levitra bitcoin

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
 

А.В. Шуралёв,  (К.ф.н., доцент, Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова)

Серия «Познание» # 01-02  2018
Традиционное общество
В данной статье автор рассматривает особенности развития религиозных отношений в традиционном, индустриальном и постиндустриальном обществах. Сопоставляет точки зрения основателей современной теории постиндустриального общества с классиками социологии, которые прогнозировали при каких условиях возможно дальнейшее развитие религиозных отношений в обществе.

Ключевые слова: Традиционное общество, индустриальное общество, постиндустриальное общество, сакральное и секулярное, экопессимизм, технооптимизм.

 

В  современной социологии господствует теория, по которой человеческое общество в своём развитии прошло несколько этапов, они подразделяется на три типа: традиционное общество, индустриальное общество и постиндустриальное общество.

    Традиционное общество – это общество с аграрным укладом, и малоподвижными структурами социокультурной регуляцией. Оно полностью основано на традициях и вере в Бога. Поведенческие паттерны индивидов в данном обществе подлежат строгому контролю, а также регламентируются устоявшимися традициями, социальными нормами и обычаями, имеющими в своей основе регуляцию социальными институтами, среди которых особое значение приобретают такие как семейная община, церковь, монархия. В этом обществе категорически пресекаются намерения каких-либо новых общественных преобразований. Для такого общества, как правило, характерны сниженные темпы производственного развития. Основной константой данного типа социального уклада является исторически сложившаяся общественная солидарность. Люди в таком обществе организовывали хозяйственную деятельность не с целью извлечения из нее прибыли, а с позиций организации собственной жизни, которая, по их мнению, была угодна Богу и предопределяла спасение. Войны велись в этом обществе из-за расхождений в толковании вопросов веры.

Власть в традиционном обществе приходит к необходимости замены языческого мифологического мировоззрения монотеистическим. В данном обществе государство более чем было заинтересовано в преобразовании религии в статус мировоззренческого общеобязательного характера. Подобное общество лишало своих членов права на выбор, исходя из отсутствия духовного и материального достатка, что определяло религию как насаждаемым и единственным типом миропонимания и мировоззрения. Это приводило к тому, что нарушение людьми религиозных императивов влекло за собой наказания церковного и государственного масштаба.

Таким образом, религия в традиционном обществе:

  • существует как всеобщее мировоззре­ние;
  • пронизывает все стороны общественной жизни;
  • главная мотивация поведения людей в социальной, экономической и духовной жизни.

К самым прогрессивным обществам данная социологическая теория относит индустриальное и постиндустриальное общества. Самые значительные преобразования исторического плана в современном социуме опосредованы переходом традиционных аграрных обществ к обществам индустриальным, которые имеют в своей основе развивающееся машинное производство, организацию фабричного склада, регулирующиеся дисциплиной и режимом труда, формирующейся национальной системой хозяйствования с общим рыком и свободными торговыми отношениями.

Индустриальное общество характеризуются специфическим процессом, так называемой секуляризацией (или отделением), что предполагает в своей основе освобождение от религиозного влияния различных областей личной и социальной жизнедеятельности. В таких условиях религия утрачивает возможность позиционироваться как двигатель развития политической, экономической и других сфер общественной жизни. Основным регулирующим принципом мировоззрения в таких условиях становится принцип свободы вероисповедания и свободы совести. Последняя предоставляет личное право выбора или отрицания веры как таковой, а первая наделяет человека правом осуществления выбора и распространения того ли иного типа вероисповедания согласно своему усмотрению.

Секуляризация опосредует разделение государства и церкви, отделяя организации верующих от вмешательства в государственное устройство. Это также предопределяет и то, что государство, в свою очередь, тоже отстраняется от внутренних дел церкви, и также не обладает возможностью навязывать свои гражданам тот или иной тип вероисповедания. Государственная система воспитания и образования начинает приобретать характер светскости. Это говорит о том, что государство не стремится сформировать у граждан какое-либо характерное отношение к религиозным устоям.  Тем не менее, государство берет под охрану законную деятельность религиозных объединений. Необходимо также от метить, что на данном этапе социально-экономического развития все члены религиозных, а также атеистических сообществ и объединений имеют равные с другими гражданами права на участие в политической жизни. Так, например, государство предоставляет свободу родителям в отношении выбора религиозного воспитания для своих детей, что говорит об уважении выбора граждан, основанного на их убеждениях.

Теория индустриального и постиндустриального общества были разработаны Д. Беллом и О. Тоффлером. Всю коллизию они видят в разобщённости общества на три структуры: социально-экономическую структуру, политическую систему и культуру. Д. Белл в своей книге «Противоречия капитализма в сфере культуры» утверждал, что «по своему содержанию культура имеет дело с экзистенциальными ситуациями смерти, трагедии, долга, любви и т.п. Культура изменяется иначе, чем технико-экономическая сфера [2; 5]. Ей чужды постулат, линейные изменения, новое не сменяет старое (как это происходит в области технического прогресса), а происходит расширение содержания культурного хранилища». [2]

Также Д. Белл и О. Тоффлер считают, что в индустриальном и постиндустриальном обществах свобода и интересы индивида являются главными принципами, которые регулируют их совместную деятельность. Этим обществам присущи: социальная мобильность, развитая система коммуникаций, глубокое разделение труда, правовое регулирование отношений, сложная система социального управления, секуляризация религии, а также регулирование различных отношений между людьми с помощью системы социальных институтов [2; 5].

Но жизненный мир человека в индустриальном обществе регулируется логикой инструментализма, рационализма и эффективности. Культура, как таковая, подвергается разрушению, включая и утерю традиционных ценностей, что обостряется отягощающим влиянием административного контроля, ведущего к унификации социальных взаимоотношений, стандартизации взаимодействия, формированию определенных паттернов социального поведения. В постиндустриальном обществе все подчинено логике экономической жизни и бюрократическому мышлению.

Ведущей чертой постиндустриального общества, отличающей его от индустриального, является повышение роли интеллектуального фактора, выражающегося в эскалационной значимости научного знания, информации, автоматизации и компьютеризации различных производственных процессов. Индивид, владеющий необходимым образованием и имеющий широкий доступ к новой информации, обладает гораздо большими шансами для продвижения в социальных иерархических структурах. В таком обществе основное значение для человека начинает приобретать труд творческого характера.

В своём эссе «Возвращение сакрального? Аргумент в пользу будущего религии» [9] Д. Белл осуществляет критику секуляризации в современном обществе. Он заявляет, что изменение религии происходит на следующих уровнях:

  • на уровне общей социальной структуры и культуры;
  • на уровне структурной разноплановости религии как социального феномена [3].

Секуляризация оказывает существенное влияние не только на переорганизацию и реструктуризацию самих институтов (например, уменьшение влияния церкви), но и на идеологические преобразования – так называемую «профанацию» [2]. Таким образом, религиозные преобразования на социальном уровне можно охарактеризовать такими понятиями как «сакральное и секулярное», а на уровне культуры – «святое и профанное». [2]

Основной идеологический приоритет О. Тоффлера состоит в том, что он считает: всплеск технологических и социальных трансформаций предопределяет все более ощутимые затруднения адаптационного плана, которые способны вызвать шоковую реакцию как у отдельного индивида, так и у общества в целом. Данные идеи были обоснованы и более глубоко проработаны в его труде «Третья волна». [5]

Кризисные изменения, которые переживало современное общество, Тоффлер обосновал условиями специфического перехода к цивилизации нового плана, так называемой «третьей волне» (под первой волной следовало понимать аграрную цивилизацию, а под второй – индустриальную) [5].

Тоффлер не дает достаточно четкого определения цивилизации нового плана. Такие эпитеты как «информационное общество», «космическая эра», «постиндустриальное общество» или «глобальная деревня» и мн. др., в его концепции являются неприемлемыми, так как не несут полного представления о масштабе и динамизме трансформаций и влекомых ими конфликтов и напряженности. По аналогии «утопия – антиутопия» Тоффлер обосновывает свою концепцию как «практопия».

В основе концептуальных оснований постиндустриального общества присутствует разделение всех общественных преобразований в развитии на такие этапы как: доиндустриальное (традиционное), индустриальное и постиндустриальное. В традиционном обществе жизнь базируется на личной связи (короткой). Личная связь базируется на личном доверии. Власть осуществляется в форме личной зависимости от короля, епископа. Традиционное общество ритуализировано. Рамки выбора очень узки. Человек должен или своевольничать, или строго следовать роли.

В доиндустриальном обществе определяющим являлась сельскохозяйственная сфера, связанная с церковью и армией. Индустриальное общество представляют буржуа, бюргеры, мещане. Время - деньги. Основные базовые принципы данного общества:

  • будущность;
  • секуляризация;
  • освобождение;
  • индивидуализация;
  • абстракция. [5]

С позиции приверженцев данной концепции, формирование и дальнейшее развитие постиндустриального общества всецело связано с преобразованиями структурно-социального характера – преобразованиями в производственно-экономической и профессиональной сферах, опосредованных новой эскалационной ролью информации, техники и науки.

С точки зрения Д. Белла в рамках постиндустриального общества перестает существовать класс капиталистов. На его место приходит совершенно иная правящая элита, та, которая характеризуется высоким обладанием высоким уровнем знаний и образования. Собственность как таковая начинает утрачивать свое значение, уступая место решающей роли образованности и владения информацией.

В постиндустриальном обществе религия позиционируется уже как специфический социальный институт, наделенный определенной автономией. В рамках такого статуса ей приходится конкурировать с иными социальными институтами за реализацию некоторых регулирующих функций, в числе которых мировоззренческая, коммуникативная, компенсаторная и др. Обращение к религии в данном типе общества становится личным делом человека, следствием его мироощущения и собственного выбора. Это, конечно, не говорит о том, что религия утрачивает свою роль в жизни социума, тем не менее ее значение в рамках современного индустриального общества, ставшего обществом эпохи цивилизаций, сохраняется в оттенках тех положительных и отрицательных свойств самих цивилизаций, которые когда-то ее породили. В связи с этим религиозные искания находит свое отражение в жизни современного социума. К тому же плюрализм возникшего современного мировоззрения диктует существование различных вариантов духовных поисков индивида. В таком облачении религия предстает в обществе как специфический культурный опыт человечества на пути преобразований.

Одной из негативных граней постиндустриального общества является все возрастающая опасность, выражающаяся в усилении контроля социума со стороны государства, а также правящей элиты посредством доступа к информации, электронным СМИ и СМК в манипулятивном их использовании по отношению к человеку и обществу в целом.

В отличие от общества индустриального, где основа конфликта между трудом и капиталом должна быть рассматриваема в контексте сосредоточения собственности в руках капиталистов, постиндустриальное общество позиционирует основной конфликт контекстом борьбы между знанием и некомпетентностью. Конец 60-х годов XX века обусловил подвергнувшуюся критике концепцию постиндустриального общества с позиции «новых левых», обосновавших данную стадию развития общества не с точки зрения его новизны, а с точки зрения особого идеализированного варианта капиталистического общества.

Концепция постиндустриального общества сегодня детально разработана и имеет как сторонников, так и противников. В настоящее время существует две точки зрения на будущее человечества: экопессимизм и технооптимизм. Экопессимизм предсказывает, что в 2030 году произойдёт тотальная глобальная катастрофа из-за загрязнения окружающей среды и разрушения биосферы Земли. Технооптимизм смотрит в будущее с оптимизмом и предполагает, что информационная революция и научно-технический прогресс справятся со всеми трудностями на пути общественного развития.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Американская социологическая мысль: Тексты / Под. ред. В. И. Добренькова. – М., 1994. – 496 с.
2. Белл, Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования / Д. Белл. – Из-во: М.: Academia, 2004. – 944 с.
3. Беспаленко, П. Н. Политико-идеологические и социокультурные основания типологии нетрадиционных религий / П. Н. Беспаленко, В. П. Римский // Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. – 2009. – № 1. – С. 3-13.
4. Семенов, В. С. Уроки XX века и путь в XXI век: (Социально-философский анализ и прогноз): Монография / В. С. Семенов. – 2003. – 411 с.
5. Тоффлер, Э. Третья волна / Э. Тоффлер. – Москва: АСТ, 2004. – 781 с.
6. Чэдвик, О. Христианская церковь в холодной войне: Предисл. и примеч. А. В. Шуралёв; Пер. с англ. А. В. Шуралёв / О. Чэдвик. – М.: «Книга по Требованию», 2017. – 292 с.
7. Шуралёв, А. В. Христианская церковь и новый мировой порядок / А. В. Шуралев // Международный научно-исследовательский журнал «Современный ученый». – 2017. – Том 2. – №1. – С. 162-176.
8. Шуралёв А. В. Религиозные общины и межрелигиозные отношения в современной Западной Европе: Монография / А. В. Шуралев. – М.: «Книга по Требованию», 2017. – 272 с.
9. Sociological Journeys: Essays 1960-80. L., 1980.
10. Owen Chadwick. Ecclesia Christiana in carthaginienses / Pengvin Historia Ecclesiae - 7. (Pengvin Libris ltd, 27 Wrights lane, London W8 5TZ, Anglia, 1993) p. 240.


©  А.В. Шуралёв, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

Rambler's Top100 �������@Mail.ru