VIP Studio ИНФО Социально-философский анализ ценностей и стиля жизни современной российской молодежи
levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Серия


    Серия "Гуманитарные
    науки"

  • Серия


    Серия
    "Экономика
    и Право"

  • Серия


    Серия
    "Естественные и
    Технические науки"

  • Серия


    Серия
    "Познание"

  • Журнал


    Журнал
    "Минеральные
    ресурсы России"

  • Журнал


    Журнал
    "Геология
    Нефти и Газа"

  • Журнал


    Журнал
    "Маркшейдерия и
    Недропользование"

  • Журнал


    Журнал
    "Земля Сибирь"

О.В. Викторова,  (Аспирант, Череповецкий государственный университет)

Серия «Познание» # 05  2018
Социальная дифференциация
    В статье основное внимание уделено анализу ценностей молодежи в современных социокультурных условиях российского общества. Автор дает обобщенную характеристику концепции стиля жизни, которая способствует более подробному анализу ценностных установок молодежи с учетом социальных и культурных факторов. Разработанная модель стиля жизни подкреплена результатами социологического исследования. Результаты теоретического и эмпирического исследования будут полезны при формировании социальной политики как региона, так и государства в целом.

Ключевые слова: Социальная дифференциация, молодежь, ценности, ценностные установки, ценностные ориентации, стиль жизни.

 

Российская молодежь XXI века является одним из основных и активных субъектов общественной жизни. Данная возрастная группа представляет собой основу общества, как в настоящем, так и в недалеком будущем. От ее культурных, социальных и иных выборов во многом зависит траектория развития современного государства. Тем не менее, такие ее духовные и социальные практики как ценности и стиль жизни остаются на периферии общественного и исследовательского интереса.

В современных поликультурных условиях активизировалось изучение ценностей. Стоит отметить, что ответы на вопросы, связанные с природой, сущностью и ролью ценностей в бытие общества в целом и отдельного индивида в частности, начали искать еще древнегреческие философы. В конечном итоге формируется раздел философии, раскрывающий сущность ценностей, - аксиология.

Методологически обоснованную теорию ценностей предложил немецкий философ М. Вебер в своей понимающей социологии [1]. Он постулирует плюрализм ценностей - в зависимости от их реализации в жизненных сферах, и в дальнейшем анализирует проблемы моральных, политических, религиозных ценностей. При этом М. Вебер акцентирует внимание на «ценностной эпохе»: определенному периоду социального времени присуща своя система ценностей. В связи с этим можно предположить, что ценности историчны и даже статичны.

В Новейшей философской энциклопедии под ценностью понимается один из основных, невербализуемых элементов структуры личности, который характеризуется «атомарностью» и интенциональностью. Данная универсалия философии включает взаимосвязь «устремлений (аспект будущего), особого переживания-обладания (аспект настоящего) и хранения своего «достояния» в тайниках сердца (аспект прошедшего)» личности, которые и «конструируют ее внутренний мир как уникально-субъективное бытие» [12, С.320-321].

Для того чтобы анализировать изменения ценностей индивида в динамике, т.е. на протяжении жизненного цикла, в научный оборот введено понятие «ценностные установки» (или «ценностные ориентации»). Они означают «разделяемые личностью социальные ценности, выступающие в качестве целей жизни и основных средств их достижения, являющиеся важнейшим фактором, регулирующим, детерминирующим мотивацию личности и ее поведение» [16, с.225]. Ценностные ориентации формируются как на сознательном, так и подсознательном уровнях, что в свою очередь обуславливает постоянную необходимость осмысления поведения человеком. Например, индивид, делая выбор между общественным долгом и эгоистичным желанием, формирует собственную поведенческую стратегию на основе личностных качеств таких, как самостоятельность целеустремленность, предприимчивость, активность и т.д. [17].

Таким образом, ценности более статичны, характерны для определенных эпох и формируют своеобразный образ жизни социума, ценностные установки обладают относительным постоянством, отражают ситуативный характер действий и стиля жизни личности. Немаловажное значение на формирование индивидуальной системы ценностей личности играет культура общества и субкультуры. На наш взгляд, именно социокультурные факторы являются доминантными в процессе социализации и усвоения ценностных ориентаций.

Для анализа ценностных установок необходимо использовать динамичную концепцию личности, которой, на наш взгляд, является стиль жизни. На наш взгляд, она соответствует нормам сегодняшнего дня и более насущная, чем концепция личности, и более универсальная и всеобъемлющая, чем теория ценностей.

Концепция стиля жизни начала формироваться в западной социальной мысли еще в XIX веке. Родоначальником стилежизненого подхода является М. Вебер [2], чьи идеи способствовали в дальнейшем социокультурному анализу социальной дифференциации. Он сформулировал многомерную модель стратификации общества, дополнив экономическую теорию стратификации К. Маркса [9] двумя критериями - политическим и социальным.

Классической поликритериальной теорией социальной дифференциации общества в XX в. стала теория социальной стратификации русско-американского социолога и культуролога П. А. Сорокина [15]. Он выделяет и описывает 3 критерия стратификации – экономический (уровень дохода и богатства), политический (степень власти и влияния) и профессиональный (престиж профессии). При этом П. А. Сорокин отмечает, что дифференциация общества обусловлена и культурными условиями в обществе, которые проявляются в образе жизни людей, их быте, а также в манере поведения.

В современной зарубежной и отечественной литературе интерес к концепции стиля жизни как дифференцирующему признаку проявили философы, социологи, культурологи и специалисты других областей. В нашей работе мы будем опираться на труды таких ученых как Н. И. Лапин [6], Е. Л. Омельченко [13] и И. В. Лашук [7; 8]. Нам кажется, что социокультурный подход представляет собой активный инструмент для анализа трансформаций современного общества. Происходящие социокультурные изменения позволяют по-новому взглянуть на дифференциацию общества сквозь призму стилежизненного подхода.

Для анализа практической и духовной деятельности индивидов научным кружком кафедры социологии и социальных технологий Череповецкого государственного университета под руководством А. А. Меховой и И. Н. Воробьевой [5; 11] была разработана теоретическая и эмпирическая модель стиля жизни.

В основу типологизации социальных групп мы положили модель наиболее востребованного, соответствующего современным реалиям стиля жизни, что обусловлено требованиями современного российского общества в инновационных практиках. В теоретической концепции стиля жизни мы описали четыре основных стиля: выживающий, традиционный, действующий, новаторский. Более подробно с типологизацией групп можно ознакомиться в работах 3; 5.

Стиль жизни представляет собой совокупность внешних форм бытия. В связи с этим нами была разработана индикаторная модель социальной дифференциации, включающая в себя следующие компоненты стиля жизни: потребительские практики, трудовые и досуговые установки, локус ответственности, уровень адаптации и притязаний, ценностные установки человека. Каждому индикатору соответствовал вопрос или группа вопросов и определенные валидные шкалы ответов, уже не раз применявшиеся исследователями при изучении ценностных ориентаций и установок индивида, его поведенческих аспектов. В результате рассчитывался интегральный показатель - индекс жизненного стиля, на основе которого респондентов разбивали на основные превалирующие стилежизненные группы (подробнее методика изучения стиля жизни и основные алгоритмы расчета индекса отражены в статье 4).

Теоретическая и эмпирическая модель стиля жизни была апробирована на основе социологического исследования «Стиль жизни как основа социальной стратификации», проведенного в ноябре 2012 года методом массового опроса населения старше 18 лет, по репрезентативной выборке, квотированной по половозрастным характеристикам (объем выборки равен 450 человек). По результатам опроса было выявлено, что в городе 13% людей выживающего стиля жизни, 51% - традиционалисты, 31% - «человек действующий» и лишь 5% - новаторов.

Социальные группы, выделенные на основе разработанной теоретичной и эмпирической модели стиля жизни, существенно отличается друг от друга ценностными установками и поведенческими актами. Рассмотрим их более подробно на примере молодежи г. Череповца в возрасте 18-30 лет.

Результаты опроса показали, что среди молодежи преобладает традиционный стиль жизни (47%) и «человек действующий» (42%) (рис.1).

Социальная дифференциация

Рис. 1. Распределение молодежи по основным стилежизненным группам.

 

Базовыми ценностями для всей молодежи являются семья (77% опрошенных), здоровье (62%) и работа (47%). Наибольшие различия в ценностных установках стилежизненных групп молодежи продемонстрировал вопрос: «Что, по Вашему мнению, позволяет добиться высокого положения в обществе?». Каждый представитель выживающего стиля жизни считает, что в этом могут помочь связи с нужными людьми, каждый второй – богатые и влиятельные родители, удачный брак. Традиционалисты считают, что позволит добиться высокого положения в обществе упорный труд (53% опрошенных), наличие денег (32%). Молодежь действующего стиля жизни отмечает такие варианты, как «предприимчивость, смелость» (49% респондентов), «высокая квалификация, профессионализм» (42%), «хорошее образование» (24%). Более чем 2/3 новаторов (71% опрошенных) отдают приоритет способностям, талантам, каждый второй (57%) – упорному труду, и они больше других стилежизненных групп ценят здоровье, которое необходимо в процессе восхождения по социальной лестнице.

Ценностные установки молодежи находят отражение и в их социальной активности. Так новаторы ради достижения своих жизненных целей в первую очередь готовы пытаться открыть свое дело, предприятие, молодежь действующего стиля жизни - учиться, осваивать новые профессии, традиционалисты - больше работать, а молодежь выживающего типа - уменьшить расходы, экономить, откладывать на будущее.

От выживающего к новаторскому стилю жизни увеличивается уровень активности, рискованности и индивидуализма. Например, это отражается в экономических и трудовых установках (табл. 1).

Таблица 1.

Распределение ответов на вопрос: «С каким из суждений Вы более согласны?», в % от числа опрошенных.


Стиль жизни


Все

Выживающий

Традиционный

Действующий

Новаторский

Каждый череповчанин, который может и хочет работать,
способен обеспечить свое материальное благополучие

25

56

73

93

66

Сейчас сколько ни работай,
все равно нормальную жизнь себе не обеспечить

75

36

16

7

26

Затрудняюсь ответить

0

8

11

0

8

 

Стилежизненные группы молодежи в первую очередь различны между собой по ценностным установкам и степени активности в различных сферах жизнедеятельности. От первой к четвертой группе возрастает степень самостоятельности, социального интереса, стремления самореализоваться.

Подводя итог вышеизложенному, можно отметить, что стиль жизни представляет собой совокупность внутренних (ценностных) и внешних (практических) форм деятельности по преобразованию не только себя как личности, но и социума в целом в соответствии с потребностями современного общественного развития.

В современных динамичных, изменяющихся социокультурных условиях общественности необходимо уделять внимание ценностям молодежи и ее стилю жизни, поскольку от данной социальной группы зависит дальнейшее развитие страны и общества. Разработанная нами теоретическая модель социальной дифференциации на основе стиля жизни верифицирована эмпирической моделью, что в свою очередь определяет актуальность данного подхода к интерпретации процессов трансформации ценностных установок молодежи.

Модель стиля жизни может поспособствовать разработке адресной социальной политики с привлечением молодежи новаторского стиля жизни как будущей основы российского государства. На наш взгляд, для реализации стратегических планов города и региона могут быть привлечены молодые новаторы как пример граждан с повышенной социальной ответственностью.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990. 808 с.
2. Вебер М. Основные понятия стратификации / Пер. с англ. А.И. Кравченко // Социологические исследования, 1994. № 5. С. 147156.
3. Викторова О.В. Типологизация социальных групп на основе стиля жизни // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2017. № 10. Ч. 1. C. 3639.
4. Воробьева И. Н. Измерение в социологии: проблема построения объективных шкал и расчета индекса на примере построения индикаторной модели стиля жизни // Череповецкие научные чтения – 2014: В 3 ч. Ч. 1 / Отв. ред. Н. П. Павлова. Череповец: ЧГУ, 2015. С. 3134.
5. Воробьева, И.Н. Стиль жизни как единица анализа социокультурного расслоения населения: индикаторная модель // Череповецкие научные чтения – 2013: В 4 ч. Ч. 1 / Отв. ред. Н. П. Павлова. Череповец: ЧГУ, 2014. С. 3134.
6. Лапин Н. И. Новая индустриализация России: на региональном и муниципальном уровнях социокультурного пространства // Вестник Омского университета. Серия «Экономика». 2015. № 3. С. 1419.
7. Лашук И. В. Жизненные стратегии социокультурного поведения социально-демографических и территориальных групп белорусского общества // Социологический альманах, 2014. С. 215231.
8. Лашук И. В. Социокультурный портрет современников / И. В. Лашук; беседовал Е. Ерошевич // Наука и инновации, 2015. № 9. С. 1214.
9. Маркс К. Сочинения / К. Маркс, Ф. Энгельс. 2-е изд. Москва: Государственное издательство политической литературы, 1961. Т. 20. 858 с.
10. Мехова А. А. , Воробьева И. Н. Стиль жизни как фактор идентификации в структуре общества // Череповецкие научные чтения – 2012: В 3 ч. Ч. 1 / Отв. ред. Н. П. Павлова. Череповец: ЧГУ, 2013. С. 126128.
11. Новая философская энциклопедия: В 4 т. / Ин-т философии РАН, Нац. общ.-научн. фонд; Научно-ред. совет: предс. В. С. Степин, заместители предс.: А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. М.: Мысль, 2010. Т. IV. 736 с.
12. Омельченко Е. Л. Молодежь России: из ХХ в ХХI век // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. Серия Социальные науки, 2007. № 3 (8). С. 8287.
13. Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество / Общ. ред., сост. и предисл. А. Ю. Союмонов: Пер. с англ. М.: Политиздат, 1992. 543 с.
14. Социологический энциклопедический словарь: на русском, английском, немецком, французском и чешском языках / Редактор-координатор академик РАН Г. В. Осипов. М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 2000. 488 с.
15. Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция: Л. Ф. Ильичев, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалев, В. Г. Панов. М.: Сов. Энциклопедия, 1983. 840 с.


©  О.В. Викторова, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� �������@Mail.ru