viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

А.А. Рябцев,  (Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков)

Серия «Экономика и Право» # ИЮНЬ  2016

Антинаркотическая безопасность
В статье рассмотрены обусловленные несовершенством законодательства Российской Федерации проблемы борьбы с угрозами, формирующимися в области незаконного производства, оборота и потребления наркотиков, в условиях глобализации. На основе изучения теоретических источников, а также материалов следственной практики органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ осуществлено правовое осмысление содержания антинаркотической безопасности Российской Федерации и угроз, формирующихся в области незаконного производства, оборота и потребления наркотиков на современном этапе, предложено новое определение понятия «антинаркотическая безопасность». Предложено новое определение понятия существующих угроз в указанной области для безопасности Российской Федерации и показана их корреляция с уровнем угроз глобальной наркоуиндустрии.

Ключевые слова: Антинаркотическая безопасность, угрозы, организованная транснациональная преступность.

 

Проведенное автором исследование теоретических источников и материалов оперативной и следственной практики органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ показало, что современная парадигма национальной безопасности Российской Федерации в аспекте угроз, формирующихся в области незаконного производства, оборота и потребления наркотиков, – это сложная совокупность действующих правовых положений и фундаментальных исследований, определяющих методологию борьбы с организованной транснациональной наркопреступностью в системе обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, как с первоисточником данных угроз.

Согласно действующей Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, «обеспечение национальных интересов осуществляется посредством реализации следующих стратегических национальных приоритетов: оборона страны; государственная и общественная безопасность; повышение качества жизни российских граждан; экономический рост; наука, технологии и образование; здравоохранения; культура; экология живых систем и рациональное природопользование; стратегическая стабильность и равноправное стратегическое партнерство» [2].

Законодателем отмечено также, что «состояние национальной безопасности напрямую зависит от степени реализации стратегических национальных приоритетов и эффективности функционирования системы обеспечения национальной безопасности» [2], т.е. от деятельности субъектов безопасности (органов государственной власти и органов местного самоуправления во взаимодействии с институтами гражданского общества) на выше указанных направлениях.

При этом определены следующие стратегические цели для деятельности по обеспечению государственной и общественной безопасности: «защита конституционного строя, суверенитета, государственной и территориальной целостности Российской Федерации, основных прав и свобод человека и гражданина, сохранение гражданского мира, политической и социальной стабильности в обществе, защита населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» [2].

Вместе с тем в приведенных правовых положениях отсутствует системный элемент стратегических национальных приоритетов – антинаркотическая безопасность – и, как следствие, стратегическая цель защиты личности, общества и государства от угроз, формирующихся в области незаконного производства, оборота и потребления наркотиков.

Понятие «антинаркотическая безопасность» приводится без определения его содержания лишь в Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 г. при перечислении правоохранительных мер по сокращению предложения наркотиков: «19. Обеспечивается участие Российской Федерации в реализации мероприятий по укреплению «поясов безопасности» вокруг Афганистана с целью пресечения незаконного ввоза опиатов. Проводятся согласованные межгосударственные профилактические и оперативно-розыскные мероприятия по выявлению и ликвидации каналов международного наркотрафика. Решение задач обеспечения антинаркотической безопасности достигается путем укрепления государственной границы Российской Федерации и границ таможенного союза, повышения их технической оснащенности, создания и совершенствования механизмов контроля за грузами, перевозимыми через таможенную границу Российской Федерации...» [1]

В указанном нормативном правовом положении и иных изученных теоретических источниках не определено содержание понятия «антинаркотическая безопасность», но указано на доминирование внешних, т.е. имеющих транснациональный источник угроз, формирующихся в области незаконного производства, оборота и потребления наркотиков, с чем автор полагает необходимым согласиться. Около 90% наркотиков, незаконный оборот которых осуществляется в настоящее время на территории Российской Федерации, имеет внешний (транснациональный) источник происхождения, т.е. были произведены и (или) выращены (в отношении наркотикосодержащих растений) на территории иностранных государств с последующим незаконным перемещением на территорию Российской Федерации.

В целях восполнения в теоретических источниках указанного пробела на основании исследования взаимосвязей общественных отношений, возникающих при осуществлении организованной транснациональной преступной наркодеятельности, а также при осуществлении мер реагирования на нее, автором под антинаркотической безопасностью Российской Федерации предложено понимать состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, формирующихся в области незаконного производства, оборота и потребления наркотиков (далее – наркоугрозы).

Отсутствием нормативного определения системного элемента «антинаркотическая безопасность» обусловлено, в свою очередь, отсутствие в действующем понятийном аппарате органов государственной власти, осуществляющих борьбу с организованной транснациональной наркопреступностью, понятия «наркоугроза». На основании проведенного исследования автор полагает целесообразным определить содержание наркоугроз, как состояние общественных отношений, характеризующееся изменениями под воздействием незаконной деятельности по производству, обороту и потреблению наркотиков, в условиях отсутствия эффективного государственного реагирования. При этом отмечает, что уровень наркоугроз в Российской Федерации коррелирует с уровнем угроз глобальной наркоиндустрии.

Данный вывод проиллюстрирован на примере феномена афганского наркопроизводства на ниже приведенных рисунках 1 «Динамика роста посевных площадей опийного мака в Афганистане за 2001-2015 гг. (тыс. га) [10] и 2 «Динамика численности зарегистрированных в Российской Федерации больных с диагнозом «наркомания» вследствие употребления опиоидов за 2001-2015 гг. (на 100 тыс. населения)» [11].

В условиях резкого увеличения с 2001 г. по 2007 г. посевных площадей опийного мака на территории Исламской Республики Афганистан в этот же период на территории Российской Федерации зарегистрирован резкий рост численности больных с диагнозом «наркомания» вследствие употребления опиоидов, более 90% которых производиться непосредственно на территории Исламской Республики Афганистан.

В 2008 г. принятыми комплексными мерами в рамках правоохранительной и специальной предупредительной деятельности рост заболеваемости наркоманией вследствие употребления опиоидов удалось остановить. Вместе с тем проблема актуальна до настоящее времени. Согласно результатам мониторинга наркоситуации за 2015 г., в Российской Федерации с учетом латентности насчитывалось около 1,5 млн. потребителей наркотических средств опийной группы [9].

Читать полный текст статьи …


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Указ Президента Российской Федерации от 9 июня 2010 г. № 690 // Собрание законодательства Российской Федерации, 14.06.2010, № 24, ст. 3015.
2. Указ Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 г. № 683 // Собрание законодательства Российской Федерации, 04.01.2016, № 1 (ч. II), ст. 212.
3. Владимиров В.Ю., Рябцев А.А. Наркооружие – угроза мировому сообществу // Государственная служба. Вып. 4(90). М., 2014. С. 10-14.
4. Иванов В.П. Афганский наркоузел / ООО «СиВиДжи». М., 2010. С.118.
5. Иванов В.П. «Я предлагаю тратить в 100 раз меньше» : интервью директора ФСКН России Иванова В.П. // Газета «Труд» от 23 декабря 2015 г.
6. О производстве опиатов в Афганистане : аналитическая записка № 24 / Российский институт стратегических исследований. М., 15 января 2016 г. 5 с.
7. Тупик репрессивной наркополитики в России / Общероссийское общественное движение «За права человека». URL: http://gulagu.net/storage/ bpb/2/8/2879/nark.pdf.
8. Трусов А.И. Предупреждение преступлений, связанных с использованием биотехнологий : монография. ИНФРА-М. М., 2015. С. 60.
9. ФСКН России : официальный сайт. URL: http://www.fskn.gov.ru.
10. Ежегодный отчет. URL: www.unodc.org/russia.
11. Ф. 11 «Сведения о заболеваниях наркологическими расстройствами» / Минздрав России. 2011-2015 гг.
 



© 
А.А. Рябцев, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru