VIP Studio ИНФО Система образов и типология героев в современных башкирских повестях
levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Ф.Ф. Валеева,  (Аспирант, Башкирский государственный университет, г. Уфа)

Серия «Гуманитарные науки» # 05 2018
Т. Гарипова; Р. Камал; повесть; типология героев; характер; конфликт; система образов
    В статье рассматривается тема верности и преданности Родине, безусловного чувства любви к ней. Для сравнительного анализа привлечены повести башкирских писателей “Иликлинцы” Т. Гариповой и Р. Камала “Беда”. В повестях анализируется жизненный путь трех солдат Великой Отечественной войны, судьба которых связана с родной деревней Илеклы и одной большой неразделенной любовью к девушке – красавице Хатире. Анализируется литературный герой Р. Камала, в котором он становится жертвой в неравной борьбе, желая спасти родную землю, гоняясь за лучшей жизнью для народа, завоевывая свободу для настоящих хозяев земли. Автором статьи раскрыты содержащиеся в повести система образов и типология героев, судьба которых связана с родной землей.

Ключевые слова: Т. Гарипова; Р. Камал; повесть; типология героев; характер; конфликт; система образов.

 

Тансулпан Гарипова – известная писательница, внёсшая весомый вклад в развитие башкирской прозы. Её искренность в творчестве и активная писательская деятельность обогатили литературный жанр повести, своей новизной. Повесть “Иликлинцы” рассказывает читателю о жизни солдат Великой Отечественной войны. Главные герои повести “Иликлинцы” три товарища – Нурулла, Ахметзян и Гиндулла, повествование ведётся то от лица Нуруллы, то – Ахметзяна, а то – от Гиндуллы. Вместе с описанием жизни героев в современное время, рассказывается и об их детстве, молодости, военных и послевоенных годах.

Нурулла, Ахметзян и Гиндулла родились на свет в деревне Илеклы, здесь – на земле своих прадедов, в лоне природы божественной красоты сделали они свои первые шаги, все трое пошли в один класс. Все трое полюбили одну и ту же девушку – красавицу Хатиру. Всех троих Хатира проводила на фронт Великой Отечественной, подарив каждому платок. На платочках Ахметзяна и Нуруллы были вышиты розы, на платочке Гиндуллы – сердце, которое лишило покоя тех двоих. Оставшись наедине с собой, Нурулла даже плакал от охвативших его чувств обиды. Спортсмену Ахметзяну и гармонисту Нурулле было не понять, почему стройная и красноречивая красавица Хатира предпочла видным, шустрым, смелым и красивым парням, как они, намного уступавшего им в росте, веснушчатого, худощавого тихоню, запинавшегося на каждом слове, Гиндуллу. Они не могли ни принять этого, ни пережить. Больше всего они любили своё “любить Хатиру”, были пьяны от этих чувств, глаза их были закрыты любовной пеленой. Эти бравые ребята были далеки от понимания чувств Хатиры, они не желали видеть и признавать, что Хатира и Гиндулла любили друг друга. Даже по прошествии многих лет Нурулла сказал Гиндулле, зашедшему по делам в сельский совет, такие тяжелые слова: “Наверное, Хатира не любила тебя, наверное, она тебя лишь жалела” [5, с. 60].

В начале повести читателю о Гиндулле известно только то, что его называют поп Гапун. Из всех троих друзей только у Гиндуллы судьба оборачивается самой тяжкой, мучительной и жестокой.

Пробуждение Гиндуллы ото страшного сна в главе, начавшейся со странной фразы “Антретен!”, и сам этот сон коротко, но ясно и ярко выражают те ужасы, с которыми герой столкнулся, пребывая в фашистком плену. Окончив Казанское военное училище, Гиндулла прибывает на войну уже капитаном, попадает в плен к фашистам и проходит весь ад концлагеря. Благо, у Бога на него были свои планы и он чудом остаётся в живых. Он благодарен за свое спасение Жанне, которая буквально принесёт его в свой дом из морга и вернёт с того света. Несмотря на нестерпимое желание вернуться в родные края, он считает своим долгом поставить на ноги детей Жанны после её преждевременной смерти. Только выполнив этот человеческий долг, он начинает готовиться к возращению на Родину. Однако здесь его ждёт более тяжелая участь, чем в плену, – он сталкивается с насмешками и унижениями, а любимая им больше жизни Хатира оказывается без вести пропавшей. Ахметзян и Нурулла, видевшие жестокую несправедливость войны своими глазами, не желают понимать того, что Гиндулла попал в плен, не простят ему этого.

Таким образом, жизнь пленника Нюрбергского концлагеря, годы жизни, проведённые им во Франции, отбрасывают Гиндуллу на другой берег бытия, и герою, столь сильно стремившемуся вернуться к своей Хатире, в свой Илекай, к своим друзьям, вдруг открывается истина, что “с этого берега ох как сложно вернуться обратно на берег к нуруллам, ахмедзянам, хатирам. А, может, и вовсе – невозможно” [5, с. 73].

Друзья, о которых он вспоминал при свете дня и которых видел во сне в ночи, живя в трёх тысячах километрах от них, встречают его душераздирающим холодом, становятся по отношению к нему чужими. Нурулла, в своё время со скандалом заставивший указать имя Гиндуллы на обелиске в память погибших на войне, по возвращению того через двадцать долгих лет закрашивает его имя на камне чёрной краской. Гиндулла же глубоко задет тем фактом, что друзья похоронили его заживо.

Несмотря на все тяготы жизни, потери и испытания Гиндулла предстаёт перед читателем сильной личностью, способной находить в жизни радости. Родник, откуда в своё время они с Хатирой весело таскали воду, теперь, несмотря на то, что течёт он не под звонкую трель смеющейся Хатиры, всё же приносит покой его сердцу: “Нет у меня ни детей, ни любимой в утешенье.., есть хотя бы этот родник. Есть земля, которая хранит её следы. Разве это не счастье?” [1, с. 359] – говорит он. “Хоть десять лет проживу на своей родной земле, не жалел бы об этом” [1, с. 362], – думал Гиндулла, но прожил он здесь более сорока и не оставлял при этом надежды однажды увидеть Хатиру вновь и терпеливо ждал момента, когда он сможет объясниться со своими товарищами.

Жизнь была более благосклонна к Ахметзяну и Нурулле, чем к Гиндулле, однако тоже не раз испытывала их. Первым из друзей с фронта возвращается Ахметзян. Война отнимает у него руку, но дома его ждёт надёжная опора – отец, способный вести зажиточное хозяйство и мать, которая берегла крепкий не по временам очаг. Благодаря им Ахметзян смог с головой уйти в работу в колхозе. Парень, увидивший своими глазами богатую жизнь западных стран, со всем рвением берётся за восстановление обедневшего хозяйства: “Ахметзян старался: расширил поля, велел построить закрытые загоны для скотины, посадить плодово-ягодные питомники, разводил птицу… несмотря на миллионные доходы, “Красный Октябрь”, возглавляемый им, всё-равно оставался в числе “убыточных”… цены на сельскохозяйственную технику были слишком высокие, а цены на продукт, производимый сельским хозяйством, наоборот, очень низкие. А что, если самим перемалывать зерно и продавать муку, даже можно печь хлеб и поставить в городе свой ларёк? Консервировать мясо, ягоды и фрукты, овощи? Если из молока производить масло, творог и корот, и реализовывать это всё? Все эти свои идеи он как-то донёс и до райкома. Его выслушали. А позже едва не сняли с должности: по осени до зёрнышка вымели всю пшеницу с его складов… Колхоз, который с гектара собрал по двадцать пять-тридцать центнеров пшеницы, всю зиму покупал у государства фураж за баснословные деньги” [5, с. 75].

Трудолюбивый, талантливый и хозяйственный руководитель Ахметзян не раз теряет дух в борьбе с трудовыми условиями, которые создаются социалистическим строем, много раз готов был он бросить село и уехать, но останавливают его мудрые и основательные слова его отца, и снова приходится ему, любящему свою землю человеку, впрягаться в исполнение очередных социалистических задач, стиснув зубы выполнять ошибочные приказы бездарных управленцев страной, “метаясь между совестью коммуниста и правдой жизни”.

Лишила судьба Ахметзяна семейного счастья. Несмотря на то, что колхоз построит ему новый дом после трагедии с его женой и детьми, не найдёт он радости в этом. “После освобождения из когтей партии”, Ахметзян обретёт смысл жизни и душевный покой в религии, в религиозных книгах, с жадностью удовлетворял он в религиозных учениях свои духовные нужды. Бывший коммунист призывает своих односельчан, “оставшихся без духовной опоры – партии – жить по велению Аллаха”, на свои деньги строит он мечеть и назначает себя имам-хатипом.

Нурулла тоже пройдёт через многие испытания судьбы. Считавший себя виновным в том, что Хатира покинула деревню, после смерти матери он женится на соседке Закие. К сожалению, когда-то озарившим один за другим их семейный очаг своим рождением сыновьям не суждено было прожить долгую жизнь. О своих дорогих детях Нурулла говорит так: “Один вернулся в гробу из Чехословакии. Младший не оправился от своих ран, полученных в Афгане. Остался нам от него сын – Гарей. Так оно, не получилось создать большую семью, друзья” [5, с. 78]. Единственным продолжателем рода остался только Гарей.

Возвратившиеся с войны Ахметзян и Нурулла однажды сильно повздорят на поляне горы Илеклы и, оставив там Хатиру стоять одну, в сторону деревни спустятся каждый по разным тропам. Так и по жизни они пройдут разными тропами, никогда не сближаясь. И если в течение этих долгих лет председатель колхоза Ахметзян и глава сельской администрации Нурулла сталкивались по рабочим моментам, после перемен в государственном строе и власти, они уже спорили о религии и приверженности.

Таким образом, не только любовь к одной девушке и ревность, но и происки судьбы, уклад жизни в Советской стране, законы социалистического общества, взгляды и принципы самих же героев, одним словом, не только любовный треугольник, но и множество других общественно-политических, социальных, духовно-нравственных причин разделяют друзей, столь дорогих и близких друг другу с детства.

О таинственных флажках, которые пораждают сильный конфликт и ведут к кульминации сюжета, первым Нурулле сообщает Ахметзян, рассказывает ему об этой странной картине, которую он увидел, придя помолиться за души усопших иликлинцев: “Если б это была деревня, то как раз бы до центральной улицы дошли – вот прям рядами флажки расставлены. Что интересно, так они еще и через кладбище проходят” [5, с. 18]. Писательница не торопится раскрыть историю этих флажков, кто их воткнул и для чего, она распутывает этот тайный клубок постепенно. Нурулла не может распросить своего внука Гарея об этих флажках, тот ухаживал за гостями, а сноха ничего не знала. Правнук Нуруллы, приехавший на побывку Илекай, сделав попытку распросить отца, главу сельсовета, об этих флажках и запрещающих въезд в деревню Илекай знаках, встречает только жесткий и непонятный гнев Гарея.

Раздумья старика Нуруллы о друге Гарея Семёне тревожат его не просто так: “И Семён, конечно же, не чужой нам, вместе они росли. И в первый класс вместе пошли” [5, с. 66], – утешает он себя.

Когда-то дед Нуруллы выделил часть своей земли русскому крестьянину Кузьме, который прибился к деревне Илекай, спасаясь после пугачёвских выступлений от наказания. Позже же дети Нуруллы сами служили разбогатевшему мельнику Кузьме. После революции отец Нуруллы в свою очередь помог построить дом внуку Кузьмы, сосланного в Сибирь, Захару. Захар “все присматривался к землям деда (вернее, землям деда Нуруллы), измерял их, распрашивал все, но советская власть жесткая была в то время”, оказалось невозможным прибрать себе имущество.

С сыном Захара Степаном Нурулла вырос вместе. О жадности, бестыдстве и ненасытности потомков рода Кузьмы писательница рассказывает в назидательных эпизодах. В детстве Степан силой отбирал у Нуруллы пойманную им рыбу и Нурулла оставался ни с чем, а его внук Семён не удовлетворялся только одной игрушкой, и если Гарей был рад одному сделанному своими руками трактору или танку, то Семён одновременно делал себе по три штуки.

И вот сейчас, вернувшись с Севера на двух машинах, Зацепин собирался на одну из них, ту, которая похуже, купить Илеклы. Из художника, который в детстве любил рисовать пейзажи Илеклы на своём мольберте и мечтавший через эти картины доносить красоту природы, вырос хищный бизнесмен-олигарх. Хозяин золотых приисков Семён, которому всегда всего мало, стремится сорвать большую выгоду: “Земля здесь хорошая. А красота! Оттуда такой вид открывается, что в мире нигде больше не встретишь! И все это даром... пропадает... Я там хочу построить горнолыжный комплекс. Я тут такое заворочу!.. Через картины я мечтал открыть эту красоту всему миру. Но зачем создавать картины, когда можно их купить? Нужно только взорвать “Поляну Илеклы”, а остальное – как по маслу. Затрат будет меньше». Вот так “не чужой” Семён оказывается слепым и неблагодарным по отношению к приютившим его предков в самый трудный момент иликлинцам, протянувшим им руку помощи и дружбы, ни к людям, ни к природе. Не окажется в нём ни чувства родства, ни благодарности, ни способности восхищаться красотой, наслаждаться ею и беречь, все его стремления были направлены только на поиск быстрой и большой личной выгоды.

В повести один за другим описываются возникающие тревожные мысли Нуруллы, касающиеся этих странных флажков, и его удивляет, что Гарей называет себя хозяином “Фольксвагена”. “Наши генералы да руководители в своё время постыдились бы сесть за немецкие машины. Если б жив был Сталин, он уж давно б придумал автомобили, в десять раз проворнее” любил говаривать ветеран войны Нурулла, а тут его внук Гарей вот за эту самую “немецкую машину” продаёт родную землю, свою честь.

Писатель постепенно раскрывает суть характера продолжателя рода Нуруллы Гарея, который с детства получал то, что хотел, рос баловнем стариков, в итоге ставший упрямым, капризным, ветренным, бессердечным человеком. Эти черты расскрываются в основном из его речи, поведения, которые сопровождаются комментариями автора. Такие портретные характеристики, как “он посмотрел оценивающе… густые черные брови сошлись в одной точке на сморщенном лбу… из глаз сыпались злобные искры”, бездушные реплики в адрес своего деда “Черт, даже поздравить забыл… напои старика чаем. Ты, Илекай, посматривай за ним, раз уж до сих пор не встаёт … смотри, как бы не разлагался уже” отражают внутренний мир Гарея.

Сон, приснившийся Гарею, предвещает собой предстоящую трагедию: “Гарей проснулся в поту… Слышались какие-то стоны.. Гора разваливалась, а он, стараясь спастись, взбирался на её вершину [5, с. 79]”. Картина на озере так же несёт в себе символический смысл: двое из трёх прилетевших на озеро лебедей – чёрные, что означает наличие среди Илекаевых, преданных своей малой родине, и таких, кто готов продать её за деньги и материальные блага. Увидев этих лебедей, Гарей перестаёт сомневаться и решается продать Илеклы: “Неужели лебеди наших времён – чёрные? Да уж, все равно одному Гарею не под силу изменить требования сегодняшнего дня. Раз уж я человек этого времени, видимо, не возможно мне не жить согласно этим требованиям [5, с. 59]”.

По мнению профессора, доктора филологических наук, Г.Н. Гареевой, еще один образ повести – образ Илекая играет важную роль в раскрытии содержания повести. Если оба старших сына Гарея уедут на Север за “большими деньгами”, самый младший правнук Нуруллы Илекай, в отличии от братьев, привязан к своей земле и глубоко любит её. Его образ предстаёт перед глазами читателя тонким, чувствительным, любящим свою Родину молодым человеком. Нурулла растит правнука прививая в нём любовь к земле, всегда поддерживая его [1, с. 354].

Важная часть кульминации включает в себя эпизод беседы трёх товарищей в единственном сосновом доме в деревне Илеклы, который старик Шайдулла оставил сыну Хайрулле, а он – сыну Нурулле, и который крепко простоял бы еще сто лет.

Вернувшиеся с полей боя солдаты умирают. Уйдут из жизни иликлинцы, защищая свою малую родину. Жестокая реальность вдребезги разбивает надежду Нуруллы, его веру в то, что его жизнь продолжится в правнуке Илекае, покой его души – прерывается и жизнь Илекая.

“Народ похоронил Илекая, Нуруллу, Ахметзяна, Гиндуллу Илекаевых на вершине горы. Так, на высоте, древние хоронили своих святых [5, с. 81]”, подчёркивает автор. Стиль легенды-сказания позволяет выразить идею произведения, подняв образ Хатиры, олицетворяющий чистоту и божественную любовь, на поэтическую высоту, придав ей этим возвышенность и яркость: «Каждую весну кто-то сажает на могилках на горе цветы, ухаживает за ними. Сельчане, знавшие Хатиру, поговаривают: «Это дух Хатиры…». Может, оно и так: говорят, девушка, которая приходит к могилкам, как две капли воды похожа на Хатиру… Может, и правда. Народ уж пустое нести не будет [5, с. 81]». Таким способом пропавшая Хатира и любимая Илекая, молодая Хатира, превозносятся в целостном поэтическом образе.

Таким образом, повесть «Иликлинцы» Т. Гариповой не является историческим, в то же время через художественные образы многое узнаем о событиях военных и после военных лет и о типологии героев, постигая жизнь по ее повести.

Подводя итог, следует отметить, что повесть пронизан поразительным по своей красоте национальным колоритом, посредством художественного творчества ярко воплощены в данном повести темы верности, дружбы, любви, преданности к Родине, которые раскрываются на примере судеб обычных людей, тех суровых лет. Размышления о родной земле, дальнейшей судьбе страны и ее людей исполнены героического пафоса и трагизма. Повесть «Иликлинцы» – это живая речь самого народа, с его точным, веско звучащим словом. Тансулпан Гариповой, свойственно искренность, правдивость в подаче типологической системе художественных образов, заставляет читателя пережить жизнь героев повести вместе с ними, полностью погрузиться в атмосферу того времени, затрагивает глубокие патриотические чувства, усиливает любовь и гордость к своей стране.

Творчество Рината Камала, одного из активных писателей башкирской литературы, он проявил себя как наблюдательный и тонкий психолог, как глубокий и серьезный мыслитель, чувствующий дыхание времени. Он обогатил башкирскую прозу, создавая неповторимые образы и затрагивая актуальные проблемы, стоящие перед человечеством.

Главный герой повести Р. Камала “Беда”, директор совхоза “Билян” Камиль Гайсин, один из колоритных его образов. Он трудится день и ночь во благо своего хозяйства с целью улучшить жизнь людей, увеличить производительность в разных отраслях хозяйства и получать хороший урожай пшеницы в лесных зонах. Благодаря его стараниям в деревне построят большую школу, теплые гаражи, мастерскую, загоны для скота. Помимо всего этого он планирует в будущем основать в Биляне кирпичный завод, а на берегу прекрасного Ика открыть дом отдыха. Он, агроном по профессии, стремится воплотить в жизнь такие планы, как засеивать поля новыми дорогими культурами, новыми сортами пшеницы, гречихи, изменить также циклы посева, то есть все, о чём до него говорили было только на словах.

Однако, все начинания инициативного, упрямого, самостоятельного директора всречают на своем пути преграды, созданные чиновниками района, функционерами партии. Все потому, что на различных собраниях и совещаниях Гайсин разоблачает руководителей совхозов и колхозов, которые занимаются хищениями, говорит о том, что стиль управления таких людей сводится на самом деле к приследованиям, угнетению и клевете тех, кто является настоящими хозяйственниками, и наказывают их за раздутые малейшие промахи. Он разоблачает райкомовцев, управление сельского хозяйства, “Сельхозтехнику”, которые вместо того, чтобы обеспечивать хозяйства запчастями, кормами, зерновыми культурами и решать насущные вопросы, занимаются преследованиями и увольнениями принципиальных, прямолинейных председателей колхозов и директоров совхозов.

Камиль ставит перед собой целью служить своей стране, не жалея себя, своему народу, учить таких же как он ценить землю, уметь ее использовать, он готовит себя к бескомпромисной борьбе. Однако, по решению бюро директор, добившийся большого урожая в лесных зонах, перевыполняющий планы по сдаче государству мяса и молока, поставивший совхоз в один ряд с сильными хозяйствами, освобождается со своей должности. Герой поднимается на борьбу против среды, в которой перекрывают кислород воле и духу, против общества, построенного на тоталитарной системе, он стремится к самостоятельности, и оказывается затоптанным этой системой и функционерами местных партий, которые питают эту систему. В этой жестокой борьбе гибнет личность – сильная, талантливая, целенаправленный руководитель, ценный кадр для государства.

Нужно заметить, что Камиль Гайсин не делает открытых выступлений перед народом о порядках, господствующих в стране, он также и не собирается покидать свою страну. Он всего лишь стремится приносить пользу стране, государству, борется с явлениями и руководителями, которые препятствуют его благому делу, этим герой и история особенно потрясают и поучают. Об этом, литературовед С. Сафуанов, очень точно подмечает: “Ринат Камалов описывает отношения между личностью, стремящейся к свободе воли и тоталитарным обществом не через какие-либо чрезвычайные события, а во всей напряженности через призму нашей обыденной жизни… “грязное, немытое тело” общества описывается через ежедневные события, с помощью деталей, связанных с обыденной жизнью людей, через жизни конкретных людей” [4. c 6].

Другими словами, жизнь Камиля Гайсина и близких ему по духу людей общая, типичная, препятствия, которые возникают у него на пути – это такие препятствия, с которыми сталкиваются везде, во всех хозяйствах. В плане самоотверженной отдачи Камиль повторяет образ руководителя-коммуниста передовых взглядов, человека труда, положительного героя, созданного в 60-70‑е годы. В то же время он сродни с героями, которые боролись против руководителей партии, негативных устоев в обществе в произведениях 80-х годов А.Абдуллина “Тринадцатый председатель”, “Последний патриарх”, начала 90-х годов – Д. Булякова, Р. Султангареева, Н. Мусина, Б. Рафикова.

Таким образом, герой повести “Беда” – он не борец, не победитель, в конце повести нет торжества справедливости, не определяются положительные изменения, которые закономерны для произведений соцреализма и привычны для читателя. В какой-то мере Камиль Гайсин напоминает героя повести Наиля Гаитбая “Буран”, Гумера. Гумер, встав на путь борьбы против руководителей завода, против гонки сафроновцев за планом, за похвалой и карьерой, оказывается поверженным, погибает в финале, желая в прямом смысле спасти жизни людей. Герой Р. Камала так же становится жертвой в неравной борьбе, желая спасти родную землю, гоняясь за лучшей жизнью для народа, завоевывая свободу для настоящих хозяев земли.

Таким образом, в современных башкирских повестях идет романтизация, поэтизация человека, это вызывает изменения в стиле. Основными приемами для изображения характера, кроме описания поступков, портрета героя, широко используются детали, различные формы внутреннего монолога, несобственно-прямой речи, демонстрирующие диалектику души.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Гареева Г.Н. Башкирские прозаики. – Уфа: БашДУ, 2012. 495 с.
2. Гареева Г.Н. Вопросы мастерства в башкирском прозе. – Уфа: Гилем, Башк. энцикл., 2014. 204 с.
3. Гареева Г.Н. Сегодняшний повесть // Агидель. 2012. №3. С. 140-152.
4. Гареева Г.Н., Муллагулова А.М. “Концепция героя в современной башкирской прозе. – Уфа: Гилем, 2007. 120 с.
5. Гарипова Т.Х. Иликлинцы. – Уфа: Китап, 2013. 408 с.
6. Камал Р. Таня-Танхылу: Роман и повести. – Уфа, Китап, 1996. 368 с.
7. Фоменко Л. Искусство малой прозы // Звезда. 1960. №3. С. 191-192.
8. Ахмедьянов К.А. Теория башкирской литературы. – Уфа: Китап, 2003. 392 б.


©  Ф.Ф. Валеева, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� �������@Mail.ru