levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Журналы

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
 

А.Ю. Соколова,  (К.филол.н., доцент, Тверской государственный медицинский университет)

Серия «Гуманитарные науки» # 06/2  2018
Глагол
    Грамматически глагол является одной из наиболее сложных частей речи. Глагольная парадигмы подразделяется на две субпарадигмы - финитную и нефинитную. Среди нефинитных форм традиционно выделяют инфинитив, герундий, причастие I, причастие II. В статье нефинитные формы современного английского языка рассматриваются в совокупности трех основных критериев: семантического, формального и функционального. При анализе нефинитных форм по каждому из критериев определяется круг спорных вопросов, требующих дальнейшего рассмотрения и изучения.

Ключевые слова: Глагол, нефинитные формы, инфинитив, герундий, причастие I, причастие II, семантика, формальный критерий, функции.

 

C  точки зрения грамматики глагол является одной из наиболее сложных частей речи. Такой вывод можно сделать, рассматривая, многочисленные функции глагола, его категории и сложность классификации, а также с учетом деления глагольной парадигмы на две субпарадигмы - финитную и нефинитную. Можно отметить, что, вопрос о разделении глагольной парадигмы на две субпарадигмы и основаниях, лежащих в основе этого разделения, является, наверное, единственным вопросом грамматики глагольных форм, по которому не наблюдается разногласий среди ученых.

Нерешенными, однако, остаются многие задачи, касающиеся нефинитной парадигмы. А именно, конкретизация (наименование) и количество нефинитных форм, их функции. Цель настоящего исследования - очертить круг подобных вопросов, наметить их возможное решение и причины возникновения.

Традиционно выделяют следующие нефинитные формы:

  • инфинитив
  • герундий
  • причастие I (причастие настоящего времени)
  • причастие II (причастие прошедшего времени)

Рассмотрим эти формы в совокупности трех основных критериев.

    1. Семантический критерий предполагает «оценку абстрактной семантики слов». Данная семантика определяется отношением слов к элементам действительности.

Семантика инфинитива, по мнению М.Я. Блоха, заключается в назывании действия или процесса [2, с.101]. A.M. Пешковский отмечает двойственную природу и определяет его как "существительное, не дошедшее один шаг до глагола" [ 5, с.130-131]. 

Еще одна нефинитная форма, называющая процесс - герундий, семантически сочетающий свойства глагола и существительного.

Возникает вопрос, не является ли семантика инфинитива и герундия избыточной? М.Я. Блох весьма расплывчато указывает на бОльшую динамику, бОльший акцент на действие в семантике инфинитива. Г.А. Вейхман также подчеркивает разницу в семантике инфинитива и герундия [3, с.217-228]. Автор приводит более десятка семантических различий между инфинитивом и герундием, среди которых, например, обозначение процесса, более продолжительного действия инфинитивом и непроцесса, более краткого действия герундием. Однако указанные семантические особенности инфинитива и герундия весьма многочисленны и проявляются не всегда. Иногда выбор формы определяется формально (традиционно ряд глаголов требует употребления герундия, другие - инфинитива), иногда обе формы являются домустимыми и взаимозаменяемыми. Существует много случаем, на пример, где инфинитив может быть заменен на герундий с предлогом [8, с.139-140]: He points out that if Russia accepted the agreement, she would not attain her object to clear (of clearing) the situation…

Следующая нефинитная форма - причастие настоящего времени сочетает в своей семантике свойства глагола, прилагательного и наречия. Ещё одна нефинитная форма, ориентированная на прилагательное - это причастие II. Обе формы имеют в своей семантике сходство с прилагательным, чем же они различаются? Этот вопрос также является одним из спорных и нерешенных проблем грамматики английского языка. Причастию II часто приписывают пассивное значение. Однако можно увидеть примеры, в которых причастие II не имеет значение пассивности, например: advanced students, an escaped prisoner.

    2. Формальный критерий необходим для выделения основных элементов строения, характерных для данного класса слов.

Большинство ученых сходятся в том, что английский инфинитив обладает двумя формами.

Существуют различные точки зрения на грамматический статус форм инфинитива с маркером "to" и без маркера. Согласно традиционной точке зрения, форма инфинитива имеет два варианта - маркированный и немаркированный. Эти формы инфинитива различаются в синтаксическом плане. Немаркированная форма употребляется только в сочетании с модальными глаголами и в конструкции Complex Object. Маркированная форма выполняет различные синтаксические функция, вторичные для глагола.

Ещё одна точка зрения на формы инфинитива заключается в том, что инфинитив без частицы трактуется как отдельная категориальная форма, не соотносимая с инфинитивом с 'to' [6, с.14-31]. Предлагается даже специальный термин "семифинитив" для немаркированного инфинитива [9, с.95-112].

Первая точка зрения, согласно которой инфинитив с маркером “to” и инфинитив без маркера представляют собой не отдельные формы, а являются двумя вариантами одной и той же формы - инфинитива - на наш взгляд, не является достаточно корректной. Представители этой точки зрения, например Л.С. Бархударов [1, с.148], утверждают, что различие между этими двумя формами обусловливается той синтаксической конструкцией, в которой употребляется инфинитив. Однако, можно легко убедится, что различия лежат не только в области синтаксических свойств, но и в семантике, и, естественно, в форме. Так, мы приходим к трем критериям, на основании которых выделяются отдельные классы слов. Следовательно, утверждение о наличии двух отдельных разных компонента нефинитной парадигмы глагола является вполне обоснованным.

Герундий и причастие I имеют омонимичную форму с показателем -ing, идентичную парадигму. Многие лингвисты считают их одной формой, различающейся только функционально. Такого взгляда придерживаются В. Я. Плоткин, Л С. Бархударов. Спорным моментом, однако, становится само название этой единой формы. Р.Квёрк, например, отказывается от формы герундия, выделяя всего три нефинитные формы - инфинитив, причастие I и причастие II. Майкл Свон, избегая традиционных наименований, выделяет кроме инфинитива две нефинитные формы на основании формального показателя: - ing форма и -ed форма. И приводит различные случаи употребления данных форм, например, -ing forms used like nouns, modifiers, adjectives [12, с.401].

В.Я. Плоткин, выделяет одну -ing форму, называя ее герундием. В этой форме сливаются, начиная со среднеанглийского периода, глагольное прилагательное — причастие I — и восходящий к отглагольному существительному герундий. В плане выражения слияние форм привело к выбору суффикса отглагольного существительного - ing для складывавшейся формы и к вытеснению суффикса причастия -end.

С формальным выделением причастия II дело обстоит не столь спорно. Причастие II имеет свой собственный показатель - -ed, -en, -d, -t, -n, в котором имеется скрытое указание на завершенность и пассивность в семантике.

    3. Функциональный критерий раскрывает синтаксические свойства слов в предложении.      

М.Я. Блох выделяет три различные функции инфинитива [2, с.102-104]. Первая - значимый самостоятельный член предложения, вторая - значимая часть составного глагольного сказуемого и третья функция - составляющая спрягаемой финитной формы. При выполнении этих функций инфинитив является свободным, полусвободным и связанным, соответственно.

Многофункциональность маркированного инфинитива отмечается авторами Теоретической грамматики современного английского языка [4, с. 80-82]. По их мнению, инфинитив может выполнять практически любую синтаксическую функцию.

Также как и инфинитив, герундий функционально может выступать в роли любого члена предложения [4, с. 85-87].

В ряде функций герундий соприкасается с причастием, например функцию определения: a sleeping dog - a sleeping train. Можно отметить, что в этой функции герундий часто противопоставлен причастию семантически. Однако следует отметить, что далеко не всегда возникает подобное противопоставление. Вероятно, возможность семантического противопоставления определяется лексическим значением соответствующих форм. Часто совпадают и валентности причастия и герундия. Следовательно, существуют некие перекрестные семантические и функциональные области между герундием и причастием, а формально и парадигматически они вообще полностью совпадают. По-видимому, действительно можно описать герундий и причастие I как «-ing-форму», выступающую то с субстантивным (герундий), то с адъективным (причастие) грамматическим значением. Возможные для них синтаксические позиции определяются именно этими их свойствами, тогда как глагольные черты — наличие форм вида и залога и возможность принимать прямое дополнение — свойственны обеим формам. Семантическая ориентация нефинитных форм на существительное и прилагательное-наречие, соответственно» является основанием для разделения герундия и причастия I и по мнению М.Я. Блоха. Однако автор также указывает на наличие пересекающихся областей - на функциональную возможность выделения формы полу-герундия («Half- Gerund») или герундиального причастия: I felt annoyed at his failing to see my point at once. -I felt annoyed at him failing to set my point at once [2, с. 115].

Авторы книги «The American Heritage. Book of English Usage» [13] называют такую конструкцию «fused participle» и отмечают, что если герундию предшествует существительное или местоимение, то они должны использоваться в притяжательном падеже: верным является предложение I can understand his wanting to go, но неверным I can understand him wanting to go . Однако конструкции без притяжательного падежа широко используются в языке, к тому же иногда, синтаксис не позволяет употребить притяжательный падеж: We have had very few instances of luggage being lost, неверно - of luggage's being lost или What she objects to is men making more money than women for the same work. Замена men making на men's making не только звучит неграмотно, но и требует замены на women's, что совсем не корректно.

Совместной трактовки герундия и причастия как одной формы на -ing придерживаются в своих исследования Джеффри Паллум и Арнольд Звики (Geoffrey Pullum, Arnold Zwicky). Они приводят внушительный список синтаксически и семантически различных контекстов употребления -ing формы в английском языке, называя эту форму «gerund participle» [10, с. 253-254].

Еще один спорный момент, касающийся функций герундия, заключается в разделении форм герундия и отглагольного существительного. М. Свон вообще не проводит такого разделения, указывая лишь на субстантивное использование ing-формы. В подобных случаях ing-форма может определяться артиклями, указательными и притяжательными местоимениями, иметь прямое или косвенное дополнение [12, с. 277-279]. Единственное замечание он делает относительно наличия прямого дополнения: «When an -ing form is used with an article, it cannot usually have a direct object. Instead we can use an of-structure - the smoking of cigarettes (not the smoking cigarettes) [12, с. 279].

Более подробный анализ форм герундия и отглагольного существительного дает Р. Квёрк [11, с. 1290-1291]. Он разделяет герундий, глагольное существительное (verbal noun - quarrelling, arriving) и девербальное (образованное от глагола) существительное (deverbal noun - quarrel, arrival).

Причастие I имеет две основные функции— атрибутивную и адвербиальную. Атрибутивно причастие I может употребляться препозитивно или в постпозий (наиболее характерно для аналитических форм). Причастие I может занимать позицию именного члена составного сказуемого: The realization was rather disconcerting.

Возникает спорный вопрос о функциональном сходстве причастия и прилагательного (a loving mother; it is surprising). Предлагаются несколько критериев различения причастий и прилагательных. Например, если существует однокорневой глагол (в данном случае — to love, to surprise), то анализируемая форма определяется как причастие. Прилагательными же являются формы на -ing, не произведенные от глагола: heart-breaking — прилагательное, так как нет глагола to heartbreak. Остальные критерии будут рассмотрены далее, так как вопрос корреляции с прилагательными в равной степени характерен и для причастия II.

В адвербиальной функции причастие может обозначать действие, происходящее одновременно с действием, выраженным личной формой глагола или действие, непосредственно предшествующее действию глагола-сказуемого. В функции обстоятельства причастие I обычно ассоциируется с семантическим субъектом, примыкающим к причастной конструкции. Однако существуют примеры неоднозначной отнесенности причастия (формально соотносятся с ближайшим существительным, но логически определяют существительное, расположенное в другой части предложения или вовсе отсутствующее): Turning the corner, the view was quite different. Такие случаи в английских грамматических пособиях называются «dangling participles».

Причастие II лишено собственной парадигмы и обладает, в основном, именными, а именно, адъективными чертами. Необходимо разделять самостоятельное (атрибутивное) употребление причастия и предикативное - в составе сказуемого. Причастие может также употребляться в составе абсолютной конструкции; в этих случаях оно имеет свой собственный семантический субъект и, следовательно, реализует свои глагольные черты.

В синтаксическом плане причастие II, как и причаcтие I, в самостоятельном употреблении сближается с прилагательным, выполняя типичные для прилагательного функции определения в препозиции или постпозиции к имени существительному и члена составного сказуемого. Сближение с прилагательным проявляется также в словообразовательных моделях причастия - оно может принимать типичный для прилагательного отрицательный префикс un- (unchanged, unspoken) и образовывать наречие с помощью суффикса -ly (decidedly, unpreparedly).

Критерий отграничения причастия и прилагательного - вопрос также неоднозначный. Так, например, Р. Кверк называет причастия в атрибутивной функции прилагательными [11, с. 413-416]. Другими критериями разделения причастия и прилагательного могут считаться глагольное управление причастия, например, наличие предлога by после причастия II: We were relieved to find her at home – прилагательное, We were relieved by the next group – причастие; или наличие прямого дополнения у причастия I: His views were alarming me. Употребления слова very указывает на адъективный характер единицы: His views were very alarming. He was very offended. Уже из этих критериев следует, что теоретически невозможно одновременно использовать слово very и прямое дополнение для причастия I и предлога by для причастия II. Для причастия I это вполне справедливо, однако для причастия второго такое употребление вполне приемлемо.

Авторы книги «The American Heritage® Book of English Usage» предлагают следующие тесты, которым должны соответствовать прилагательные [13]:

  1. Атрибутивное употребление: an intriguing offer.
  2. Использование в качестве именной части составного именного сказуемого, особенно после глагола seem: She thought the party boring и He seems concerned about you.
  3. Наличие степеней сравнения: We are even more encouraged now и The results are most encouraging.
  4. Возможность употребления слова very или quite: They are very worried about this.

Однако лишь некоторые «чистые» прилагательные соответствуют всем этим тестам, например, прилагательное Disastrous проходит по 1, 2, and 3, но не по 4 пункту. А вот причастия в большинстве случаев удовлетворяют всем требованием. Спорным, только является употребление со словом very. Некоторые носители языка используют фразы типа very appreciated, very astonished, или very heartened, в то время, как другие предпочитают альтернативный вариант very much (поскольку very редко используется самостоятельно перед причастиями). Более того, некоторые причастия-прилагательные могут определяться словом very в одних контекстах и не могут в других: a very inflated reputation, но не a very inflated tire.

Достаточно определенно можно определить причастие прошедшего времени в составе глагольной формы пассивного залога, когда за ним следует предложная конструкция «bу». Так, например, причастие married будет частью глагольного сказуемого в предложении Chuck and Wendy were married by a bishop, но прилагательным в предложении Chuck and Wendy were happily married for about six months. Чтобы ещё раз убедиться, что это прилагательное, нужно трансформировать предложение так, чтобы искомое слово выступило в функции определения: For about six months Chuck and Wendy were a happily married couple.

Таким образом, как и в случае разделения герундия и существительного, здесь можно говорить о проблемах разделения нефинитных форм и именных частей речи.

Как видно из приведенного анализа литературы по нефинитным формам в современном английском языке, совершенно невозможно сделать конкретных выводов о статусе, семантике и функциях нефинитных форм. По каждому исследуемому пункту лишь очерчивается ряд до сих пор нерешенных вопросов. Среди которых:    
  1. Каково количество нефинитных форм, как они называются?
  2. Не является ли семантика инфинитива и герундия избыточной?
  3. Можно ли говорить о парадигматической корреляции причастий?
  4. Являются ли формы инфинитива - с маркером "to" и без маркера самостоятельными?
  5. Можно ли объединить герундий и причастие?
  6. Какой статус имеют конструкции типа «полугерундий» («Half- Gerund») или «сплавленное причастие» («Fused Participle»)?
  7. Как разделять герундий и глагольное существительное, причастие и прилагательное? и т.д.

Такое множество вопросов возникают, на наш взгляд, в связи с тем, что нефинитная парадигма современного английского языка рассматривается в том же русле, с учетом тех же тенденций, которые господствовали в древнеанглийский период. Нефинитные формы описываются в тех же терминах, заимствованных из грамматики латинского языка, которые использовались еще авторами первых научных грамматик. Однако, при рассмотрении синхронного состояния современного языка необходимо учитывать коренные изменения, которые произошли в истории языка, и те новые тенденции, по которым продолжается развитие языковой системы.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Бархударов Л.С. Очерки по морфологии современного английского языка.- М.: Высшая школа, 1975.
2. Блох М.Я. Теоретическая грамматика английского языка- М.: Высшая школа, 2000.
3. Вейхман Г.А. Новое в грамматике современного английского языка.-М.: Астрель-АСТ, 2006.
4. Иванова И.П., Бурлакова В.В., Почепцов Г.Г. Теоретическая грамматика современного английского языка.- М.: Высшая школа, 1981.
5. Пешковский A.M. Русский синтаксис в научном освещении.-М.: Наука, 1956.
6. Плоткин В.Я. Типологическая перестройка системы нефинитных форм английского глагола // Новые тенденции в изучении грамматики романских и германских языков / Общ. ред. Е.Н.Старикова. - Киев: Вища школа, 1981. - С. 14-31.
7. Плоткин В.Я. Строй английского языка, - М.: Высшая школа, 1989.
8. Fowler H.W., Fowler F.G. The King’s English.- Oxford: The Clarendon Press, 1962.
9. Joos М. The English Verb: Form and Meanings. - Madison & Milwaukee: Wiskonsin University of Press, 1964.
10. Pullum G. K., Zwicky A. M. Gerund participles and head-complement inflection conditions in The Clause in English // In Honour of Rodney Huddleston / ed. by Peter Collins and David Lee.- Amsterdam: John Benjamins,1999.-PP. 251-271.
11. Quirk R., Greenbaum S., Leech G., Svartvik J. The comprehensive grammar of the English language. – London, New York: Longman, 1985.
12. Swan M. Practical English Usage.-Oxford: Oxford University Press, 2002.
13. The American Heritage® Book of English Usage. A Practical and Authoritative Guide to Contemporary English.- Boston: Houghton Mifflin, 1996. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://web.archive.org/web/20060316061722/http://www.bartleby.com/64/1.html (дата обращения 31.10.2017).


©  А.Ю. Соколова, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

Rambler's Top100 �������@Mail.ru