viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

Г.А. Балашова,  (К.филол.н., с.н.с., Институт Африки РАН)

Серия «Познание» - # ИЮЛЬ-АВГУСТ  2017

Эфиопия
    Эфиопия – государство, создавшее свою самобытную культуру. На протяжении всей эфиопской истории именно культура сосредотачивала и передавала новым поколениям духовный опыт нации, обеспечивая единство многонациональной (более 80 народов) Эфиопии. Огромная роль в этом принадлежит культурной политике, без которой нельзя достигнуть более высокого качества жизни общества, его способности к гражданскому единству, к определению обществом целей развития.
В формировании системы ценностей Эфиопии особую роль играла религия, а именно христианство. Другие религии Эфиопии такие как ислам, иудаизм, традиционные верования также внесли свой вклад в формирование национально-культурного самосознания самобытности народов страны. В статье рассматривается культурная политика трех императоров Эфиопии – Иясу (1682-1700), Давида III (1716-1721), Иясу II Куарийца (1730-1735) и их вклад в развитие культуры страны.

Ключевые слова: Эфиопия, религия, христианство, религиозное искусство, культурная политика.

 

Император Иясу I

Постепенно к концу XVII в. жизнь в государстве, так долго потрясаемого непрерывными внутренними и внешними войнами, стала нормализоваться. Император Иясу I был назван Великим не даром: в конце XVII в. все важнейшие южные, центральные и северные провинции были объединены, и Эфиопская империя стала возвращаться к былому процветанию.

Частью культурной политики императора (как уже отмечалось выше) было основание новых монастырей и строительство церквей. В соответствии с традицией Иясу I основал прекрасный монастырь Дэбрэ-Бырхан Селассие, в котором привезённый из-за границы огромный колокол должен был возносить хвалу великому императору по всей Эфиопии. Дэбрэ-Бырхан Селассие стал одним из центров интеллектуальной жизни страны. Именно там, под тенью огромного оливкового дерева, проповедовал Абба Кыфле-Йоханныс, один из наиболее образованных умов того времени. Однако императора Иясу I интересовали не только храмы, но также (возможно, в большей степени) религиозная литература. Процветает и поэзия, развившаяся в разных жанрах. Активно пишутся истории эфиопских правителей. Так, историю Иясу писали Цэхафэ Тыызаз Хаурьят Крыстос вместе с ликэ Менуасе Гэбриэлем, а также азажем Зэуольдэ. Позднее историю правления эфиопских императоров в течение 26 лет записывал азаж Синода. Он был летописцем, поэтом, композитором, лингвистом и большим знатоком истории Эфиопии. Именно он свел воедино разные хроники Йоханныса I и Иясу Великого, а также истории императора Бэкаффы. Женой Бэкаффы была ытеге Мынтыуаб, которая после его смерти стала одной из выдающихся деятельниц страны. В 1730 г. Бэкаффа тяжело заболел и умер. Новым правителем Эфиопии стал их сын Иясу II, называемый также Иясу Куариец (Куара – небольшая область, где живёт одноимённая этническая группа, не выступавшая до сих пор на политической сцене страны)

Император Давид III

В Гондаре по велению императора Давида III (1716-1721 гг.) был возведён единственный в своём роде в средневековой Эфиопии «концертный зал» для исполнения песен и танцев. Из-за своего пристрастия к «плебейским» развлечениям император получил пренебрежительное прозвище «певец». Французский исследователь Марсель Гриоль в своей книге «Путешествие в Абиссинию»[1] приводит подробное описание придворного комедианта, который развлекал своими ужимками гостей, подчас имитируя самого раса Хайлю, и сочинял едкие и остроумные куплеты. Учитывая чрезвычайную устойчивость традиции в культурной жизни Эфиопии, можно предположить, что между средневековыми феодально-дворцовыми театрами XIII-XIX вв.  едва ли существовали большие различия.

Эпоха императора Иясу II Куарийца (1730-1755)

Иясу II Куариец занимает особенное место в истории эфиопской культуры. Он придавал большое значение развитию образования и был первым в стране, кто попытался стимулировать его развитие. Самую простую пищу в императорском дворе получали те, кто только приобщался к науке чтения и письма. Тот, кто переходил на следующие стадии обучения, наряду с более изысканной пищей получали также тэлля (слабое пиво), повсеместно распространенное в Эфиопии. Тот же, кто продолжал обучение на более трудной стадии, какой было искусство стихосложения, мог пить уже тэдж – медовый напиток, который в Эфиопии   пили люди, стоящие на высокой ступени социальной иерархии, освоивщие науку и перешедшие к изучению книг[2].

Вскоре Гондэр превратился в центр интеллектуального развития страны. Иясу учредил также пенсии и взял на себя полное содержание учёных, занятых переводом книг с арабского на геэз. Эти переведённые книги император распределял затем между различными монастырями. Самое большое число книг было собрано в построенном им на одном из островов оз. Тана монастыре Св. Гавриила (Гэбриэля).

Со всей страны свозил он туда книги, создав библиотеку, не имевшую ей равных в Эфиопии. Слава о библиотеке монастыря Св. Гавриила вскоре распространилась по всей стране. Из Шоа и Тигре, Бегемдера и Годжама приходили туда учёные монахи. На берегах оз. Тана они запасались продовольствием, садились в лёгкие тростниковые лодки, называемые «тэнкуа» и переправлялись на остров, где возвышался этот монастырь Св. Гэбриэля (архангела Гавриила). В нём они проводили часто год или два, изучая книги. По-видимому, число собранных там рукописей было столь велико, что многие из этих произведений ещё и в настоящее время не изучены.

Ытеге Мынтыуаб старалась не уступать сыну. На собственные средства она выстроила удивительно красивый и богатый монастырь для монахинь – Кускуам. Когда не хватало золота, она, как говорят, пожертвовала свои украшения, чтобы ни в чём не было недостатка у женского монастыря, который по красоте и значению должен был соперничать с мужским монастырём Св. Гэбриэля.

Иясу привёл в порядок также Гондэр, разорённый во время беспорядков в начальный период его правления. Он возвёл вокруг города новые стены, заложил сады, в которых цвели растения, привезённые из Йемена, Египта и других стран. Он приказал заложить виноградники южнее Дэнкэз, в Пирог и Кароза, и ввёл обычай пить вино.

Просвещённый правитель, он внедрил эстетику в повседневную жизнь. Он издал распоряжение о том, чтобы в окрестностях тех населённых пунктов, где были монастыри, являвшиеся средоточием умственной жизни, культивировали растение «Ындод», обладающее мыльными свойствами. С того времени к неблагородным стали относить всякого, кто носит грязную одежду. Духовным лицам, об уровне и авторитете которых император заботился прежде всего, он приказал носить нарядные одежды и позолоченную обувь. При императоре был введен обычай, дотоле неизвестный: каждое воскресенье ытеге Мынтыуаб и аце Иясу устраивали приём для учёных богословов, поэтов и композиторов. Собирались за обильно уставленными яствами и винами столом и целые часы проводили за учёными беседами, а также увлекались поэтической импровизацией, в основном стихов кыне, смысл и тонкость которых состояла в подборе соответствующих иносказаний, придающих произведениям многозначительность. В Эфиопии, так же, как и в античной Греции, поэзия считалась искусством, близким музыке, и вся эфиопская поэзия традиционно предназначалась для исполнения пением. Особенность кыне также заключалась в строгом совпадении строчных слогов с нотами[3].

Период времени до начала XIX в. в эфиопской культуре принято рассматривать как особый этап: он, несомненно, был одним из наиболее плодотворных периодов её развития. Рукописная литература оставалась в основном религиозной и исторической, хотя к Гондэрскому периоду уже начали появляться литературы другого типа. Речь идёт прежде всего о грамматиках эфиопского языка, так называемых «сэуасэу» и появлении многоязычных словарей.

Наряду с литературой и культовой архитектурой, о которой многократно упоминалось ранее, большое развитие получила живопись. Развивались те же её формы, которые процветали в «золотой период эфиопского средневековья». Это было, прежде всего, искусство книжной миниатюры и настенной фрески[4].

Однако стили и содержание живописи Гондэрского периода очень заметно отличались от образцов средневекового искусства.

Произведения средневековой живописи изображали в основном сцены религиозного характера, фигуры писались на одном цветном, без украшательства, фоне. В Гондэрский период, наряду с религиозной живописью, всё ещё остававшейся главной темой творчества, появились уже произведения светского содержания.

Художники – в подавляющем большинстве анонимные – обращаются к исторической тематике, запечатлевают в картинах легендарные события аксумских и последних времён, образы героев минувших эпох и современных правителей. Именно к этому периоду относятся фрески на тему, взятую из легенды о Яреде-музыканте в Аксуме в правление Калеба, создавшим каноны эфиопской церковной музыки. Его вдохновенное пение так сильно очаровало правителя, что, заслушавшись, он опустил острый наконечник на ногу Яреда, который, не ощущая боли и не видя текущей крови, продолжал выводить мелодию своей песни.

В гондэрский период появились, вероятно, впервые портреты императора Ййкуно-Амлака, абунэ Тэкле-Хайманота и др. На этих картинах чаще всего изображалась придворная жизнь, но встречались и народные сцены. Образцам гондэрского периода не присуща средневековая суровость: фон обычно многокрасочный, украшен декоративными элементами, а тон всей картины, в котором присутствуют жёлтые, лазурные, красные и зелёные краски, очень выразителен.

Среди немногочисленных имён видных мастеров кисти гондэрского периода следует упомянуть хотя бы одно – представителя духовенства Хайлю, называемого некоторыми тогдашними европейскими путешественниками – «Рафаэлем Эфиопии».

Период времени до начала XIX в. в эфиопской культуре принято рассматривать как особый этап; он, несомненно, был одним из наиболее плодотворных периодов ее развития.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Griaule M. Abyssinean journey/Transl by E.G. Rich. London. Mills, 1935.
2. А. Бартницкий, И. Мантель-Нечко. История Эфиопии, изд-во «Прогресс», 1976, с. 228
3. Балашова Г.А. // Современная драматургия Эфиопии, Москва, 2008, с. 35-36.
4. Папышева Г.А. (Балашова Г.А.) Искусство художественного оформления рукописи в Эфиопии XV-XVIII вв.: Страны и народы Востока, вып. XXVII, Москва, 1991, с. 245-258.



© 
Г.А. Балашова, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru