VIP Studio ИНФО О роли донского атамана М. Платова в Бородинском сражении
levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Н.В. Селюнина,  (Д.и.н., доцент, Таганрогский Институт им. А.П. Чехова филиал Ростовского Государственного Экономического Университета (РИНХ), Академик академии военно-исторических наук)

Серия «Гуманитарные науки» # 05 2018
Боевой подвиг
В статье на основе широкого круга архивных источников анализируется участие в войне против завоевателей донского казачества, доблестно защищавшего отчизну и являвшегося примером беззаветного выполнения ратного долга. Колоссальный боевой опыт, полководческий талант и решительность атамана М. Платова позволили ему осуществить рейд, который не только ослабил натиск неприятельских войск в критический для русской армии момент, но и способствовали коренному перелому в ходе Бородинской битвы.

Ключевые слова: Боевой подвиг, вооруженные силы, донское казачество, отчизна, ратный долг, Бородинское сражение, кавалерийский бросок, старая гвардия.

 

Oдной из наиболее ярких страниц в летописи боевых подвигов нашего народа, и в первую очередь, российских вооружённых сил являются легендарные события Отечественной войны 1812 года. России удалось ценой невосполнимых жертв и огромных усилий не только выстоять под мощным натиском наполеоновских войск, принявших под свои знамёна авантюристов из многих европейских стран, которые обеспечили агрессоров всем необходимым для успешного похода на Восток, но и разгромить их.

На всех этапах войны против завоевателей донское казачество доблестно защищало отчизну и являлось примером беззаветного выполнения ратного долга. Но особую роль удалось сыграть посланцам Дона в сражении под Бородино.

К сожалению, приходится признать, что в советской, да и современной исторической литературе проблема ратных подвигов донских казаков на Бородинском поле пока не получила объективного, правдивого отражения. Более того, автору этих строк недавно удалось посетить мемориальный Бородинский музейный комплекс и послушать словесное описание хода исторического сражения устами двух молодых экскурсоводов – штатных работников музея. Я и мои коллеги услышали довольно бойкий заученный рассказ о количественном составе противоборствующих армий, их вооружении, ходе боя, беглые характеристики полководцев и т.д. Когда речь зашла об ударе казаков под руководством донского атамана М.И. Платова и кавалерийского корпуса генерала Уварова, по левому флангу французской армии, то экскурсоводы искажённо представили слушателям этот боевой эпизод.

В ответ на наше недоумение и возмущение, работники музея заявили, что излагают версию, детально утверждённую учёным советом музея. Следовательно, искажение исторической реальности было санкционировано ангажированными или мало информированными специалистами? Трудно поверить, что они не обладают источниковой базой, позволяющей объективно анализировать сущность сражения при Бородино. А если учесть, что ежедневно музейный комплекс посещают многие и отечественные и иностранные туристы, то можно представить, какой вред наносится историческому сознанию людей, пожелавших прикоснуться к легендарному прошлому нашей страны.

Известно, что на протяжении почти двух веков историки либо не упоминали о заслугах донских казаков под руководством атамана М.И. Платова в войне 1812 года, в частности в Бородинском сражении, либо давали весьма противоречивые оценки их роли в боевых действиях. В опубликованной литературе можно встретить немало ошибок и явных фальсификаций. Как правило, исследователи тенденциозно замалчивают наличие одних источников и оперируют другими, чтобы доказать своё авторское видение проблемы. Почему ошибки кочуют из публикации в публикацию?

С. Мельгунов писал: «Русская армия с самого начала войны с Наполеоном была центром бесконечных интриг, соперничества, зависти и борьбы оскорбленного самолюбия... Это единодушное показание всех современников... С интригами на почве соперничества мы встречаемся слишком часто, чтобы можно было не говорить об их деморализующем влиянии даже на хороших генералов…» [1]. Возможно, именно в этом одна из причин прижизненного искажения событий, связанных и с Бородинским сражением? Нельзя не упомянуть и о клише, оставленном нам в наследство историком сталинской эпохи М.Н. Покровским, сторонники идей которого не перевелись и поныне.

Одним из авторитетных авторов искажённой информации об атаке донских казаков на левый фланг наполеоновской армии стал, как ни странно, сам М.И. Кутузов. После окончания сражения под Бородино главнокомандующий русской армией написал подробное донесение императору Александру I о достигнутой победе и перечислил имена военачальников, отличившихся в битве. Но среди них имя казачьего атамана М.И. Платова не значится. Более того, в другом рапорте военачальника императору читаем, что казаки «в сей день не действовали» [2]. Почему М.И. Кутузов представил царю первоначально искажённую информацию, пока не ясно. Не известна и реакция императора на рапорт главнокомандующего.

Позднее Кутузов уже изменил свою точку зрения и доносил Александру I следующее: «Атака была сделана довольно удачно, неприятель был опрокинут». И опять полководец не дал подробного анализа кавалерийского рейда, изменившего ход битвы [3]. Если главнокомандующий запоздало, но всё же внёс поправку в оценку роли казаков в Бородинском бою, то факт участия корпуса Платова в событиях 26 августа 1812 г. был положительно охарактеризован историческим сообществом лишь спустя четверть века после сражения.

Обратимся к содержанию другого документа – рапорта М.И. Платова своему непосредственному начальнику М. И. Кутузову спустя месяц после сражения. Атаман доносил: «В бывшем 26 числа прошлого августа месяца при с. Бородине генеральном с неприятелями сражении, находился я, по приказанию Вашей светлости, с казачьими полками на правом фланге нашей армии, и каково происходило действие против неприятельского левого фланга, Вашей светлости по личному присутствию Вашему известно». Следовательно, сам главнокомандующий направил казачьи полки на правое крыло изготовившихся к бою войск, затем отдал приказ о нанесении ими удара по левому флангу французской армии.

В следующем документе, поданном М. Платовым по прибытию в главную квартиру армии в 1813 г., говорится о том, что в Бородинском сражении он командовал кавалерией во время рейда и при этом «атаковал с малым числом без всякого подкрепления». О результате рейда свидетельствует тот факт, что по завершении сражения главнокомандующий лично поблагодарил Платова за боевые заслуги [4].

В распоряжении исследователей имеются два текстуально идентичных рапорта генерала Уварова – Барклаю де Толли, своему непосредственному начальнику и М.И. Кутузову. Тексты свидетельствуют, что главнокомандующий приказал первому кавалерийскому корпусу ударить по левому флангу неприятеля «…с тем, чтобы, хотя несколько оттянуть его силы, которые столь сильно стремились атаковать вторую нашу армию» [5].

Существует рапорт Барклая де Толли князю Кутузову о действиях его армии во время сражения, в котором он писал: «1-й кавалерийский корпус Вашею светлостью отряжен был на левый берег Москвы-реки и действовал на оном обще с иррегулярными войсками под начальством ген. от кавалерии Платова» [6]. Не ставил Барклай под сомнение и очевидное – участие корпуса Платова в рейде по тылам противника на Бородинском поле. Таким образом, рейд кавалеристов по тылам противника подтверждается конкретными источниками.

А.И. Михайловский-Данилевский, участник войны, как и некоторые другие мемуаристы, в публикациях оказался весьма непоследовательным. В дневнике, написанном им по горячим следам событий, по-видимому, со слов явных интриганов и противников казаков он резко критиковал кавалеристов и их командиров, исказив общую картину кровавого боя. Спустя два десятилетия, уже на основании солидных документальных источников этот же автор в ряде трудов дал весьма высокую оценку действиям казаков на Бородинском поле [6].

А.И. Михайловский-Данилевский сделал попытку воссоздать подлинную картину событий: «Князь Кутузов, получая донесения, что Наполеон стягивает свои силы против неприятеля, приказал Платову с казаками и Уварову с первым кавалерийским корпусом перейти Колочу выше Бородина и ударить в левый фланг французов... Доблестные лейб-гусары с такой отвагой понеслись на пехоту вице-короля (Богарне), что она поспешно отступила; одновременно и казаки Платова, перейдя вброд через Войну (название реки – авт.), рассыпались в тылу и произвели такую тревогу, что обозы в беспорядке обратились в бегство. Эти два налета вызвали отъезд Наполеона в тыл, и вследствие этого огонь и атаки неприятеля в боевой линии ослабели» [7]. Запоздало автор дал боевому рейду кавалеристов следующую оценку: «Действия Уварова и Платова имели чрезвычайно важное влияние на участь Бородинского сражения... Счастливый оборот битвы был непосредственным следствием превосходного поведенного Кутузовым, а Уваровым и Платовым исполненного маневра» [8].

Д.Н. Болговский, участник сражения в качестве дежурного штаб-офицера, впоследствии генерал-майор, находился при корпусе Дохтурова, на правом фланге – там же, где и дислоцировались казачьи полки. Мемуарист подчеркнул, что в начале сражения Наполеон действовал наступательно, а в три часа дня, когда ему удалось овладеть всеми опорными укреплениями русской армии, он явно перешёл к оборонительным действиям. Причиной этого изменения наполеоновской тактики, по мнению Болговского, являлось то, что Платов, получив приказ обойти левый фланг неприятеля и атаковать его с тыла, «исполнил это с такой точностью и спокойствием, что был замечен неприятелем в удалении версты от его крайнего левого фланга. Неприятель, устрашенный внезапным появлением леса пик, заметив там даже пехоту, счел левый фланг армии в весьма опасном положении и тем с большим основанием, что блестящие атаки генерала Уварова не позволяли ему сомневаться, что они производились, опираясь на решительное движение Платова. Это угрожаемое крыло начало тотчас производить перемену фронта, и в то же мгновение было видно, как адъютант помчался во всю прыть, чтобы доложить Наполеону это неприятное известие». По словам Болговского, Платов опасался предпринять более активные действия, чтобы не «скомпрометировать себя решительной атакой неприятеля», показав ему «ничтожество своих сил» против превосходящего врага. Он счел более полезным угрожать ему положением, которое оставило бы ему сомнение относительно его действительных сил, и в конце решился тревожить его только частями. По мнению генерал-майора, «этот маневр решил участь русской армии» [9].

В современной историографии также нет однозначного мнения по поводу событий 26 августа 1812 г. и непротиворечивой оценки действий донских казаков в данной битве. В связи с этим постараемся кратко изложить авторское видение хода Бородинской битвы, уточнить роль донских казаков и личный вклад атамана в победе над неприятелем на основе изученной литературы и источников.

В диспозиции, сформулированной М.И. Кутузовым 24 августа для предстоящего сражения, не упоминалось о казачьем корпусе, следовательно, он не имел строго определенного назначения и рассматривался в качестве резерва. Но сам Платов выступил инициатором кавалерийского рейда по флангу французских войск. Его казаки утром 26 августа провели разведку, в результате которой выяснили отсутствие крупных сил противника за р. Колочей и нашли броды. Атаман отправил к Кутузову принца Э. Гессен-Филиппстальского с просьбой подкрепить его корпус для последующего движения. Однако для рейда было выделено мало сил: примерно 2 тыс. казаков и 2, 5 тыс. сабель 1-го кавалерийского корпуса [10].

Наполеон готовил решающую атаку на позиции русской армии, кроме того, собирался ввести в бой главный резерв – старую гвардию, имевшую огромный опыт ведения боевых действий в европейских странах. Но в это время, казачьи полки и легкая кавалерия под предводительством М. Платова незаметно подошли к расположению противника, ударили ему в тыл.

Успех стремительного кавалерийского броска был очевиден: он вызвал панику в рядах французов и обеспечил целых два часа передышки нашей армии, что позволило провести перегруппировку русских войск. Наполеон не только направил на угрожающий участок подкрепление, но и отправился туда лично. Бросать в сражение старую гвардию на главном направлении Бонапарт передумал. Тем самым французам не удалось достичь видимого перевеса сил в противоборстве с русской армией.

Казаки М. Платова взяли в плен 500 французских солдат, захватили главный обоз наполеоновской армии (правда, именно это и послужило новым обвинением против М.И. Платова, так как некоторые авторы доказывали, что он не смог удержать казаков от грабежа неприятельского обоза) и знамя. Кроме того, поле боя осталось за русскими.

Таким образом, колоссальный боевой опыт, полководческий талант и решительность атамана М. Платова, «помышлявшего не о жизни, а о чести и славе России», позволили ему осуществить рейд, который не только ослабил натиск неприятельских войск в критический для русской армии момент, но и способствовал коренному перелому в ходе Бородинской битвы.

В результате русского кавалерийского рейда французы утратили наступательную инициативу. Об этом полезно помнить тем, кто склонен недооценивать роль донских казаков и их полководца М.И. Платова в Бородинской битве. Изучение роли казачества в тех трагических событиях невозможно без обращения к личности Матвея Ивановича Платова, казачьего атамана, прославленного генерала, чье имя стало легендой еще при жизни и сегодня олицетворяет собой удаль и славу Донского казачества.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Мельгунов С.П. Вожди армии. Отечественная война и Русское общество. Т. III [Электронный ресурс] / Отечественная война и русское общество. – М., Издание Т-ва И.Д. Сытина, 1911, в 7 т. – Режим доступа: URL:http://www.museum.ru/museum/1812/Library/Sitin/book3_08.html
2. Атаман М.И. Платов – рождение легенды. [Электронный ресурс] –Режим доступа: URL: http://www.gipanis.ru/?level=1195&type=page&lid=1128; Рапорт князя М.И. Кутузова императору от 22 ноября 1812 г. // М.И. Кутузов. Сб. док. – М., 1954. – Т. 4, ч. 1.– С.82.
3. Кутузов М.И. Сборники документов. В 5 т. / Под ред. Л. Г. Бескровного. Т IV. – М.: Военное изд-во мин-ва Обороны СССР, 1954. Ч. 1-2. С. 167.
4. Сапожников А.И. Записка атамана М.И. Платова о Бородинском сражении. // Материалы VII Всероссийской научной конференции «Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы». – Бородино, 1999. С. 171-177.
5. Там же, C. 171-173.
6. Михайловский-Данилевский А.И. Записки 1912 год. // Исторический вестник, 1890, № 10, С. 154; Из воспоминаний Михайловского-Данилевского: Путешествие с императором Александром I по Южной России в 1818 г.// Русская старина, 1897, № 8, С. 349.
7. Михайловский-Данилевский А.И. Описание Отечественной войны 1812 года. – СПб., 1943. С. 96.
8. Михайловский-Данилевский А.И. Император Александр I и его сподвижники. – СПб., 1846. ТЛИ, № 5.
9. Бородино: Документы, письма, воспоминания. – М.: Советская Россия. 1962. С. 341.
10. Безотосный В.М. Атаман Платов в 1812 году // Вопросы истории – 1997, № 10. – С. 134.


©  Н.В. Селюнина, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� �������@Mail.ru