levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

О.В. Куликова,  (Д.филол.н., профессор, ФГБОУ ВО Московский государственный лингвистический университет)

С.Л. Климинская,  (К.филол.н., доцент, ФГБОУ ВО Московский государственный лингвистический университет)

Серия «Гуманитарные науки» # МАРТ 2018
Устойчивое развитие; дискурс; гетерогенность; взаимодействие; базовый концепт; концептуальный бленд; концептосфера; инкорпорация; интеграция
В статье представлены различные подходы к интерпретации понятия «дискурс устойчивого развития». Выполнен краткий обзор исследований дискурса устойчивого развития, в котором отмечается глобальный характер данного дискурса в сочетании с его региональной спецификой. Подчеркивается, что дискурс устойчивого развития является гетерогенным феноменом. Комплексный и динамичный характер данного дискурса предполагает взаимодействие конституирующих его субдискурсов и соответствующих им концептосфер, что обусловливает возникновение мультидисциплинарных полей, в результате чего формируется концептосфера дискурса устойчивого развития.

Ключевые слова: Устойчивое развитие; дискурс; гетерогенность; взаимодействие; базовый концепт; концептуальный бленд; концептосфера; инкорпорация; интеграция.

 

Современная интерпретация понятия дискурса устойчивого развития

На сегодняшний день существует  более ста определений понятия устойчивого развития, каждое из которых подчеркивает важность того или иного аспекта общественной жизни. По мнению ученых, концепт устойчивого развития изменяется под воздействием новых угроз и требует совершенствования [Вахрамеев, 2015].

Несмотря на то, что известное определение, представленное в  Brundtland Report [Report], является наиболее распространенным, согласованное понимание концепта «устойчивое развитие» на сегодняшний день отсутствует.  Многие исследователи и активисты движения за устойчивое развитие предлагают считать устойчивость новой парадигмой развития цивилизации, не давая, тем не менее, четкого определения данному понятию. В настоящее время превалирующей моделью устойчивого развития принято считать нео-классическую теорию, объединяющую экологию и торговлю, однако и она не лишена недостатков и противоречий.  Несмотря на то, что с момента его появление прошли десятилетия, концепт по-прежнему остается нечетким, что некоторые исследователи склонны объяснять его (концепта) динамикой и подвижностью [Maz].

В настоящей работе мы придерживаемся традиционного определения устойчивого развития, понимаемого как «процесс изменений, в котором эксплуатация природных ресурсов, направление инвестиций, ориентация научно-технического развития, развитие личности и институциональные изменения согласованы друг с другом и укрепляют нынешний и будущий потенциал для удовлетворения человеческих потребностей и устремлений» [Словари и энциклопедии…]. Такое понимание устойчивого развития позволяет говорить о дискурсивности как одной из его определяющих характеристик, предполагающих процессуальность и постоянное привнесение изменений за счет интеграции его компонентов.

Дискурсивный характер устойчивости (или устойчивого развития) отмечается Дж. Барри, полагающего, что устойчивость следует понимать как  явление, формирование которого происходит в рамках дискурса (см. [Wironen, 2007]), что позволяет ввести в научный обиход понятие дискурса устойчивого развития.  Примечательно, что, по мнению Ратнера [Ratner, 2004],  дискурс устойчивого развития требует концептуализации как диалог ценностей, результатом которого должно стать устойчивое развитие, предполагающее сохранение культурного разнообразия наряду с биологическим, а также материальное благополучие людей и сохранение гражданских свобод наряду с полноценным сохранением живой природы. Признание того факта, что взаимодействие между человеком и окружающей средой организуется, понимается и легитимизуется посредством коммуникации, выводит на передний план такое понятие, как коммуникативная устойчивость  -  особый механизм-медиатор, обеспечивающий связь между  часто противоречащими друг другу требованиями социальной, экономической и экологической устойчивости [18]. При этом в приведенной выше системе субдискурсов, составляющих дискурс устойчивого развития, особый статус приобретает экологический субдискурс, направленный на формирование нового экологического мышления, что предполагает  пересмотр существующих ценностей и поворот к устойчивому развитию [5]. В исследованиях по эколингвистике особо подчеркивается широкое проникновение экологической проблематики в коммуникативный процесс, развертывающийся в социуме, и связанное с этим фактом влияние, оказываемое на дискурсивное пространство социума [3].

Очевидно, что устойчивое развитие отличается структурной неоднозначностью, являясь объединением различных заинтересованных субъектов вокруг одной большой цели [1].  Соответственно, дискурс устойчивого развития представляет собой гетерогенное явление, включающее экономический, экологический субдискурсы, а также субдискурс социального взаимодействия, что обусловливает центральную роль междискурсивного анализа в процессе исследования особенностей дискурса устойчивого развития. По сути, дискурс устойчивого развития – это своеобразная площадка для развертывания диалога или, скорее, полилога между его составляющими.

Говоря о комплексном характере дискурса устойчивого развития, необходимо отметить, что преобладающая часть соответствующих исследований проводится на международном уровне. По мнению исследователей, дискурс устойчивого развития отличается глобальным характером в сочетании с региональной спецификой и особенностями, присущими функциональным системам общества, что задает глобальный вектор фундаментального поиска экологически и социально устойчивой модели развития современной цивилизации, в результате которого будут решены проблемы, порождаемые самой современностью [8].

Дистинктивные признаки дискурса устойчивого развития

Вместе с тем, нельзя не упомянуть изыскания, посвященные анализу «локальных» особенностей развертывания дискурса устойчивого развития на местах. Так, в диссертации [11], посвященной исследованию дискурсов устойчивого развития в одном из регионов Аляски, автор предлагает рассматривать триединство дискурсов устойчивого развития, включающее дискурс медиации, а именно, дискурс средств массовой информации – радио, телевидения, сети интернет, - играющий роль посредника, поддерживающего коммуникацию между федеральным правительством, корпорациями, заинтересованными в разработке северных территорий, и местным населением; «локальный» дискурс Аляски, в котором представлены местная история и специфика современной ситуации; а также «рыбный» дискурс (в терминологии автора, “Fish Talk”), отражающий особенности  образа жизни местного населения, основным промыслом которого всегда было и остается рыболовство. При этом подчеркивается, что сосуществование дискурсов устойчивого развития происходит на фоне непрерывных глобальных и локальных изменений, где единственной константой признается окружающая среда, сохранение которой должно стать вкладом в обеспечение устойчивого развития в регионе   (But if we reevaluate our discourses, history, positions, and our salmon, we might choose the same water to swim in together [11], а также: Positive resource relations depend on political risk and cultural survival: subsist with salmon [11]).

Как видно из приведенного выше примера, понятие «дискурс устойчивого развития» допускает варианты интерпретации, однако неизменным остается видение дискурса устойчивого развития как комплексного явления, представленного несколькими субдискурсами (или дискурсивными кодами).

Аналогичный подход встречается при рассмотрении  взаимодействия политического и научного кодов в рамках дискурса (дискурсов) устойчивого развития (см., например, [8]). Определяя дискурс как “совокупность идей, концептов и категоризаций, которые производятся, воспроизводятся и трансформируются в определенном наборе дискурсивных практик и через которые наделяются значением явления физической и социальной сфер» [8], автор утверждает, что в современном обществе одновременно протекают несколько равноправных дискурсов устойчивого развития, особенно в таких областях человеческой деятельности, как наука, политика и СМИ. В зависимости от их характера и динамики параллельно развертывающиеся дискурсы взаимодействуют между собой, оказывая друг на друга взаимное влияние.  Так, между дискурсами устойчивого развития, протекающими в научной и политической сферах, взаимное влияние очевидно. Оно происходит как в эксплицитной, так и в имплицитной форме коммуникативного обмена. В то время как научные изыскания находят отражение в когнитивном фрейминге устойчивого развития в сфере политики, политические интересы, взгляды и программы оказывают влияние на направления научных исследований в области устойчивого развития через приоритетное финансирование и систему предписаний. (В то же время, по наблюдению ученых, научный и политический  дискурсы устойчивого развития  могут развиваться вполне самостоятельно относительно друг друга) [8].

Взаимодействие таких дискурсов, относящихся к устойчивому развитию, как социальный и политический, отмечается в [14].

Внимание многих исследователей привлекают вопросы специфики медийного пространства, в рамках которого происходит развертывание дискурса устойчивого развития за счет реализации экологического, экономического, политического, культурного, социального субдискурсов. Авторы подчеркивают роль СМИ как медиатора, обеспечивающего интеграцию названных дискурсов, несущих идеи устойчивого развития [17].

Противопоставление public discourse vs governmental discourse в пределах дискурса УР выдвигает на первый план вопрос о различной, выгодной для той или иной стороны трактовке тенденций, событий, проектов и пр. в контексте устойчивого развития. Другими словами, в дискурсе устойчивого развития отмечается как эксплицитное, так и имплицитное присутствие субъективного фактора [7].

Гетерогенность дискурса устойчивого развития обусловливает возникновение полидисциплинарных полей на пересечении составляющих его дискурсов (или субдискурсов). Полидисциплинарные поля выступают в качестве особых дискурсивных образований, сочетающих в себе признаки взаимодействующих дискурсов, в результате чего происходит формирование  концептосферы дискурса устойчивого развития, что подтверждает следующий постулат: «Дискурс соотносится с определенной концептосферой, представленной суммой концептов, отражающих в языковом сознании соответствующую область объективной действительности» [4].

Механизмы формирования концептосферы дискурса устойчивого развития

Вербальная составляющая дискурса устойчивого развития, отражая происходящие в дискурсе процессы конвергенции и интеграции понятий, содержит языковые единицы, репрезентирующие базовые концепты и концептуальные бленды, представляющие концептосферы сосуществующих дискурсов. Подобные концепты являются опорными для гибридного дискурса устойчивого развития, обеспечивая развертывание тем, релевантных для дискурса устойчивого развития (story-line).

Как показывает анализ эмпирического материала (Bingham, National report), формирование новой концептосферы дискурса устойчивого развития происходит на основе инкорпорации одной конституирующей  концептосферы (например, концептосферы «Экология») в концептосферу устойчивого развития и, соответственно, экологического дискурса в дискурс устойчивого развития. Кроме того, дискурс устойчивого развития может создаваться с опорой на процесс интеграции составляющих концептосфер. В совокупности, обозначенные явления создают концептосферу устойчивого развития с разной степенью проникновения в принимающий дискурс. В первом случае – концепты достаточно самостоятельны и четко репрезентируют исходный, то есть «свой» дискурс, во втором – более взаимозависимы и «вплетены» в дискурс устойчивого развития (табл. 1).

В качестве иллюстрации приведем два концепта: “global economy” и “economic integration”.

Первый концепт, являясь принадлежностью концептосферы «Экономика» и, соответственно, одноименного дискурса, означает следующее: the world economy or global economy is the economy of the world, considered as the international exchange of goods and services that is expressed in monetary units of account (money) [9]. Не вызывает сомнения правомерность его включения в экономический контекст дискурса устойчивого развития, однако при этом он не участвует в формировании смысловой основы данного дискурса и в процессе инкорпорации сохраняет достаточно высокую степень независимости.

В то же время, концепт “economic integration”, означающий “the unification of economic policies between different  states through the partial or full abolition of tariff and non-tariff restrictions on trade taking place among them prior to their integration” [Multilingual dictionary], несет идею объединения, имеющего целью снятие барьеров и облегчение международного сотрудничества, что соответствует принципиальным установкам устойчивого развития, в силу чего концепт “economic integration” ассимилируется дискурсом устойчивого развития, становясь частью его концептосферы.

Читать полный текст статьи …


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Болсуновская Л.М. Критический дискурс-анализ метадискурса «устойчивое развитие» // Научные ведомости Белгородского гуманитарного университета. — 2016. — № 21 (242). вып.31. Серия: Гуманитарные науки). — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/kriticheskiy-diskurs-analiz-metadiskursa-ustoychivoe-razvitie
2. Вахрамеев Р. А. Основные аспекты определения понятия «устойчивое развитие АПК» [Электронный ресурс] // Региональное развитие. — 2015. — №2 (6). — Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/n/osnovnye-aspekty-opredeleniya-ponyatiya-ustoychivoe-razvitie-apk
3. Дойникова М.И. О некоторых возможностях эколингвистики // Современные языки в межкультурной коммуникации. Языкознание — Москва, ФГБОУ ВО МГЛУ. — 2016. — (Вестн. Моск. гос. лингв. ун-та; вып. 5 (744). Серия Языкознание) — С. 47 – 52.
4. Кузнецов В.Г. Функциональные стили современного французского языка. Публицистический и научный. М.: Книжный дом «Либроком», 2011. — 232 с.
5. Халеева И.И. Формирование лингвистического пространства как фактор устойчивого развития // Экономика языка и бизнес: сб.науч.тр. – М.: ФГБОУ ВПО МГЛУ, 2013. – С. 7 – 17.
6. Словари и энциклопедии на Академике — [Электронный ресурс] — Режим доступа: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/16886
7. Bingham A. Discourse of the Dammed: A study of the impacts of sustainable development discourse on indigenous peoples in the Brazilian Amazon in the context of the proposed Belo Monte hydroelectric dam. // POLIS Journal [Electronic resource] — Vol.4, Winter 2010. — Access mode: http://www.polis.leeds.ac.uk/assets/files/students/student-journal/ma-winter-10/bingham-e.pdf
8. Jobst C. The Discourse on Sustainable Development: How Political and Scientific Codes Go along with Each Other [Electronic resource] — Access mode: http://edocs.fu-berlin.de/docs/servlets/MCRFileNodeServlet/FUDOCS_derivate_000000002341/
9. Legal Dictionary — [Electronic resource] — Access mode: http://legaliq.com/Definition/World_Economy
10. Maz F. Understanding Sustainable Development: Ambiguity and Conflict. — [Electronic resource] — Access mode: https://birimler.dpu.edu.tr/app/views/panel/ckfinder/userfiles/17/files/DERG_/23/321-332.pdf
11. McFarlane D. E. “Sustainability” Substituting “Subsistence”? Analysis of Sustainable Development Discourses at Pebble (Mine) in Bristol Bay [Electronic resource] — Alaska, 2009. — Access mode: http://www.infomine.com/library/publications/docs/McFarlane2009.pdf
12. Multilingual dictionary — [Electronic resource] — Access mode: http://www.definitions.net/definition/economic integration
13. National report on the implementation of the 2030 Agenda for Sustainable Development, FINLAND — Prime Minister’s Office Publications. — Vol. 10, 2016. — 68 p.
14. Nigren A. Environment as Discourse: Searching for Sustainable Development in Costa Rica // Environmental Values 7, no. 2, 1998. — P. 201–222.
15. Ratner B. ‘Sustainability’ as a dialogue of values: Challenges to the sociology of development // Sociological Inquiry 74(1), 2004. – P. 50-69.
16. Report of the World Commission on Environment and Development: Our Common Future, 1987. — [Electronic resource] — Access mode: http://www.un-documents.net/our-common-future
17. Waters J., Wilkins K. International Coverage of Environmental Issues [Electronic resource] / Journalism and Mass Communication — Vol. II / Department of Radio-Television-Film, The University of Texas at Austin, Austin, Texas, USA. — Access mode: http://www.eolss.net/sample-chapters/c04/E6-33-05-05.pdf
18. Wironen M. Sustainable Development and Modernity: Resolving Tension through Communicative Sustainability, 2007. — [Electronic resource] — Access mode: https://www.lumes.lu.se/sites/lumes.lu.se/files/michael_wironen.pdf


©  О.В. Куликова, С.Л. Климинская, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� Rambler's Top100 �������@Mail.ru