viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

Ю.Н. Шедько,  (К.эк.н., доцент, ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации», консультант, АНО ДПО «Академия подготовки гл. специалистов»)

Серия «Экономика и Право» # НОЯБРЬ  2016

Регион
Рассматривается канадский опыт управления устойчивым развитием северных регионов. Показана роль социальных предприятий. Сделан вывод о целесообразности применения в России используемых в Канаде инструментов регионального развития.

Ключевые слова: Регион, северные регионы, социальные предприятия, стратегия развития региона, устойчивое развитие.

 

Формирование и фундаментальное научное обоснование стратегических приоритетов исследования и комплексного освоения северных регионов России является одной из ключевых задач развития и модернизации отечественной экономики. Обоснованный выбор этих приоритетов и путей их достижения невозможен без уяснения места России в Арктике и значения Арктики для России, знания истории ее освоения, современного состояния и перспектив развития. Именно такой многоаспектный комплексный подход к изучению и анализу возможностей арктического фронтира способен обеспечить формирование научной базы устойчивого социально-экономического развития и безопасности этих территорий России, реализацию ее стратегических преимуществ в рамках и циркумполярной зоны, и евроазиатского континента, и в целом – в глобальном экономическом пространстве [8].

Современный российский фронтир («территория освоения») России состоит из регионов Восточной Сибири, Дальнего Востока, арктических регионов русского Севера [6].

Феномен фронтира следует изучать не только в социокультурном аспекте, но и с точки зрения более эффективного освоения этих весьма перспективных территорий. Эти исследования надо также проводить и потому, что территории фронтира отстают по показателям качества жизни, безопасности, доступности медицинских услуг и развития инфраструктуры от среднероссийского уровня, эти проблемы требуют решения.

Территориальные интересы в Арктике имеют восемь стран в Арктике: Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Россия, Швеция и Соединенные Штаты. Социально-экономическое развитие северных территорий имеет стратегическое значение для всех приполярных государств. Здесь сосредоточены значительные запасы нефти, газа, других полезных ископаемых.

Следует отметить, что северные регионы неоднородны. Существуют большие различия с точки зрения климата, ледовых условий, населения, инфраструктуры, управления и безопасности, по наличию ресурсов и доступу к ресурсам, ландшафту. Для нашей страны ценен канадский опыт управления устойчивым развитием северных регионов, так как многие природно-климатические и социально-экономические условия развития северных территорий России и Канады имеют общие черты.

Необходимость использования новых организационно-экономических решений по поводу устойчивого развития северных регионов России определяется наличием следующих ключевых проблем севера России:

  • риски снижения качества природно-ресурсной среды, ухудшения социально-демографических характеристик;
  • нестабильность трудового потенциала;
  • узкая специализация регионального производственного комплекса (и связанный с этим хозяйственный риск);
  • недостаток инновационных предприятий;
  • недостаток финансово-инвестиционных ресурсов, связанный с тем, что многие предприятия, расположенные на этих территориях являются центрами затрат, при том, что центры прибыли располагаются в других регионах;
  • высокая степень износа социальной инфраструктуры.

Для совершенствования механизмов управления устойчивым развитием целесообразно использовать зарубежный опыт государственной социально-экономической политики, включающий два ключевых направления: во-первых, содействие продуктивной занятости населения и, во-вторых, улучшение территориальной доступности. Эти меры позволяют формировать благоприятные условия для жизнедеятельности населения и развития хозяйства в северных регионах. Рассмотрим практику управления устойчивым социально-экономическим развитием в Канаде.

Арктические регионы Канады сталкиваются с рядом проблем:

  • разреженная плотность населения на обширной территории;
  • отсутствие транспортных связей;
  • загрязненность окружающей среды (в том числе особо стойкими токсичными веществами);
  • ограниченность инфраструктуры;
  • отсутствие экономических и образовательных возможностей для коренных народов [13].

Лидеры инуитских общин (коренного населения северных территорий Канады) отмечают возросшую социальную напряженность, увеличение безработицы среди молодежи, рост числа учеников средней школы, прекративших обучение более (84 %) [14].

Основным инструментом правительства Канады в интересах устойчивого развития является Федеральная стратегия устойчивого развития на 2016-2019 г.г.» (FSDS). Этим документом установлены приоритеты устойчивости, определены цели, задачи, комплекс мероприятий. Консультационный проект «Планирование устойчивого будущего» содержит описание действий для создания устойчивой экономики, защиты окружающей среды и повышения благосостояния населения Канады, предусмотренных «Федеральной стратегией устойчивого развития на 2016-2019 г.г.» [12].

При формировании и реализации мероприятий в рамках FSDS канадские акторы устойчивого развития руководствуются принципами:

  • принятие мер предосторожности (при наличии угрозы значительного или необратимого ущерба, отсутствие полной научной определенности не является причиной для отсрочки экономически эффективных мер по предотвращению экологической деградации;
  • устойчивое развитие должно основываться на экологически эффективном использовании природных, социальных и экономических ресурсов.
FSDS предусматривает работу в пяти направлениях:

1. принятие мер по предотвращению изменения климата. Предусматривает сокращение выбросов для замедления темпов изменения климата, а также адаптацию региональных социо-эколого-экономических систем, обеспечивающую их устойчивость к последствиям изменения климата;
2. использование чистых технологий и инноваций. Это направление предусматривает создание «чистых» рабочих мест, инвестирование в зеленую инфраструктуру и экологически чистые технологии и источники энергии, снижение воздействия на окружающую среду, продвижение экологических приоритетов, поощрение инновационной деятельности в добывающих отраслях, рыболовстве аквакультуре, лесном и сельском хозяйстве. Все это позволит снизить затраты на достижение целей устойчивого развития в долгосрочной перспективе;
3. национальные парки, охраняемые районы и экосистемы. Направление предусматривает формирование устойчивых экосистем, предназначенных для сохранения популяций диких животных. Работа в этом направлении осуществляется на основе совместных усилий органов государственной власти всех уровней, с участием представителей организаций коренных народов и других заинтересованных сторон;
4. ресурсы пресной воды, морей и океанов. Исследуются возможности повышения качества и количества чистой, безопасной и надежной воды канадских рек, прибрежных вод, морской Канады. Регулируется деятельность судоходства, промышленных объектов и других источников загрязнений.
5. здоровье человека, благосостояние и качество жизни. Направление включает комплекс мероприятий по защите здоровья и благополучия канадцев, обеспечения чистоты воздуха и питьевой воды, а также снижение рисков, связанных с чрезвычайными экологическими ситуациями и выбросом вредных веществ, в том числе таких как радон.

В FSDS дается описание механизмов и инструментов реализации стратегии. Предполагается продвижение общих приоритетов устойчивого развития, обеспечение широкой общественности информацией о состоянии окружающей среды, усилении факторов, негативно влияющих на здоровье, необходимости соблюдения законов и правил природопользования.

В FSDS подчеркивается значимость таких положений, как соблюдение обязательств правительства по отношению к коренным народам, учет мнения провинций и территорий, бизнеса, неправительственных организаций. По проекту планируется 120-дневный период консультаций с общественностью. Предусматривается, что диалог органов власти с населением Канады в области устойчивого развития будет продолжаться и в дальнейшем.

Решение проблем устойчивого развития северных территорий требует совершенствования механизмов управления и использования эффективных инструментов, соответствующих реалиям экономики инновационного развития. Осуществляются программы помощи при создании предприятий малого бизнеса, программы обучения правильному поведению при трудоустройстве, навыкам составления резюме, правилам интервьюирования, используется наставничество и ролевые модели, соединяющие объединение традиций коренных народов с инновациями, осуществляется мониторинг устойчивости социальных структур.

Ключевые сектора устойчивого развития для Арктической территории Канады Нунавут включают человеческий капитал, возобновляемые источники энергии, туризм, учитывающий культурных особенностей коренных, природосберегающее рыболовство. В докладе Гринпис отмечается, что органы власти Канады склонны доверять обещаниям крупных корпораций, занятых добычей природных ресурсов и упускать из виду разработку небольших портфелей устойчивых проектов, ориентированных непосредственно на улучшение условий жизни наименее обеспеченных слоев населения [15].

Между тем, малые социальные предприятия в Канаде являются важным сектором экономики:

  • 26% социальных предприятий в Канаде предназначены обеспечить развитие занятости;
  • 19% социальных предприятий в Канаде призваны обеспечить подготовку рабочей силы;
  • 19% социальных предприятий в Канаде созданы для получения дохода головной организации;
  • 81% социальных предприятий в Канаде работают для достижения социальной миссии.
  • 45% социальных предприятий в Канаде работают для выполнения культурной миссии;
  • 27% социальных предприятий в Канаде работают для достижения экологической миссии;
  • 43% социальных предприятий предназначены для решения проблемы бедности [13].

Основными источниками грантов для социальных предприятий являются провинциальные (49%), федеральные (30%) и муниципальные органы власти (29%). Другие источники включают инвестиции частных лиц (42%),фондов (25%) и корпораций (27%). Не получают грантов 23 % социальных предприятий Канады. Ряд социальных предприятий получили в 2015 году кредиты от банков (8%), кредитных союзов (7%), провинциальных правительств (2%), а также от частных лиц (2%). Не получали кредитов 74 % социальных предприятий.

На основе заявленных целей социальные предприятия Канады можно разделить на три группы:

  • социальные предприятия-некоммерческие организации, основной целью которых является получение прибыли;
  • социальные предприятия, имеющие социальные, культурные и экологические цели, не декларирующие основной целью получение прибыли, обучение или развитие занятости;
  • многоцелевые социальные предприятия.

Социальные предприятия активно привлекают волонтеров, сотрудников из числа маргинальных лиц или лиц с ограниченными возможностями посредством работы. На выплату зарплаты этим категориям населения социальные предприятия получают субсидии.

Другим важным направлением устойчивого развития Арктики является переход к более широкому использованию инновационных технологий в области социальной и экологической защиты, материалов, способных работать в экстремальных условиях в арктической зимы, инструментов финансирования и консультационных услуг, охватывающих вся цепочку создания стоимости. Осуществляется стимулирование инвестиций в области энергоэффективности и возобновляемых источников энергии.

Использование данного позитивного опыта полезно для формирования и поддержания условий стабильного развития северных территорий нашей страны. В формировании и реализации политики в области устойчивого развития северных регионов России должны быть определены уровни ответственности органов власти всех уровней, бизнес-структур, в том числе, предприятий малого бизнеса [7] и гражданского общества [9].

В экономике Севера страны сегодня необходима диверсификация производства, что выступает основой возможностей интенсификации инновационного развития северных территорий. При этом требуется организационное обеспечение процесса стратегического планирования и контур стратегического планирования на уровне муниципальных образований [3].

Процессы адаптации коренного населения Арктики к условиям глобализации ускоряют увеличение спроса на экологически чистые продукты питания и стимулирование развития сферы экологического туризма, диверсификация традиционного хозяйствования, формирование условий реализации изделий народных художественных промыслов. Эти мероприятия позволят не только адаптировать коренные народы Севера к глобализирующейся экономике [2], но и сохранить их культурное наследие [1].

Выделим основные направления устойчивого развития северных регионов России:

  • формирование новых центров экономического роста на основе уникальных конкурентных преимуществ;
  • сокращение разрывов в уровне и качестве жизни населения;
  • учёт интересов ключевых акторов в программах стратегического пространственно-территориального развития.

Исследование зарубежного опыта устойчивого развития северных территорий позволяет разработать ряд рекомендаций. В реализации государственной политики в области развития северных регионов России должны иметь свои зоны ответственности различные акторы территорий. При этом следует отметить важную роль предприятий малого бизнеса [7]. Перспективными инструментами являются социальный контроллинг и региональные кластеры [4, 5, 11].

Территории опережающего развития будут действенным ответом на точки роста, формируемые другими странами, имеющими территориальные интересы в Арктике.

Необходимо обеспечить финансирование исследовательской и инновационной деятельности в Арктике, особенно по такому направлению, как разработка современных материалов, предназначенных для работы в экстремальных условиях в арктической зимы. В аспекте совершенствования законодательства целесообразно стимулирование инвестиций в области энергоэффективности и возобновляемых источников энергии.

Развитие Арктики целесообразно рассматривать в комплексе с развитием ключевых смежных территорий с учетом стратегических приоритетов развития целостной социо-эколого-экономической системы России.

Ключевым стратегическим ориентиром развития отечественной Арктики в условиях глобализации должно стать создание высококонкурентоспособного единого экономического пространства на основе лидирующих позиций России в развитии инфраструктурных и базовых специализаций региональных субъектов при усилении инновационной составляющей, и вместе с тем учет преемственности стратегий арктического освоения, учет хозяйственных практик народов Севера, их опыта гармонизации хозяйственных отношений с природными факторами.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Авакова, О.В. Взаимосвязь языка, мышления и культуры / О.В. Авакова, Э.А. Пронин // Право. Экономика. Безопасность. – 2015. – № 2 (6). – С. 78-79.
2. Бузукина, А.Б. Концепция глобализации в начале XXI века в экономическом образовании / А.Б. Бузукина, В.Н. Кириллов, С.С. Мкртчян. // Российское предпринимательство. – 2004. – № 1 (49). – С. 3-8. – Режим доступа – http://bgscience.ru/lib/1194/ (дата обращения: 27.09.2016)
3. Магданов, П.В. Проблемы стратегического планирования социально-экономического развития региона / П.В. Магданов // Стратегии бизнеса. – 2014. – № 2. – С. 108–114.
4. Миндлин Ю.Б. Зарубежный опыт функционирования кластеров в экономически развитых странах (Великобритания, США, Канада, Япония) / Ю.Б. Миндлин // Вестник Московского университета МВД России. – 2010. – № 1. – С. 53–56.
5. Миндлин Ю.Б. Кластеры: анализ экономико-организационной природы / Ю.Б. Миндлин // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Экономика и право. – 2015. – № 3–4. – С. 31–34.
6. Немировская А.В. Социокультурные особенности фронтира России / А.В. Немировская, Р.Фоа // Социологические исследования – 2013. – № 4. (Апрель). – C. 80–88.
7. Пронин, Э.А. Проблемные точки развития малого и среднего бизнеса в контексте национальной безопасности России / Э.А. Пронин, А.В. Третьяк // Право. Экономика. Безопасность. – 2016. – № 1 (7). – С. 83-85.
8. Российская Арктика: современная парадигма развития / под ред. акад. А.И. Татаркина. — СПб: Нестор-История, 2014. – 844 с., ил. [Серия: Россия в Арктике: история, современность, перспективы] 9. Фаузер, Г.Н. Государственная политика решения социально-трудовых и демографических проблем севера России / Г.Н. Фаузер, В.В. Фаузер // Корпоративное управление и инновационное развитие экономики Севера: Вестник Научно-исследовательского центра корпоративного права, управления и венчурного инвестирования Сыктывкарского государственного университета. 2014. – № 2. – С. 137-147.
10. Шедько, Ю.Н. Социальный контроллинг в управлении устойчивым развитием градообразующих организаций моногородов Урала / Ю.Н. Шедько // Вестник Челябинского государственного университета. Серия Экономика. Вып. 51. – 2015. – № 18 (373) – 2015. – С. 157–164.
11. Шедько, Ю.Н. Кластерный подход к устойчивому развитию Ханты-Мансийского автономного округа – Югры / Ю.Н. Шедько // Вестник Университета (Государственный университет управления). – 2015. – № 9. – С. 114–121.
12. Planning for a sustainable futurea. Federal sustainable development strategy for Canada 2016–2019. Consultation draft – Режим доступа: http://www.fsds-sfdd.ca/downloads/3130%20-%20Federal%20Sustainable%20Development% 20Strategy% 202016-2019_.pdf (дата обращения: 27.09.2016)
13. Elson P.R., Hall P., Wamucii P. Canadian National Social Enterprise Sector Survey Report 2016 // The Institute for Community Prosperity Mount Royal, Simon Fraser University Burnaby, B.C., Canada. - Режим доступа: https://ccednet-rcdec.ca/en/toolbox/canadian-national-social-enterprise-sector-survey-report. (дата обращения: 27.09.2016)
14. Postcards from the Canadian North – Режим доступа –https://www.newsdeeply.com/arctic/community/2016/07/15/postcards-from-the-canadian-north (дата обращения: 27.09.2016)
15. Greenpeace report calls on Nunavut to shun resource development in favour of sustainable projects. 27 August 2016. –Режим доступа: http://www.rcinet.ca/eye-on-the-arctic/2016/08/27/ greenpeace-report-calls-on-nunavut-to-shun-resource-development-in-favour-of-sustainable-projects/ (дата обращения: 27.09.2016)
 



© 
Ю.Н. Шедько, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru