levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Е.Н. Маковецкая,  (К.ф.н., Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации (Омский филиал))

Серия «Познание» # 05  2018
Идентичность
    В статье делается попытка выяснить социокультурные и онтологические основания появления таких форм новой идентичности человека как «кидалт» и «синглтон». Автор рассматривает причины массового распространения и популярности новых жизненных стилей современного человека, а также, процесс трансформации способов социальной идентификации человека.

Ключевые слова: Идентичность, кидалт, синглтон, синдром Питера Пэна, социальный инфантилизм, ювенилизация, пролонгирование детства, культ молодости, жизненный стиль.

 

Анализ происходящих в современном обществе экономических, политических, социальных преобразований будет неполным без понимания изменений в самом человеке, его онтологической и социокультурной идентичности.

Сегодня размываются не только межкультурные, но и половозрастные различия. Изменяются содержательные характеристики идентичности человека. Вместо традиционных гендерных, возрастных, социальных ролей («мужчина», «женщина», «взрослый», «ребенок», «семьянин», «родитель», «мать», «отец»), появляются новые образы и новые типы человеческой идентичности. Единое представление о том, что значит быть взрослым или ребенком, мужчиной или женщиной уступает место множеству различных моделей.

Одними из них являются «кидалты» и «синглтоны». Эти новые образы самотождественности разрушают привычные стереотипы о поведении современного взрослого человека.

Целью проводимого нами исследования является попытка выяснить, насколько трансформировались способы социальной идентификации человека? Каковы социокультурные и внутренние онтологические основания появления и причины популяризации таких форм идентичности человека как «кидалт» и «синглтон»? Можно ли говорить о том, что снижается психологический возраст современного человека, а взросление становится лишь одним из вариантов жизненного стиля? Почему пролонгирование детства и молодости все больше становится новым общемировым трендом?

Само понятие «идентичность» в социальном плане можно определить как общность, к которой человек себя причисляет. Идентификация может происходить с любым объектом или социальной группой – гендерной возрастной, профессиональной, политической и так далее. Социальная идентичность не просто дает человеку чувство сопричастности, стабильности, но и является основой исполнения любой социальной роли и конструирования своего образа жизни.

В философском понимании человеческая идентичность есть тождественность человека самому себе, внутреннее соответствие, соединение с самим собой, признание себя; установление собственной самости. По словам Э. Гуссерля, формирование идентичности есть ничто иное, как «генетическое конституирование врожденного характера» [4, с. 173]. Выбор определенной идентичности способствует укоренению тех или иных черт характера, благодаря которым каждое человеческое «Я» уникально.

Одним из общих названий новых образцов идентичности и моделей поведения современного человека является понятие «кидалт».

Кидалт (kidult, от английского kid - ребенок и adult - взрослый) буквально означает «ребенок-взрослый». Этот термин выражает модель поведения, которая получила распространение в современном обществе. Кидалт – это взрослый, как правило, экономически независимый и успешный в карьере человек, который применяет детские практики и присваивает себе идентичность, характерную для подростков и детей. В первую очередь, детские практики кидалтов связаны с досугом: ролевые, компьютерные игры, мультфильмы, комиксы или игрушки. «Кидалт ищет детские продукты не с целью коллекционирования, но с целью потребления – игры, чтения или просмотра. Однако, одного потребления недостаточно, чтобы быть кидалтом. Для этого человек должен признавать себя таковым, давать себе право сказать: «я прикольный, но могу и посерьезничать» [7, с. 78].

Одним из первых термин «кидалт» ввел научный оборот американский ученый, специалист в области теории коммуникаций, профессор Нью-Йоркского университета Нил Постман. В своей книге, под названием «Исчезновение детства», которая была издана в 1982 году, Постман показал, что в современной реальности традиционное разделение детского и взрослого миров стало невозможно: «поведение детей стало более «взрослым», поведение взрослых – более «детским» [12, с. 111].

Той же логике следовал другой американский писатель и переводчик Роберт Блай, автор знаменитого бестселлера «Железный Джон», посвященного исследованию эволюции мужской идентичности. Блай полагал, что в современном обществе потребления, где традиционные ритуалы и социальные роли устраняются, у человека теряется ощущение возрастных границ [3]. Все чаще современный человек не способен совершить внутренний переход от статуса «подростка» к статусу «взрослого человека», взять на себя «взрослые» функции, принять новую онтологическую и социокультурную идентичность.

Собственную интерпретацию феномена кидалта представил в своей работе «Задержка развития: поп-культура и эрозия взросления» американский психолог Эндрю Калькутт. Он развивает мысль о том, что современное западное общество все более активно демонстрирует свое нежелание взрослеть и все больше популяризирует образ жизни «взрослых детей» [11]. Тенденция к пролонгированию детства и молодости становится общемировой. В том числе это характерно и для современной России.

В отечественной научной литературе изучение новых форм идентичности, в частности кидалтов, имеет фрагментарный характер и отталкивается от западных исследований. Так, можно отметить исследования Е. Ярской-Смирновой, Г. Карповой, М. Вороны, М. Манокина, Ю. Вишневского, С. Вершловского, Л. Горалик и др.

В своих исследованиях отечественные авторы анализируют самые разные формы идентичности в современном постиндустриальном обществе: «синдром Питера Пэна», близкий к нему по своему содержанию «синдром Карлсона», «дети-бумеранги», «кидалты», «скринэйджеры», «синглтоны» и другие.

Можно ли говорить о инфантилизации современного человека, или о новой форме взрослости?

Ряд исследователей сходятся в определении данных явлений, как нового вида социальной деформации, социального инфантилизма, сущностью которого является расхождение между биологическим и социально-психологическим возрастом человека. «Характерной чертой [современного человека] является умаление роли авторитета и мудрости старших и исповедание во взрослой жизни подростково-юношеских ценностей. Название «тинэйджеры» («несовершеннолетние») и «бэби-бумас» очень четко подчеркивает их позицию в жизни. Претендуя на взрослость, они живут психологией «бесконечной юности», не отказываясь от ее прекрасных идеалов, которые, кстати, были хорошо подхвачены соответствующей «индустрией» (включая и средства массовой информации)» [9, с. 11].

«Инфантильная жизненная позиция проявляется в отсутствии инициативы, творческой активности, потребительских настроениях молодого поколения по отношению к окружающим людям и обществу в целом. Считается, что социально инфантильная молодежь отдает приоритет гедонистическим и материальным ценностям. Принцип удовольствия, жизнь "здесь и сейчас". Рутинная работа и бытовые обязанности часто вызывают раздражение молодежи тем, что они отвлекают от "полноценной жизни", от развлечений» [5].

Иная точка зрения состоит в том, чтобы не связывать новые формы идентичности (в том числе и кидалтов) с социальным и психологическим инфантилизмом, с уходом от ответственности и отсутствием четкой гражданской позиции. Многие авторы интерпретируют их как новые модели современной взрослости, новые стилевые и эстетические предпочтения, где особое значение имеют детство, игра и креативность.

Так, например, характеризуя идентичность кидалта, М.А. Манокин рассматривает данный феномен как проявление общей тенденции ювенилизации общества. «Ювенилизация означает омоложение поведенческих стратегий индивида, осуществляемое путем включения в них моделей поведения, конвенционально признанных присущими более молодым людям. То есть, ювенилизация означает любой «сдвиг» поведенческих стратегий к образцам, свойственным более молодым поколениям. Она не заключается только в том, что люди старшего возраста начинают одеваться похоже на молодежь или бороться с биологическими признаками старения. Это еще и проявления старшими социальных практик, присущих молодежи. Ювенилизация предусматривает разные заимствования старшими людьми практик не только молодых людей, но и детей и подростков» [7, с. 77]. В полном смысле слова кидалт не может отождествляться с инфантильным человеком. «Границы между стилевым предпочтением и «инфантилизмом» достаточно размыты: к примеру, наряд в стиле new age может выступать не как «детская одежда», а как стилевой, эстетический выбор, вне какой-либо связи с качествами безответственности или непосредственности» [10]. Таким образом, вторая точка зрения состоит в том, чтобы различать кидалтов как потребителей «детского» жизненного стиля и инфантильных людей, ведь взрослый отличается от ребенка тем, что может правильно и четко понять ту ситуацию, когда он может позволить себе «играть в детство».

Иной формой новой идентичности современного человека является синглтон.

Синглтон (singleton, от английского single – один) можно перевести как «одиночка», «единичный предмет, не имеющий пары». Этот термин используется для обозначения образца жизни людей, которые сознательно отказываются от брака и семьи и предпочитают жить в одиночестве.

Как правило, синглтоны – это вполне самостоятельные, самодостаточные люди, которые строят успешную карьеру и занимаются творческим и интеллектуальным саморазвитием. По своей сути, синглтон – индивидуалист, который активно работает над собственным благополучием и удовольствием. Он живет ради себя самого. Синглтоны – это те, «кто предпочитает не заводить тесных дружественных или сексуальных отношений с далеко идущими намерениями, с опаской относится к любым новым знакомствам, те, кто не желает брать на себя ответственность за жизнь и безопасность другого, поскольку любое сближение обязывает» [6, с. 207].

По мнению ряда исследователей данного феномена, проблема состоит не в том, что появилась такая категория людей, как синглтоны, которые сознательно выбирают одиночество, а в том, что их число активно растет. По данным ВЦИОМ, эта цифра в нашей стране может составлять около 20% трудоспособного населения, проживающего в крупных городах, среди которых хорошо оплачиваемые профессионалы, мелкие бизнесмены, чиновники среднего звена, представители творческих профессий [8]. Провозглашая индивидуализм, сознательное одиночество и жизнь в свое удовольствие, синглтоны лишь усугубляют кризис семьи как важнейшего социального института. Для синглтона «семья» вполне может состоять из него одного, что противоречит самой сущности и природе семейных отношений.

Как и кидалта - синглтона характеризует эгоизм и нежелание жертвовать своими интересами. Кидалт и синглтон – типичные представители современного общества потребления. Они главные покупатели дорогих эксклюзивных вещей, с помощью которых они поощряют свою личность и в то же время создают и подчеркивают собственную индивидуальность.

Стиль жизни кидалта и синглтона напрямую зависит от их социального статуса. Позволить себе быть «инфантильным», покупать дорогие игрушки и модные аксессуары может далеко не каждый. А потому современные кидалты и синглтоны – это представители среднего и высшего класса. Высокий уровень заработка, отсутствие необходимых трат на семью (в случае синглтонов), делает из них привлекательных клиентов дорогих услуг и потребителей элитных товаров. «Быстрое взросление – это реалии бедности» [10].

Каковы же объективные социально-экономические и внутренние основания появления и популяризации таких форм идентичности человека как «кидалт» и «синглтон»?

По мнению ряда исследователей, появление новых форм идентичности современного человека связано со спецификой сегодняшнего общества, где главной идеологией и философией выступает консьюмеризм. Сегодня потребление товаров и услуг становится целью и смыслом жизни человека, а счастье ставится в зависимость от уровня потребления. Образ жизни и ценностные ориентиры кидалтов и синглтонов, как потенциальных потребителей все больше популяризируется. ХХ век сделал молодежную массовую культуру главной культурой западного мира.

Так, например, тема взросления в современном кино за последнее время почти полностью была вытеснена мотивом впадания в детство. Иллюстрациями могут служить Фильм «Властелин колец», который в прокате собрал миллионы долларов не за счет детской аудитории; сериал «Счастливы вместе», американские комедии с главными героями-кидалтами в исполнении Бена Стиллера «Счастливчик Гилмор», «Знакомство с родителями» или Адама Сэндлера «Маменькин сыночек», «Большой папа» и много других подобных персонажей с юношескими качествами. Кроме того, появилось множество анимационной продукции для взрослой аудитории: «Шрек», «В поисках Немо», «Суперсемейка», «Симпсоны», «Футурама».

Также примером могут служить всевозможные компьютерные он-лайн игры, задуманные специально для взрослых геймеров и блоггеров. С середины 1990-х отмечается стойкая тенденция взросления потребителей компьютерных развлечений. В начале двухтысячных средний возраст игрока составлял 18 лет, в течение последних 15 лет этот показатель достигает 30. Если раньше взрослый мужчина, сидящий за игровой приставкой, выглядел в глазах окружающих, по меньшей мере, странно и не представлял никакой коммерческой ценности для производителя, то сегодня он потенциальный покупатель игровой приставки, компьютерных игр и апгрейдов для них.

Такие ценностные ориентиры, как зрелость, ответственность, постоянство, надежность вступают в противоречие с современной культурой. Вместо этого ребячливость, безответственность, социальная незрелость и вечная молодость становится общемировым трендом.

Современная массовая культура и молодежные индустрии не просто пропагандируют культ вечной молодости, но и формируют страх старения. Общество требует от человека «идти в ногу со временем», «быть актуальным и продвинутым», «быть молодым». Если же человек немолод, то он стремится к видимости молодости (отсюда небывалый спрос на услуги косметологов и пластических хирургов; выглядеть старо считается стыдно и неприлично). Отчасти, именно такое культивирование «вечной юности» во многом объясняет поведение кидалтов, которые следуют молодежной моде, увлечены компьютерными играми и другими формами досуга, которые традиционно приписываются молодому поколению.

В качестве еще одной практики продления молодости можно назвать тенденцию позднего вступления в брак, рождения детей, либо полный отказ от любой формы семейной жизни, которая считается неприемлимой и тяжелой (в случае с синглтонами).

Еще одной причиной, которая способствует смене ориентиров со взрослой идентичности на детскую являются большие стрессовые нагрузки, определенная монотонность, высокий темп жизни и работы современного взрослого человека. Уход в детство, принятие детских моделей поведения может рассматриваться как механизм психологической защиты от стрессов и тревог взрослой жизни. Кидалты, синглтоны и другие формы новой идентичности – это своеобразный ответ на вызовы изменчивой современности. Сегодня, чтобы быть успешным, нужно быть мобильным и гибким, гнаться за новыми рыночными тенденциями. Это формирует «краткосрочную ментальность» [1, с. 30]. Время и пространство текучи, ничто не гарантирует современному человеку постоянства. Чтобы быть успешным и актуальным на рынке труда, он должен быть готов менять свои социальные роли, свою профессиональную квалификацию, свои традиционные представления. «Текучесть» жизни придаёт мобильный телефон. Звонки поступают от коллег, родственников и друзей, как следствие, человек вынужден часто менять социальные роли. А теперь телефон перенимает ещё и почтовую переписку, функции управления банковским счетом, функции книги, телевизора, плеера, магазина... Высокая мобильность отщепляет индивида от прежних сообществ, «индивидуализирует» его [2, с. 32]. Отсюда, выбор детских практик поведения (в случае с кидалтами), как и выбор сознательного одиночества (у синглтонов) может интерпретироваться как реакция на скоростной, вечно меняющийся мир.

Взрослому хочется того же чувственного опыта, который напоминает ему счастливое время детства. «Возвращение в детство» – это не только попытка убежать от проблем взрослой жизни, оттянуть старость, но и абсолютный самообман, который всячески поддерживается самыми разными молодежными индустриями и идеологией современного общества потребления.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Бауман З. Индивидуализированное общество. – М.: Логос, 2002. – 390 с.
2. Бауман З. Текучая современность. – СПб.: Питер, 2008. – 230 с.
3. Блай Р. Железный Джон: книга о мужчинах. – М.: Эксмо, 2003.
4. Гуссерль Э. Картезианские медитации / пер. с нем. В.И. Молчанова. – М.: Академический Проект, 2010. – 229 с.
5. Ефимова Г.З. Социальный инфантилизм студенческой молодежи как фактор противодействия модернизации современного российского общества. [Электронный ресурс] // Электронный периодический научный журнал «Науковедение». – Вып. 6. (25) ноябрь-декабрь 2014. (http://naukovedenie.ru/)
6. Каштанова О.В. Синглтоны – специфическая категория российских граждан // Вестник Казанского технологического университета. – 2011. № 3. С. 206 - 212.
7. Манокин М. А. Ювенилизация современного общества: культурологические аспекты» // Общество. Среда. Развитие. Terra Humana. – 2012. № 3 С. 77 - 81.
8. Одиночки по убеждению // ВЦИОМ. 13.05.2010.: http://wciom.ru/ arkhiv/tematicheskii-arkhiv/item/single/13482.html? nocache =1&cHash =8878475d4f (дата обращения: 20.06.10)
9. Сухобская Г.С. Понятие «зрелость социально-психологического развития человека» в контексте андрагогики // Новые знания. – 2002. № 4. С. 17 – 20.
10. Ярская-Смирнова Е.Р., Ворона М.А., Карпова Г.Г. «Веселые, непонимающие и бессердечные»? О феномене Питера Пэна. [Электронный ресурс] // Электронный периодический журнал «Неприкосновенный запас». – Вып. 6. (62). – 2008.
11. Calcutt A. Arrested Development: Pop Culture and the Erosion of Adulthood. – London: Cassell, 1998. – 262 p.
12. Postman N. The Disappearance of Childhood. – London: Random House LLC, 2011. – 192 p.


©  Е.Н. Маковецкая, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� �������@Mail.ru