viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

З.М. Сигал,  (Д.м.н., профессор, Ижевская государственная медицинская академия (ИжГМА), г. Ижевск)

О.В. Сурнина,  (Врач ультразвуковой диагностики высшей квалификационной категории, к.м.н., БУЗ УР «Республиканский клинико-диагностический центр МЗ УР», г. Ижевск, доцент, Ижевская государственная медицинская академия (ИжГМА), г. Ижевск)

Серия «Естественные и Технические науки» # ОКТЯБРЬ  2017
Ультразвуковое исследование
Цель. Оценить преимущества ультразвукового исследования в изучении топографической и патотопографической анатомии при дифференциальной диагностике новообразований молочной железы с целью применения своевременного оперативного вмешательства для предотвращения ятрогенных осложнений.
Материал и методы. Была проведена ультразвуковая диагностика новообразований молочных желез у 532 женщин в возрасте от 30 до 50 лет. При обследовании молочных желез были проведены ультразвуковые исследования с оценкой морфологии новообразований по таким характеристикам как эхогенность, структура, размеры, васкуляризация.
Результаты. В зоне патологического очага происходит нарушение нормального расположения тканей друг к другу, количество здоровой железистой ткани уменьшается, происходит деформация близлежащих тканей – кожи, подкожно-жировой клетчатки, млечных протоков.
Выводы. Благодаря данному методу появляется возможность получить полную анатомическую картину молочной железы, провести полный анализ ее структур, получить данные о ее физиологических изменениях, о развитии новообразований на ранних этапах. Кроме того, данная методика позволяет выявить степень распространения опухолевого процесса в смежные органы, особенно в лимфоузлы, а также предоставить полный объем информации по расположению опухоли, то есть определить лучший оперативный доступ к новообразованию, в частности для проведения пункционной биопсии.

Ключевые слова: Ультразвуковое исследование, топографическая анатомия, патотопографическая анатомия, молочные железы.

 

ВВЕДЕНИЕ

Новообразование молочной железы (НМЖ) - это онкологическое заболевание, представляющее собой ограниченное образование патологических тканей. По данным медицинской статистики, ежегодно в России регистрируются более 50000 тысяч новых случаев новообразований молочных желез [1]. В   России   РМЖ также является ведущей онкологической патологией и занимает первое место по показателям заболеваемости (20,5%). Смертность от РМЖ остается высокой и составляет более 56% от общего количества заболевших женщин [2,3].  По данным разных авторов, до 92% женщин репродуктивного возраста страдают доброкачественными образованиями молочных желез. Распространённость фиброаденомы колеблется в значительных пределах и составляет от 4 до 63%. Кисты встречаются менее часто, только у 3-25% женщин, но этот показатель тоже является достаточно внушительным [1,4]. Надо сказать, что клиническое обследование имеет невысокие показатели чувствительности (не более 45-50%) [5]. На фоне фиброаденом частота возникновения рака молочной железы в 4-5 раз выше, чем в популяции, а при локализованных формах фиброзно-кистозной болезни с явлениями пролиферации — выше в 35-40 раз [6,7]. Стандартизировать оценку результатов обследования молочных желез помогают такие методы, как маммография (ММГ), ультразвуковое исследование (УЗИ), магнитно-резонансная томография (МРТ) по степени риска наличия злокачественного образования и определения тактики ведения конкретной пациентки при интерпретации данных по классификации BI-RADS [8,9,10].  К главным достоинствам ММГ относится диагностика непальпируемых форм [11].  Во время УЗИ мы имеем возможность оценить топографическую анатомию молочных желез в масштабе реального времени и патотопографическую анатомию при появлении патологического процесса [5]. МРТ и КТ обладает высокой разрешающей способностью, полипроекционностью, высокой контрастностью мягких тканей, особенно жидкостей, т.е. практически Еще одним методом диагностики онкологических заболеваний является  позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) [18,19,20]. ПЭТ уже на ранних этапах может регистрировать метаболические изменения, происходящие в опухоли во время лечения [21]. Однако, важным недостатком ПЭТ с 18F-ФДГ является ограниченная информация по анатомической локализации патологических очагов [22]. Возможности УЗИ состоят в том, что данный метод позволяет оценить в любой плоскости размеры патологического очага, его контуры, структуру, изменения в окружающих тканях. Данное исследование может быть проведено многократно, так как не оказывает пагубного влияния на организм. Но УЗИ эффективно только тогда, когда железистая ткань хорошо развита и молочные железы плотные, то есть чаще у молодых женщин [5,22,23,24,25]. Чувствительность УЗИ в выявлении доброкачественных и злокачественных новообразований составила 92%, специфичность метода – 65 [23]. Несмотря на низкую специфичность, мы имеем возможность оценить топографию и патотопографию молочной железы [26,27].

    Цель исследования - оценить преимущества ультразвуковой топографической и патотопографической анатомии при дифференциальной диагностике новообразований молочной железы с целью применения своевременного оперативного вмешательства для предотвращения ятрогенных осложнений.

Материалы и методы исследования

В наше исследование мы включили 532 пациентки в возрасте от 30 до 50 лет. Всем пациенткам проводили ультразвуковую диагностику молочной железы. Сканирование молочной железы проводили линейным датчиком 5-7 МГц. Оценивали морфологию образования по таким характеристикам, как эхогенность, структура, размеры и васкуляризация образований.  При УЗИ использованы стандартные методики. В ходе ультразвукового исследования все полученные  данные сопоставлены с результатами гистологических и цитологических исследований. Из 532 пациентов  количество послеоперационных гистологических совпадений составило 165 (31%), в то время как совпадение биопсии после проведенной пункции 362 (69%). Перед непосредственным исследованием все женщины прошли клиническое обследование. При исследовании соблюдены принципы добровольности, прав и свобод личности, гарантированных 21 и 22 статьями Конституции РФ.

Результаты и их обсуждение

Ультразвуковая топографическая анатомия молочной железы эхографически представлена кожей, подкожно-жировым пластом, связками Купера. Эхографически тело молочной железы является железистым органом. Он, в свою очередь, состоит из жировой, железистой и соединительной ткани, сети млечных протоков. Жировая ткань определяется гипоэхогенной зоной, которая располагается между передним листком фасции и железистой тканью и разделяется соединительнотканными прослойками и связками Купера.  В более глубоких слоях лоцируются ребра, межреберные мышцы, плевра. Если у пациентки имеется патологический процесс, то определяется патотопографическая анатомия молочной железы в виде нарушения нормального расположения тканей друг к другу. Толщина здоровой железистой ткани уменьшается. Происходит деформация близлежащих тканей – кожи, подкожно-жировой клетчатки, млечных протоков. Кроме того, наблюдается нарушение дифференциации здоровой ткани в проекции патологического очага [28]. Эхографически фиброаденома – это солидное образование с четкими ровными контурами, которое характеризуется раздвигающим ростом окружающих тканей. Контуры ровные, четкие или нечеткие. Примерно в 50% случаев отмечается гиперэхогенный ободок по периферии. Фиброаденомы более 2 см чаще имеют неправильную округлую форму, четкий ровный или неровный контур [3,29]. Киста характеризуется появлением в молочной железе четко определяемого одного или множественных очагов [30]. При округлой формы кисты отмечаются симметричные боковые акустические тени. Но кистозные образования молочной железы могут иметь разную форму в зависимости от степени наполнения кисты и внутренним давлением ее стенки. Наиболее часто кисты образуются в терминальной части млечного протока [29]. Рак молочной железы имеет различную форму (правильную округлую или неправильную форму), нечеткие контуры, плотную консистенцию. Наиболее часто поражения молочной железы по данным данного исследования выявляются в верхнем наружном квадранте (до 50%). При инфильтративном росте опухоль чаще имеет неправильную форму, отмечается неровность её контуров за счет вовлечения в патологический процесс многих структур молочной железы. При экспансивном (раздвигающем) характере роста опухоли имеют правильную округлую или овальную форму, хорошо очерченные или немного размытые контуры. Опухоль раздвигает окружающие ткани, при этом происходит их сжатие и деформация [28]. По анатомической форме роста РМЖ различают узловую форму (ограниченно растущую, местно-инфильтративно растущую), диффузную форму (отечную, диффузно-инфильтративную, лимфангитическую), атипичную форму (рак Педжета, первично-метастатический (скрытый) рак) [29,30,31]. Узловая форма РМЖ может быть в виде одного узла, многоузловой, иметь мультицентрическое расположение и быть двухсторонней. В большинстве случаев узловые формы РМЖ представляют собой гипоэхогенные образования [29]. Метастазирование РМЖ происходит, главным образом, лимфогенным путем в регионарные лимфатические узлы — подмышечные, парастернальные, подключичные и надключичные [32]. У всех пациенток с помощью ультразвукового метода исследования оценили ультразвуковую топографическую и патотопографическую анатомию молочных желез. При фиброаденоме образования у 85% пациенток имели овоидную форму, у 87% эхогенность была снижена, у 13% образование имело среднюю эхогенность (рис.1а, 1б).

Читать полный текст статьи …


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Харченко В.П. Маммология: национальное руководство / В.П. Харченко, Н.И. Рожкова - М.: ГЭОТАР – Медиа, 2009. - 328 с.
2. Saslow D. American Cancer Society Guidelines for Breast Screening with MRI as an Adjunct to Mammography / D. Saslow, C. Boetes, W. Burke, et al. // Cancer J. Clin. - 2007. - Vol. 57. - P. 75– 89.
3. Чиссов В.И. Злокачественные новообразования в России в 2012 году (заболеваемость и смертность) / В.И. Чиссов, В.В. Старинский, Г.В. Петрова. - М.: МНИОИ им. ПА. Герцена, 2012.–С. 256.
4. Коржинкова Г.П. Совершенствование диагностики рака молочной железы в условиях массового маммологического обследования женского населения / Г. П Корженкова; [Место защиты: Федеральное государственное бюджетное учреждение "Медицинский радиологический научный центр"].- Обнинск, 2013.- 121 с.
5. Колядина И.В. Клиническа семиотика и предоперационная хирургическая диагностика рака молочной железы I стадии / И.В. Колядина, Д.В. Комов, И.В. Поддубная, Т.Ю. Данзанова, Л.А. Костикова, Г.Т. Синюкова, С.М. Банов // Российский онкологический журнал – М., 2013. – С. 17-20.
6. Семиглазов В.Ф. Неинвазивные и инвазивные опухоли молочной железы / В.Ф. Семиглазов, В.В. Семиглазов, А.Е. Клецель - СПб., 2006. – С. 211.
7. Wolff A. American Society of Clinical Oncology. College of American Pathologists guideline recommendations for human epidermal growth factor receptor 2 testing in breast cancer/ A. Wolff [et al.]. // J. Clin. Oncol. – 2007. —Vol. 25. – P. 118–145.
8. Бэрт А.Л. Контрастные средства в УЗИ. Основные принципы и клиническое применение / А.Л. Бэрт., Сартор.К. - Шпрингер-Ферлаг Берлин Гейдельберг - 2005. – 428 с.
9. Беляев Г. Совершенствование диагностики рака молочной железы с использованием системы BIRADS / Г.Беляев, А.Тимофеева, М.Хрупенькова-Пивень, И.Ющенко. // Врач. – 2015. - № 5. – С. 44-47.
10. Высоцкая И.В. Современные возможности патологии молочных желез / И.В. Высоцкая, Н.В. Заболотская, В.П. Летягин, К.П. Лактионов, К.А. Чубарова, Н.В. Левкина // Опухоли женской репродуктивной системы – М., 2015. - №5. – С. 18-26.
11. Призова Н. С. Скрининг рака молочной железы в Москве / Н. С. Призова, А.Д. Каприн, A.M. Сдвижков, В.В. Евтягин, Т.В. Данилова - М.: « Онкология » научно-практический журнал, 2014. - № 2. - С.29-33.
12. Bagley F. H. The role of magnetic resonance imaging mammography in the surgical management of the index breast cancer / F. H. Bagley // Arch. Surg. - 2004. - Vol. 139. - P. 380–383.
13. Goscin C. P., Berman C. G., Clark R. A. Magnetic resonance imaging of the breast / C. P. Goscin, C. G. Berman, R. A. Clark // Cancer. Control. – 2001. - №8. - P. 399–406.
14. Kuhl C. K. Magnetic resonance of the breast / C. K. Kuhl // Clinical MR Imaging. 2nd ed. Ed. by P. Reimer, P. M. Parizel, F.-A. Stichnoth. Springer - Germany, 2003. - P. 470–487.
15. Дюкарев В.В. Позиционно-эмиссионная томография: сущность метода, достоинства и недостатки / В.В. Дюкарев - М.: Бюллетень медицинских интернет-конференций, 2013. - №11. - 1196 с.
16. Сергеев Н.И. Сравнительное исследование возможностей ОФЭКТ/КТ и магнитно-резонансной томографии всего тела в диагностике костных метастазов/ Н.И. Сергеев, Д.К. Фомин, П.М. Котляров, В.А. Солодкий // Вестник Российского научного центра рентгенорадиологии Минздрава России - 2015. - №3. - Том 15 - 11 с.
17. Карпищенко А. И. Онкомаркёры. / А. И. Карпищенко Медицинская лабораторная диагностика: Справочник - СПб.: Интермедиа, 1997. - С. 228-245.
18. Тютин Л. А. Позитронная эмиссионная томография с 18F-ФДГ в комплексной лучевой диагностике больных злокачественными лимфомами / Л. А. Тютин, Н. А. Костеников, Н. В. Ильин // Современные технологии в медицине - 2011. - №2. - 175 с.
19. Friedberg J.W. FDG-PET is superior to gallium scintigraphy in staging and more sensitive in the follow-up of patients with de novo Hodgkin lymphoma: a blinded comparison/ J.W. Friedberg, A. Fischman, D. Neuberg et al. // Leuk Lymphoma, 2004. – Vop.45. - P. 85—92.
20. Wirth A. Fluorine-18 fluorodeoxyglucose positron emission tomography, gallium-67 scintigraphy, and conventional staging for Hodgkin’s disease and non-Hodgkin’s lymphoma / A. Wirth, J.F. Seymour, R.J. Hicks et al. // Am J Med, 2002. –Vop.112. - P. 262—268.
21. Romer W.Positron-emission tomography in non-Hodgkin’s lymphoma: assessment of chemotherapy with fluorodeoxyglucose/W. Romer, A.R. Hahauske, S. Zieger et al.// Blood, 1998. – Vop.91.- P.4464—4471.
22. Серебрякова С.В. Место магнитно-резонансной томографии в комплексной дифференциальной лучевой диагностике образований молочных желез / С.В. Серебрякова // СПб: Вестник Санкт-Петербургского университета, 2009. - №11. - С. 120-130.
23. Кушлинский Н.Е. Рак молочной железы// Под ред. Кушлинского Н. Е., Портного С. М., Лактионова К. П.// М.: Издательство РАМН, 2005. - 480 с.
24. Fischer U. Breast carcinoma: effect of preoperative contrast-enhanced MR imaging on the therapeutic approach/ U. Fischer, L. Kopka, E. Grabbe // Radiology, 1999 – Vop. 213. - P. 881–888.
25. Watson L. Breast cancer: diagnosis, treatment and prognosis / L. Watson // Radiol. Technol, 2001. - Vop.73. - P. 45–61.
26. Комарова Л.Е. Скрининговая маммография рака молочной железы. За и против? / Л.Е. Комарова // Томск: Сибирский онкологический журнал, 2008. - №2. - С. 9-13.
27. Чиссов В.И. Избранные лекции по клинической онкологии / Под редакцией акад. РАМН В.И. Чиссова, проф. С.Л. Дарьяловой. - М., 2000. - 736 с.
28. Сигал З.М. Цветной атлас ультразвуковой топографической и патотопографической анатомии / З.М. Сигал, О.В. Сурнина. — Ижевск: Изд-во ПАРАДИГМА, 2012. – 168 с.
29. Заболотская В.Н. Ультразвуковая маммография: учебный атлас / В.Н. Заболотская, В.С. Заболотский // М.: Стром, 1997. - 102 с.
30. Гусейнов А.З. Заболевания молочной железы. Монография / А.З. Гусейнов, Д.А. Истомин // Тульский государственный университет. Тула, 2011. - 250 с.
31. Ганцев Ш. X. Онкология: Учебник для студентов медицинских вузов. 2-е изд., испр. и доп. / Ш. X. Ганцев // М.: ООО «Медицинское информационное агентство», 2006. - 488 с.
32. Тернова С.К. Лучевая маммография / С.К. Тернова, А.Б. Абдураимов - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. - 128 с.
33. Матюшин И. Ф. Введение в курс оперативной хирургии и топографической анатомии: лекция по оперативной хирургии и топографической анатомии для студентов, субординаторов и врачей-хирургов / И. Ф. Матюшин - Горький: [б. и.], 1976. - 36 с.
34. Сигал З.М. Атлас топографической и патотопографической анатомии. Голова, шея, грудь / З.М. Сигал. – Ижевск, ИГМА, 2017. – 183 с.



© 
З.М. Сигал, О.В. Сурнина, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru