viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

Г.Е. Гун,  (Д.культурологии, к.филос.н., доцент, ГБОУ ВО ЧО «Магнитогорская государственная консерватории (академия) им. М.И. Глинки»)

Серия «Познание» - # СЕНТЯБРЬ-ОКТЯБРЬ  2016

Город
В статье показана специфика российской дезурбанизации и рассмотрены ее культурные аспекты. По мнению автора, в условиях дезурбанизации инфраструктура художественной культуры должна обеспечивать сохранение городского образа жизни и сферы досуга на новых территориях. Параметры обеспеченности учреждениями культуры и искусства дезурбанизированных поселений, с одной стороны, должны оставаться в рамках централизованной институциональной модели, с другой, - обеспечивать децентрализацию художественной культуры.

Ключевые слова: Город, художественная культура, инфраструктура, урбанизация, дезурбанизация.

 

Местом развертывания социокультурных сдвигов современности оказываются города, в жизни которых всегда отражались противоречия времени и которые становились местом социальных и культурных перемен. Становление постиндустриальной урбанистической парадигмы сопряжено с процессами дезурбанизации, которые воспринимаются как кризис городов и городской культуры.

В урбанистике дезурбанизацию принято определять как «процесс, выражающийся в деконцентрации населения и расселении вне городов, противоположный урбанизации» [8, с.286]. У дезурбанизации существуют разные ракурсы. Например, градостроительный её аспект фиксирует внимание на определенном типе застройки, которая, будучи плотной высокоэтажной в  центральных районах города по мере удаления от центра становится разреженной, малоэтажной и функциональной.

Социокультурные процессы скрепляют разнообразные элементы городской жизни в единое целое. Город, где культура, обеспечивая синергийный эффект, скрепляет сумму разнородных проявлений городской жизни в социокультурное целое, способен сохранять целостность, устойчиво развиваться и соответствовать вызовам времени.

Такое понимание роли культуры в жизни современного города дает основание рассматривать культурный модус дезурбанизации. Если урбанизация в таком ракурсе представляет рост культурного влияния городов, распространение городских ценностей и городского образа жизни, то дезурбанизация может трактоваться как снижение значения роли городов в жизни общества. Если рассматривать урбанизацию как универсальный процесс распространения городской культуры, то дезурбанизация — это прямо противоположная тенденция её сворачивания и затухания. В любом случае урбанизация и дезурбанизация — это определенный образ жизни и специфическое мировоззрение.

Динамические характеристики дезурбанизационных процессов  сложны. Дезурбанизация не однонаправленная устойчивая традиция, она имеет волновой и компенсаторный по отношению к непрекращающейся урбанизации характер. Урбанизация и дезурбанизация цикличны и будучи разнонаправленными, но равноположенными тенденциями сосуществуют по принципу дополнительности. Последняя принимает всё новые формы и охватывает всё новые территории. Волны урбанизации сменяются дезурбанизационными циклами, а затем вновь наступает черед урбанизационных тенденций.

Дезурбанизация детерминирует субурбанизацию, т. е. развитие пригородов. В определенный момент темпы развития пригородов начинают опережать темпы развития центральной части города, поскольку в пригородную зону переселяются жители, переносятся промышленные объекты, офисы, социальная и культурная инфраструктура. Иначе говоря, пригороды начинают развиваться за счет центра. Итогом субурбанизационных процессов является формирование городских агломераций, которые представляют динамичные поселенческие системы, многообразно связанные экономически, организационно, инфраструктурно и т. д.

Урбанист Э. Данхэм-Джоунс указывает, что имевшая в Америке более полувека тенденция переселения в «зеленые» пригороды пошла на убыль. Последние десять лет молодые образованные категории жителей начали возвращаться в города, понимая негативные последствия субурбанизации. Главная причина этого набирающего силу процесса в том, что «многие пригороды становятся все более урбанизированными. Город выплескивался из границ, захватил пригороды, а потом и они превратились в города со всё теми же городскими проблемами» [5]. Дезурбанизация оказалась компромиссным решением для тех горожан, которые хотели одновременно сохранить стандарты городского комфортабельного существования с экологией деревни. Но это не изменило их менталитета и культурных установок — в этом смысле они остаются горожанами. Иначе говоря, город воспроизводит себя везде, где появлялись городские жители, что лишний раз подтверждает его устойчивость в культурном смысле.

Характер и масштабы дезурбанизации у нас специфичны. Исторически процессы урбанизации воспринимались как сфера идеологического противостояния с Западом. На ранних этапах социалистического строительства городское планирование являлись полем градостроительных и идейных экспериментов, радикально менявших судьбы существующих и новых идеальных социалистических городов (например, Магнитогорска и Комсомольска-на-Амуре). Просчитывались модели городов оптимальной величины. Позднее столь же насильственным стал процесс искусственного сдерживания роста крупных городов посредством введения института прописки. Однако города продолжали незапланированно и неуправляемо расти. Численность городского населения в России составляет по разным оценкам около 75%, что свидетельствует о высокой степени урбанизированности. И продолжают расти. При этом в первую очередь растут столица и крупные города. За первое десятилетие 2000-х годов население столицы увеличилось на 13,6%, в то время как рост в городах-миллионниках оказался не таким значительным: максимальные показатели — в Челябинске, где население увеличилось на 4,9% [7].

Сегодня российские города существуют в совершенно иных политико-экономических и социокультурных реалиях. По мнению президента фонда «Институт экономики города» Н. Косыревой в российских городах градостроительная тенденция прямо противоположна общемировой: плотность и этажность застройки увеличивалась по мере удаления от центра к городским окраинам, и периферийная застройка оказывается более плотной и высокоэтажной. В результате такой «многоэтажной субурбанизации» формируются «перевернутые города» [6].

Не будем углубляться в демографический смысл этих процессов, но в культурном значении все сложнее. Культуролог Н. С. Галушина справедливо заметила, что «город — это продукт длительного культурно-исторического развития, его нельзя „сохранить“ или „ликвидировать“ и … очень сложно „создавать“. Ведь речь идет не просто о градостроительстве, а об „осмысленности“ (смысловой полноценности) городской среды» [1, с. 143].

Приходится согласиться и с известным урбанистом В.Л. Глазычевым в том, что поселение становится городом не по причине достаточного количества проживающих в нем людей. Для этого необходимо осознание жителями общности и наполнение городского пространства неповторимой культурой, выражающейся в его внешнем облике, истории, во всем содержании городской жизни и, конечно, в художественной жизни.

Попутно заметим, что в России слабо оформлена собственно городская идентичность как ментальная основа городской культуры. В градостроительном смысле города существуют, но не стали таковыми в культурном смысле. Поэтому В.Л. Глазычев называет российские города «разросшимися слободами» со всеми культурными атрибутами последних [3]. Если учитывать это мнение, то и культурные смыслы дезурбанизации оказываются иными.

Учитывая специфичность российской урбанизации и дезурбанизации, сочетающейся с неэволюционными «недогородскими» культурными процессами, рассмотрим проблемы инфраструктурной обеспеченности художественной культуры.

В нашей стране существовала практика, когда городам определенного статуса полагались соответствующие ему учреждения культуры: театры оперы и балета, драматические театры, музеи, музыкальные коллективы и концертные организации и т. д., причем в определенных количественных показателях. Такая идеологическая нормативность сразу задавала жесткие рамки городской культуры без учета индивидуальности конкретного города. По наблюдениям В. Л. Глазычева, процесс определяемого сверху насыщения городов учреждениями культуры себя исчерпал в 1980-е годы, поскольку структура предложения не соответствовала конкретным запросам горожан. Однако она существует и сегодня. В Российской Федерации действует распоряжение Правительства от 03.06.1996 г. N 1063-р с изменениями, внесенными правительством РФ 23.11. 2009 г. N 1767-р.

Идея нормативности может критиковаться, но именно при опоре на нее определяются параметры институциональной оснащенности художественной жизни городов. Она сформировалась в определенных идеологических условиях в параметрах «центр - периферической» модели. Сегодняшняя ситуация характеризуется постепенным переходом к плюралистической, многополюсной модели региональной жизни.

Художественная культура дезурбанизированных поселений, на наш взгляд, должна обеспечить сохранение «городского» образа жизни и сферы досуга жителей, а учреждения культуры «переехали» за город вслед за покинувшим его горожанином. Но это касается не всех учреждений культуры.

Художественная жизнь дезурбанизированных поселений, с одной стороны, должна оставаться централизованной в институциональном смысле и, с другой, - быть разнообразной и децентрализованной во внеинституциональных и субституциональных своих измерениях. Сохраняющаяся централизованность расположения художественных институций, на наш взгляд, оправданна, поскольку не может быть бесконечно много театров, музеев, концертных залов высокого уровня. Редкость и относительная труднодоступность этих учреждений должна сохраняться как их имиджевая составляющая, как элемент престижа. А более «демократичные» кинотеатры, библиотеки, клубы и дворцы культуры должны быть равномерно рассосредоточены как в центре города, так и на его периферии.

В субурбанизированных пространствах должны существовать площадки креативности, которые будут местом рождения субституциональных проявлений художественной жизни. Главное, чтобы сохранялись и создавались возможности для них. Тогда художественная культура городов сохранится. Примером проработки проблем культурной дезурбанизации может служить проект Центра современного искусства «Винзавод». Здесь был организован конкурс «Дезурбанизация. Организация открытого пространства в городской среде». В рамках конкурса было предложено создать концептуальный дизайн-проект Парка культуры и отдыха в г. Кашира. Перед молодыми архитекторами стояла задача трансформировать Летний кинотеатр парка в Центр культурного досуга,  сосредоточив здесь площадки для общения и самореализации. Дезурбанистическим этот проект был назван потому, что новое городское пространство предлагалось сформировать в пригороде столицы, насытив его возможностями для общения и досуга подобно городскому парку.

Симптоматично, что пример присутствия институтов культуры и креативных пространств в пригородах и обсуждение параметров этого присутствия обнаруживается только в столице. Для региональных центров эта проблема пока не столь актуальна, но по мере количественного разрастания пригородов она вскоре окажется на повестке дня. Пока же в культурном смысле более важной является задача формирования городской культуры и городской идентичности.

Подводя итоги, можно сказать, что дезурбанизация представляет в первую очередь демографические и градостроительные процессы, связанные с субурбанизацией. Культурное содержание жизни в дезурбанизированных и субурбанизированных пространствах остается городским. Дезурбанизация в градостроительном и демографическом смысле не тождественна дезурбанизации в культурном значении. Нет оснований утверждать, что городская культура и художественная жизнь городов теряют свое значение, уступая место на исторической арене негородским формам культуры. У городского образа жизни, мировоззрения, форм досугового времяпрепровождения нет альтернатив. Они, не переставая быть собственно городскими, осмысливаются в реалиях времени с экологической, человекоразмерной позиции. В культурном смысле дезурбанизация — это расползание городского образа жизни и городских ценностей на новых территориях. Речь идет о смене акцентов внутри городской культуры, что связано со сменой социокультурной парадигмы и формированием постурбанистических дезурбанизационных городов. Художественная культура дезурбанизированных поселений, на наш взгляд, не претерпит содержательных изменений. В процессе дезурбанизации, сколь бы специфичной она ни была, культура и сфера досуга сохранят «городской» облик, а учреждения культуры в определенной части переместятся за город, но частично останутся в центральной части городов.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Галушина, Н. С. Город как объект культурологического исследования [Текст]: дис. … канд. культурологии / Н. С. Галушина. — М., 1998. — 153 с.
2. Глазычев В.Л. Урбанистика [Текст] / В. Л. Глазычев — М.: Изд.-во «Европа», 2008. — 220 с.
3. Глазычев В. Л. Среда отторжения [Электронный ресурс] / В. Л. Глазычев. — Режим доступа: http://conflictmanagement.ru/sreda-ottorzheniya
4.Гун Г.Е. Художественная культура города: структура, динамика, перспективы [Текст]: Дис. … д-ра культурологии / Г.Е.Гун. — Челябинск, 2015. — 365 с.
5. Данхэм-Джоунс Э. Американский урбанист: Москве надо развивать пригороды [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://realty.rbc.ru/experts/02/12/2013/562949989804942.shtml
6. Косырева Н. Новый российский феномен — города наизнанку [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://gkhprim.ru/news/interview/novyy_rossiyskiy_fenomen_-_gorod/
7. Сазонов Б. В. Городская централизация или новая дезурбанизация? [Электронный ресурс]. — Режим доступа:http://conflictmanagement.ru/gorodskaya-centralizaciya-ili-novaya-dezurbanizaciya
8. Яницкий О. Н. Идеология современного дезурбанизма [Текст] / О. Н. Яницкий // Идеологические проблемы научно-технической революции. — М., 1974. — С. 285–303.
 



© 
Г.Е. Гун, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru