009 г., когда после экономического кризиса блокирующий портфель акций был продан частным инвесторам. В Группу Росгосстрах, кроме страховой компании, также входит НПФ, ряд медицинский организаций, специализирующихся на ОМС и ДМС, ПАО «Росгосстрах банк» и Центр стратегических исследований. В 2016 г. у РГС возникли проблемы с выполнением требований ЦБ РФ по финансовой устойчивости из-за крупных убытков по ОСАГО (доля в портфеле порядка 44,78%) и, возможно, некачественного риск-менеджмента. В результате Страховщику потребовалась докапитализация и часть акций (15,4%) была продана банку ФК Открытие. Затем, по сценарию AIG, финансовый конгломерат продолжил аккумулировать убыток и к 2017 г. он достиг 33 млрд. руб. по отчетности МСФО. На данный момент происходит знаковое событие на финансовом рынке – санация крупнейшего частного банка России и подконтрольного ему крупнейшего страховщика, причем законодательство о банкротстве не содержит методику по санации страховщика, что может вызвать трудности у регулятора и вопросы страхового сообщества о законности такой операции. Какой эффект может произвести банкротство крупного игрока на страховом рынке? Может ли РГС стать системным риском для других компаний и привести «принцип домино» в действие? Ярким промером такого банкротства является компания AIG, чье финансовое состояние пошатнулось во время кризиса 2008 г. и на чье спасение была выделена сумма 185 млрд. долл. США из Федерального резервного банка Нью-Йорка. C одной стороны, ситуации очень похожи - переход под государственное управление двух системообразующих страховых компаний, но с другой, данные компании имеют абсолютно разную систему управления, контроля, размер активов и инвестиционного портфеля, влияние на рынок. И основное, проблемы компании AIG были связаны не со страховой деятельностью, как произошло с РГС, а со страхованием пула бондов Collaterized Debt Obligations, которым занималась дочерняя структура AIG FP. Невозможность проверить качество эмитентов в пуле, страхование вслепую, опираясь только на рейтинги экспертных агентств, фактически и привели AIG к техническому дефолту. РГС находится в более выгодном положении по ряду причин. Во-первых, фондовый рынок России недостаточно развит и многие банковские инструменты просто недоступны, а, во-вторых, российские страховщики предпочитают более консервативную политику, чем их западные коллеги и доходность от инвестиций порядка 12-13% годовых вполне соответствует ожиданиям менеджмента компаний (в то время как темпы роста страховой премии по корпоративному бизнесу могут достигать более 100%).

Для того, чтобы понять является ли крупнейший российский страховщик системным риском для отрасли, рассмотрим каждый из критериев FSB и IAIS применительно к ситуации с РГС.

Страховые компании обладают значительно меньшей капитализацией, чем банки, но при этом, динамика к укрупнению и централизации бизнеса у них схожа. Так, по итогам первой половины 2017 TOP-10 крупнейших российских банков увеличили собственный капитал на 3,3%, в первую очередь, это связано с рекордной прибыльностью банковской сферы в 2017 г., рентабельноcть бизнеса позволит и в дальнейшем увеличивать капитал. Что касается остальных игроков банковской сферы, не входящих в TOP-50, то у 40,5% компаний объем собственных средств сократился, а у 51% кредитных организаций также снизился и показатель достаточности собственных средств (H1.0), что может послужить сигналом для проверки ЦБ.

Читать полный текст статьи …


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Комлева Н.В. Системный риск на российском страховом рынке // Научный журнал «Сервис Plus»–2012. –№2– С. 71-76.
2. Anatomy of the Credit Crisis—An insurance reader from The Geneva Association, edited by Patrick M. Liedtke, Geneva Report No. 3, The Geneva Association (2010).
3. Regulation and intervention in the insurance industry—fundamental issues, by E. Baltensperger, P. Buomberger, A.A. Iuppa, B. Keller and A. Wicki, February 2008.
4. Directive 2009/138/EC of the European Parliament and of the Council of the taking up and pursuit of the business of Insurance and Reinsurance (Solvency II) (2009).
5. URL: http://moneymakerfactory.ru/spravochnik/krizis-2008/ (дата обращения 04.02.2018)
6. URL: http://www.fsb.org/about/ (дата обращения 04.02.2018)
7. URL: www.gks.ru (дата обращения 04.02.2018)
8. URL: https://www.vedomosti.ru/ (дата обращения 04.02.2018)
9. URL: http://www.cbr.ru/finmarket/supervision/ (дата обращения 04.02.2018)
10. URL: https://raexpert.ru/releases/2017/Oct24a (дата обращения 04.02.2018)
11. URL: https://rnrc.ru/analytics/ (дата обращения 04.02.2018)


©  А.А. Правикова, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� �������@Mail.ru