viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

Хань Чао,  (Аспирант, Санкт-Петербургский государственный экономический университет)

Серия «Экономика и Право» # СЕНТЯБРЬ  2016

Мировая финансовая система
Предметом исследования настоящей статьи является процесс интернационализации юаня, предпосылками которого являются глобализация экономики, изменение соотношения сил на современной геополитической арене, развитие регионализации и многополярности мировой экономики, повышение вероятности возникновения финансово-экономических кризисов. Выделенные в работе внутренние и внешние основные факторы, влияющие на процесс интернационализации, позволили сделать вывод о том, что стремление КНР укрепиться в качестве лидера геоэкономической сферы подкреплено протекающими тенденциями мировой финансовой системы. Установлено наличие серьезного потенциала интернационализации китайской валюты и возможности использования его в качестве резервной валюты в процессе осуществления международной торговли и трансграничных расчетов.

Ключевые слова: Мировая финансовая система, региональная валюта, валютная политика, трансграничные расчеты, своп-соглашение, курс юаня.

 

В  современном мире интеграция государств достигла такого уровня, на котором происходит слияние национальных компаний, соединяются ресурсы международных инвесторов, возникают различные виды межнационального финансово сотрудничества, создаются общие международные организации по совместному взаимодействию и координации, зачастую и управления [2].

Подобные тенденции можно наблюдать и в валютной системе каждого государства, которая является отражением действующей политической и экономической системы, состояния исторического  развития государства, а также его территориально-географическими особенностями, этапами развития финансово-правовых институтов.

Интенсивный рост китайской экономики, которая в конце прошлого столетия занимала девятую позицию в мире, а сейчас поднялась на второе место, став ключевым экономическим субъектом в глобальной экономической системе, вызывает все больший интерес, в том числе многих исследователей интересует такая важная компонента экономической политики как валютная политика. Довольно успешное преодоление Китаем глобального финансово-экономического кризиса 2008 г. в сравнении с развитыми государствами, а также неустойчивость мировых валют способствовали осознанию необходимости мероприятий по реформированию мировой валютной системы, связанному с возможностью усиления позиций национальных валют, в первую очередь, китайского юаня [5].

Будучи долгое время закрытой, открытость экономики КНР стала  условий реализации новой политики китайских властей, современный вектор которой был согласован на состоявшемся в 2012 г.  XVIII съезд КПК (начало данному этапу было положено  в 1980-е гг., когда был выбран курс на либерализацию экономических отношений) [3]. Необходимость либерализации в том числе валютной политики, предполагающей трансформацию макрорегулирования, была дополнена постепенной интернационализацией курса китайской валюты, мероприятиями по совершенствованию финансового рынка, дальнейшей либерализацией валютных операций.

В перечень мер социально- экономического развития на ближайшие годы входит формирование эффективной  системы рыночного установления валютного курса, направленной на стимулирование конвертируемости юаня по капитальным операциям  и расширение использования валюты КНР в трансграничных расчетах [3].

Все предпринимаемые китайским правительством меры направлены на достижении основополагающей цели - интернационализации национальной валюты, для стабилизации и поддержания устойчивого экономического роста. На данный момент  мировой статус китайского юаня не соответствует сложившейся экономической мощи КНР. В 2015 г. валовой внутренний продукт (ВВП) Китая составил в объеме мирового ВВП более  12% (в сравнении с показателем 2000 г. 3,63%  этот показатель больше на 8,5%). Согласно прогнозным данным  Всемирного банка доля китайской экономики в мировом ВВП в 2019 г. будет составлять 14,64% [7]. В последние годы КНР занимает лидирующие позиции в международном товарообороте, при этом его доля составляет более 10%. Многие ученые и практики соглашаются с тем, что будучи первой торговой страной и вторым экономическим субъектом в мире, КНР сможет обеспечить  немалую пользу в том случае, если китайская валюта станет настоящей глобальной резервной валютой [7, 9, 11]. Для обеспечения успешного достижения указанной цели Китай  пытается использовать международный опыт, учитывая при этом реальную ситуацию на мировых валютно-финансовых рынках и в национальной экономике.

Увеличение доли расчетов, проведенных с использованием китайского юаня,  демонстрирует первые успешные шаги в процессе  интернационализации китайской валюты. В 2013-2015 гг. суммы трансграничных расчетов в юанях во внешнеторговых сделках достигает  18-20% от общей величины товарооборота КНР, в то время как в 2010 г. данный показатель составлял всего 3% [3].

Аналитическое исследование SWIFT - Общества международных межбанковских финансовых телекоммуникаций показало, что в 2014 г. китайская валюта перегнала швейцарский франк и вышла на седьмую строчку в мировом рейтинге валют, которые используются при оплате торговых сделок [4]. Наиболее часто юань используют при платежах между странами Юго-Восточной Азии, в результате чего было принято решение о создании нового клирингового центра в Сеуле. Согласно прогнозам в ближайшие годы почти треть товарооборота Китая будет проводится в юанях. Несмотря на такой прогресс в повышении роли китайской валюты в трансграничных расчетах, перспективы интернационализации юаня далеко не так очевидны, некоторые  исследователи сомневаются в успешности данного процесса. Для понимания тенденций в данном направлении представляется целесообразным рассмотреть факторы, влияющие на интернационализацию китайского юаня.

Все факторы можно разделить на внешние, которые определяются ходом развития мировой политики и глобальной финансово-экономической системы.

К внешним можно отнести возрастание вероятности возникновения финансовых кризисов, турбулентности глобальных финансовых рынков, регионализацию и глобализацию. К внутренним законодательная база, регулирующая трансграничные расчеты, курс финансовой и валютной политики и т.д.

  • Прежде всего, необходимость реформирования финансовых рынков и валютной политикипоказал азиатский кризис 1997-1998 гг., который КНР перенес значительно легче, чем другие государства. В связи сэтим Китай перед угрозой давления и спекулятивных атак со стороны западных стран, прежде всего, США, стал направлять усилия на продвижение своей валюты на мировые, сначала региональные, финансовые рынки.
  • Регионализация, которая проявилась в коллективных мерах стран Юго-Восточной Азии по углублению интеграции, что подразумевало в том числе совершенствование системы взаимных расчетов и платежей. Так, в мае 2000 г. для расширения использования юаня в трансграничных расчетах с Южной Кореей, Японией была достигнута договоренность о создании сети валютных своп-операций в Чингмае* и формировании расширенной региональной системы конвертации национальных валют.

* Таиланд

Указанные меры были направлены на противодействие вероятным валютно-финансовым кризисам, одной из целей было содание Азиатского валютного фонда  для углубления интеграции в странах Азиатско-тихоокеанского региона (АТР) [10]. Решение возникающих в регионе краткосрочных проблем с валютной ликвидностью способствовало интернационализации китайского юаня.

  • Усиленный рост среднесуточного объема операций на валютном рынке был обусловлен происходящими в мировой экономике существенными изменениями, связанными с чрезмерной финансиализации, также можно назвать важным фактором влияния на исследуемую проблему. При этом большая доля валютных операций представляет собой спекулятивные сделки и финансовые трансферты , а не связана с обслуживанием товарообмена результатами производства в процессе международного разделения труда [12].
  • Создание и расширение сетитранснациональныхинвестиционных и коммерческих банков, деятельность которых на валютных рынках сопровождается стремительным увеличением количества институтов небанковского характера, включая хеджфонды, трастовые и пенсионные фонды, страховые компании. Рост влияния транснациональных финансовых институтов привел к формированию совершенно новой архитектуры мировой валютно-финансовой системы, основанной на доминировании частной ликвидности.
  • Углубление взаимосвязи фондового и валютного сегментов глобального финансового рынка, усиление его спекулятивной составляющей. Влияние данного фактора связано с использованием производных финансовых инструментов (опционов, фьючерсов и иных финансовых деривативов) без надлежащего контроля, что позволяет проводить спекулятивные операции, которые многократно превосходят по стоимости операции с участием реальных активов.
  • Господство доллара США на валютных, финансовых и инвестиционных рынках, рост использования его в финансовых операциях способствует снижения доверия со стороны инвесторов к другим резервным валютам, а это вызывает недовольство со стороны государств - крупных торговых субъектов.
  • Нарастание конкуренции на финансовом и валютном привело к расширению использования разнообразных транснациональных финансовых услуг, реализация которых базируется на применении информационных систем, инновационных торговых систем и сложных технологий, которые требуют разработки и создания дорогостоящей техники, чья круглосуточная работа обеспечивает высокую доходность торговли иностранными валютами.
  • Расширение присутствия на мировых валютно-финансовых рынках национальных банков.
  • Проведение мер по либерализации регулирования китайского валютного рынка, укрепление курса китайского юаня и последовавшая его девальвация. Это связано в том числе с тем, что компании, которые получили кредиты в долларах, могли конвертировать их в китайскую валюту и давать в долг другим субъектам внутреннего кредитного рынка под более высокий процент. Вышеуказанные факторы не позволяют осуществлять на данный момент прибыльную обратную конвертацию в доллары китайской валюты.
  • Тенденции к многополярности мировой геополитической и геоэкономической системы стала оказывать влияние и на финансово- валютную сферу, характеризующееся в уменьшении зависимости национальных экономик от расчетов в долларах. Этому способствует возможность заключения валютных свопов, что подразумевает обмен национальной валюты на иностранную, при этом процессе центральные банки двух государств достигают договаренности о том, что они будут обменивать собственную валюту на другую в определенную дату, далее проделывая обратный обмен в иную дату. Например, если Россия получит юань для выдачи кредитов коммерческим банкам в китайской валюте, которую затем будут передавать в счет оплаты международных контрактов с китайскими партнерами, что подразумевает расширение сферы использования национальных валют.На межгосударственном уровне заключение валютных свопов позволяет центральным банкам осуществлять решение следующих задач: своевременного обеспечения экономики необходимой ликвидностью, исполнения взаимных платежных обязательств. На сегодняшний день, Федеральная резервная система США, центральные банки Европейского союза, Японии, Англии, Канады, Швейцарииприняли решение о переводе временных двусторонних соглашений о предоставлении своп-линий, которые были заключены во время финансового кризиса в статус постоянных для бесперебойного поддержания ликвидности.
  • Возможность диверсификации собственных валютных расчетов для снижения возможных последствий возникающих мировых финансовых кризисов привела к тому, что и развитые, и развивающиеся государства используют для этого заключение своп-соглашений с КНР. Так, Великобритания в 2013 г. стала первым европейским государством, которое помимо использования китайской валюты в трансграничных расчетах стало использовать его в срочных валютных операциях. Данное обстоятельство послужило толчком к официальному осуществлениюопераций с китайским юанемв крупнейшем мировом оффшорном валютно-финансовом центре в Лондоне. Вслед за Великобританией трехлетнее двустороннее своп-соглашение с китайским центральным банком в 2014 г. заключил Центральный банк Швейцарии в общем объеме 150 млрд юаней, что составляет 24,4 млрд долл., или 21 млрд швейцарских франков [7].
  • Косвенным фактором влияния является проводимая правительством США политики в отношенииевропейских банков, которые, в свою очередь, делают попытки к ослаблению давления на них американского регулятора. Например, в случае, когда BNP Paribas- французскому банку ограничили объемы в долларовых платежах операций клиентов в Нью-Йорке и при выполнении взаимных обязательств между покупателями и продавцами ценных бумаг. Причиной ограничений стало то, что данный банк выполнял международные сделки, которые идут вразрез с санкциями США в отношении других стран. В результате европейские банки стали усиленно продвигаться в направлении диверсификации валют в операциях международной торговли, которая может осуществляться как в евро, так и в китайской валюте.
  • В качестве немаловажного фактора можно назвать географическое положение Китая, общая протяженность границ которого более более 20 тысяч километров, а соседними государствами для Китая являются 14 государств, которые дифференцируются по уровню социально-экономического развития, и для многих из которых использование китайской валюты в приграничных торговых операциях позволяет снизить трансакционные издержки, а КНР проводить дальнейшую интернационализацию юаня.
  • Совершенствование законодательной базы КНРв направлении либерализации и проводимые экономические реформы, которые направлены на сокращение при осуществлениитрансграничных расчетов в китайской валюте сроков перевода денежных средств в юанях без использования доллара по кросс-курсу. Это привело к облегчению расчетов, устранило комиссии банков за счет прямого обмена юаня на валюты других государств, снизило издержки при проведении финансовых трансакций, уменьшило вероятность валютных рисков, которые возникают при изменении курса доллара США.

Помимо факторов, которые способствуют интернационализации китайской валюты есть, факторы, которые ограничивают данный процесс. Например, примерно 80% объема международных платежей в китайской валюте в 2009-2010 гг.  приходилось на финансовые операции китайских компаний  за продукцию, которая импортируется в КНР, в то время как  на оплату китайского экспорта всего 20% [3]. Возникающий  дисбаланс между поступлениями в Китай  и платежами в китайской валюте  из КНР привело к тому, что на банковских счетах компаний в гонконгских банках стали аккумулироваться огромные суммы китайской валюты, которую нельзя было  разместить. Для решения данной проблемы в Гонконге в 2010 г. был сформирован оффшорный рынок юаней, получивший название Chinese Yuan delivered in Hong Kong – CNH. Данная мера позволила  наладить циркуляцию китайской валюты между внутренним и оффшорным рынками. Однако в результате был частично потерян контроль над проводимыми финансовыми операциями, что провоцирует развитие теневого банкинга в Китае.

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что сегодня на пути интернационализации китайской валюты стоит множество проблем, которые необходимо решать в ближайшее время. Вместе с этим возможности использования юаня в международной торговле и трансграничных расчетах отвечает интересам как китайских компаний, так и иностранных компаний, поскольку позволяет снижать стоимость кредитов и уменьшать транзакционные издержки финансовых операций. Сегодня китайский юань  активно используют на глобальных рынках в процессе осуществления расчетов по краткосрочным сделкам. Недоиспользование его в иных финансовых операциях связано с, недостаточно высокой скоростью прохождения платежей вне территории Китая, необходимость получения разрешения для финансовых институтов со стороны национальных властных структур на покупку китайских юаней, сложности с возвратом налога на добавленную стоимость в китайских компаниях по экспортным сделкам. При условии успешного разрешения вышеописанных проблем интернационализация китайского юаня – это вопрос времени.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Chen Yulu; Hu Bo. 2013. Internationalization of the RMB: An evaluation Framework. Economic and Political Studies Vol.1, No.1, January 2013, P. 5-20.
2. Herd, R.; Hill, S.; Pigott, C. China’s Financial Sector Reforms. OECD Economics Department Working Papers No. 747. – 46 p.
3. Доклад о выполнении плана экономического и социального развития за 2013год и проект плана на 2014год. [Электронный ресурс], режим доступа: http://russian.china.org.cn/exclusive/txt/2014-03/16/content_31822344.htm
4. Европейские центры поддерживают жэньминьби. 26.08.2014. // URL: http://www.swift.com/about_swift/shownews?param_dcr=news.data/en/swift_com/2014/PR_RMB_tracker_ Aug2014.xml#sthash.jTpQ2Qf4.dpuf
5. Звонова Е.А. Феномен юаня: интернационализация как этап к переходу в статус резервной валюты // Мир новой экономики. 2015. №2 С.56-61.
6. Кондратов Д.И. Актуальные подходы к реформированию мировой валютной системы // Экономический журнал ВШЭ. 2015. №1 С.128–157.
7. Официальный сайт Всемирного банка. [Электронный ресурс], режим доступа: http://www.worldbank.org/en/research
8. Платонова И.Н. Мировая долговая проблема и устойчивое развитие глобальной экономики // Экономика. Налоги. Право. 2016. №2 С.51-59.
9. Платонова И.Н., Ху Епин. Либерализация валютной политики Китая // Российский внешнеэкономический вестник. 2014. №12 С.19-33.
10. Сутырин С.Ф., Коваленко В.Н. Интернационализация валюты в Восточной Азии: размещение, реализация, возможные перспективы // Вестник СПбГУ. Серия 5: Экономика. 2016. №1 С.20-41.
11. ЦБ включил юань в корзину резервных валют. Коммерсант.ru. [Электронный ресурс], режим доступа: http://www.kommersant.ru/Doc/2864793
12. Чжан Хао, Воротилин Н.О. Проблемы и перспективы развития торгово-экономических отношений между Россией и Китаем // Теория и практика общественного развития. 2015. №19 С.75-77.
 



© 
Хань Чао, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru