viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

В.А. Гурьева,  (Д.мед.н., профессор, ФГБОУ ВО «Алтайский государственный медицинский университет» Минздрава России)

Ю.А. Шадеева,  (Ассистент, ФГБОУ ВО «Алтайский государственный медицинский университет» Минздрава России)

Т.Н. Чугунова,  (Зам. гл. врача КГБУЗ «Перинатальный центр (клинический) Алтайского края» по педиатрической помощи)

Серия «Естественные и Технические науки» # АВГУСТ  2016

Преждевременные роды
Целью исследования явилось изучение частоты и выраженности факторов риска преждевременного разрыва плодных оболочек (ПРПО) в сроке гестации 22-34 недели. Исследование построено на основании ретроспективного анализа случай – контроль. Основную группу составили 205 пациенток, беременность у которых осложнилась ПРПО. В контрольную группу вошли 107 пациенток, родивших в сроке доношенной беременности. В качестве факторов, повышающих риск ПРПО доказаны: возраст беременных старше 35 лет, внебрачная беременность, преждевременные роды, аборты в анамнезе, многоплодие, острые инфекции, табакокурение во время беременности, истмико-цервикальная недостаточность. Таким образом, знание факторов риска представляет возможность прогнозирования риска ПРПО в сроках 22-34 недели гестации и проводить мероприятия профилактики с учетом управляемых факторов.

Ключевые слова: Преждевременные роды, преждевременный разрыв плодных оболочек, недоношенная беременность, факторы риска.

 

За последние 40 лет в мире не прослеживается тенденция к снижению числа преждевременных родов (ПР). Каждый десятый ребёнок на Земле (11,1%) рождается преждевременно. Это служит причиной увеличения перинатальной смертности (ПС), заболеваемости и инвалидизации [1-4]. Снижение частоты ПР, особенно ранних и сверхранних обозначены как приоритетные задачи в концепции Глобальных целей тысячелетия ВОЗ (Резолюция Экспертного совета в рамках 16-го Всемирного конгресса по вопросам репродукции человека) [5]. По данным разных авторов в 35-60% случаев инициирующей причиной спонтанных ПР является ПРПО и несвоевременное излитие околоплодных вод, а в сроке сверхранних ПР (22-28 недель гестации) до 90% случаев [6-10]. Причины, вызывающие ПРПО при недоношенной беременности, многообразны, до конца не изучены, и нельзя с точностью ответить на вопрос какой именно из факторов риска приведет к этой патологии, нередко причину ПРПО выявить не удаётся [12-14]. 

Американская коллегия акушеров и гинекологов (ACOG) выделяет материнские и маточно-плацентарные факторы риска ПРПО при недоношенной беременности [11]. К числу материнских факторов отнесены внебрачная беременность, низкий социально-экономический статус, вредные привычки (табак, наркотики), индекс массы тела менее 20 кг/м², дефицит получения с пищей меди и аскорбиновой кислоты, анемия, длительное лечение стероидами, нарушения содержания сосудистого коллагена, преждевременные роды, хронические воспалительные заболевания женской половой сферы, тупые травмы живота при падении матери или ударе. Большое значение придают преждевременному разрыву плодных оболочек при недоношенной беременности в анамнезе. Повторение риска достигает 16-32% по сравнению с 4% в группе женщин с предшествующими неосложненными своевременными родами.

Из числа маточно-плацентарных факторов наибольшее значение придают аномалиям развития матки, отслойке плаценты, истмико-цервикальной недостаточности (ИЦН), укорочению шейки матки во II триместре беременности, предшествующей конизации шейки матки, перерастяжению матки вследствие многоводия, многоплодной беременности, интраамниотической инфекции, многократным влагалищным бимануальным исследованиям.

Таким образом проблема изучения причин и выявление факторов риска ПРПО при недоношенной беременности является одной из актуальных проблем современной медицины. Необходимым условием обеспечения своевременной, эффективной, индивидуально нацеленной первичной профилактики ПРПО при недоношенной беременности является выделение групп риска и возможность проведения профилактических мероприятий у женщины в раннем антенатальном периоде или, в идеальном случае, при планировании беременности.

Целью настоящего исследования явилось изучение частоты и выраженности социально-гигиенических и клинико-анамнестических факторов риска ПРПО в сроках 22-34 недели гестации.

Материал и методы

Исследование выполнено на основании клинического материала КГБУЗ «Перинатальный центр (клинический) Алтайского края» (главный врач Ершова Е.Г.), г. Барнаул. Проведен ретроспективный анализ 312 историй родов за период 2012 - 2014 гг.  Основную группу составили 205 пациенток, беременность которых осложнилась ПРПО при сроке гестации 22-34 недели. Основным критерием включения явился факт спонтанных преждевременных родов пусковым моментом которых явился ПРПО в сроки 22-34 недели гестации. Критериями исключения из исследования послужили индуцированные преждевременные роды по медицинским показаниям со стороны матери и плода. В контрольную группу вошли - 107 беременных с физиологическими срочными родами, отобранные по принципу четных чисел.

Диагноз преждевременного излития вод устанавливали на основании клинических данных (осмотр в зеркалах и обнаружение околоплодных вод в заднем своде влагалища), данных цитологического исследования мазка (кристаллизация амниотической жидкости в виде «феномена папоротника»), результатов специфических нитразиновых тестов. В сомнительных случаях, применяли тест набор Amnisur ROM Test (Амнишур).

В настоящем исследовании проводилось изучение частоты и выраженности в группах сравнения факторов риска (социально-гигиенических, клинико-анамнестических) с учетом данных лабораторных (общеклинических, бактериологических, цитологических, ПЦР исследование) и инструментальных методов обследования (ультразвуковое обследование, допплерометрия, кардиотокография) в сроках 22-34 недели гестации.

Статистическая обработка цифрового материала проводилась методами, принятыми медицинской статистикой с использованием пакета прикладных программ IBM SPPS Statistics (США), версия 20. Для количественных показателей определяли М – среднюю арифметическую, стандартное отклонение по выборке, ошибку средней арифметической (m). Проверку на нормальность распределений проводили по критерию Колмогорова – Смирнова, показателям эксцесса и ассиметрии. При сравнении показателей, выраженных средними величинами, оценка статистической значимости различий производилась с помощью t-критерия Стьюдента. Качественные характеристики представлены в виде процентной частоты и ее ошибки. При сравнении относительных показателей статистическая значимость оценивалась при помощи критерия χ2 Пирсона, точный критерий Фишера, а также показателя отношения шансов (ОШ) с 95% доверительным интервалом (95% ДИ). Различия считались статистически значимыми при значении вероятности ошибки p < 0,05.

Результаты исследования и обсуждение

За анализируемый период в КГБУЗ «Перинатальный центр (клинический) Алтайского края» наблюдалась динамика увеличения удельного веса ПР в общей структуре родов. Так доля ПР в 2012 г составила – 12%, в 2013 г - 13,8%, в 2014 г – 15,8%. Данный перинатальный центр –лечебное учреждение 3-го уровня помощи, специализирован по ведению ПР и оказывает помощь беременным женщинам г. Барнаула и края, что объясняет достаточно высокие показатели родов при сроках гестации 22-37 недель. 

Доля ПР при сроках 22-34 недели в структуре ПР составляет -48,6%. по отношению к общему числу родов - 3%. Больше половины случаев ПР были спонтанными - 55,1%, в 44,9% случаев –индуцированными. Установлено, что ПРПО наблюдался в 72% случаев, что явилось инициирующей причиной спонтанных ПР при сроках беременности 22-34 недель.

В соответствии срока гестации в структуре ПР в ПЦ за анализируемый период 10% всех ПР составили сверхранние ПР (22-27 недель 6 дней), 16% очень ранние (28-30 недель 6 дней), 22,6% случаев ПР при сроке 31 – 33 недели 6 дней, и в 51,4% в сроке 34 – 36 недель 6 дней.

В исследуемых группах роды произошли у жительниц города Барнаула в 14,5% случаев, у пациенток из городов и районов Алтайского края в 85,5%. Данные цифры отражают политику края, направленную на концентрацию ПР в учреждениях 3– го уровня. 

Возраст беременных в группах сравнения варьировал в пределах от 15 до 43 лет. Средний возраст женщин основной группы составил 29 ± 0,4 лет (95% ДИ: 28,1-29,8), средний возраст пациенток контрольной группы– 25,9 ± 0,4 лет (95% ДИ: 25-26,9, р<0,001). В контрольной группе преобладали пациентки оптимального репродуктивного возраста 19 - 24 лет, удельный вес которых составил 40,2%, в основной группе -22,9%. Таким образом, одним из факторов снижающих риск ПРПО является возраст женщины 19-24 года, шансы развития ПРПО в данной возрастной группе в 2,5 раза ниже, чем среди женщин старших возрастных групп (ОШ=2,5; 95% ДИ: 1,4-5; р=0,001). Между тем, в основной группе преобладал удельный вес женщин позднего репродуктивного возраста (старше 35 лет)– в 20 % случаев против 5,4% в контрольной группе, при этом возраст женщины старше 35 лет в 4,2 раза повышает шансы развития ПРПО в сроке 22-34 недели гестации (ОШ=4,2; 95% ДИ: 1,7-10,2) (табл. 1).  В тоже время доля беременных юного возраста (до 18 лет) в сравниваемых группах встречались с практически одинаковой частотой (4,4% и 3,7% соответственно, р = 1,0).

Читать полный текст статьи …


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. ВОЗ. Рожденные слишком рано. Доклад о глобальных действиях в отношении преждевременных родов. // www.who.int URL: http://apps.who.int/iris/bitstream/10665/44864/8/9789244503430_rus.pdf?ua=1&ua=1 (дата обращения: 14.08.16).
2. Дударева Ю.А., Шойхет Я.Н., Гурьева В.А. Влияние неблагоприятной экологической ситуации на частоту преждевременных родов в поколении потомков. // Проблемы клинической медицины. №3-4 (25) 2011. – С. 92-96.
3. Сидельникова В.М., Сухих Г.Т. Невынашивание беременности: Руководство для практикующих врачей. М.: Медицинское информационное агентство, 2010.
4. Caughey AB, Robinson JN, Norwitz ER. Contemporary diagnosis and management of preterm premature rupture of membranes. Rev Obstet Gynecol — 2008 — № 1 (1) — p. 11—22.
5. Профилактика невынашивания и преждевременных родов в современном мире Резолюция Экспертного совета в рамках 16-го Всемирного конгресса по вопросам репродукции человека (Берлин, 18–21 марта 2015 года). Информационное письмо.-М.:Редакция журнала Status Praesens, 2015.-4c.
6. ACOG Practice Bulletin No. 139: Рremature rupture of membranes. Clinical management guidelines for obstetrician-gynecologists. Obstet. Gynecol. 2013; 122(4): 918-30.
7. Макаров О.В., Козлов П.В., Иванников Н.Ю., Кузнецов П.А., Багаева И.И. Преждевременный разрыв плодных оболочек: этиология, перинатальная патология, гнойно-септические осложнения. Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии, 2014, т.13, №6, с. 42-48.
8. Goldenberg R.L. et al. // Lancet. 2008 Jan 5; —№ 371(9606): — p. 75—84.
9. Кулаков В.И., Серов В.Н., Сидельникова В.М. Преждевременные роды – тактика ведения с учетом срока гестации. Журналъ акушерства и женскихъ болезней, 2002; 51(2): 7–13.
10. Parry S, Strauss JF, Merser BM. Preterm birth, prevention and management. Blackwell Publishing LTD, 2010.
11. ACOG Committee on Practice Bulletins-Obstetrics1. ACOG Practice Bulletin no. 80: Рremature rupture of membranes. Clinical management guidelines for obstetrician-gynecologists. Obstet. Gynecol. 2007; 109(4): 1007-19.
12. Радзинский В.Е., Ордиянц В.М., Алеев И.А. Преждевременный разрыв плодных оболочек. М.: Медиабюро Status Praesens, 2011. 20 с.
13. Башмакова Н.В., Мелкозерова О.А., Давыденко Н.Б., Русанов С.Ю. Преждевременное излитие околоплодных вод при недоношенной беременности. // Акушерство и гинекология. 2008. №5. С. 24-27.
14. Сидельникова В.М., Антонов А.Г. Преждевременные роды. Недоношенный ребенок. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2006. 454 с.
15. Hong J.S., Park K.H., Noh J.H., Suh J.H. Cervical length and the risk of microbial invasion of the amniotic cavity in women with preterm premature rupture of membranes. J. Korean Med Sci.2007;22 (4):713-7.
16. Мальгина Г.Б., Башмакова Н.В., Шафиева К.А., Косовцова Н.В. Преждевременный разрыв плодных оболочек в сроке сверхранних преждевременных родов: факторы риска, акушерская тактика и перинатальные исходы // Российский вестник акушера-гинеколога. 2014. №6. С. 60-64.
17. Chan G.J., Lee A.C., Baqui A.H., Tan J., Black R.E. Risk of early – onset neonatal infection with maternal infection or colonization: a global systematic review and meta-analysis/ PLoS Med. 2013;10 (8):e 1001502.
18. Al. Kadri H.M., Bamuhair S.S., Johani S.M., Al-Buriki N.A., Tamim H.M. Maternal and neonatal risk factors for early-onset group B streptococcal disease: a case control study. Int J. Womens Health. 2013;29 (5):729-35.
19. Menon R., Fortunato S.J. Infection and the role of inflammation in preterm premature rupture of the membranes. Best Pract Res Clin Obstet Gynecol. 2007;21 (3):467-78.
 



© 
В.А. Гурьева, Ю.А. Шадеева, Т.Н. Чугунова, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru