viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

В.В. Никитин,  (К.полит.н., адвокат Московской городской коллегии адвокатов, преподаватель Российской академии народного хозяйства и государственной службы)

Серия «Экономика и Право» # 5  2016

Споры в строительстве
В статье рассматриваются особенности правовых средств разрешения споров в сфере строительства с иностранным участием. Выделены группы такого рода правовых средств, показаны их особенности. Уделено внимание международному коммерческому арбитражу, специфике рассмотрения в нём споров из договора строительного подряда.

Ключевые слова: Споры в строительстве, иностранные участники, государственный суд, международный коммерческий арбитраж.

 

В  процессе заключения и исполнения договоров в сфере строительной деятельности нередко возникают спорные ситуации, требующие своего разрешения в рамках правового поля. Участие в договорных отношениях иностранной организации имеет следствием усложнение как непосредственно договорных условий, так и правового механизма их обеспечения, урегулирования споров между их сторонами. Изучение отмеченной специфики и её учет в ходе оформления договорных отношений и в последующем, очевидно, имеет важное теоретическое и прикладное значение.

Общая характеристика спорных ситуаций в сфере строительства с иностранным участием, и правовых средств их разрешения.

Строительная деятельность, связанная с созданием и реконструкцией зданий и сооружений, может рассматриваться в узком и широком значении [16. С. 294]. В первом случае имеют в виду непосредственно возведение объектов недвижимого имущества, осуществляемое на базе договоров подрядного типа, прежде всего, договора строительного подряда. При этом строительство в его узком понимании тесно и органично связано с другими элементами строительной деятельности (строительством в широком его понимании), в свою очередь, включающей в себя совокупность последовательных, обязательных действий застройщика в связи с подготовкой к строительству, с оформлением и согласованием необходимой документации, с непосредственным обеспечением строительства, а также и с оформлением прав на его результат (объект капитального строительства) [4. С. 27-31]. Производственные отношения в строительстве предполагают последовательное прохождение трех этапов: проведение изыскательских работ, проектирование и строительство, при этом возможно оформление каждого из этапов самостоятельным договором, либо комплексом договоров [9]. Соответственно, споры могут возникать как в процессе подготовки к строительству, в ходе обеспечения условий для него (например, при предоставлении земельных участков для целей, связанных со строительством; об этом подробнее [5. С. 63 – 81; 12. С. 5 - 8], так и в ходе него, а также в связи с оспариваемыми или нарушаемыми правами участников строительной деятельности, иных лиц на объекты завершенного и незавершенного строительства (применительно к вопросам иностранного участия, можно привести пример судебного разрешения спора о принадлежности комплекса, построенного исключительно на средства иностранных инвесторов, подробнее об этом [28]).

Разнообразие спорных ситуаций, складывающихся на различных этапах строительства, соотношение в них частноправовых и публично-правовых элементов, влияние данного обстоятельства на порядок рассмотрения спора, позволяет проводить классификацию такого рода споров. Так, В.В. Романова, характеризуя разрешаемые арбитражными судами РФ споры в энергостроительстве, подразделяет их на: 1) возникающие из гражданско-правовых отношений (к ним, в свою очередь, отнесены споры, возникающие на стадиях заключения договора, его исполнения, а также в период гарантийного срока); 2) споры из публичных отношений (в данную группу сведены действия, связанные с оспариванием и обжалованием ненормативных актов, действий и бездействия обладающих соответствующими полномочиями органов и должностных лиц, на этапах подготовки строительства, его ведения, приёмки объекта в эксплуатацию и его государственной регистрации) [26. С. 24-29]. Данный подход выглядит вполне обоснованным и в целом применим к отношениям в строительстве с участием иностранных лиц. Очевидно, что характер отношения, из которого возникает спор, преобладание в нём публичного или частного начала, влияет на процессуальную форму его разрешения [21. С. 455].

Следует также согласиться с В.А. Канашевским, который отмечает сложный и специфичный характер договоров международного подряда, или иначе говоря, подряда осложнённого иностранным элементом [14. С. 85]. Связано это, в свою очередь, с комплексным характером договорных отношений, сложной системой финансирования, возможностями включения в договор норм иностранного права и обычаев, сложившихся и признаваемых в международной коммерческой практики и при этом зачастую не известных (либо недостаточно хорошо известных) контрагенту. При этом стороны внешнеэкономических контрактов, как правило, тщательно прорабатывают условия о предмете, а также иные существенные условия, касающиеся выполнения работ, их приёмки, расчетов за них, и, с другой стороны, нередко оставляют без должного внимания вопросы применимого права, а также подведомственность споров. Такой подход может привести к ситуации, когда сторона, добросовестно исполнившая условия договора (в частности, строительного подряда), в случае неисполнения другой стороной своих обязательств, тем не менее, проигрывает спор (в частности, в связи с отсутствием компетенции у международного коммерческого арбитража по причине неправильного оформления арбитражной оговорки, а также пропуска срока исковой давности и невозможности обращения в государственный суд; подробнее об этом [30].

Изучение специальной литературы [22; 17] и существующей правоприменительной практики позволяет вести речь о разнообразии правовых средств разрешения предпринимательских споров с иностранным участием, включая рассматриваемую их разновидность. При этом можно выделить две группы такого рода правовых средств. Во-первых, рассматриваемые споры могут разрешаться посредством обращения в государственные суды (как общее правило, специализированные), компетенцию которых включает рассмотрение споров коммерческого характера, вытекающих из осуществления предпринимательской деятельности (в том числе, с участием иностранных предпринимателей и организаций). В большинстве стран такие суды именуются торговыми или коммерческими [3. С. 66.]; в некоторых странах (например, Республика Беларусь) – хозяйственными [1. С. 98 - 108; С. 87 – 96.]; в России – это государственные арбитражные суды (особенности производства в них дел с иностранным участием регламентированы положениями раздела V Арбитражного процессуального кодекса; подробнее об этом [2]). Заметим, что вопросы практики разрешения споров по договору строительного подряда в государственных арбитражных судах, в том числе, её спорные моменты, получили освещение в специальной литературе [7; 11. С. 179-211], кроме того, Президиумом ВАС РФ, с учетом обобщения данной практики были даны рекомендации нижестоящим судам (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24.01.2000 № 51 //Вестник ВАС РФ. № 3. 2000).

Во-вторых, сложилась и в современных условиях оказывается все более востребованной система средства альтернативного разрешения споров, которая, в свою очередь, включает в себя переговоры, посредничество, медиацию (примирение), третейское разбирательство [18]. Указанные альтернативные средства применяются при разрешении споров из договоров в строительстве, при этом, в некоторых странах (в частности, в Англии) законодатель отводит им приоритетное место, предписывает обязательный доарбитражный (досудебный) порядок разрешения споров (в частности, в форме «adjudication», процедуры, в которой независимое лицо – эксперт выносит своё решение по существу спора; подробнее об этом [27. С. 29-33; 32. P. 91.]. В России также наблюдается повышенное внимание к развитию альтернативных форм разрешения предпринимательских споров, свидетельством чему может служить отражение значимости третейского разбирательства в важнейших политико-правовых документах (так, в 2013 году впервые за всю современную историю на вопросы третейского разбирательства было обращено внимание в Послании Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию; об этом [29. С. 9 - 20.]).

Такое внимание к системе альтернативного разрешения споров не случайно, и связано с возможностью при их помощи разгрузить государственные суды, а также с рядом их преимуществ (по сравнению с государственными судами), среди которых: гибкость и оперативность данных средств; профессионализм арбитров и медиаторов, их специализация именно в сфере международного коммерческого оборота, хорошее знание международного частного права; автономия по отношению к юрисдикционным органам государства, на территории которого рассматривается спор [31. С. 7 – 13]. Очевидно, что и в интересах участников гражданского оборота, и с точки зрения процессуальной экономии, лучше предупредить экономический спор, урегулировать спорную ситуацию без обращения в судебные органы [24. С. 524].

В свою очередь, особое место в системе альтернативного разрешения предпринимательских споров с участием иностранных лиц занимает международный коммерческий арбитраж: представляя собой специфическую разновидность третейского суда (обособлен от последнего, как правило, организуется и действует на основании специального, посвященного ему закона, а также в соответствии со специальным регламентом) он, в отличие от иных негосударственных форм урегулирования споров (переговоры, медиация) выносит обязательные для сторон решения [6. С. 8 – 41; 20]. При этом следует указать на ряд преимуществ именно международного коммерческого арбитража, отражённых в международно-правовых актах (в частности, в Нью-Йоркской конвенции 1958 г.) и национальном законодательстве: возможность самим спорящим сторонам формировать состав суда; специализация арбитров; ограниченный круг оснований для отмены вынесенных решений; уникальный механизм их признания и исполнения за рубежом [8. С. 38 - 58]. Принимая во внимание специфику организации и деятельности международного коммерческого арбитража, следует признать обоснованной высказываемую в отечественной литературе критику наименования российских государственных судов, компетентных рассматривать споры между предпринимателями, арбитражными, и в этой связи, согласиться с предложением о переименовании их (по аналогии с зарубежной практикой) в хозяйственные суды [13. С. 103].

Разрешение споров из договоров в строительстве с иностранным участием в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ.

Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ (далее – МКАС при ТПП РФ) является одним из признанных мировых центров международного коммерческого арбитража (наряду с такими, как: Лондонский международный третейский суд, Стокгольмский арбитражный институт, Арбитражный суд при МТП в Париже, и др.; об этом, подробнее [19]). Порядок организации и деятельности МКАС при ТПП РФ в настоящее время регулируется Законом РФ «О международном коммерческом арбитраже» 1993 г., а также Регламентом, утверждённым приказом ТПП РФ от 18.10.2005 г. № 76 [25]. При этом среди дел, рассматриваемых МКАС, удельный вес споров из договора строительного подряда довольно значительный и имеет тенденцию к повышению: так, к примеру, в 2006 г. их удельный вес от общего числа споров составлял 3,6 %; в 2008 г. – 6 %; в 2014 г. – 8 % (данные взяты с сайта ТПП РФ: http://www.tpprf-mkac.ru/statistic.php (18 марта 2016 г.). В специальной литературе [10] отмечается, что споры между хозяйствующими субъектами в основном связаны с взысканием неустойки, изменением договорных условий либо расторжением договора, применением норм об исковой давности.

В контексте исследуемой проблематики, следует обратить внимание на особенности порядка обращения в МКАС при ТПП РФ и рассмотрения в нём дел. Прежде всего, МКАС (как и в принципе, любой международный коммерческий арбитраж) обладает компетенцией рассматривать спор при наличии двух условий. Во-первых, спор должен подпадать под предметную и субъектную сферу его компетенции, определённую национальным законодательством и регламентом данного арбитража. Применительно к МКАС это означает, что споры связаны с договорными и другими гражданско-правовыми отношениями предпринимателей, возникающими в процессе внешнеэкономической деятельности, при этом обязательно присутствие иностранного элемента (нахождение коммерческого предприятия одной или обеих спорящих сторон за границей, либо отнесение хотя бы одной из сторон спора к организациям с иностранными инвестициями, международным организациям или объединениям) (п. 2 ст. 1 Закона РФ о международном коммерческом арбитраже). При этом из компетенции международного коммерческого арбитража (включая МКАС) российским законодательством изъят ряд категорий дел (в частности, о недропользовании, по спорам, связанным с интеллектуальной собственностью, и др.), кроме того, некоторые споры (например, связанные с недвижимостью, иски к перевозчику) отнесены к исключительной юрисдикции государственных судов. Во-вторых, между спорящими сторонами должно быть оформлено арбитражное соглашение, причем данное соглашение должно быть достаточно определённым (свидетельствовать о намерении сторон договора передавать споры по нему именно в данный арбитраж) и действительным (соответствовать императивно установленным в российском законодательстве требованиям к его форме и содержанию). Неопределённость арбитражного соглашения, наличие в нём противоречивых положений может послужить причиной отказа МКАС в признании своей компетенции рассматривать спор (в качестве примера приведем Постановление МКАС при ТПП РФ от 23.04. 2014 г. по делу № 16/2013. МКАС прекратил разбирательство по делу о взыскании стоимости выполненных и не оплаченных заказчиком работ по договору строительного подряда в связи с тем, что материалами дела установлено, что МКАС не обладает компетенцией по настоящему делу). С другой стороны, следует принять во внимание, что оспаривание компетенции МКАС одной из спорящих сторон само по себе не является основанием для отказа МКАС рассматривать данное дело; именно МКАС решает вопрос о своей компетенции (соответствующие примеры приведены в специальной литературе [23. С. 226 – 231]. При этом арбитражная оговорка, являясь частью договора (в частности, договора строительного подряда) характеризуется самостоятельностью и независимостью от других условий договора (п. 1 ст. 16 Закона РФ о международном коммерческом арбитраже), соответственно, признание арбитражем недействительным договора (равно как и признание договора прекращённым) не влияет на действительность арбитражной оговорки, арбитраж продолжает рассматривать спор. Данный подход последовательно отражен МКАС при рассмотрении им дел, и кроме того, подтвержден государственными арбитражными судами, в которые направлялись заявления об оспаривании вынесенных МКАС решений (см, например, Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 25.04.2013 по делу N А41-46311/12).

В отличие от государственного суда, МКАС в вопросах применимого права и процедуры ведения не связан процессуальным законодательством (ГПК РФ, АПК РФ), а разрешает споры на основе материального права, определенного соглашением сторон, либо (при отсутствии такого соглашения) – самостоятельно определяя применимое право в соответствии с коллизионными нормами. К процедуре ведения разбирательства МКАС применяет положения своего Регламента (§ 13 Регламента МКАС при ТПП РФ).

Высокий профессионализм арбитров МКАС предопределяет обоснованность и справедливость подавляющего большинства выносимых им решений. Вместе с тем, в специальной литературе [10] высказываются критические замечания в адрес отдельных решений МКАС. В частности, приводится дело по иску ирландской фирмы (подрядчика) к российской организации (заказчику) о взыскании задолженности по договору строительного подряда и уплате неустойки, при рассмотрении которого МКАС применил общие нормы об обязательствах, договоре подряда, при этом, как полагает О.Г. Ершов (и в целом, автор настоящей статьи разделяет данную точку зрения), МКАС не была дана оценка (в том числе, с учетом анализа ст. 740 ГК РФ) доводам ответчика об отсутствии согласованности существенного условия о сроке выполнения строительных работ [10].

Поскольку международный коммерческий арбитраж не является государственным органом, принимаемые им меры (в частности, обеспечительные) и его решения исполняются добровольно. Вместе с тем, как следует из положений гл. 8 АПК РФ, государственный суд может принимать меры по обеспечению иска, заявленного в третейском суде. Что касается окончательных решений международного коммерческого арбитража, то они по общему правилу признаются и исполняются добровольно. Арбитражное решение может оспариваться по инициативе заинтересованной стороны – участника разбирательства, при этом компетенцией отменять арбитражные решения, как правило, наделяется орган судебной системы государства, на территории которого это решение было вынесено (применительно к МКАС компетентным органом является Арбитражный суд г. Москвы). Что касается признания и принудительного исполнения арбитражных решений за рубежом, то здесь действует уникальный правовой механизм, предусмотренный Нью-Йоркской конвенцией 1958 г. (в ней участвует свыше 140 государств). Заслуживает внимания то, что положения конвенции полностью восприняты российским законодательством (подробнее об этом: [15]). В соответствии с положениями Нью-Йоркской конвенции и национального законодательства, государственные суды обладают некоторыми возможностями проверки арбитражных решений, в частности, вправе отказывать в признании и приведении в исполнение последних в случае неарбитрабильности спора или если признание и приведение в исполнение решения противоречит публичному порядку страны.

В результате обобщения изложенного можно прийти к следующим выводам.

    1. Споры из договоров в строительстве с иностранным участием могут разрешаться в государственных (как правило, специализированных) судах, либо посредством альтернативных средств их разрешения (переговоры, посредничество, медиация, экспертное заключение, арбитраж). Выбор сторонами правового средства разрешения определяется с учетом ряда обстоятельств, прежде всего, характера спора, соотношения в нём публичного и частного элементов.

    2. В современных условиях возрастает роль альтернативных средств разрешения споров, в том числе, в сфере строительства с иностранным участием, о чём, в частности, свидетельствует положительная динамика обращения в МКАС при ТПП РФ. При этом следует учитывать специфику организации и деятельности международного коммерческого арбитража, условия его компетенции, особую роль в этом арбитражного соглашения, значимость его корректного, соответствующего императивным правилам оформления, отсутствие у международного коммерческого арбитража государственно-властных полномочий, возможность у государственных судов ограниченных возможностей проверки арбитражных решений и отказа в их признании и исполнении по процессуальным основаниям, а также в случае противоречия публичному порядку страны.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Батлер У.Э., Ерпылева Н.Ю. Производство по делам с участием иностранных лиц в международном процессуальном праве России и Белоруссии // Цивилист. 2013. N 2. С. 98 - 108; N 3. С. 87 – 96.
2. Беляева Н.Г. Особенности рассмотрения дел с участием иностранных лиц в арбитражном суде: практическое пособие. М.: Норма, Инфра-М, 2012. 192 с.
3. Власов А.А. Зарубежный гражданский процесс. Краткий учебный курс. М., 2008. С. 66.
4. Ганеев Р.Р. Строительство как разновидность предпринимательской деятельности //Юрист. 2014. № 18. С. 27-31.
5. Грачева И.Л. Споры, связанные с предоставлением земельных участков для строительства // Арбитражные споры. 2011. N 1. С. 63 – 81.
6. Давыденко Д.Л. Соотношение международного коммерческого арбитража с другими альтернативными способами разрешения международных коммерческих споров // Вестник международного коммерческого арбитража. 2013. N 1. С.8-41.
7. Дихтяр А.И., Гурьева Т.Н., Губанова Н.Л. Актуальные вопросы практики рассмотрения арбитражными судами споров из договоров строительного подряда [Электронный ресурс] //Правовые вопросы строительства. 2004. № 2. Доступ из справ. – правовой системы «Консультант Плюс».
8. Ерпылева Н.Ю. Международный коммерческий арбитраж: институционно-нормативный механизм правового регулирования // Законодательство и экономика. 2011. N 1. С. 38 – 58.
9. Ершов О.Г. Соотношение договора на изыскательские работы в строительстве со смежными договорами [Электронный ресурс] // Право и экономика. 2013. N 7. Доступ из справ. – правовой системы «консультант Плюс».
10 .Ершов О.Г. Споры по договору строительного подряда (материалы практики МКАС) [Электронный ресурс] //Право и экономика. 2008. № 11. Доступ из справ. – правовой системы «Консультант Плюс».
11. Занковский С.С. Предпринимательские договоры. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 179-211.
12. Занковский С.С. Некоторые аспекты рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении земельных участков для строительства // Вестник арбитражной практики. 2012. N 4. С. 5 – 8.
13. Кабатов В.А. Применимое право при разрешении споров в МКАС при ТПП РФ //Хозяйство и право. 1998. № 5. С. 103.
14. Канашевский В.А. Договоры международного подряда в коммерческой практике //Журнал российского права. 2010. № 7.С.85.
15. Карабельников Б.Р. Исполнение и оспаривание решений международных коммерческих арбитражей. Комментарий к Нью-Йоркской конвенции 1958 г. и главам 30 и 31 АПК РФ 2002 г.. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2008. 606 с.
16. Коммерческое право: Учебник /А.Ю. Бушев, О.А. Городов, Н.Л. Вещунова и др.; Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. СПб., 1998.с. 294.
17. Коммерческое (торговое) право зарубежных стран: учебник для магистров /отв. ред. В.Ф. Попондопуло, О.А. Макарова. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2014. 575 с.
18. Коннов А.Ю. Понятие, классификация и основные виды альтернативных способов разрешения споров [Электронный ресурс] //Журнал российского права. 2004. № 12. Доступ из справ. – правовой системы «Консультант Плюс».
19. Николюкин С.В. Международный коммерческий арбитраж. М.: Юстицинформ, 2009. 216 с.
20. Николюкин С.В. Правовые технологии посредничества (медиации) в Российской Федерации [Электронный ресурс]: научно-практическое пособие. М.: Юстицинформ, 2013. Доступ из справ. – правовой системы «Консультант Плюс».
21. Попондопуло В.Ф. Коммерческое (предпринимательское) право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2008. С. 455.
22. Правосудие в современном мире: монография / В.И. Анишина, В.Ю. Артемов, А.К. Большова и др.; под ред. В.М. Лебедева, Т.Я. Хабриевой. М.: Норма, Инфра-М, 2012. 704 с.
23. Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ за 2006 г. / Сост. М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2008. С. 226 – 231.
24. Предпринимательское (хозяйственное) право: Учебник /Под ред. В.В. Лаптева, С.С. Занковского. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 524.
25. Регламент Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации: научно-практический комментарий / А.В. Асосков, Л.Г. Балаян, М.П. Бардина и др.; под общ. ред. А.С. Комарова. М.: Инфотропик Медиа, 2012. 320 с.
26. Романова В.В. Особенности форм и способов защиты прав лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность в сфере энергостроительства //Безопасность бизнеса. 2012. № 1. С. 24-29.
27. Рябинчук П.Г. Правовое регулирование строительного контракта по законодательству Великобритании //Предпринимательское право. 2012. № 1. С. 29-33.
28. Скловский К. Вопрос о пределах вмешательства государства в частную собственность в судебной практике [Электронный ресурс] //Хозяйство и право. 2002. № 6. Доступ из справ. – правовой системы «Консультант Плюс»
29. Скуратов Ю.И., Кузьминых Н.В. Третейское судопроизводство в России: состояние и перспективы развития // Современное право. 2014. N 10. С. 9 - 20.
30. Терехин К., Макаров А. Сделка – ничто, оговорка – всё [Электронный ресурс] //Бизнес-адвокат. 1999. № 9. Доступ из справ. – правовой системы «Консультант Плюс».
31. Шамликашвили Ц.А. Эффективность медиации во внешнеторговых спорах // Внешнеторговое право. 2011. N 1. С. 7 – 13.
32. Carrol E., Mackie K. International Mediation - The Art of Business Diplomacy: Kluwer Law International, 2000. P. 91.
 



© 
В.В. Никитин, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru