VIP Studio ИНФО "Атлантида советского искусства" как исследование и учебник
levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Серия


    Серия "Гуманитарные
    науки"

  • Серия


    Серия
    "Экономика
    и Право"

  • Серия


    Серия
    "Естественные и
    Технические науки"

  • Серия


    Серия
    "Познание"

  • Журнал


    Журнал
    "Минеральные
    ресурсы России"

  • Журнал


    Журнал
    "Геология
    Нефти и Газа"

  • Журнал


    Журнал
    "Маркшейдерия и
    Недропользование"

  • Журнал


    Журнал
    "Земля Сибирь"

Е.Я. Бурлина,  (Д.ф.н., к. искусствоведения, профессор, Самарский Государственный Медицинский Университет)

Серия «Познание» # 05  2018
«Атлантида советского искусства» как исследование и учебник
    Фундаментальный труд Г.Г. Дадамяна "Атлантида советского искусства" обладает научной новизной и богатейшим материалом для понимания плодотворного и трагического времени. В отечественной культуре 1917 - 1932 гг., выделено несколько типов - культурных парадигм. Автор статьи считает, что работа является одновременно уникальной научной методологией и учебником.

Ключевые слова: «Атлантида советского искусства» как исследование и учебник, методология научных парадигм, по Т. Куну, постнеклассические модели В. Стёпина, Л. Киященко, культурные парадигмы, Г. Дадамяна.

 
Памяти профессора Г.Г. Дадамяна

    Профессор Геннадий Григорьевич Дадамян (1938 - 2016) был любимейшим лектором, консультантом и прародителем продюсерской профессии. Его выпускники работают сегодня по всей стране. Он выпустил в свет фундаментальное исследование – «Атлантида советского искусства», часть I, охватывающее период с 1917 по 1932 гг., объемом в 524 страницы [1].

Прежде всего, хотелось бы отметить, что по богатству источниковедческой базы, по сопоставлению политических, искусствоведческих источников, а также свидетельств повседневной жизни, работа Дадамяна не имеет аналогов. Показывая на гигантском и сложносоставном материале 1917 - 1932 гг. как менялся подход власти к содержанию и принципам управления, ученый приближает своих читателей и учеников к нашему времени, к тем переменам, веяниям и течениям, которые волнуют океан современной культуры.

Судьба отечественного театроведения, а также других искусствоведческих и культурологических дисциплин, сложилась так, что на определенном этапе они вынуждены были принять "академическую замкнутость", как утверждал известный театровед, профессор А. З. Юфит. В той же «замкнутости» жили его именитые московские коллеги. Г.Г. Дадамян также вспоминает: "Поступив работать в 1971 году в Институт истории искусств, я долго не мог понять нежелания "зубров" нашего искусствоведения - А.А. Аникста, Ю.А. Дмитриева, Г.А. Недошивина, К.Л. Рудницкого, В.В. Фролова, Е.Г. Холопова и других - обсуждать социальный контекст бытования искусства. Позже мне стало ясно, что годы тоталитарного контроля так и не изгладились из их социальной памяти" [1, с. 24]. Г.Г. Дадамяну суждено было стать одним из первых, кто выводил искусствоведение и культурологию за охранную стену внутренних знаков и символов.

Практическая значимость монографии Г.Г. Дадамяна "Атлантида советской культуры" связана еще и с процессами подготовки специалистов для XXI века. В определенной мере, "Атлантида советского искусства" - это уникальный вузовский учебник: современный и побуждающий мысль. Профессор вводил студентов в живой мир культуры. Об этом пишут и говорят его бывшие студенты, поражавшиеся тому, как мэтр умел связывать конкретные факты с идеями социального времени. Процитируем газетную рецензию, написанную его бывшими учениками: "Самый запоминающийся пример – уже на первых страницах: на станции метро «Площадь Революции» в скульптурной композиции Манизера все работяги смотрят вдаль, а гнилая интеллигенция – в пол. Психология взгляда тут бескомпромиссно делит «народ» на правых и виноватых или «социально близких» и «социально далеких» для советской власти [2]. Погружение в парадоксальные переплетения власти и искусства не только насыщало знаниями, но заставляло пережить катарсис и гордость за отечественное искусство. Подобные научно-педагогические подходы кардинально отличаются от большинства современных гуманитарных учебников, преподносящих формальные определения культуры (в семантическом, историческом и прочих аспектах).

И наконец, еще один важный научно-практический столп этой работы. Не побоимся слов, скажем о мировом потенциале книги Г.Г. Дадамяна "Атлантида советского искусства". В современной мировой гуманитаристике искусство в России 1920-х гг. остается одной из самых притягательных тем: здесь рождались новые концепции искусства, воздействие которых предопределило художественные практики на столетие вперед. По мысли Дадамяна, а также многих других авторов, которых он цитирует с энциклопедической точностью, это свидетельствует так же о колоссальных традициях, накопленных в России еще до Революции и предопределивших гигантский взлёт послереволюционной культуры. Несомненно, что данный период оказал и оказывает огромное влияние на современное развитие мировой культуры. Не даром, лучшие музеи мира гордятся попавшими к ним в экспозицию работами русского Авангарда 1920-х гг. Советское искусство первых послереволюционных десятилетий остается одной из самых востребованных научных проблем современности. Сошлемся на монографии таких известных ученых мирового класса как К. Аймермахер и К. Шлегель [3,4].

Таким образом, фундаментальную работу Г.Г. Дадамяна «Атлантида советского искусства» можно и нужно рассматривать в разных аспектах: как междисциплинарное расширение социальных границ искусствознания и культурологии; как учебник нового типа, обучающий анализировать искусство в контексте времени; наконец, как исследование с оригинальной методологией и богатейшей источниковедческой базой, заслуживающее продвижения на интернациональные подиумы.

Перейдем теперь к центральному методологическому понятию, скрепляющему весь материал книги в целое.

Парадигмы

Период с 1917 и по 1932 гг., насыщенный беспрецедентными событиями, не имеющими аналогов в истории, Г.Г. Дадамян разбивает на целостные отрезки - парадигмы. Это своего рода акты многослойной и полифонической пьесы, которой управляют разные идеи и в которой действуют разные персонажи. Каждая парадигма похожа на "многослойный пирог", а именно: политика и стратегии управления; взаимоотношения власти и искусства в данное время, ценности этого отрезка времени, способы управления культурой, перипетии отдельных художников. Главным героем парадигм, выделенных автором, является время.

Напомним, что понятие "научная парадигма", введенное физиком и философом науки Томасом Куном в 1969 г., в его книге "Структура научных революций" [5]. Методология парадигм - это диагностика развития науки в определенное время и в определенной среде.

Выдающийся отечественный социолог В.А. Ядов настаивал на необходимости многослойных моделей (по сути, парадигм), позволяющих диагностировать социальные явления. Геннадий Григорьевич Дадамян высоко ценил идеологию многослойных исследовательских моделей, направляя в это методологическое русло исследования своих диссертантов [6].

В первую и изданную часть "Атлантиды советского искусства" вошло следующее:

Парадигма 1. (1917 - 1919 гг). Митинговый анархизм.
Парадигма 2. (1920 - 1925). Утопический рационализм или "эпоха       проектов райской жизни на земле".
Промежуток (1926 - 1932). "Обытовление революции".

Дадамян называет 17 признаков, которые присутствуют во всех парадигмах. Очевидны 3 группы признаков:

  1. власть, партии, управление, пропаганда, враги.
  2. общенациональные ценности: движущие силы общества, отношение к нациям, тип мышления, роль науки, стиль эпохи.
  3. персональные ценности: счастье, семья, взаимоотношение полов, образы культуры и красоты.

Итак, парадигма нацелена на создание целостного образа данного отрезка времени. Вот, что пишет Г.Г. Дадамян, характеризуя время после 1917 года: "Нам сегодня трудно представить себе культурную жизнь первой парадигмы. Абсолютное большинство населения было неграмотным. Новая власть еще не утвердилась" [1, с. 89]. Художественный авангард, востребованный в первые два-три года после Революции как пропагандистский рычаг управления, будет через несколько лет жестоко отринут.

Гигантский задел, собранный еще в дореволюционные годы, оказывается ненужным и лишним для власти, хотя год за годом растет его мировое значение. Н. Пунин уже в 1923 году утверждал, что "Париж относится к русскому искусству как стрелка на рельсах к железнодорожному пути" [1, с. 118]. В тексте Дадамяна излагаются не только все перепитии бытования авангарда, его философия и направления, но имеется, например, вдохновенный авторский коллаж про художественную миссию К. Малевича, вытекающую из духовного взыскания русской литературы. Дадамян пишет о новом художественном знании, новой истине, которая иным откроется только в середине ХХ века.

Заключение автора книги "Атлантида советского искусства" относительно дореволюционного потенциала русского искусства, которое, несомненно, резонирует с современными проблемами культуры: "На мой взгляд, уже в 10-х годах ХХ века Россия имела шанс стать новой Меккой для художников. Именно здесь зарождаются новые течения в изобразительном искусстве: в 1910 году выставляет свои первые "импрессии", потом - "импровизации", а затем "композиции" В. Кандинский, через год возникает "лучизм" М. Ларионова, очарованного, как и Кандинский, русской иконой и лубочным примитивом. В 1912 г. В. Татлин начинает экспериментировать с живописными контррельефами, в 1913 году предпринимает первые супрематические опыты К. Малевич… " [1, с. 118].

Возьмем далее пример парадигмы II: 1920 – 1925 гг., «эпоха проектов». Новой власти нужно было максимально развернуть проекты агитации, пропаганды и образования. Цитируется И. Г. Эренбург, работавший в одном из новых советских комитетов и утверждавший как активно действовавший свидетель, что наступила «эпоха проектов». Каждый день из всех властных институтов уходили проекты «райской жизни», которые и были направлены на то, чтобы быстро повести за собой народ.

Особенно стремительны были темпы монументальной пропаганды. Как писал журнал «Искусство» за 1918 г.: к первой годовщине Октября, только в Москве и Петрограде сооружено около 20 памятников, а набор открыток с их изображением издан тиражом в миллион экземпляров. Автор монографии, разумеется, напоминает, что все это происходит в ситуации острейшего «бумажного голода».

Оглядываясь на гигантский объем собранных Г.Г. Дадамяном материалов - политических, управленческих, искусствоведческих, художественных, - читатель задается вопросом: чем скрепляется эта многослойная армада? Прежде чем отвечать, обратим внимание также на "отступления", пронизывающие всю структуру книги.

Г.Г. Дадамян выступает не только в роли исследователя, превосходно ориентирующегося в гигантском материале, но также и режиссера, как мы считаем, который для усиления композиции в целом, вводит «Отступление в прошлое», «Отступление в настоящее» или «Рассказ персонажа», которые должны подтвердить идею автора и показать ее связи с современностью. Этих коротких «врезок» немного, они выделены особым шрифтом и версткой. Один из весьма глубоких рецензентов книги – Л. И. Левин – отзывается о них скорее отрицательно, полагая, что подобные «врезки» размывают собственно научное исследование [8]. В тоже время рецензент отдает должное жанру «авторских историй», в котором, по его мнению, написана данная монография.

Мы считаем иначе. Например, одно из первых «отступлений» коротко, но весьма убедительно, с нашей точки зрения, ставит в один ряд монументальную пропаганду 1920-х гг. и тотальное строительство «сталинских высоток» после войны. Это тот же «райский план», повсеместно доказывающий процветание послевоенной страны. Следующий план «монументальной пропаганды» развернулся уже в 1960-е, когда вся страна - от Москвы до Урюпинска – «украсилась» блочными «хрущовками».

Г.Г. Дадамян убеждает в том, что власть исключительно успешно справлялась с вызовами времени. Управленческие стратегии, шедшие сверху, чаще всего, "попадали в точку". По мысли ученого, первые советские руководители, не обладая управленческим опытом, оказались исключительно чуткими в выборе и проведении своих управленческих стратегий.

Выше уже было отмечено, что парадигма, по Дадамяну, почерпнута, у современных методологов науки. На наш взгляд, созданная им методология особенно коррелирует с моделями "постнеклассики".

В постнеклассической науке и философии формируется "взгляд на мир, способный̆ по выражению Ж. Делёза удерживать бытие в становлении и становление в бытии, порядок в хаосе, а хаос в порядке (И. Пригожин, И. Стенгерс)…. По мнению Л.П. Киященко и В.С. Стёпина, режим синергетического общения между настоящим и будущем позволяет, если прибегнуть к выражению Осипа Мандельштама, открыть прошлое, которого еще не было, с тем, чтобы, в некотором отношении, пережить настоящее как уже бывшее" [9, с. 11].

Парадигмальные признаки, названные в книге Г.Г. Дадамяна «Атлантида советского искусства», носят исключительно устойчивый характер. Это значит, что они живут и сегодня.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Г.Г. Дадамян. Атлантида советского искусства. 1917 - 1932. - М.:, ГИТИС, 2010. - 524 с.
2. А. Филиппов, Г. Заславский. Правда и песенка Рины Зеленой // "Независимая газета" / 2013.04.11
3. Аймермахер, Карл. Воззрения и понимания. Попытки понять аспекты русской культуры умом. – М.: АИРО-XXI, 2018. – 308 с.
4. Schloegel, K. Das Russische Berlin: Ostbahnhof Europas (Ergänzte und aktualisierte Neuausgabe von Berlin, Ostbahnhof Europas). – 2007.
5. Кун, Томас. Структура научных революций. - М., "Аст", "Ермак". 2003 - С. 261.
6. Саморегуляции и прогнозирование социального поведения личности: Диспозиционная концепция. 2-е расширенное изд. Под ред. В.А. Ядова— М.: ЦСПиМ, 2013. — 376 с.
7. Левин Леонид Иосифович. Живая история. - Рец. на книгу: Дадамян Г.Г. Атлантида советского искусства. 1917-1991. – Ч.1. 1917-1932. – М., 2011. – 524 с., ил.// http://sias.ru/publications/magazines/kultura/2012-2/novye-izdaniya/598.html
8. Постнеклассика: философия, наука, культура. Коллективная монография. Отв. редакторы: Л. П. Киященко, В.С. Степин. - М., МИР, 2009. - С. 11.


©  Е.Я. Бурлина, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� �������@Mail.ru