viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

Ф.Ю. Бирюков,  (Аспирант, РЭУ им. Плеханова)

С.А. Воронин,  (Аспирант, ВГУЮ, РПА Минюста России)

Серия «Экономика и Право» # ДЕКАБРЬ  2016

Экспертиза
В работе рассматриваются аспект назначения эксперта из негосударственного судебно-экспертного учреждения. Показано, что каждый эксперт должен обладать набором профессиональных знаний, сочетать профессиональные знания и умения в области науки, техники, искусства, ремесла и тому подобное, необходимые для решения вопросов, возникающих при рассмотрении в суде конкретных дел. Предложено что суд должен иметь конкретные возможности по привлечению экспертов к рассмотрению дел, а также к механизмам их ограничения. Отдельным элементом представлено положение о целесообразности взаимодействия с экспертом по подготовке дополнительного заключения.

Ключевые слова: Экспертиза, негосударственная сфера, арбитражный и гражданский процесс, эксперт, судебно-экспертное учреждение.

 

Компетенция – это комплекс знаний по теории, методике и практики в сфере различного рода, вида.

К понятию компетенции (от лат. competo – соответствую, подхожу) входит:

  • круг полномочий, предусмотренных законом, статусом или иным актом компетентного органа или должностного лица;
  • знания, опыт в той или иной сфере.

Существует дифференциация на компетенцию объективного типа (необходимый или минимально допустимый объем знаний эксперта-специалиста) и субъективную компетенцию (степень владения специалистом этими знаниями и навыками). Субъективную компетенцию иногда называют компетенцией специалиста, которая определяется его образованием, специальной подготовкой, опытом при решении аналитических задач, индивидуальной способностью к эвристическому мышлению.

Сегодня экспертом в судопроизводстве может быть:

  • эксперт государственного учреждения, проводящего экспертизу;
  • негосударственный эксперт, который может быть или сотрудником негосударственного судебно-экспертного учреждения или частным лицом, имеющим специальные знания, необходимые для ответа на вопросы следствия или суда (частный эксперт, который занимается экспертной деятельностью профессионально, и специалисты в различных сферах деятельности, которые привлекаются в случае необходимости для решения экспертных задач).

Следует отметить, что согласно ст. 79 Гражданско-процессуального кодекса (далее – ГПК) [1] и государственный, и негосударственный эксперты в контексте процессуального типа по своему статусу равнозначны. Полагаем крайне неверным тот аспект, который определяет, что квалификация сотрудника государственного учреждения априори считается выше, чем сотрудника частного учреждения.

Судебный эксперт характеризуется как лицо, имеющее специальные знания и умения, что определяется согласно порядка, установленного кодексами, регулирующими проведение судебной экспертизы и предоставления заключения эксперта. Требование для привлечения лица в качестве эксперта – это наличие у него специальных знаний. Понятие «специальные знания» в ГПК, АПК и законодательных актах не определено, его толкование приводится в научной литературе [6, с. 78]. По нашему мнению, под специальными знаниями следует понимать знания, которые лежат в основе тех или иных специальностей и специализаций. Специальные знания – это профессиональные знания и умения в области науки, техники, искусства, ремесла и тому подобное, необходимые для решения вопросов, возникающих при рассмотрении в суде конкретных дел. Специальными называют знания, которые не являются общераспространенными, общеизвестными. Это знания, которыми владеют специалисты-профессионалы в той или иной сфере. Эти знания приобретаются в процессе обучения и практической деятельности по той или иной специальности (профессии). При этом их понимают не только как собственно соответствующие знания, но и навыки и умения по применению этих знаний. Лица, обладающие такими знаниями и умением, именуются в судопроизводстве осведомленными лицами.

В последнее время в литературе дискутируется вопрос о возможности рассматривать некоторые правовые знания как специальные знания судебных экспертов. Предлагается формирование нового направления экспертных исследований – юридическая (или правовая) экспертиза. При анализе норм права, которые затрагивают необходимость использования специальных знаний, при решении противоречий зачастую требуется узкоспециализированная консультация эксперта, но не сама экспертиза.

Ученые, которые выступают против возможности проведения правовой экспертизы, считают, что судебный эксперт не должен выполнять функции других участников процесса или решать за них правовые вопросы. Нельзя подменять деятельность юриста, судьи знаниями (деятельностью) эксперта (сведущего лица). Заключение эксперта является источником судебных доказательств, а не абстрактными суждениями осведомленного лица, совокупности дополнительных правовых знаний, которых не имеет юрист. Поддерживаем мнение, что разобраться самостоятельно в комплексе таких вопросов очень узкоспециального и не только правового, но и узкоспециализированного характера юрист и судья не смогут даже в случае прикладывания больших усилий. В этих случаях и возникает ситуация, при которой отдельные узко правовые знания в комплексе с другими указанными знаниями могут быть отнесены к специальным [4, с. 35].

Экспертом в суде могут быть лица, имеющие специализированные знания, через применение которых они могут дать заключение по исследуемым вопросам. Они должны иметь высшее образование, подготовку и квалификацию, а также возможность профессиональной переподготовки с учетом положения проекта Федерального закона «О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Следует отметить, что профессиональное мышление обозначенного лица, в том числе и эксперта, формируется на ранних стадиях получения высшего образования и профессиональной специализации. Мышление – это не просто определенный объем знаний, который можно и необходимо обновлять, это и использование знаний в практической деятельности, процесс сознательного структурирования знаний на нужные и ненужные и формирования структуры определенных принципов [5, с. 189]. Поэтому профессионализация научных работников в сфере судебно-экспертной деятельности должна строиться преимущественно не на переподготовке специалистов из определенных отраслей знаний, не на системе повышения квалификации (хотя это дело достаточно важна и нужна), а на фундаментальной подготовке будущего судебного эксперта в вузе именно как судебного эксперта. Такой подход не исключает необходимости развития последипломного образования, а требует его базирования на фундаментальной вузовской подготовке.

Поэтому подготовка судебного эксперта должна предусматривать:

  • базовое полное высшее образование;
  • последипломное образование (специализация, стажировка, повышение квалификации и переподготовка);
  • специальное образование по определенным экспертным специальностям.

Итак, критериями, по которым оценивается компетентность эксперта, заключение которого рассматривается как доказательство во время расследования дела, является образование эксперта и стаж его профессиональной деятельности в сфере науки или практики, необходимых для проведения экспертизы. Относительно государственных судебных экспертов, то профессиональные и квалификационные требования к ним определены в текущем законодательстве. Это – высшее образование и последующая подготовка по конкретной экспертной специальности. Для экспертов экспертных подразделений органов внутренних дел возможна и среднее специальное образование. Кроме того, уровень профессиональной подготовки государственных экспертов каждые пять лет контролируется экспертно-квалификационными комиссиями. Эти требования способствуют поддержанию уровня компетентности эксперта [7, с. 82].

Квалификационные требования невозможно выдвигать для всех категорий негосударственных экспертов. Существует мнение, что для решения задач судебного процесса необходимы специальные знания «ремесла», полученные на основании практической деятельности и не обусловлены образованием (например, – определение экспертом правил безопасности труда волонтеров), поэтому общие требования к высшему или среднему специального образования эксперта нецелесообразны. Когда речь идет о специалисте, которого привлекают в качестве эпизодического эксперта, то уровень его компетенции может определяться стажем, отзывами и иными параметрами [3, с. 112].

Таким образом, существуют формальные критерии оценки компетентности экспертов. Эксперт имеет право делать заключение в пределах своей компетенции.

Пределы компетенции, то есть области знаний или практики, в которой эксперт имеет специальные знания, должны отвечать экспертной задаче, которая решается. В этом аспекте существует проблема оценки компетентности эксперта, который подписывает заключение экспертизы, которая основывается на исследованиях экспертов разных экспертных специальностей. Понятно, что эксперт, который подписывает свою часть, всегда выходит за пределы своей компетенции. Для решения этой проблемы ученые предлагают осуществлять подготовку экспертов для проведения комплексных экспертиз, предоставляя им определенную совокупность знаний из смежных экспертных специальностей в том объеме, который позволит проводить эти исследования одним экспертом. В таком случае нужны изменения к закону о возможности проведения комплексных экспертиз одним экспертом.

Вопрос компетенции эксперта имеет значение при оценке допустимости и достоверности его заключения. Суд назначают судебную экспертизу потому, что не имеют необходимых специальных знаний, а следовательно, оценить содержательную сторону исследования эксперта невозможно без участия лица, которое имеет специальные знания. Ю.Г. Корухов еще в 1988 году писал о необходимости привлечения соответствующих специалистов для квалифицированной оценки содержательной научной части заключения эксперта. Так, существует ряд лиц, имеющих специальные знания, которые могут быть использованы для заключения в ходе судебного процесса. Сюда относят эксперта и специалиста. Специалист выступает как механизм верификации качества и наукоемкости достоверности заключения эксперта. Оценка подобного типа заключается в устном или ином непроцессуальном виде подтверждении или опровержении заключения эксперта.

При невозможности подачи точного диагноза, назначают повторную экспертизу о причинах противоречий и обоснованности полученных выводов от первичной экспертизы. Следует указать на то, какого профессионального уровня является эксперт, может ли он ошибаться и насколько достоверно его суждение исходя из его профессионального статуса.

Такой шаг лишь законодательно закрепит ситуацию, которая уже давно сложилась. При расследовании спорных вопросов выводы экспертов имеют решающее значение уже для арбитражного процесса, однако здесь существует возможность манипуляций для получения неблагоприятных для заказчика выводов [2].

Однако, во-первых, статус этих выводов в доказательственном праве неопределенное, и, во-вторых, согласно буквальному содержанию закона этим полномочием обладает только защитник, то есть адвокат, представляющий интересы истца, но никак не представитель потерпевшего. Кроме того, в настоящее время сложилось такое положение, при котором судебная экспертиза может проводиться только персоналом государственных экспертных учреждений. Тем самым негосударственные судебно-экспертные учреждения, которые существовали последние 7-8 лет, практически уничтожены.

Это дает возможность суду беспрепятственно использовать различные рычаги влияния на экспертов, лишая их права на независимый объективный взгляд и не дает истцу или его адвокату эффективных средств для контроля объективности и обоснованности экспертных выводов и возможности получить альтернативный вывод для опровержения выводов государственных экспертов.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // Собрание законодательства РФ, 18.11.2002, N 46, ст. 4532.
2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 23.06.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2016) // Собрание законодательства РФ, 29.07.2002, N 30, ст. 3012.
3. Воронин С.А. Отдельные проблемы судебно-экспертной деятельности // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Экономика и право. 2016. № 3. С. 111-113.
4. Зайченко Д.С. Проблемы качества производимых судебных экспертиз негосударственными (частными) СЭУ // Проблемы науки. 2016. № 5 (6). С. 33-36.
5. Князева Н.В. Методика составления заключения негосударственным экспертом по результатам проведенной экономической экспертизы в процессуальном поле // Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал. 2016. № 4. С. 178-207.
6. Малахов А.А. Особенности производства экспертиз в негосударственном судебно-экспертном учреждении // International Scientific and Practical Conference World science. 2016. Т. 3. № 1 (5). С. 47-50.
7. Носова Т.В. Проблемы производства судебных экспертиз в Российской Федерации // Вестник Калужского университета. 2016. № 3 (32). С. 81-84.
 



© 
Ф.Ю. Бирюков, С.А. Воронин, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru