VIP Studio ИНФО Формирование и направления использования располагаемого дохода домохозяйств в условиях реализации механизма личного финансового планирования
levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Е.А. Разумовская,  (Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина, г. Екатеринбург)

Серия «Экономика и Право» - АПРЕЛЬ-2012

Личное финансовое планирование

Статья раскрывает результаты эмпирического исследования автора, проведенного с целью определения структуры распределения доходов домашних хозяйств. Результаты выявили неоднозначность критериев мотивации домохозяйств при принятии финансовых решений. Показано соотношение отдельных направлений экономических решений в рамках личного финансового планирования и общие направления расходов домашних хозяйств. Раскрыта полемичность эффективности политики невмешательства и государственного регулирования экономики. Представлена функция, позволяющая оценить влияние детерминант поведения потребителей на величину и направление расходов домашних хозяйств. Отмечена неоптимальность потребительского поведения населения в условиях асимметричности информации, искажающего влияния элементов подражания, стереотипов и имитационных проявлений.

Ключевые слова: Личное финансовое планирование, финансовые решения домохозяйств, потребительское поведение, государственный механизм регулирования направлений частного потребления.

Направления персонального финансового планирования (direction of personal financial planning) во многом определяются рыночными процессами. Тем не менее, существует широкий спектр позиций и взглядов на формирование оптимального механизма регулирования структуры и величины расходов домашних хозяйств.

Современные экономические реалии базируются на значительных объемах информации и расширяют инструментарий планирования и управления финансами на всех уровнях. Особой областью экономических знаний является финансовая теория, отличающаяся от других экономических наук предметом и методологией. Спецификой финансовой теории является её направленность на изучение процессов в нестатической экономике, то есть процессов, в которых значительную роль играет фактор времени. В современной практике сохраняет свою актуальность политика laissez faire [1], которая позволяет минимизировать выбор инструментария в сфере управления корпоративными, персональными и государственными финансами [5]. Целесообразность такой позиции является обоснованной, поскольку при сокращении государственного вмешательства в регулирование экономики,  неконтролируемый рынок может парализовать  конкуренцию и породить отрицательные экстерналии, возникновение асимметричности информации и другие случаи несостоятельности. Позиция невмешательства государства приводит к недопустимой степени социального неравенства в обществе, кризисам перепроизводства и к снижению эффективности экономики.

Экономика благосостояния (economy of welfare), в рамках которой рассматриваются политико – социальные аспекты, затрагивающие проблемы государственных и персональных финансов, основана на трех основных концепциях, первая из которых позволяет ответить на вопрос: будет ли достижение социально – экономического благосостояния в обществе результатом функционирования экономики с конкурирующими производителями и потребителями? Вторая концепция имеет отношение к проблеме распределительной справедливости и отвечает на вопрос: может ли общее благо в экономике, где решения о распределении принимаются централизовано – государством, достигаться с помощью модифицированного рыночного механизма (Прим. автора. Примером может служить экономико–политическая система КНР) или же рынок должен быть упразднен? Третья концепция решает общую задачу возможностей достижения общественного благосостояния, независимо от того, обеспечивается оно через рынок или через централизованные политико – экономические механизмы [3]. В рамках последней концепции установление социальной справедливости в обществе позиционируется как первостепенная и более значимая цель, нежели механизмы ее достижения.

Интерес современных специалистов к экономике благосостояния обусловлен возможностью расширения спектра решений проблемы существования способа трансформации интересов индивидов в интересы общества, без ущерба для эффективности развития экономики.

Выявление субъективной критериальности, присущей домохозяйствам в процессе личного финансового планирования (personal financial planning) легло в основу эмпирического исследования распределения располагаемого дохода населения. Исследование проведено на основании выборочного опроса 1 456 респондентов. Оно позволило выявить критерии мотивации финансовых решений домохозяйств при персональном планировании их бюджетов. Результаты исследования, полученные в ходе опроса, иллюстрируют структурное распределение совокупного располагаемого дохода населения на потребление и сбережение (По данным опроса, проведённого автором среди 1 456 респондентов). Группы респондентов ранжированы по ряду критериев, среди которых: уровень дохода, возраст, семейное положение, наличие и количество детей,  образование и обеспеченность жильём. Таблица 1 демонстрирует зависимость объемов потребительских расходов и сбережений от величины достатка семьи.

Таблица 1.

Распределение располагаемого дохода домохозяйств.


Доход,
рублей в год


Доля населения,
% опрошенных


Потребление,
%


Сбережения,
%

200 000 –
300 000

29

94

6

300 000 –
400 000

44

82

18

Свыше
400 000

27

78

22

 
В соответствии с теорией недопотребления Гобсона, Фостера и Кэтчингса, наибольший уровень сбережений имеют лица с наиболее высоким доходом, и наоборот: домохозяйства, располагающие меньшим доходом, большую его часть направляют (используют) на текущее потребление.

В таблице 2 представлено распределение доходов опрошенных, отобранных по возрастному принципу.

Таблица 2.

Распределение располагаемого дохода домохозяйств по возрастному критерию.


Возраст,
лет


Располагаемый доход, рублей
в год


Потребление,
%


Сбережение,
%

18 – 26

236 400

100

0

27 – 35

304 800

91

9

36 – 50

444 000

83

17

51 - 60

366 000

74

2

 
Результаты опроса свидетельствуют об однозначно большей доле сбережений у лиц возрастной группы от 51 до 60 лет. Это объясняется тем, что люди такого возрастного интервала имеют состоявшихся взрослых детей, живущих, как правило, отдельно и способных обеспечивать себя самостоятельно. Одновременно, лица возрастной группы от 18 до 26 лет не формируют сбережений вовсе, поскольку сравнительно меньший уровень дохода среди всех групп опрошенных подвержены влиянию стереотипов в рамках имитации поведения – herd behavior, что увеличивает их потребительские расходы до 100%.

Составной частью опроса было исследование зависимости формирования долей потребления и сбережений у лиц, имеющих разный уровень образования, результаты которого отражены в таблице 5.

Таблица 3.

Распределение располагаемого дохода респондентов в зависимости от уровня образования.


Образование


Располагаемый доход, рублей
в год


Потребление,
%


Сбережения,
%

Начальное

214 000 – 232 000

98

2

Среднее специальное

240 000 – 360 000

89

11

Высшее

240 000 – 540 000

77

23

 
Опрос выявил, что лица, имеющие высшее образование, располагают большим доходом и, соответственно, распределяют его таким образом, что сбережения превышают 20% получаемых средств своего бюджета.

Кроме того, опрос включал такие критерии, как наличие и количество детей, собственного жилья, семейное положение респондентов. Обобщая результаты, следует отметить, что исследование выявило средний уровень потребления на уровне 87,5% при, соответственно, 12,5% сбережений среди всех категорий респондентов. Такая структура распределения дохода в процессе персонального финансового планирования свидетельствует о незначительной величине аккумулируемых населением средств. Кроме того, имеет значение структура потребительских расходов домохозяйств, которая свидетельствует о превалирующей доле обслуживающих расходов, размер которой варьируется около 70% [2]. Существенный размер текущих затрат свидетельствует о малой величине средств, направляемых на покупку инвестиционных товаров и формирование человеческого капитала: расходов на медицину и образование, приобретение бытовой техники, автомобилей, отдых и развлечения. Такой характер и структура распределения в отечественной практике обусловлены относительно низким уровнем доходов домохозяйств, негативными адаптивными ожиданиями относительно цен и их динамики, общим низким доверием к финансовой системе со стороны населения. Потребительское поведение домохозяйств можно охарактеризовать, как неоптимальное [4], определяемое величиной располагаемого дохода и подверженное влиянию индивидуальных предпочтений в рамках ранжированных групп. Процесс принятия финансовых решений отражает промежуточный этап на пути достижения благосостояния общества, которое является суммарной величиной благосостояния отдельных домохозяйств.

Выявленные субъективные критерии, присущие домохозяйствам в процессе распределения располагаемого дохода, подтверждают необходимость выработки механизмов оптимизации процессов личного финансового планирования.

Финансовая наука выделяет несколько уровней финансового планирования (financial planning), как механизма аккумулирования и перераспределения средств:
  1. государственный;
  2. корпоративный;
  3. индивидуальный (уровень домохозяйств).

Совокупность процессов принятия финансовых решений на уровне домашних хозяйств направлена на достижение приемлемого уровня потребления в текущем периоде и формирования достаточного объема сбережений для отложенного потребления семьи.

Суммарная величина денежных затрат домохозяйств, формирующаяся как денежный поток от имеющихся у индивидов источников доходов, влияет на характер их финансовых решений. Величина совокупного располагаемого дохода может быть представлена функцией, определяемой экзогенными и эндогенными параметрами. Среди таких параметров наиболее значимыми являются:
  1. Уровень дохода. В данном случае речь идёт о величине располагаемого дохода, который домохозяйства распределяют на текущее потребление и направляют на сбережения в традиционном понимании – как накопления или отложенное потребление и/или инвестируют в доступные финансовые инструменты, формируя дополнительный источник дохода.
  2. Уровень цен и их волатильность, на которые ориентируются домохозяйства при планировании своих расходов.
  3. Государственная политика в области трансфертов (TR) и государственных закупок (G). Этот показатель весьма актуален в российских условиях, поскольку пенсии, стипендии и ряд социальных пособий позволяют значительной части населения обеспечивать удовлетворение потребностей невысокого уровня.
  4. Налоговая политика государства, влияющая как на финансовые решения домохозяйств, так и на инвестиционный климат и инвестиционную активность экономических агентов.
  5. Уровень процентных ставок в экономике, который определяет привлекательность депозитных сбережений и возможностей кредитования, в целом влияющий на потребительский оптимизм населения.
  6. Потребности домохозяйств, как совокупность индивидуальных предпочтений.

Перечисленные параметры определяют возможности расширения трактовки мотивации потребления (Под мотивацией потребления предлагается понимать совокупность побуждающих причин к принятию домохозяйствами и индивидами финансовых решений в области распределения совокупного располагаемого дохода. Прим. автора.) и выявляют приоритетность между текущим и отложенным потреблением. Таким образом, происходит формирование решений как о рестрикции потребления в отношении наборов благ, так и об увеличении их доли в потребительской корзине домохозяйств.

Величину денежных затрат домохозяйств в данном контексте следует интерпретировать, как функцию от рассмотренных переменных:

Cfin = F(I, PP, Gv (TR,G), Tax, R(i), Time, Needs, …),

где:
I – уровень доходов домохозяйств.
PP – уровень цен.
Gv (TR, G) – государственные расходы (в т.ч. транферты).
Tax – налоги.
R (i) – процентные ставки.
Time – периоды потребления (текущий и перспективный).
Needs – потребности домохозяйств.

Условием существования данной функции является то, что она косвенно учитывает влияние бизнеса, на принятие финансовых решений индивидами посредством обеспечения определенного уровня доходов домохозяйств, участники которых заняты в частном секторе экономики. Это объясняется неоднозначным характером влияния данного критерия на финансовую мотивацию домохозяйств и недостаточным уровнем развития корпоративной ответственности российского бизнеса в отношении работников и общества в целом, поскольку отечественные корпорации не рассматривают социальные инвестиции, как эффективные с экономической точки зрения финансовые вложения. В настоящее время в долгосрочном стратегическом планировании крупных компаний доминируют представления о  благотворительном характере финансирования социальных задач общества. Эти задачи играют для бизнеса патерналистскую роль, что приводит к деструктивным последствиям для экономики в целом – к нарушению сбалансированности функционирования компаний и к игнорированию комплексности развития общества. Крайней степенью проявления игнорирования бизнесом участия в развитии общества как целостной системы,  является социальная обструкция.

Другой конструктивной особенностью представленной функции является включение двух периодов, которые учитываются домохозяйствами при принятии финансовых решений о структуре своих бюджетов. Первый период – это расходы на текущее потребление. Денежный поток, финансирующий затраты этого периода определяется существующим уровнем дохода, цен и процентных ставок, а так же потребительскими предпочтениями. Второй период – это будущее или отложенное потребление, величина которого в большей степени зависит от ожиданий в отношении динамики цен и величины перманентного дохода, налоговой и государственной политики в социальной сфере, процентными ставками по кредитам и депозитам.

Заметное искажающее влияние на результаты исследования в рамках предлагаемой функции привносят так же аспекты информационной асимметричности и факторы неопределённости, которые стимулируют людей искать пути минимизации издержек в виде стереотипов и  общепринятых образцов поведения. Имитирование поведения окружающих лиц близкой социальной группы или информационный каскад, реализуется при ориентации на мнение окружающих, которому люди привыкли доверять.

Настоящее исследование позволяет рассматривать финансовое планирование как процесс, посредством которого отдельные лица и семьи индивидуально мотивированы и реализуют свои желания в достижении ряда поставленных целей. Среди таких целей наиболее распространёнными являются: обеспечение достойного уровня текущего потребления, сбережение средств на обучение детей или на формирование пенсионных отчислений, покупка жилья и прочие. Личным финансовым планированием в разной степени занято большинство людей, поскольку оно включает в себя, в том числе принятие решений о текущих покупках, совершаемых ежедневно.

Личное финансовое планирование построено на соблюдении последовательности следующих действий:

  • ранжирование финансовых целей;
  • принятие решения о выделении средств на выбранные цели, либо решение об источнике её финансирования. Таким решением может быть формирование депозитных или страховых сбережений;
  • следование избранному плану и его корректировка при необходимости.

Индуктивный характер такого исследования обусловливает необходимость проведения анализа структурных частей и этапов финансового планирования. Сложность реализации подобного анализа обусловлена многообразием индивидуальных предпочтений и объективными различиями между людьми. Кроме того, домохозяйства, принимая финансовые решения в одном направлении, не всегда адекватно оценивают их последствия для других, ранее принятых или планируемых в перспективе решений. Ещё одним немаловажным фактором, вносящим коррективы в индивидуальное финансовое планирование, является внешняя конъюнктура. Совокупность экзогенных факторов, формирующих среду для финансового планирования семей, включает в себя налоговую политику государства, прогнозируемую инфляцию, существующий и ожидаемый уровень доходов и другие факторы и определяет постановку задач для определения приоритетов будущих расходов.

Важным моментом проведенного исследования структуры расходов населения является выявление индивидуального характера экономических целей домохозяйств на начальном этапе личного финансового планирования.  Раскрытие принципов персонального финансового планирования позволяет определять личные финансовые цели (personal financial targets) и вырабатывать механизмы регулирования направлений распределения совокупного дохода.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Морс К., Страйк Р., Пузанов А. Эффективные решения в экономике переходного периода. Москва: Айрис Пресс, 2007.
2. Разумовская Е.А. Влияние факторов неопределенности на эффективность принятия финансовых решений домохозяйствами. Наука и экономика № 4 (8), 2011. Иваново: Научная мысль, 2011.
3. Саймон Г. Теория принятия решений в экономической науке и науке о поведении. Теория фирмы: Санкт - Петербург, 1995.
4. Саймон Г. Рациональность как процесс и продукт мышления. THESIS. Москва, 1993, Т. 1. Вып 3.
5. Финансы. Под редакцией Дж. Итуэлла, М. Милгейта и П. Ньюмена. Перевод с английского. Научный редактор академик РАН Р.М. Этнов. Москва: Издательство ГУ ВШЭ, 2008.


©  Е.А. Разумовская, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� �������@Mail.ru