levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
 

О.А. Кузнецова,  (Соискатель, Институт Законодательства и Сравнительного Правоведения при Правительстве Российской Федерации)

Серия «Экономика и Право» # ЯНВАРЬ 2016
Оператор связи
    В настоящей статье объектом исследования является гражданско-правовое регулирование общественных отношений, складывающихся между операторами связи и абонентами (пользователями) по поводу оказания телематических услуг связи и услуг связи по передаче данных. Предметом исследования являются существующие теоретические положения относительно исследуемой темы, а также непосредственно правовые нормы, регулирующие данные правоотношения. Особое внимание в статье уделяется вопросам соотношения понятий «телематические услуги связи» и «услуги связи по передаче данных», учитывая, что в законодательстве не раскрываются данные правовые категории.
    В процессе исследования применяется системный подход к изучению теоретических и законодательных положений изучаемых явлений с учетом вхождения всего человечества в эпоху Глобального Информационного Общества.
    Основным вкладом автора в исследуемую тему является выявление общих закономерностей и отличий, касающихся таких явлений, как «телематические услуги связи» и «услуги связи по передаче данных», а также предложенные на основании данного исследования для включения в действующее отраслевое законодательство с целью разграничения предметов абонентских договоров определений таких понятий как «телематические услуги связи», «телематическое электронное сообщение», «услуги связи по передаче данных», «сети передачи данных», «пункт коллективного доступа», что в целом будет способствовать выстраиванию более гармонизированного и прогрессивного телекоммуникационного законодательства и скорейшему построению информационного сообщества.

Ключевые слова: Оператор связи, телематические услуг связи, услуги связи по передаче данных, телекоммуникации, сети передачи данных, пункт коллективного доступа.

 

В  век информационных технологий, Правительства практически всех  стран мира поставили задачу увеличить проникновение электронных сервисов, подключить к Интернету все медицинские, образовательные учреждения, библиотеки, объекты культуры [7]. В соответствии с дорожной картой Российской Федерации, аналогичные задачи стоят и перед нашим государством [1].

В настоящее время в российском законодательстве непосредственному регулированию правоотношений между оператором связи (организацией электросвязи) и абонентом (пользователем) в части предоставления доступа к информационно-коммуникационным сетям, в т.ч. к сети Интернет, обмена электронными сообщениями и обеспечения передачи данных посвящены два подзаконных нормативно-правовых акта: Постановление Правительства РФ от 10.09.2007 г. № 575 «Об оказании телематических услуг связи» (далее «Правила оказания телематических услуг связи») и Постановление Правительства РФ от 23.01.2006 г. №32  «Об оказании услуг связи по передаче данных» (далее «Правила оказания услуг связи по передаче данных»). Постановление Правительства РФ от 18.02.2005 г. № 87 «Перечень наименования услуг связи, вносимых в лицензии на осуществление деятельности в области оказания услуг связи» оперирует такими разделами, как «лицензии на оказание телематических услуг связи», «лицензии на оказание услуг связи по передаче данных без целей передачи голосовой информации», «лицензии на оказание услуг связи по передаче данных с целью передачи голосовой информации».

Используемая в законодательстве терминология приводит к тому, что только лица, так или иначе связанные с областью электросвязи, понимают, что для целей получения доступа к сети Интернет, необходимо заключить с оператором связи не договор о доступе в сеть Интернет, а договор об оказании телематических услуг связи, под которыми, исходя из Руководящего документа отрасли «Телематические службы», утвержденного Приказом Министерства РФ по связи и информатизации от 23.07.2001 г. № 175, понимаются как раз услуги по предоставлению доступа к информации, хранящейся в электронном виде, информационно-справочным службам, электронная почта, аудио/видео конференции, и иные услуги, оказываемые по сети электросвязи, за исключением, если эти услуги оказываются по сети телефонной, телеграфной и сети передачи данных.

Каково же соотношение телематических услуг связи и услуг связи по передаче данных, и почему бы не ограничиться регулированием правоотношений, связанных с оказанием услуг связи по предоставлению доступа в сеть Интернет с возможностью обмена данными, в т.ч. электронными сообщениями?  Надо отметить, что ни Правила оказания телематических услуг связи, ни Правила оказания услуг связи по передаче данных не раскрывают такие правовые категории как «телематические услуги связи» и «услуги связи по передаче данных», что создает определенные трудности в правоприменении: отсутствует понимание в необходимости наличия той или иной лицензии, нет ясности в разграничении предметов абонентских договоров, соответственно отсутствует понимание какими из конкретных видов «Правил» руководствоваться при заключении, исполнении, прекращении абонентских договоров.

В целях надлежащего урегулирования таких договорных правоотношений необходима изначально теоретическая проработка понятий «телематические услуги связи» и «услуги связи по передаче данных», что тем более актуально, когда все чаще возникает вопрос о правовой  природе, так называемых, ОТТ (Over the Top) сервисов (такие службы как What`s app, Viber, Skype [6] и т.д.), владельцы которых без каких-либо договорных правоотношений выстраивают свои сервисы исходя из использования сетей связи операторов связи, при том, что по поводу данных правоотношений отсутствует понимание механизма правовой природы таковых, в том числе возникающих между оператором связи и правообладателями ОТТ сервисов, между абонентом определенного оператора связи и опять же владельцем сервиса ОТТ, при этом, зачастую, не соблюдается не только экономический баланс всех сторон, но и отсутствуют механизмы правовой защиты прав абонентов, например, при навязывании им определенных сервисов ОТТ службами (рассылка рекламных сообщений, которую не могут контролировать операторы связи) [5]. 

Таким образом, одним из первых важных вопросов в деятельности организаций электросвязи в связи с оказанием телематических услуг связи и услуг связи по передаче данных необходимо четко определиться с предметом абонентского договора, т.е. договора об оказании услуг связи, сторонами которого являются операторы связи и абонент/пользователь услугами связи.

Исходя из определения, содержащегося в Законе «О связи», под услугами связи следует считать деятельность по приему, обработке, хранению, передаче, доставке сообщений электросвязи. В соответствии с Правилами оказания телематических услуг связи для целей оказания телематических услуг связи оператор связи обеспечивает абоненту предоставление доступа к сети передачи данных, при этом действующее законодательство не оперирует определением и раскрытием сущности сети передачи данных. Между тем, уже утративший силу внутренний документ Отрасли связь «РД 45.128-2000. Сети и службы передачи данных», утвержденный Приказом Министерства РФ по связи и информатизации от 12.11.2001 г. № 225, на смену которому иных документов пока не принято, содержал определение сетей передачи данных. Так, согласно п. 1.3. данного документа под сетью ПД (передачи данных) понимается совокупность узлов и каналов электросвязи, специально созданная для организации связей между определенными точками с целью обеспечения передачи данных между ними, а под «службой ПД» следует понимать службу электросвязи, позволяющую пользователям получать от оператора связи набор услуг передачи данных на базе одной или нескольких сетей данных. Так, согласно разделу 2.3. указанного Приказа Министерства связи и информатизации, к службам ПД относятся служба общего пользования с коммутацией пакетов по протоколам, относящимся к семейству Internet (IP). Таким образом, один из видов телематических услуг связи (услуга доступа к информационно-телекоммуникационной сети – в данном случае Internet) является подразделом службы ПД исходя из систематизации понятий в сфере инфокоммуникаций. Т.е. оказание телематических услуг связи без предоставления доступа к сети передачи данных не представляется возможным.

С тем, чтобы еще более разобраться в сущности таких явлений как телематические услуги связи и услуги связи по передаче данных для выявлений закономерностей таковых, необходимо погрузиться в суть таких явлений, как передача данных по сети передачи данных и принцип работы сети Интернет. Как видно из определения сети передачи данных, данная сеть предназначена для организации связи между конкретными точками и передачи данных между ними. Целью организации сетей передачи данных, как говорилось в том же отраслевом документе «Сети и службы передачи данных» является, в т.ч., повышение надежности и живучести компьютерных и других телеслужб, базирующихся на сетях и службах передачи данных. Таким образом, сеть передачи данных, находится под управлением и контролем оператора связи, соответственно сети могут взаимоувязываться между собой (сети одного оператора связи, сети разных операторов связи), составляя контролируемую (в части маршрутизации трафика) операторами связи сети передачи данных.

В отличие от сетей передачи данных, Интернет представляет собой множество сетей с различным административным управлением, включая в себя, в т.ч. сети провайдеров (сети операторов связи), сети организаций (Intranet), сети исследовательских учреждений, учебных заведений, в том числе – университетов. В сети Интернет для коммуникации между двумя пользователями существуют несколько возможных путей, и, только лишь, при фактической передаче данных решается вопрос, какой путь будет выбран, при этом два друг за другом посланные пакеты данных могут идти разными путями. Места ветвления – это маршрутизаторы (роутеры), определяющие кратчайший путь к целевому IP-адресу. Пакеты данных с использованием IP-протокола перемещаются через широко разветвленную сеть, управляемую неограниченным числом лиц, ведь Интернет исторически строился по принципу децентрализации с тем, чтобы выход из строя какой-либо одной из составляющих не приводил бы к нежизнеспособности Интернета [9, С.71-75].

Таким образом, исходя из анализа сути передачи данных и механизма работы Интернет, следует, что если услуги связи по передаче данных осуществляются только по сетям передачи данных, находящихся под управлением и контролем операторов связи, речь идет об оказании услуг связи по передаче данных. Если же деятельность оператора связи заканчивается на том, чтобы предоставить доступ к сети передачи данных с целью предоставления доступа к информационно-коммуникационным сетям, в т.ч. к сети Интернет, а также осуществить прием или передать электронное сообщение, которое поступает (направляется) от узла доступа сети передачи данных к маршрутизатору (роутеру) и далее передача такого сообщения осуществляется с использованием протоколов, используемых в сети Интернет, речь должна идти об оказании телематических услуг связи. При этом, очевидно, два вида услуг связи могут совмещаться: например, абонент вправе заказать услуги связи по передаче данных по контролируемой операторами связи сети (сетям) передачи данных, но с возможностью выхода в сеть Интернет.

На основании данного вывода, по всей видимости, необходимо дальнейшее изучение данных явлений с целью уяснения природы правовых отношений, складывающихся по поводу оказания  услуг связи по передаче данных и телематических услуг связи

Так, учитывая вышеизложенное, предлагается в законодательство внести определение «услуг по передаче данных», в соответствии с которым под «услугами связи по передаче данных» понимать такую деятельность оператора связи, как передача любых сообщений электросвязи по сети (взаимоувязанным сетям) передачи данных, при этом, учитывая конвергентность и мультисервисность сетей и услуг связи, ввести определение «сетей передачи данных», под которыми понимать совокупность узлов и каналов электросвязи, специально созданных и находящихся под контролем оператора (операторов) связи для организации связи между определенными точками (оборудованием, в т.ч. абонентским оборудованием) с целью обеспечения передачи любых сообщений электросвязи между ними. При таком широком подходе, как мы видим, под сеть передачи данных подпадает и телефонная сеть. В данном случае это закономерно, поскольку прогресс уже приходит к тому, что с помощью оборудования, целью которого изначально было установление телефонного соединения (телефон), уже можно осуществлять и передачу данных (смартфон). Таким образом, закономерным является тот факт, что сети передачи данных по своей сути становятся всеобъемлемыми и всеохватывающими, услуги же телефонной связи, которые ранее оказывались только по сети телефонной связи, уже могут оказываться и в сети передачи данных без потери качества. Данные технические особенности, конечно же, следует учитывать в правотворческой деятельности [2].

Под «телематическими услугами связи» предлагается понимать «услуги связи, доступ к которым осуществляется через сеть передачи данных, и заключающиеся в возможности предоставления пользователю такими услугами обмениваться телематическими электронными сообщениями и(или) получать доступ к информационным системам информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе к сети Интернет, с использованием для этих целей специального абонентского оборудования с функцией электронных вычислительных машин». Кроме того, возникает необходимость расшифровки такого понятия как «телематическое электронное сообщение», под которым предлагается понимать такое электронное сообщение, прием и(или) передача которого осуществляется по сети Интернет с задействованием протоколов, применяемых в сети Интернет. Таким образом, как мы видим, услуги по передаче данных и телематические услуги связи непосредственно взаимосвязаны между собой, и если Интернет – это такое явление, которое оператор связи не может контролировать, что влечет за собой определенное ограничение его ответственности, то сети передачи данных находятся под контролем (в части маршрутизации трафика) оператора (операторов связи).

После отграничения таких понятий как услуги по передаче данных и телематических услуг связи становится понятен предмет абонентского договора, подлежащего заключению между оператором связи и абонентом, желающим получать указанные выше услуги связи. Так, в части оказания телематических услуг связи предметом договора будет оказание телематических услуг связи, а именно предоставление доступа в сеть Интернет и деятельность по приему/передаче телематических электронных сообщений, т.е. сообщений которые могут отправляться и доставляться с задействованием сети Интернет. Предметом же договора об оказании услуг по передаче данных будет передача данных только по сети передачи данных оператора связи, с которым заключается договор, либо с задействованием сетей передачи данных иных операторов связи, сети связи которых присоединены между собой.

Вышеизложенные выводы в части разграничения услуг по передаче данных и телематических услуг связи будут способствовать лучшему пониманию ситуаций, связанных с незаконным подключением к сети Интернет, когда лица, использующие регистрационные данные абонента без его ведома получают доступ в сеть Интернет, и без законных на то основаниях пользуются услугами связи [4]. Так, в силу п. 2 Приказа Министерства РФ по связи и информатизации от 09.01.2008 г. № 1 «Об утверждении требований по защите сетей связи от несанкционированного доступа к ним и передаваемой посредством их информации» операторы связи принимают организационные и технические меры, направленные на предотвращение доступа к линиям связи, сооружениям связи, средствами связи, находящимся как внутри, так и вне сооружений связи в целях исключения доступа к сетям вязи лиц, не имеющих и на это права. В то же время, при разрешении судебных споров, связанных с такими незаконными подключениями, следует учитывать находились ли под контролем сети связи, в которых произошло незаконное подключение или нет, учитывая, что Интернет не находится под контролем операторов связи, и ответственность оператора связи в данном случае должна ограничиваться осуществлением контроля над сетями передачи данных.

Что касается сторон договора по поводу оказания телематических услуг связи и услуг связи по передаче данных, то вопросов здесь не возникает: это оператор связи с одной стороны и абонент с другой. Правила оказания телематических услуг содержат обязанность оператора связи предоставлять абоненту доступ к сети связи лицензиата (т.е. оператора связи, у которого имеется лицензия на оказание телематических услуг связи). Учитывая вышеизложенное, у такого оператора связи должна быть построена и введена в эксплуатацию своя сеть передачи данных, без предоставления доступа к которой невозможно оказание телематических услуг связи. Данные выводы приводят к необходимости решения вопроса об излишнем регулировании деятельности оператора связи и отсутствие необходимости в получении двух лицензий на оказание услуг связи по передаче данных и телематических услуг связи, поскольку если оператор связи построил сеть передачи данных, то такой оператор связи технически имеет возможность как оказывать услуги связи по передаче данных, так и телематические услуги связи.

Правила оказания телематических услуг связи и Правила оказания услуг связи по передаче данных содержат требования к форме абонентского договора, при этом, к сожалению, используемая юридическая техника при формировании данных условий, не достаточно проработана, и формулировки, которые практически аналогичны в указанных Правилах, требуют доработки. Так, согласно п. 17. Правил оказания телематических услуг связи и п. 24 Правил оказания услуг связи по передаче данных заключается в письменной форме в двух экземплярах, один из которых вручается абоненту, либо в форме конклюдентных действий.  Далее в указанных пунктах указывается, что договор об оказании разовых телематических услуг связи (соответственно разовых услуг по передаче данных) в пунктах коллективного доступа заключается путем осуществления конклюдентных действий. Возникает вопрос: всегда заключается в письменной форме в двух экземплярах, а в пунктах коллективного доступа конклюдентными действиями, либо вторая часть указанных статей о пунктах коллективного доступа является лишь частным из общего правила о том, что договор может быть заключен как письменно, так и конклюдентными действиями. Исходя из анализа совокупности норм указанных Правил, законодатель имел ввиду единственный случай, когда договор может заключаться конклюдентными действиями: в пунктах коллективного доступа. Но такой подход не отвечает реалиям, ведь согласно тем же изменениям в Гражданский кодекс (ч. 2 ст. 434 ГК РФ) договор может быть заключен путем обмена электронными документами, позволяющими установить, что документы действительно исходят от стороны [3]. Таким образом, необходимо изменить юридическую технику и в целях соответствия уровню развития технологий закрепить в Правилах требования к договору об оказании телематических услуг связи и услуг связи по передаче данных в письменной форме (без требований в части двух экземпляров за подписью обеих сторон), за одним исключением, когда договор может заключаться конклюдентными действиями – в пунктах коллективного доступа.

Здесь же требуется расшифровать что следует понимать под такими пунктами, поскольку ни один законодательный акт не предоставляет такой расшифровки. Так, под пунктами коллективного доступа, учитывая аналогию с предоставленным законом «О связи» определением «средства коллективного доступа» можно понимать только те пункты, где установлены средства коллективного доступа для целей оказания универсальных услуг связи, т.е. услуг связи, оказываемых оператором универсального обслуживания (в настоящее время таким оператором является ПАО «Ростелеком»). Либо же под пунктами коллективного доступа, учитывая технологию предоставления доступа к сети связи оператора связи через точки Wi-Fi – любые пространства, на территории которых возможно единовременно подключиться к сети связи того оператора связи, на сети связи которого самим оператором либо его абонентом установлены Wi-Fi роутеры. Учитывая сложность заключения договора в письменной форме в 2 экземплярах в местах, где можно подключиться к сети связи оператора связи по технологии Wi-Fi, очевидно, что законодатель, вводя указание на пункт коллективного доступа, имел ввиду, как раз, последнее. С учетом изложенного, и в целях снятия противоречий в отношении формы договора, необходимо внесение в законодательство определения «пункта коллективного доступа», под которым следует понимать «любое пространство, на территории которого, с использованием любых технологий (в т.ч. Wi-Fi) и использованием как собственного оконечного оборудования связи и(или) с использованием оборудования связи, установленного на таких территориях, возможно подключиться к сети связи оператора связи с целью получения услуг связи по передаче данных и(или) телематических услуг связи на единовременной основе без обязательного выделения для таких целей уникального кода идентификации».

Правила оказания телематических услуг связи и Правила оказания услуг связи по передаче данных содержат достаточно подробный и длинный перечень тех условий, в том числе, существенных условий, которые должны содержаться в договорах на оказание телематических услуг связи и услуг связи по передаче данных. Учитывая, что, как уже неоднократно говорилось, договорные правоотношения между оператором связи и абонентом, хотя и складываются по поводу особой субстанции – электронных сообщений, данные правоотношения складываются в гражданско-правовой сфере, в связи с чем, столь подробное зарегулирование данных правоотношений не отвечает требованиям свободы договора. Понятно, что законодатель исходит из защиты более слабой стороны – абонента, но такая защита не всегда во благо, тем более, в условиях неограниченной конкуренции, операторы связи сами максимально стараются защитить интересы своих абонентов. Существенными условиями являются условия, необходимые и достаточные для того, чтобы договор считался заключенным, при этом существенные условия необходимы для фиксации минимально необходимых требований к содержанию договора [8], в то время, как избыточные требования к существенным условиям абонентских договоров, с указанием в Правилах дополнительных условий к договорам, которые не отнесены Правилами к существенными, но включены как условия, которые должны быть в договорах, не соответствуют уровню развития технологий и балансу интересов сторон.

Так, излишним является требование о том, что договор должен содержать права, обязанности и ответственность сторон (что само собой очевидно). При этом, доктрина гражданского права исходит из того, что если в договоре не прописаны какие-либо права и обязанности, но при этом они прописаны в законодательстве, применяются нормы законодательства. Надзорные же органы данную норму воспринимают как необходимость в обязательном порядке дублировать из законодательства все права, обязанность и ответственность сторон и прописывать их в договоре. Объяснение этому сложно найти с гражданско-правовой точки зрения, тем не менее, при отсутствии такого дублирования в договоре, операторы связи подвергаются административному наказанию, что абсолютно не укладывается в концепцию регулирования договорных правоотношений между абонентом и оператором связи. Аналогично относятся надзорные органы к требованию Правил об оказании телематических услуг связи относительно необходимости включения в абонентский договор перечня дополнительных обязательств перед абонентом, добровольно принимаемых на себя оператором связи (подп. (н) п. 21 Правил оказания телематических услуг связи). Данное условие, включенное в действующие Правила оказания телематических услуг связи, не укладывается в доктрину гражданского права. Получается, что Правила содержат императивные требования о необходимости включения в договор дополнительных обязательств, но принимаемых при этом добровольно. Данные два примера наглядно показывают несостоятельность административного подхода к регулированию гражданско-правовых отношений, возникающих между оператором связи и абонентом.

Несколько архаичным и не актуальным на текущий момент, с учетом развития технологий, является требование, содержащееся в п. 28 Правил оказания услуг связи по передаче данных, в соответствии с которыми при заключении договора в качестве уникального кода идентификации не допускается выделение номера из ресурса нумерации географически определяемой или географически не определяемой зоны нумерации. Очевидно, что для передачи данных по сети передачи данных, доступ к которой, например, можно получить по сети подвижной радиотелефонной связи, возможно использовать в качестве идентификатора абонентский номер, используемый в сети подвижной радиотелефонной связи, это было бы удобно не только самим абонентам, но и операторам в части предъявления требований к программным продуктам, задействованным в оказании услуг связи. С учетом интересов и баланса всех сторон, участвующих в процессе оказания услуг связи по передаче данных, было бы своевременным отменить данное требование.

Таким образом, несмотря на два действующих Постановления Правительства РФ, утверждающих Правила оказания телематических услуг связи и Правила по передаче данных, данные нормативно-правовые акты не в полной мере отражают сути правовых отношений, возникающих по поводу оказания и получения как телематических услуг связи, так и услуг связи по передаче данных, и нуждаются в некоторой доработке. Кроме того, данные нормативно-правовые акты не всегда учитывают принципы свободы договора, и, пытаясь защитить интересы более слабой стороны, излишне регламентируют требования к форме, условиям и содержанию договоров, что приводит к невозможности конвергентности услуг и тормозит процесс формирования информационного общества. Предлагаемые выкладки соотношений телематических услуг связи и услуг связи по передаче данных, представленные определения указанных услуг связи,  а также теоретические выкладки относительно соотношения данных понятий, должны являться одним из важных шагов на пути к построению информационного сообщества и выстраиванию самого гармоничного и прогрессивного законодательства.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. «Государственная программа Российской Федерации «Информационное общество» (2011-2020 годы)», утвержденная Постановлением Правительства РФ от 15.04.2014 г. № 313.
2. Вайпан В.А. Пропуск голосовой информации в сети передачи данных и телефонная связь // Право и экономика. 2006 г. № 6.
3. Жуманова А. Безопасные оговорки в электронной и обычной переписке. Как поправки в Гражданском кодексе изменили способы заключения договора // Юрист компании, 2015. № 12.
4. Копина А. Кто должен платить за незаконное подключение? // ЭЖ-Юрист. 2013. № 1.
5. Ляпидов К.В. Спам: понятие, виды, последствия и методы противодействия // Информационное право. 2013г. № 5.
6. Серьгина Е. Атака МТС на Skype отбита. // Ведомости.17.07.2013.
7. Соломатин Е.Б. Перспективы и тенденции отрасли телекоммуникаций в посткризисный период. // Инициативы ХХI века. 2011. №1.
8. Филиппова С. Существенные условия договора в проекте ГК РФ // ЭЖ-Юрист. 2011. № 23.
9. Якушева Н.М. Вычислительные системы, сети и телекоммуникации: учебное пособие / Н.М. Якушева, канд.тех.н., доцент.- Москва; Издательство «Спутник+», 2014. С. 71-75.


©  О.А. Кузнецова, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

Rambler's Top100 �������@Mail.ru