levitra bitcoin

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

В.Л. Тукалов,  (Аспирант, Пермский государственный национальный исследовательский университет)

Серия «Экономика и Право» # 12/2 2017
Автаркия
     Государственный суверенитет и независимость государства представляют собой важнейшие понятия современных политических процессов, без понимания которых невозможно прогнозировать динамику мирового государственно-политического развития. В данном исследовании автор обращается к фундаментальному труду Аристотеля – «Политике», заложившему основы политики государства. Опираясь на ранее написанные труды, Аристотель определяет независимость и самодостаточность как экономическую и политическую основу функционирования государства-полиса. Особое значение уделяет описанию идеального государства и его стремлению к автаркии, которая характеризовала экономическую основу свободы, как полиса – независимого государства, так и отдельного гражданина. Методологическую основу данной работы составили анализ, обобщение, описание. Несмотря на повсеместно широкое использование понятий суверенитета и государственной независимости в политических кругах, вопрос становления понятия государственного суверенитета остается дискуссионным. Научная новизна данного исследования заключается в попытке автора представить этико-экономические и политические аспекты понятия «автаркия», описанные в трудах Аристотеля, источником современной категории государственного суверенитета. Анализ аристотелевского понятия самодостаточности позволяет рассматривать его как источник для современной категории суверенитета, приобретающей все более важное значение в протекающих государственно-политических процессах.

Ключевые слова: Автаркия, самодостаточность, полис, государственная власть, политика, суверенитет, независимость, идеальное государство, Аристотель, Древняя Греция.

 

В  условиях многообразия современных государственных и политических процессов все большую значимость для их оценки приобретают ключевые понятия, осмысление которых позволяет не только реагировать на актуальные проблемы отдельных государств, но и прогнозировать возможные векторы мирового государственно-политического развития. К ним относятся взаимосвязанные понятия государственного суверенитета и независимости.

Древние греки придавали существенное значение понятию государства, но в вопросе суверенитета, существует недостаточно упоминаний. Часто, это применение словосочетания «высшая власть», в то же время, самого понятия «суверенитет» – «κυριαρχία» не существовало. Следует отметить, что становление данных политико-правовых понятий достаточно противоречиво, поскольку долгое время они характеризовали государственную власть, а не собственно государство. Для понимания динамики данного процесса по-прежнему актуальным остается обращение к фундаментальному труду Аристотеля – «Политике», заложившему основы европейского права и политики государства.

Безусловно, политико-правовые идеи, обоснованные Аристотелем, ориентировались на полис, как уникальную форму государственного устройства. Хотя термином «полис» обозначается город – государство, он не являлся государством в современном его понимании. Специфика греческого государства-полиса как организации рабовладельцев проявлялась в утверждении своей полной независимости как в отношении других греческих государств, так и в отношении варварских государств. [6] То огромное значение, которое придается этой независимости, воплощено в понятии «автаркии», то есть, самодостаточности, которое можно расценивать как прототип современных понятий – независимости и суверенитета.

Аристотелю было известно, по крайней мере, две точки зрения на понимание автаркии – Демокрита и Платона. Если Демокрит формулирует своего рода минималистское определение автаркии как возможности «созерцания изобильной природы», наслаждения тем минимумом, который изначально дает человеку природа, то Платон, напротив, понимает автаркию как обладание достатком и совершенством. Аристотель под автаркией понимает не только политическую, но и экономическую независимость, способность государства прокормить своих свободных граждан, не прибегая к обмену с другими государствами или сводя этот обмен к минимуму. [4]

Античный полис, по Аристотелю, стремился к автаркии, социальной и экономической самоизоляции, а внутри этой замкнутой общины автаркия выступала экономической основой свободы, как полиса – независимого государства, так и отдельного гражданина.

Аристотель одним из первых пытался изучать экономические законы в древней Греции. Особое место в своих работах он уделяет трактовке терминам денег и торговли.

Аристотель тщательно изучал как исторически появился обмен, а в следствии его и сама торговля. По его мнению, именно торговля приводит к формированию государства. Именно торговля, объединяет людей, в следствии чего появляется специализация, профессия, и как итог факт общественного разделения труда.

Вообще целостность, единство гражданина и полиса всячески подчеркивается Аристотелем в утверждениях о естественности для каждого гражданина политической жизни как «развития его собственного существования» [1]. Исходя из этого, полис – это автаркическая и гражданская община, в которой категорически неприемлемо противопоставление гражданина государству. Автаркия являлась знаковой для идеологии свободных людей, парадоксально существовавшей в условиях рабовладельческого строя. Выстраивая данную идеологию, древнегреческая теория и практика обосновала свободу как основную, фундаментальную ценность.

Аристотелем были заложены основы для эмпирико-научного направления исследования государства, согласно которому он считает его «продуктом естественного развития», «творением природы» [1], предназначение которого состоит в удовлетворении потребностей граждан.

Обосновывая целесообразность полиса (государства), он ставит его на высшую ступень как разновидность формы объединения людей; первые две ступени занимают семья и деревня. Восхождение по ступеням общественного объединения увеличивает два важнейших фактора для каждого члена общества: количество благ и безопасность. Огромное значение также приобретает разделение труда.

Вершинное положение полиса состоит в том, что он достаточно велик для удовлетворения основных потребностей человека и, в то же время, достаточно мал для разумной организации, в основе которой лежит личное участие и общение. То есть в огромной государственной структуре роль каждого отдельного человека практически ничтожна или, по крайней мере, не осознается, в то время как в полисе каждый гражданин заинтересован в его автаркии, которая гарантирует и его собственную автаркию и благополучие. Это подтверждается и положением о том, что основной целью полиса является благо его граждан, а о полисе следует судить по их благосостоянию [3]. Данная мысль Аристотеля нашла свое объективное подтверждение в государственном устройстве Афинской республики, где были созданы условия для того, чтобы каждый желающий гражданин мог реально, пусть недолго, участвовать в осуществлении власти. Этому содействовали ограниченные территория и численность, достаточная культура и относительно незначительное социальное неравенство, наличие у граждан необходимого количества времени для участия в политической жизни. Следует только уточнить, что гражданское общество Афин не включало всех жителей государства и даже всех свободных граждан [10].

По вкладу каждого в общее благо определяется справедливое распределение власти, прав и обязанностей, почестей и прочее, причем такой вклад может быть выражен не только в материальных тратах на общественные нужды, но и в интеллекте, образовании, опыте, участии в вооруженных силах. Такая справедливость, по Аристотелю, должна быть не уравнивающей, а распределяющей. «Государственным благом является справедливость, то есть то, что служит общей пользе. По общему представлению справедливость есть некое равенство»; «безусловно справедливым может быть только равенство по достоинству» [1].

Аристотель четко обозначает содержание государственного устройства, как объединения совокупности граждан, то есть тех, кто может участвовать в законосовещательной и судебной власти данного государства [9]. В полисе, согласно «Политике», государственная власть распределяется на свободных и равных граждан, что и отличает ее от власти хозяина над рабом и главы семьи над домочадцами.

Такое государственное устройство, по мнению Аристотеля, обеспечивает благую и самодостаточную жизнь, ради которой и существует государство. С этой точки зрения, автаркию (самодостаточность) можно считать универсальной категорией в политической теории Аристотеля, которая выступает и как цель и как необходимое условие благой жизни в государстве.

Актуальность аристотелевского понятия «самодостаточности» состоит в том, что оно раскрывается через идею «золотой середины», меры во всех аспектах внутренней и внешней государственной жизни. Эту идею он положил в основание своего проекта идеального государства как автаркического общественного образования, о всех своих параметрах воплощающего идеал меры: по размеру территории (она должна быть не слишком большой и не слишком малой), по народонаселению (количество граждан должно быть достаточным и в то же время граждане должны знать друг друга), географическому положению (открытость морю) и др.

В свою очередь, обоснованное Аристотелем понятие самодостаточности легло в основу идеи государственного суверенитета, сформулированной в Новое время. Этого мнения придерживаются Д. Тэпс, С.Н. Чернов и др. исследователи, подчеркивая впрочем, что автаркия является этическим, а не правовым понятием. Обособленность государства от других и его фактическая способность быть самостоятельным еще не означают его независимости и, тем более, верховенства государственной власти [11; 12]. Самодостаточность скорее характеризует государство как «высший нравственный союз», чем государство, определяющее свою внешнюю и внутреннюю политику.

Можно утверждать, что в своем обосновании самодостаточности Аристотель говорит о принципе суверенитета, не зная данного термина и не имея представления о подлинно суверенном государстве. Справедливым является мнение И.Д. Левина о том, что суверенитет возник не одновременно с государством и появился в эпоху абсолютизма после монополизации всей власти и всего властного принуждения государством [6]. В Древнем мире у государств еще не было достаточных средств для осуществления полноценной внешней независимости, однако, уже тогда важным критерием выделения государства в ряду других общественных форм являлось верховенство государственной власти.

Для Аристотеля понятие государственной власти было наполнено не общим, а напротив, очень конкретным содержанием, поскольку носителями власти были «многие, немногие или одно лицо», например, народ, олигархия или монарх, а не организованное правовое единство. Отсюда и понимание Аристотелем государственной власти с этико-политической точки зрения – нравственного и политического превосходства, а не внутренней и внешней независимости [1, с.382].

Такой же подход реализовывался и в идее об автаркии. Говоря о «совершенном союзе» - идеальном государстве, Аристотель разъясняет обладание автаркией как «ни в ком и ни в чем не нуждаться» и «заключать в самом себе все, что нужно для жизни». Очевидно, что никакого правового смысла данное понимание не несет, а акцентирует нравственный и экономический аспекты.

Это нашло свое убедительное подтверждение в дальнейшем развитии истории европейских государств, использовавших политику экономической и хозяйственной обособленности для освобождения от ввоза важных потребительских товаров, создания замкнутого самодостаточного хозяйства. Проявления автаркии посредством максимального ограничения импорта и стимулирования экспорта капитала и товаров, а также захвата богатых сырьевых чужих территорий получили широкое распространение в период экономического кризиса первой трети XX  века, а в период второй мировой войны фашистские режимы Германии и Италии использовали автаркию в качестве средства борьбы за передел мира. Известно также использование автаркии для милитаризации экономики в тоталитарных государствах. Например, Г. Геринг изложил нацистскую доктрину автаркии в своей речи 17 декабря 1936 года на заседании Прусского ландтага в Берлине. Она нашла отражение в четырехлетнем плане, который был утвержден немецким руководством 1936 года. Политика автаркии была осуждена на Нюрнбергском процессе как политика подготовки к войне.

Что касается нравственного аспекта автаркии, то он для Аристотеля был аналогичен экономическому. Автаркический человек – это человек мудрый и великодушный, его добродетельное развитие является «автаркической экономией», самодостаточность и самоуправлением, то есть «политикой» в отношении себя [5]. Этический аспект реализуется здесь в том, что автаркическое благо не является благом, не нуждающимся в помощи других людей, оно лишь дает обладающему этим благом человеку ощущение самодостаточности.

По Аристотелю, частные блага человека имеют существенную политическую составляющую, поскольку невозможно довольствоваться только самим собой, ориентироваться только на собственную автаркию; любая деятельность осуществляется человеком с учетом деятельности другого, благо каждого является относительным, и эта взаимозависимость получает выражение в Суверенном Благе [1].

Эта идея транслируется и на человеческие сообщества. То есть, цели отдельного человека и сообщества совпадают в своей самодостаточности. «Понятие самодостаточности мы применяем не к одному человеку, ведущему одинокую жизнь, но к человеку вместе с родителями и детьми, женой и вообще всеми близкими и согражданами, поскольку человек – по природе (существо) общественное» [1].

Выдвигая самодостаточность как важнейший признак идеального государства, Аристотель считает несовершенными те государства, которые не обладают автаркией.  Таким образом, можно говорить о зарождении идеи суверенитета, не тождественной его современному пониманию. Как указывает М.Н. Марченко, «фактически греческие государства были суверенны, однако представлений о том, что это состояние, называемое сегодня суверенитетом, составляет сущностный признак государства, в Древней Греции не существовало» [7].

Аристотель, называл своим политическим идеалом экономически независимый и в то же время самодостаточный полис. Самые благоприятные условия для безупречного государства формирует умеренный климат Эллады.

Идеи Аристотеля были восприняты философами Нового времени. Так формирование государства Боден находит, равно как и Аристотель, из естественной потребности человека к коллективному общению. Ядро процесса государствообразования заключается в разрастании семей, которые можно назвать главной и первичной ячейкой государства. Боден называет три вида властеотношений в государстве, существующие в семье и упорядочивающие взаимодействия людей: супружеские, родительские и господские.

Фома Аквинский воспринял идеи Аристотеля, но специфично: он трактует их на служение церкви, а то, что не подходило к его трактовке он предпочел не заметить.

Согласно английскому мыслителю Томасу Гоббсу, естественное состояние людей — это постоянный конфликт, война всех против всех. Сторонник абсолютной монархии, Гоббс указывал на неделимый характер государственной власти и являлся противником принципа разделения властей.

Соотечественник Гоббса Джон Локк давал несколько другую трактовку естественному состоянию и взаимоотношениям людей с государственной властью после заключения договора. Он утверждал, что большинство людей привержены естественным правам, так как по своей природе они разумны и добры, хотя и имеют свои корыстные интересы. Создав государство (своеобразного опекуна), люди являются как его подопечными и так его учредителями. Именно это, дает право гражданам отменять законы, которые противоречат его интересам.

Мировоззрение Аристотеля было теоретическим оправданием привилегий и власти землевладельческой аристократии. Тем не менее, в обход его убеждений, в том, что демократия и олигархия в обществе смешаны пропорционально и даже склоняются к демократии, аристократические элементы в государстве приобрели явное превосходство.

Учение Аристотеля сохранило свою актуальность и в современном мире.

Аристотель в труде "Политика" уделял особое внимание ответственности государства за сохранение сотрудничества и преодоление конфликтов между людьми. Конфликты появляются там, где государство нарушает основные принципы разделения благ. Источник конфликтов между людьми Аристотель называл неравенством почестей и неравенстве имущества (корысти). Забота главы государства в первую очередь о себе является первейшей причиной политических распрей, ведущих к деспотии и тирании, при наличии которых расцветает насилие над гражданами. Философ указывал, что власть должна быть распределена в среднем классе, но никак не должна быть привилегией таких полюсов как бедные и богатые слои населения.

Подводя итог, можно констатировать, что согласно концепции Аристотеля, общество представляет собой иерархическую систему, в ней Аристотель выделяет следующие уровни: человека, семью, селение, государство. Вначале он по отдельности рассматривает внутреннюю структуру каждой из форм общежития людей начиная с семьи, и приходит к выводу о том, что каждой форме свойственны свои иерархические отношения господства и подчинения. Наиболее совершенными эти отношения становятся в государстве, но прежде чем возникает государство, люди проходят через исторически более ранние формы совместного проживания. Аристотель считает, что государство как продукт эволюции более ранних форм общежития людей является результатом взаимодействия многочисленных социальных и экономических связей, первое из которых выступают как отношения господства и подчинения, а вторые как отношения собственности. Если применить его концепцию к современному государству, то можно убедиться в актуальности его идей и сегодня. Таким образом, можно сделать вывод о том, что идеи Аристотеля и в наше время сохранили свою актуальность и востребованность в современном мире и России.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Аристотель. Политика // Аристотель. Сочинения: В 4 т. – М.: «Мысль», 1983. Т. 4. – С. 376–644 / Перевод с древнегреческого С. Жебелева.
2. Аристотель. Никомахова этика: [Электронный ресурс] URL: http://www.civisbook.ru/files/Faile/Aristotel.Nikomahova.pdf
3. Доватур А.И. Политика и Политии Аристотеля / А. И. Доватур. – М-Л., «Наука», 1965. – 390 с.
4. Еллинек Г. Общее учение о государстве: Право современного государства. Т. 1 Под ред.: С.И. Гессен. - 2-е изд., испр. и доп. - СПб. : Н. К. Мартынов, 1908. С. 317-321.
5. Канарш Г.Ю. Этические основания политики в современном аристотелианстве / Г.Ю. Карнаш // Знание. Понимание. Умение. – 2005. - №2. – С. 145-152.
6. Левин И.Д. Суверенитет / И.Д. Суверенитет. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 149-169.
7. Марченко М.Н. Государственный суверенитет: Проблемы определения понятия и содержания / М.Н. Марченко // Правоведение. – 2003. – №1. – С. 186–197.
8. Орлов Е.В. Философский язык Аристотеля: Монография / отв. ред. В.П. Горан. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2011. – 317 с.
9. Рассел Б. История западной философии / Б. Рассел. – Ростов-на-Дону : Феникс, 2002. – 381 с.
10. Реутов В.П. Население и его представители во власти: эволюция отношений (историко-правовой аспект) // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2016. Вып. 34. C. 366–378
11. Тэпс Д. Концептуальные основы федерализма / Д. Тэпс. – СПб. : Юридический центр Пресс. 2002. – С. 31.
12. Чернов С.Н. Конституционно-правовое регулирование отношений между Российской Федерацией и ее субъектами / С. Н. Чернов. – СПб. : Издательство Р. Асланова, Юридический центр Пресс, 2004. – С. 91.



© 
В.Л. Тукалов, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

������ ����������� Rambler's Top100 �������@Mail.ru