levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

А.С. Самигуллина,  (Д.филол.н., профессор, БашГУ, Уфа)

К.Р. Калашникова,  (Аспирант, БашГУ, Уфа)

Серия «Гуманитарные науки» # МАРТ 2018
Авторский смысл
В статье раскрывается проблема анализа художественного текста как вербально-невербального объекта, отражающего мировосприятие автора и его субъективное отношение к реальной действительности. Обосновывается смещение акцентов в современной лингвистической парадигме в сторону изучения субъекта речетворческой деятельности – творческой языковой личности. Художественный текст рассматривается в качестве особого диалога писателя и читателя, не ограниченного пространственными и временными рамками. Особое внимание уделено процессу порождения смыслов как совместному творчеству автора и читателя. В соответствии с поставленной целью проанализированы способы актуализации личностных смыслов автора при помощи языковых средств, а также предложено описание категории авторских смыслов и определение данного понятия в соответствии с изложенными характеристиками.

Ключевые слова: Авторский смысл, творческая языковая личность, картина мира, художественный текст, актуализация смыслов, актуализаторы смыслов, интертекстуальность, смыслообразование.

 

Являясь средством выражения знаний говорящего и его отношения к реальному миру, язык может рассматриваться не только как специфический способ и инструмент познания этого мира, но, кроме того, и как форма актуализации и интерпретации личностных смыслов. Именно поэтому на современном этапе развития лингвистической науки представляется важным исследование особенностей авторской категоризации действительности в художественных произведениях, а также уникальности языкового означивания личностных смыслов индивидуальным сознанием. Целью статьи является определение особенностей категории «авторский смысл» и выявление способов репрезентации авторских смыслов в художественном тексте посредством языковых знаков.

Итоги познавательной деятельности человека концептуально и вербально оформляются в сознании в виде знаний, представлений, типов поведения и общения, которые в совокупности образуют картину мира индивида. Считается, что каждому языковому коллективу присуща уникальная языковая картина мира, т.е. «представленный средствами языка образ этноязыкового сознания, модель интегрального знания о системе наивных представлений, репрезентируемых языком» [Алефиренко 2011: 13]. Иными словами, языковая картина мира представляет собой выраженный в языке образ действительности, сложившийся в обыденном коллективном сознании  носителей определённого естественного языка.

Отмечая существование некоторой доминантной, обусловленной этнокультурными особенностями картины мира, которая является инвариантной, ядерной для общества, Ю.Н. Караулов утверждает, что для всех носителей языка не может существовать единой, детально совпадающей иерархии смыслов и духовных ценностей. Ученый замечает, что в структуре языковой картины мира общим для данного языкового коллектива является лишь уровень обыденного владения языком, а создание завершённой, полной картины мира возможно только на основе выстраивания иерархии смыслов и ценностей для отдельной языковой личности, когда учитываются индивидуальные интеллектуальные свойства человека [Караулов 2010: 36-37].

Ю.Н. Караулов определяет языковую личность как «личность, выраженную в языке и через язык, реконструированную в основных своих чертах на базе языковых средств», и выделяет в структуре языковой личности следующие уровни: семантический (базовая, ординарная степень владения языком), лингво-когнитивный (описание языковой модели мира личности) и прагматический (или мотивационный, определяющий мотивы и поведение личности, а также иерархию ценностей в индивидуальной модели мира). [Караулов 2014: 37]

Элементарными единицами в структуре картины мира языковой личности являются «инвариантные смысловые образования как устойчивые системы личностных смыслов, содержательные модификации которых обусловлены особенностями индивидуального опыта личности» [Королёва 1998: 5]. Именно этим обуславливается возросший интерес лингвистов к  творческой языковой личности, которая в процессе реализации творческого потенциала объективирует своё эстетически значимое мировосприятие в художественном дискурсе. Посредством создания художественных образов в произведениях литературы творческая языковая личность вербально выражает свои взгляды на мир, тем самым осмысливая значимые вопросы бытия и пытаясь дать свой ответ на них.

Следовательно, можно сделать вывод о том, что художественный текст является сложным знаком, в котором заключено отношение автора к действительности, т.е. индивидуально-авторская картина мира. Текст, таким образом, представляет собой художественную модель мира автора. Это значит, что смысловой анализ текста позволит исследовать связь вербальных, аффективных и ментальных компонентов сознания автора, установить результаты авторского познания окружающей его действительности [Четверикова 2010: 18].

Понятие «текст» по-разному трактуется современными лингвистами, которые выносят на первый план различные свойства текста. Выделяя прежде всего его формальную сторону, И.Р. Гальперин определяет текст как «произведение речетворческого процесса, обладающее завершённостью, объективированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа, произведение, состоящее из названия (заголовок) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединённых разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющее определённую целенаправленность и прагматическую установку» [Гальперин 1981: 18].

Однако не менее важной является содержательная сторона данного понятия. Современными лингвистами подчёркивается субъективный аспект, заключённый в понятии «текст», в связи с чем он осмысливается как индивидуально-личностная интерпретация действительности.

Исследователи также отмечают коммуникативную направленность текста (В.П. Белянин, В.В. Красных, В.А. Пищальникова и др.).  Так, М.М. Бахтин обращает внимание на то, что «событие жизни текста <…> всегда развивается на рубеже двух сознаний, двух субъектов» [Бахтин 1979: 286], поскольку при создании текста автор всегда предполагает обращенность к воспринимающему человеку. Ориентируясь в своей речи на читателя, автор стремится «задействовать» его, вызвать его рефлексию. Текст в таком случае выступает средством общения автора и читателя.

Особое место занимает культурологическая интерпретация (М.М. Бахтин, Д.С. Лихачёв, Ю.М. Лотман и др.), которая расширяет понятие текста до границ культурного феномена, выделяя его эстетические свойства. В особенности же такая интерпретация относится к художественному тексту, главная цель которого – эстетическое воздействие на читателя через образы, создаваемые творческой личностью в рамках авторского замысла. Неотъемлемым свойством художественного текста является его эмотивность, то есть способность как репрезентировать эмоциональный опыт автора, формирующий глубинный смысл произведения, так и воздействовать на эмоции читателя в момент восприятия художественного текста.  «Эмоции выполняют вспомогательную функцию презентации личностного смысла на осознаваемом уровне, не столько содержательно отображая его (это невозможно, так как смысл гораздо сложнее и глубже эмоции), сколько привлекая к нему внимание и ставя задачу на его содержательное раскрытие» [Четверикова 2007: 29].

Так, О.В. Четверикова определяет художественный текст как «коммуникативно направленное вербальное произведение, обладающее структурно-смысловым единством, обусловленным авторскими интенциями, текстовой эмоциональной доминантой, и представляющее собой специфическую модель отношения к миру, возникшую в результате ментально-психической деятельности автора» [Четверикова 2007: 77].

Художественное произведение, по мнению Л.Н. Чурилиной, представляет собой синтез как минимум трех смыслов: 1) авторского смысла, вложенного в текст его автором в результате творческого означивания замысла произведения; 2) инвариантного смысла, складывающегося из смысла составляющих текст языковых единиц; 3) перцептивного смысла, вкладываемого в текст читателем. [Чурилина 2003:12]. Следовательно, выявление авторских смыслов возможно лишь на основе множества интерпретаций текста и никогда не может быть исчерпывающим. Смыслы являются динамичными структурами, что обусловлено, во-первых, сущностью языка, способного вбирать в себя явные и скрытые смыслы, а также порождать новые, а во-вторых, субъективностью восприятия текста в зависимости от исторических и психологических факторов. Художественное произведение  открыто для новых поколений читателей, и каждый, исходя из своего жизненного и культурного опыта, способен внести нечто новое в уже существующую интерпретацию текста. М.М. Бахтин указывал на недопустимость игнорирования роли воспринимающего текст сознания, поскольку жизнь текста возможна только в момент встречи двух текстов: готового, авторского, и создаваемого читателем реагирующего текста [Бахтин 1979: 286]. Следовательно, в некотором смысле читатель становится соавтором произведения, когда воплощённая в языке форма существования авторских смыслов вступает во взаимодействие со смысловой сферой читателя.

Тем не менее, несмотря на многомерность изображенного в тексте художественного мира, важно в процессе интерпретации заложенной в нём информации соблюдать определённые самим автором границы, чтобы не допустить искажения смыслов текста. Автор выстраивает структуру произведения таким образом, чтобы подсказать читателю совершенно определённый смысл. По мнению О.В. Четвериковой, «в силу наличия общих для многих людей условий жизнедеятельности и, тем самым, общих задач на смысл оказывается возможной сравнительно адекватная передача смысла» [Четверикова 2007: 46]. Восприятие текста предполагает внимание к авторским актуализаторам смысла, то есть значимым акцентам, расставленным в тексте автором художественного произведения при помощи экспрессивных средств и композиционных приёмов.

Через слово в процессе речетворчества объективируется определенная схема, фрейм, оформляется некий сценарий, что, в свою очередь, способствует выявлению авторских смыслов, а именно это и является целью любого художественного произведения.  Важно определить, каким образом писатель обращает внимание читателя на то, ради чего создаётся произведение, исследовать набор приёмов автора, при помощи которых он манифестирует в языке свои личностные смыслы, своё видение реального мира и устанавливает внутритекстовый диалог с читателем.

Г.С. Сырица [Сырица 2014] разделила актуализаторы смыслов на две группы:

  1. Универсальные актуализаторы авторских смыслов. К универсальным актуализаторам относятся, прежде всего, сильные позиции текста (заглавие, эпиграф, начало и конец текста, его композиция);
  2. Индивидуально-авторские актуализаторы смыслов – образные средства, восполняющие смысловые лакуны языка (окказионализмы, тропы, графические средства образности, трансформированные фразеологизмы, нетрадиционная постановка знаков препинания, поэтическая вольность и т.д.).

В рамках группы индивидуально-авторских актуализаторов смысла исследователем отдельно рассматриваются случаи использования автором ключевых слов, имеющих огромный эстетический потенциал. Ключевые слова обладают сложной и разнородной семантической структурой, и осмысливаются прежде всего как микрообраз, несущий в себе самые разные смыслы. Формируя индивидуально-авторское, концептуальное значение, ключевые слова вбирают в себя память всех контекстов использования этих слов, обрастают широким кругом ассоциаций и устанавливают в тексте художественного произведения широкие ассоциативные внутритекстовые связи, не только с синтаксически близкими словами, но и с дистантно расположенными [Сырица 2014: 109-110].

Ещё одним важным средством расширения семантики текста является интертекстуальность, как в явной  (цитаты, аллюзии, реминисценции), так и в скрытой (образы, мотивы, повтор ритма и т.д.) форме. Категорию интертекстуальности В.Е. Чернявская определяет как открытость текста в широком смысле этого слова: «содержательно-смысловая открытость текста по отношению к другим текстам; коммуникативно-прагматическая и психологическая открытость текста адресату (предполагающая наличие интертекстуальной компетенции у читателя); идейная и тематическая открытость друг другу текстов одного автора; внутренняя содержательная открытость друг другу смыслов и структурно-композиционных частей одного и того же текста; типологическая открытость друг другу текстов одного класса; открытость отдельного типа текста более общим функционально-стилистическим системам» (Чернявская В.Е., 1999 – цит. по [Баженова 2003]).

При помощи интертекстем эксплицируются многомерные связи с другими художественными текстами в контексте единой культуры, а также утверждается индивидуальная творческая личность автора на основе формирования системы отношений оппозиций, идентификации и маркировки с текстами других авторов [Сырица 2014: 111]. В связи с этим необходимо отметить, что художественный текст способен реализовать полную палитру интертекстуальных смыслов: от преемственности до противопоставления. Диалогически реагируя на предтекст, создаваемый автором новый текст может дополнять или выдвигать на первый план отдельные значимые смыслы, видоизменять их в соответствии с художественным замыслом автора, вплоть до разрушения первичной смысловой системы, что наблюдается, например, при пародировании [Баженова 2003].

Очевидно, что частные актуализаторы авторских смыслов в тексте не изолированы друг от друга, а, наоборот, включаются в общую сложную систему. Причём, как справедливо утверждают А.С. Самигуллина и А.Г. Бакиев, механизм интеграции авторских смыслов в художественном тексте не сводится к линейному сложению всех признаков исходных ментальных пространств. «В процессе их интеграции в сознании человека происходит «упорядочивание» всего представленного комплекса смыслов <…>, что выражается в конвергенции (объединении) / дивергенции (фильтрации) некоторых из них в конкретном дискурсе» [Самигуллина, Бакиев 2017: 65].

Исходя из вышеизложенного, представляется возможным вывести следующие положения, характеризующие категорию «авторский смысл»:

  • Авторский смысл уникален. Несмотря на то, что в основе художественной модели мира писателя лежит общая для всего языкового коллектива идиоэтническая картина мира, автор выступает как основатель художественной деятельности, отражающей особенности его отношения к миру;
  • Авторский смысл интенционален и мотивирован: потребности и мотивы личности, выступающие в качестве связующего звена между творческой языковой личностью и реальным миром, являются непосредственным источником смыслообразования;
  • Авторские смыслы строятся на основе образов, обладающих моральным, этическим или эстетическим содержанием;
  • Смыслопорождение и смысловосприятие происходит в процессе построения сложной системы многомерных ассоциативных связей;
  • Система авторских смыслов имеет иерархическую структуру, состоящую из доминантных и периферийных смыслов;
  • Авторский смысл всегда имеет эмоциональную окраску. Эмоции выполняют регулирующую функцию в выявлении смыслов произведения, еще на довербальном уровне предопределяют структурирование текста, задают тональность произведения;
  • Выявление авторского смысла невозможно без рефлексии читателя над произведением, позволяющей задействовать его жизненный опыт, когнитивные и эмотивные структуры его концептосистемы;
  • Возможность приращения смыслов во многом предопределяется принципом диалогичности, выступающим, с одной стороны, как синтез смысловых сфер автора и читателя, а с другой – как взаимодействие различных текстов в контексте одной культуры;
  • Авторские смыслы актуализируются в тексте художественного произведения при помощи языковых средств с высокой степенью образности, способных привлечь внимание читателя к наиболее значимым частям текста.
Таким образом, представляется возможным определить авторский смысл  как элементарную информативную, образную и эмотивную единицу индивидуально-авторской картины мира писателя, находящую языковую актуализацию в художественном тексте при помощи разноуровневых средств выразительности языка и включённую в единую иерархическую систему смыслов автора на основе ассоциативных внутритекстовых и внетекстовых связей, которые выявляются читателем в процессе восприятия текста художественного произведения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Алефиренко Николай Федорович Научное и обыденное в языковой картине мира // Вестник ЧелГУ, 2011. – №24. – URL: http://cyberleninka.ru/ article/n/nauchnoe-i-obydennoe-v-yazykovoy-kartine-mira (дата обращения: 15.12.2017).
2. Баженова Е.А. Интертекстуальность // Стилистический энциклопедический словарь русского языка. Под редакцией М.Н. Кожиной. – М.: "Флинта", "Наука", 2003. – URL: https://stylistics.academic.ru/41/Интертекстуальность (Дата обращения: 10.01.2018)
3. Бахтин М.М.Эстетика словесного творчества [сб. избр. тр.] / [Прим. С.С. Аверинцева, С.Г. Бочарова]. – М.: Искусство, 1979. – 423 с.
4. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. Монография. – М.: Наука, 1981. – 140 с.
5. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. Изд. 7-е. – М.: Издательство ЛКИ, 2010. – 264 с.
6. Королёва Н.Н. Смысловые образования в картине мира личности : автореферат дис. ... кандидата психологических наук : 19.00.11 / Рос. гос. пед. ун-т. – Санкт-Петербург, 1998. – 16 с.
7. Самигуллина А.С., Бакиев А.Г. Лингвосинергетическая интерпретация метафорики Т. Пратчетта (На материале произведений из цикла «Плоский мир»): монография / А.С. Самигуллина, А.Г. Бакиев. – М.: ФЛИНТА: Наука, 2017. – 184 с.
8. Сырица Г.С. Актуализация авторских смыслов в художественном тексте: лингвопоэтический аспект: монография. – М.: ФЛИНТА, Наука, 2014. – 156 с.
9. Четверикова О.В. Когнитивно-прагматический потенциал средств языковой экспликации авторских смыслов в поэтическом тексте: на материале произведений первой половины XX века: монография / О. В. Четверикова. – Тверь : Изд-во М. Батасовой, 2010. – 399 с.
10. Четверикова О.В. Художественный текст как форма презентации авторских смыслов : монография / О. В. Четверикова ; М-во образования и науки Российской Федерации, Армавирский гос. пед. ун-т. – Армавир: АГПУ, 2007. – 210 с.
11. Чурилина Л. Н. Антропоцентризм художественного текста как принцип организации его лексической структуры. Автореф. дис… докт. филол. наук. – СПб., 2003. – 44 с.


©  А.С. Самигуллина, К.Р. Калашникова, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� Rambler's Top100 �������@Mail.ru