VIP Studio ИНФО Этика диалога в современном образовании
levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Серия


    Серия "Гуманитарные
    науки"

  • Серия


    Серия
    "Экономика
    и Право"

  • Серия


    Серия
    "Естественные и
    Технические науки"

  • Серия


    Серия
    "Познание"

  • Журнал


    Журнал
    "Минеральные
    ресурсы России"

  • Журнал


    Журнал
    "Геология
    Нефти и Газа"

  • Журнал


    Журнал
    "Маркшейдерия и
    Недропользование"

  • Журнал


    Журнал
    "Земля Сибирь"

Ю.В. Лобанова,  (К.ф.н., доцент, Московский Политехнический Университет)

Н.В. Баженова,  (Преподаватель, НОУ ВО Московский Технологический институт)

Серия «Познание» # 05  2018
Коммуникация
    Социальные изменения последних десятилетий, связанные с развитием коммуникаций, затрагивают все сферы, включая сферу образования. На смену традиционной схемы передачи информации в образовательном процессе приходит личностная форма коммуникации, диалог как общение на равных.

Ключевые слова: Коммуникация, образование, диалог, этика, информация, знание.

 

Oбразование в нашем мире становится основным занятием для большинства людей, которые теперь учатся на протяжении всей своей профессиональной жизни. «Обучающийся» - ученик, студент, слушатель курсов – сегодня статус почти каждого активного, любознательного, а главное, развивающегося человека. Особенно это относится к учителю, к преподавателю, ведь, как справедливо заметил утверждал К. Д. Ушинский, учитель живет до тех пор, пока он учится, как только он перестает учиться, учитель в нем умирает.

Под Школой мы будем понимать образовательные учреждения, в том числе высшие, под «учитель» - преподавателей, в том числе преподавателей высшей школы.

Образование, сколь бы ни говорилось сегодня об инновациях (заметим, что понятия «инновации в образовании» и «модернизация образования» переживают неслыханную инфляцию), наряду с семьей - одна из самых консервативных сфер, а значит, человек в своей деятельности здесь стремится преимущественно опираться на опыт. Логично, ведь основная задача школы понималась и понимается, в первую очередь, как социализация обучающихся, передача им социального опыта, воспроизведение себе подобных членов общества, способных интегрироваться в социум со всеми его позитивными и негативными чертами, с его уровнем нравственности, интеллекта, конформизма, с его заблуждениями, стереотипами и т.п.

М. Фуко убедительно обосновывает, что образование еще вчера было и в значительной мере сегодня остается дисциплинарной сферой. Обучение в школах проходит без родителей, дети учатся подчиняться чужим и даже незнакомым людям не из чувства привязанности или даже уважения, а «потому что так требует социальная система, основанная на единообразии требований, норм, правил и социальных ролей», каждый здесь - один из всех, «от него ждут не исключительного, а типичного поведения, соответствующего предписанным нормам. Подкрепляется все это единообразной формой, стандартным набором учебников и письменных принадлежностей, режимом дня и т.п.» [4,230].

Тем не менее, нынешняя скорость трансформаций во всех сферах жизни и особенно в коммуникациях не позволяет поддерживать «status quo» образования. Мы не можем учить так, как учили нас. Изменение роли учителя - очевидная констатация факта, не будем обосновывать это в данной статье. Отметим, что, несмотря на мощные методические ориентиры в виде ФГОС, роль и место учителя находятся в «подвешенном состоянии», они только «нащупываются», и учащимся и учителям трудно, как никогда (поэтому, например, средняя школа так активно пытается разделить трудности с родителями).

Известный психолог, педагог и публицист, лауреат премии Президента РФ в сфере образования Л.В. Петрановская утверждает, что идеи, на которых основывается традиционное образование - и среднее, и высшее - устарели, стали мифами. «Копить знания», «копить деньги», «быть усердным и исполнительным» и прочие традиционные заветы безнадежно устарели, сама концепция карьеры безусловно меняется, так как меняются и все остальные сферы общества: экономическая, политическая, культурная и др. [7].

Какие же качества будут нужны человеку? Актуальными требованиями сегодня и в обозримом будущем видятся такие черты, как вовлеченность, увлеченность, спонтанность, умение договариваться, понимать и объяснять (зачастую в условиях мультикультурности), взаимодействовать в команде, создавать новое и критически мыслить. Все это, так или иначе, связано с коммуникациями.

В рамках традиционного образовательного процесса коммуникации являются, по сути, преимущественно механическими, или, если пользоваться терминологией Ю. Лотмана, пространственными, в них как бы перемещается информация от Я (субъекта, учителя, обладателя информации) к Он (ученик, субъект, преемник информации), при этом «информация не претерпевает изменений, акты «кодирования» и «расшифровки» оказываются абсолютно тождественными… Модель эта представляется абстрактной в условиях реально организуемого общения: во-первых, по причине невозможности семиотического тождества личностей, которым пришлось бы обладать для этого не только одной культурной, но и одной индивидуальной памятью; во-вторых, в силу бесконечности процесса количественного приращения информации» [8].

Сегодня мы можем говорить об изменении коммуникации, в том числе и в школе, причем не только по форме, но и качественно. При всей исключительной важности роли педагога в школе ХХ века, коммуникации раньше носили однонаправленный характер, были вспомогательным, «обслуживающим» процессом для основного – передачи знаний от учителя к ученику. Многие из нас конспектировали лекции преподавателя, самые продвинутые – записывали на диктофон, но сейчас надиктовывание, например, определений выглядит некоторым анахронизмом, «приветом из прошлого» (хотя встречается не так редко). В наш век бурного развития коммуникационных технологий, общение в образовательном процессе должно строиться с учетом обратной связи, стать равноправным и диалогичным.

В докладе Госсовета РФ «Об образовательной политике России на современном этапе» вроде бы заданы требования: «Развивающемуся обществу нужны современно образованные, нравственные, предприимчивые люди, которые могут самостоятельно принимать решения, способны к сотрудничеству, отличаются мобильностью, конструктивностью, готовы к межкультурному взаимодействию». [3].

Таким образом, мы хотим воспитать в школе самостоятельную, инициативную, решительную, лояльную к окружающим личность, но при этом используем для формирования такой личности устаревшие инструменты, пытаемся загнать учащихся в рамки, которые в ХХI веке им однозначно тесны. Понятия успеха, сотрудничества, культуры, нравственного поведения и т.п. остаются словами и подвергаются дальнейшей инфляции, и это не вина учителей: будучи философскими категориями, эти понятия не поддаются таким определениям, которые исключали бы многообразие трактовок по поводу их содержания. А ведь если отталкиваться от семантики слова «образование» как передачи образа, придания образа, то очевидно, что здесь нужны и точность, и красота, и яркость, а не расплывчатость, бесформенность и двусмысленности. Нам кажется, что образом, который мог бы помочь нам, является диалог. Образ увлеченных, лояльных, совместно ищущих подходящее всем сторонам решение людей (а не образ группы людей, внимающих одному носителю истины) – это то, чего не хватает школе.

Если рассматривать диалог не как форму и не как тривиальное речевое явление, а как методологическое понятие, схему и модель мыслительной деятельности и рассуждений, а главное - специфически личностную форму коммуникаций, то можно обоснованно предположить, что изучение этого феномена может дать целый ряд педагогических, познавательных и этических ориентиров (открытий?) Соответственно, становятся особенно актуальны труды тех мыслителей, которые осмысливали этот феномен.

Диалогизм – философское направление, сформировавшееся в первой трети ХХ века и представленное трудами М. Бубера (1878-1965), М. Бахтина (1895-1975), Э.Левинаса (1906-1995), О. Розенштока-Хюсси (1888-1973), Ю. Лотмана (1922 – 1993) и др. Теорией диалога занимаются социолингвистика (Л. Щерба, Л. Якубинский), литературная и философская герменевтика (Х.Гадамер), феноменология (Х. Гуссерль, М. Мамардашвили), фундаментальная онтология (М. Хайдеггер), литературоведение и семиотика (А. Аверинцев, Ю. Лотман) и другие научные дисциплины. Их труды явились новым мировоззрением, предвосхитившим современную культурную ситуацию с ее мультикультурализмом и качественным изменением коммуникаций, поэтому философия диалога столь популярна сегодня. Диалогисты признают феномен общения основным в бытии человека как социального существа и, по сути, онтологизируют речь. Диалогизм оказал существенное влияние на экзистенциализм, феноменологию, герменевтику (а эти направления, в свою очередь, повлияли на диалогизм) и во многом определяет современный образ мысли.

По мнению Бахтина, «участное мышление» (соотнесение себя с Другим, умственный и душевный отклик, вхождение в мир другой человеческой вселенной, где является нечто абсолютно новое) преобладает во всех великих системах, особенно и отчетливо - в средние века, бессознательно и маскированно - в XIX и XX веках.

В повседневной, обыденной речи мы часто используем другого человека как функцию. Диалог же - это субъект-субъектное отношение. Структурной составляющей диалога является Другой, а целью - согласие, достигаемое благодаря пониманию и стремлению к этому пониманию. Поскольку полное понимание недостижимо (у каждого свой культурный опыт, бэкграунд, и мы интерпретируем услышанное сквозь призму этого опыта), Диалог является недостижимым идеалом, но, с другой стороны – всякое человеческое общение подразумевает интенцию, направленность на Другого; обращаясь к Другому, индивид ставит цель быть услышанным, и для этого необходимо хотя бы минимально понимать того, к кому обращаешься.

Диалог наглядно демонстрирует экзистенциальную сущность человека, то, что человек является процессом. Таким образом, к человеку, состоящему в диалогических отношениях, неприменимы никакие окончательные оценки, никакие ярлыки, а ведь именно с навешивания ярлыков - «плохой», «злой», «глупый» (оценивающий, разумеется, видит себя хорошим, добрым и умным) начинаются неразрешимые конфликты. Сутью диалогической философии является представление о незавершённости человека: к нему неприложимы никакие конечные атрибуты. В диалоге человек конституирует себя, изменяет и познает, но не для того, чтоб остаться собою, а для того, чтобы обрести себя уже другого, духовно и интеллектуально обогатившегося.

То, что согласие, а не истина является целью диалога, сегодня особенно актуально, так как современный мир отказывается от классического понятия абсолютной истины и приходит к плюрализму мнений, позволяющему избежать огромного количества конфликтов между теми, кто считает себя носителем единственно верной истины.

Новизна этики диалога, среди прочего, заключается в том, что диалогисты видят именно в различии между мной и Другим импульс к моральному ответственному поведению, в то время как традиционно моральное отношение зависело от успеха идентификации Другого как меня самого, то есть уподобления мне.

Диалогизм дополняет и развивает этический интеллектуализм, утверждая, что понимание является не только познавательной, но и моральной задачей.

Понимание всегда остается проблемой, и для диалогического события нужна двусторонняя интенция, поэтому здесь нужно говорить о синергии как о творческом объединении двух начал: интерсубъективности (заданной человеку природой и обществом) как возможности понимать других и ответственности как волевому усилию, с помощью которого эта возможность реализуется.

Таким образом, ориентация коммуникаций в образовательном процессе на принципы этики диалога представляется нам крайне плодотворной как в гносеологическом, так и в этическом и педагогическом аспектах.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Бахтин М.М. К философии поступка// Философия и социология науки и техники. Ежегодник. 1984-1985.
2. Бейсенова Г.А. Философия образования М.Фуко как проекция концепции власти-образования //Образование и насилие./ Сборник статей. Под ред. К.С. Пигрова Санкт-Петербург :Издательство СПбГУ, 2004. C.212-226.
3. Доклад Госсовета РФ «Об образовательной политике России на современном этапе» 2012.
4. Кравченко А.И. Социология: Общий курс: Учебное пособие для вузов. – М.: ПЕРСЭ; Логос, 2002 - 640 с.
5. Кристева Ю. От одной идентичности к другой // От Я к Другому: Сб. пер. по проблемам интерсубъективности, коммуникации, диалога. Минск, 1997.
6. Левинас Э. Время и другой //Левинас Э. Время и Другой. Гуманизм Другого человека. С.-Пб. 1998.
7. Петрановская Л.В. Мы готовим детей к позавчерашнему миру // [Электронный ресурс] PRAVMIR.RU URL: http://www.pravmir.ru/lyudmila-petranovskaya-myi-gotovim-detey-k-pozavcherashnemu-miru/ (дата обращения 05.12.2017)
8. Петрова В.А. О двух моделях диалога в образовании//[Электронный ресурс] Серия «Symposium», Диалог в образовании., Выпуск 22 / Сборник материалов конференции Санкт-Петербург : Санкт-Петербургское философское общество, 2002. http://anthropology.ru/ru/text/petrova-va/o-dvuh-modelyah-dialoga-v-obrazovanii (дата обращения 07.04.2018)
9. Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет. М., 1996.


©  Ю.В. Лобанова, Н.В. Баженова, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� �������@Mail.ru