viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Ю.О. Понажев,  (Аспирант, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, г. Москва)

Серия «Экономика и Право» # ОКТЯБРЬ  2016

Кредитный договор; проценты по кредиту; ответственность заёмщика за неисполнение обязательств; просрочка уплаты долга; повышенные проценты
В статье рассматриваются различные аспекты применения повышенных процентов в отношениях потребительского и корпоративного кредитования. Рассматриваются различные подходы к объяснению правовой природы повышенных процентов. Подробно проанализирована судебная практика по вопросу применения повышенных процентов. Кроме того, исследован вопрос о возможности снижения повышенных процентов судом, а также вопрос о возможности одновременного применения неустойки и повышенных процентов по кредитному договору.

Ключевые слова: Кредитный договор; проценты по кредиту; ответственность заёмщика за неисполнение обязательств; просрочка уплаты долга; повышенные проценты.

 

В  кредитном договоре может предусматриваться увеличение размера процентов в случае просрочки уплаты заёмщиком долга (повышенные проценты).

Л. Г. Ефимова отмечает, что существует пять возможных подходов к определению природы повышенных процентов. Так, повышенные проценты можно рассматривать как неустойку за нарушение обязательства; как разновидность процентов за неисполнение денежного обязательства; как вознаграждение за предоставленные заёмные средства. Кроме того, их можно считать сложным правовым институтом, состоящего из процентов, являющихся вознаграждением за пользование денежными средствами банка, и неустойки за нарушение срока возврата кредита. Ещё одним вариантом может быть их рассмотрение в качестве сложного правового института, состоящего из платы за пользование денежными средствами банка и процентов, начисляемых за неисполнение денежного обязательства. (2)  

Представляется, что каждая из изложенных точек зрения имеет своё обоснование. Полагаем, что наиболее аргументированной является позиция, согласно которой повышенные проценты как мера гражданско-правовой ответственности относятся к процентам за неисполнение денежного обязательства заёмщика перед кредитором. В силу прямого указания пункта 13 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре» (далее - Информационное письмо № 147), а также пункта 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 года № 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров», повышенные проценты являются мерой ответственности должника за нарушение обязательства. При этом неисполнение обязательства будет выражаться в не возврате суммы кредита кредитору и не уплате процентов на неё, что влечёт за собой неправомерное пользование денежными средствами заёмщиком.

Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК), содержащиеся в ней правила о начислении процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами применяются лишь в том случае, если иной размер процентов не предусмотрен законом или договором. В пункте 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 13 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 14 от 8 октября 1998 года «О практике применения положений ГК о процентах за пользование чужими денежными средствами» (далее - Постановление Пленума ВС РФ № 13 и Пленума ВАС РФ № 14) отмечается, что размер ставки, на которую увеличена плата за пользование суммой кредита (повышенные проценты), следует считать иным размером процентов, установленных договором в соответствии с пунктом 1 статьи 395 ГК. Данный вывод означает, во-первых, что если кредитным договором установлены повышенные проценты как мера ответственности заёмщика, то с заёмщика нельзя требовать уплаты процентов в размере, установленном пунктом 1 статьи 395 ГК. Во-вторых, так как в данной норме речь идёт о процентах за неправомерное пользование чужими денежными средствами, то повышенные проценты следует считать разновидностью процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами, размер которых увеличен соглашением сторон по сравнению с размером, установленным в законе.

Вместе с тем, в пункте 13 Информационного письма № 147 ВАС РФ указал, что суд с учётом обстоятельств дела вправе на основании мотивированного заявления заёмщика снизить размер повышенных процентов на основании статьи 333 ГК. Так как в данной статье речь идёт об уменьшении неустойки, то данная правовая позиция ВАС РФ является сильным аргументом пользу признания повышенных процентов формой неустойки. Данную позицию разделяет и ряд авторов, например, В. А. Хохлов, который полагает, что повышенные проценты являются разновидностью неустойки и ссылается на примеры из судебной практики, в частности, на Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 15 августа 2007 года № А11-6465/2006. (19)

В то же время, возможность снижения размера повышенных процентов по данному основанию возникла потому, что в пункте 7 Постановления Пленума ВС РФ № 13 и Пленума ВАС РФ № 14 (в редакции, действовавшей до 24 марта 2016 года) указывалось на возможность снижения процентов, предусмотренных статьёй 395 ГК, о чём говорится в Информационном письме № 147. Так как в пункте 1 статьи 395 ГК речь идёт о процентах за неправомерное пользование чужими денежными средствами, то и повышенные проценты относятся к этой разновидности процентов. Применение статьи 333 ГК к таким процентам обусловлено компенсационной природой процентов.

Действительно, ответственность заёмщика за неисполнение обязательства может быть выражена как в форме неустойки, так и в форме повышенных процентов. Если возможность снижения неустойки судом предусмотрена в статье 333 ГК, то возможность уменьшения размера повышенных процентов прямо не предусмотрена. В связи с этим ВАС РФ применил расширительное толкование статьи 333 ГК, предоставляя возможность суду снижать размер повышенных процентов в случае их несоразмерности последствиям нарушения обязательства. В данном случае можно говорить о применении аналогии закона к рассматриваемым правоотношениям (статья 6 ГК). Такая трактовка статьи 333 ГК даёт возможность суду содействовать поддержанию разумного баланса прав и интересов сторон кредитного договора.

Кажется очевидным, что рассмотренного выше сбалансированного подхода мог бы придерживаться и Верховный Суд РФ при разрешении дел о снижении размера повышенных процентов, взимаемых с заёмщиков потребителей. Тем более это было бы справедливым с учётом ещё более «слабого» положения потребителей по сравнению с корпоративными заёмщиками в отношениях с банками. Однако Верховный Суд РФ в пункте 11 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утверждённого Президиумом Верховного Суда РФ 22 мая 2013 года, пришёл к противоположному выводу.

Верховный Суд РФ поддержал позицию Ленинградского областного суда в том, что основанием возникновения обязанности по уплате процентов за пользование кредитом являются согласованные сторонами в договоре условия предоставления кредита, при этом проценты за пользование кредитом не могут рассматриваться в качестве меры ответственности за нарушение обязательства. Верховный Суд РФ посчитал, что поскольку нормы статьи 333 ГК не подлежат применению к правоотношению сторон по начислению процентов за пользование кредитом, правовые основания для снижения размера просроченных процентов на основании данной статьи у судов отсутствуют.

Нежелание Верховного Суда РФ дать расширительное толкование статье 333 ГК, а также применить аналогию закона приводит к тому, что права потребителей могут ущемляться. Применение в качестве санкций повышенных процентов в чрезмерном размере может нарушить баланс интересов сторон в кредитных отношениях. Думается, что депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ могли бы выступить с законодательной инициативой и внести изменения в законодательство, а именно в статью 333 ГК, предоставив возможность судам снижать несоразмерно высокий размер процентов за пользование кредитом по аналогии со снижением размера неустойки.  

В пункте 15 Постановления Пленума ВС РФ № 13 и Пленума ВАС РФ № 14 содержится также указание на то, что повышенные проценты должны начисляться только на сумму кредита, но не на сумму процентов за пользование заёмными средствами, если иное прямо не предусмотрено законом или договором. На первый взгляд, данное положение направлено на защиту интересов заёмщика, так как запрещает начисление «процентов на проценты» (сложных процентов), что могло бы привести к резкому увеличению суммы долга в случае просрочки уплаты долга заёмщиком при отсутствии указания об этом в договоре. Однако банк может включить данное условие в кредитный договор. Поскольку заёмщики, в том числе крупные хозяйствующие субъекты, часто не могут влиять на содержание условий кредитного договора, то в случае просрочки уплаты долга сумма долга из-за применения сложных процентов, носящих штрафной характер, может вырасти многократно. Арбитражные суды признают законным начисление сложных процентов в качестве меры ответственности заёмщика, в случае если такая возможность предусмотрена кредитным договором. Так, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении от 24 апреля 2012 г. по делу № А65-17633/2011 признал законным начисление сложных процентов, хотя в кредитном договоре, заключённом между банком и заёмщиком было сказано, что проценты начисляются на сумму не поступивших в срок платежей. Думается, что начисление сложных процентов следует признавать законным лишь в тех случаях, когда такая возможность прямо предусмотрена договором, где должно быть недвусмысленно сформулировано условие о начислении штрафных процентов на неуплаченные проценты по кредиту. 

Повышенные проценты не всегда следует рассматривать в качестве меры ответственности заёмщика перед кредитором. Например, в пункте 13 Информационного письма № 147 рассматривается ситуация, когда кредитный договор наделяет банк правом повышать размер процентов в случае ухудшения размера обеспечения. Вполне возможна ситуация, когда ухудшение обеспечения имеет место ввиду обстоятельств непреодолимой силы. В таком случае повышение процентов следует рассматривать не в качестве меры ответственности должника перед кредитором, а как увеличение ставки по кредиту в случае, предусмотренном договором. Суды признавали правомерным повышение банками размера процентов, например, в тех случаях, когда Банк России увеличивал ключевую ставку (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16 ноября 2015 года № Ф01-4510/2015 по делу № А79-589/2015) и в случаях, когда заёмщик изъявлял желание досрочно погасить кредит (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 8 декабря 2015 года № Ф10-4301/2015 по делу № А36-505/2015).

Таким образом, следует проводить различие между повышением процентов как формой ответственности должника за неисполнение обязательств и увеличением процентов в результате наступления обстоятельств, оговоренных в кредитном договоре. Правовая природа этих двух внешне схожих правовых институтов различна.

В связи с тем, что в кредитных договорах нередко устанавливается в качестве меры ответственности заёмщика за просрочку платежей по кредиту как неустойка, так и повышенные проценты, в судебной практике возникает вопрос о возможности одновременного применения этих двух мер ответственности к заёмщику. Решение данной проблемы во многом зависит от того, какова природа повышенных процентов. В литературе отмечают, что если повышенные проценты по своей правовой природе являются неустойкой, то банк-кредитор вправе требовать уплаты либо повышенных процентов, либо неустойки. Если же повышенные проценты по правовой природе являются платой за пользование денежными средствами, то одновременное взимание повышенных процентов и неустойки допустимо. (1)

 Суды общей юрисдикции, где рассматриваются дела о потребительском кредитовании, как правило, указывают в своих решениях на невозможность одновременного применения двух мер ответственности к заёмщику. Например, Ивановский областной суд в Определении от 8 августа 2012 г. по делу № 33-1407 установил, что применение двойной меры гражданско-правовой ответственности (неустойки и повышенных процентов) не предусмотрено статьёй 811 ГК, следовательно, банк вправе предъявить в суде требование о применении только одной меры ответственности.

В арбитражных судах, где рассматриваются дела о кредитовании хозяйствующих субъектов, подход к решению данной проблемы со временем изменился. Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 9 декабря 1997 года № 5400/97 ВАС РФ отметил, что одновременное взыскание повышенных процентов и неустойки невозможно и кредитор вправе выбрать меру применяемой ответственности. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 20 января 1998 года № 253/97 ВАС РФ не только установил, что одновременное взыскание неустойки и повышенных процентов неправомерно, но и подчеркнул, что кредитор, требуя одновременного применения двух видов ответственности, недобросовестно использует предоставленные договором права.

В дальнейшем судебная практика по данному вопросу изменилась. Арбитражные суды в настоящее время допускают возможность одновременного взыскания неустойки и повышенных процентов с заёмщика в качестве меры ответственности. Так, в Определении от 1 августа 2011 года № ВАС-484/10 «Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего арбитражного суда Российской Федерации» ВАС РФ подчеркнул, что требование о взыскании неустойки и повышенных процентов за определённый период правомерно удовлетворено судами. Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 4 мая 2012 года № 15АП-2783/2012 по делу № А53-12456/2011 посчитал, что требования о взыскании повышенных процентов и неустойки являются мерами ответственности за разные правонарушения. По мнению суда, повышенные проценты взыскиваются за несвоевременное погашение кредита, а неустойка – за несвоевременную уплату процентов в соответствии с договором. Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 19 июля 2012 года по делу № А65-23077/2011 назвал доводы апелляционной жалобы о неправомерности одновременного взыскания повышенных процентов и неустойки за несвоевременную уплату процентов по кредиту несостоятельными, однако никак не мотивировал свой вывод.

В заключение хотелось бы отметить, что взыскание кредитором повышенных процентов с заёмщика как меры ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств по кредитному договору не может быть произвольным. Взыскание этих процентов должно быть предусмотрено кредитным договором, не нарушать баланс прав и обязанностей сторон кредитного договора, соответствовать обычаям делового оборота, а также принципам разумности и добросовестности. Основополагающий принцип свободы договора позволяет устанавливать в договоре условие о начислении повышенных процентов в случае нарушения заёмщиком обязательств по договору, однако применение такой меры ответственности, на наш взгляд, должно быть пропорциональным и соразмерным степени нарушения заёмщиком своих обязательств. Повышенные проценты не могут носить кабальный характер, а их взыскание должно быть направлено на восстановление нарушенных прав кредитора, а не создавать возможность возникновения неосновательного обогащения на стороне последнего.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Вишневский А. А. Банковское право. – М.: Статут, 2002, 272 с.
2. Ефимова Л. Г. Банковские сделки: право и практика. – М.: Издательство «НИМП», 2001, 656 с.
3. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ. Часть первая.
4. Гражданский кодекс Российской Федерации от 26 января 1996 года № 14-ФЗ. Часть вторая.
5. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 года № 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров»
6. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре»
7. Обзор судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утверждённый Президиумом Верховного Суда РФ 22 мая 2013 года
8. Определение ВАС РФ от 1 августа 2011 года № ВАС-484/10 «Об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ»
9. Определение Ивановского областного суда от 8 августа 2012 г. по делу № 33-1407
10. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 13 и Пленума ВАС РФ № 14 от 8 октября 1998 года «О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами»
11. Постановление Президиума ВАС РФ от 9 декабря 1997 года № 5400/97
12. Постановление Президиума ВАС РФ от 20 января 1998 года № 253/97 ВАС РФ
13. Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 июля 2012 года по делу № А65-23077/2011
14. Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 мая 2012 года № 15АП-2783/2012 по делу № А53-12456/2011
15. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16 ноября 2015 года № Ф01-4510/2015 по делу № А79-589/2015
16. Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 8 декабря 2015 года № Ф10-4301/2015 по делу № А36-505/2015
17. Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 15 августа 2007 года № А11-6465/2006
18. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 24 апреля 2012 года по делу № А65-17633/2011
19. Хохлов В. А. Общие положения об обязательствах. – М.: Статут, 2015, 288 с.
 



© 
Ю.О. Понажев, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru