VIP Studio ИНФО Повтор как центральное лексическое средство выразительности в рассказе В.М. Шукшина «Психопат»
levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Д.Р. Мухтарова,  (К.филол.н., Тюменский государственный университет)

Серия «Гуманитарные науки» # ИЮЛЬ/2  2018
Повтор
    Исследование актуально по причине актуальности произведений В.М. Шукшина и вопросов, поднимаемых им в малой прозе. Возникла необходимость пересмотра места «чудиков», излюбленных персонажей Шукшина, в литературе. Определить насколько значим герой с точки зрения современности.

Ключевые слова: Повтор, В.М. Шукшин, рассказ, «Психопат», лексические средства выразительности.

 

Предмет исследования рассказ «Психопат» поскольку он, по мнению исследователей, «несколько выбивается из ряда исследуемых произведений заведомой “положительностью” своего героя» [Зубова,2013, с. 57].

Но объединяет его с другими рассказами одна вещь – «одержимость — вот качество души, свойственное шукшинским чудикам» [Сапа, 2014, с. 37]. Взаимосвязь темы чудиков, взаимоотношений деревни и города, отношений разных поколений являются ключевыми для Шукшина.

    Цель работы – установить виды повторов в тексте рассказа и указать их функции и значимость в создании необходимой атмосферы.

    Задачи - проанализировать дополнительные изобразительные средства, лексический состав произведения и раскрыть замысел писателя, обозначить место рассказа «Психопат» в ряде произведений малой прозы В.М. Шукшина.

В статье дается сравнительно-сопоставительный анализ изобразительных средств, ключевое место среди которых занимают лексические, синонимические, синтаксические, корневые повторы. Несмотря на их разнообразие и количество повторы, органично вписанные автором, способствуют созданию цельной картины происходящего.

Название рассказа неоднозначно и интригующе - психопат. И в первых же строках краткое пояснение «Он и правда какой‑то ненормальный. Не то что вовсе с вывихом, а так – сдвинутый» [3, с. 1]. Здесь использован синонимический повторили «повтор слов, содержащих одинаковые семы, в том числе ассоциативные, которые актуализируются в контексте» с целью характеристики главного персонажа и в то же самое время смягчить ее.

Но следующие слова показывают его (Психопата) с другой, положительной стороны как работника библиотеки, самоотверженно трудившегося на благо общества.

Трудолюбивый работник помимо своих прямых обязанностей выказывает завидный энтузиазм и рвение, Психопат «ходит по деревням – покупает по дешевке старинные книги, журналы, переписывается с какими‑то учреждениями в городе, время от времени к нему из города приезжают …» [3, с. 3]. Во время одного из походов он и заболевает.

«Сдвинутость» героя проявляется, когда он по причине болезни вынужден ходить в больницу на уколы.

Понимание и сочувствие героя к медсестре сменяется после того, как она с трудом находит вену и ставит укол, причиняя боль главному персонажу. Ее пояснения «Она ускользает» кажутся герою надуманной «Что у него ускользает вена, он как‑то не мог этого понять. Куда ускользает? Как это?.. Бред же. Не умеет человек, и все» [3, с. 1].

Лексический повтор глагола ускользает, ключевого слова, которое и является причиной конфликта, встречается на всем протяжении рассказа: «Она ускользает, – пояснила сестричка» [3, с. 1], «Ускользает… – сказала она» [3, с. 1], « Да, куда она, к черту, ускользает! – вышел из терпения Психопат» [3, с. 1], «Что вам тут, игра в прятушки, что ли? – ускользает…» [3, с. 1], «Что у него ускользает вена, он как‑то не мог этого понять. Куда ускользает?» [3, с. 1], «Вена опять ускользала» [3, с. 1], «Но если она у вас ускользает! – тоже осердилась сестричка» [3, с. 1].

С целью акцентировать внимание на страданиях Психопата, автор использует такой стилистический прием как точный лексический повтор и корневой повтор: «У него болела душа – больно же, нестерпимо больно, еще от старого укола боль не утихла, а теперь она снова начнет вену искать» [3, с.1], «Психопат вскрикнул от боли; боль полоснула по руке, даже в затылке стало тяжело и больно» [3, с.1], «Боль из руки стреляла куда‑то под сердце» [3, с.1].

Эмоции персонажа передаются преимущественно посредством внутреннего диалога, присутствует постоянная работа мыслей, в которой просматривается и сомнения, и борьба с собой и с болью. Это характеризует персонажа как любознательного «Как суп варится из железок, надо же» [3, с.1]. (о шприцах, кипящих в кастрюле); решительного «Буду терпеть, – решил Психопат. – Неделю как‑нибудь вытерплю» [3, с.1]; способного на сочувствие «ему хотелось как‑нибудь приободрить сестричку, потому что он видел, что она сама мучается» [3, с.1]. И чтобы оправдать свое прозвище Психопат выходит из себя сначала неумением медсестры, затем неуважительным, как ему кажется, отношением к нему врача. Шукшиным используется синтаксический повтор с целью продемонстрировать нарастание раздражения: «Нет, поперлась в медсестры – в люди вышла, называется» [3, с.1], «И опять невольно с раздражением подумал: “В люди вышла”» [3, с.1], «Умеет писать рецепты – тоже в люди вышел» [3, с.2].

Та же экспрессивная функция и у лексического повтора. Использование «крепких выражений»: «Да, куда она, к черту, ускользает!» [3, с.1], «Ну на кой черт надо было в медучилище‑то?» [3, с.1], «Да чтобы вас черт побрал с вашими бородками, с вашими гитарами!..» [3, с.2], «Потом уж – снисходительность, гитара – черт с ней, если так охота, но сперва‑то работать же надо» [3, с.2].

Конфликт разгорается, когда автор вводит врача. К которому как к рефери направляются медсестра и Психопат. Психопат хотя и выведен из себя, но уважителен и старается себя контролировать, извиняясь, каждый раз.

Синонимический повтор лексики, характеризующей молодого врача и отличающейся отрицательной коннотацией, в сочетании с корневым вызывает именно этот эффект неприятия: «Насмешка, насмешливо, снисходительно, с презрением, самодовольство, ироничный» [3, с.1-3].

В противостоянии Психопата с молодым доктором автору импонирует герой; как ни странно, зачинщика конфликта становится жаль. Беспомощный и одновременно убежденный в своей правоте Психопат с одной стороны и снисходительный врач с другой. Мнение о враче у Психопата сложилось ранее и нелестное «молодой, с бородкой, тоскует в деревне, невнимательный, остроумный сверх всякой меры» [3, с. 3].

Молодая медсестра и молодой врач кажутся ему идеальными объектами для поучений. Особенно когда он замечает, что «доктор не только насмешливо, а и с презрением опять, и снисходительно, как показалось Психопату, смотрел от стола – молодой, довольный, уверенный. Психопат в свои 54 года полагал, что это он должен снисходительно смотреть на такого, как этот доктор, а не наоборот» [3, с. 2].

Выплеснув свое раздражение, Психопат наконец высказал, что действительно его волновало: «Лескова надо читать, Лескова! Еще Лескова не прочитали, а уж… слюни насчет неореализма пустили. Лескова, Чехова, Короленку… Потом Толстого, Льва Николаевича. А то – гитара‑то гитара, а квакаем пока. А уж думаем – соловьи, – помолчал, воспользовался, что доктор тоже молчит, еще сказал, миролюбиво, поучительно: – Работать надо учиться, сынок, работать. Потом уж – снисходительность, гитара – черт с ней, если так охота, но сперва‑то работать же надо» [3, с. 2]. В этом отрывке повтор выполняет функцию демонстрации эмоциональной и оттого не связной речи главного персонажа. Стилистически это выражается наличием ряда эмоционально-окрашенных слов: поперлась, бородка, крючок, прятушки.

Это произведение, как и многие у В. Шукшина объединяет тема учительства, ценности знаний. Герой придает большое значение образованию; пиетет, который он питает можно объяснить его собственной малообразованностью.

Психопат по замыслу автора выступает неким учителем, с этой целью и врач и медсестра представлены молодыми и не обладающими большим опытом.

«Уколы делала сестричка, молодая, рослая, стеснительная, очень приятная на лицо, то и дело что‑то все краснела» [3, с.1]. Автор демонстрирует ее неопытность посредством лексических средств и стилистических приемов: употребление уменьшительно-ласкательных суффиксов: Тонюсенький, струйка, ладошка, сестричка, поршенек, бородка, пинцетиком, вазочку, кабинетик, подушечку, усмешечка.

«Таким образом, идея уменьшительности часто оказывается связанной с общей идеей "детскости" и "молодости". Этот семантический компонент связан с происхождением уменьшительного суффикса» [Энциклопедия “BRUMA. RU”].

В качестве дополнительного средства выразительности выступают риторический вопрос, восклицание и обращение: «Что вам тут, игра в прятушки, что ли? – ускользает… Уметь же, наверно, надо!» [3, с. 1], «как же она училась?» [3, с. 1], «Куда ускользает? Как это?» [3, с. 1], «Ну на кой черт надо было в медучилище‑то? Ну, бухгалтер там, счетовод, секретарь в сельсовете, если дояркой не хочется, – нет, непременно надо в медсестры!» [3, с. 1], «Она же еще и сердится!» [3, с. 1], «Ведь я же не железный, ну!» [3, с. 1], «Ну что же, милые вы мои, как же так работать‑то?» [3, с. 2].

Пространство в рассказе выстраивается в деревне, а именно больнице.

Временная организация ограничена тремя днями и небольшой ретроспективой, которая дополняет образ героя о его неудержимости и способности на физическую расправу, когда дело касается книг.

Уже позже мы узнаем об одном эпизоде. Герой с мешком книг голосовал у дороги, шофер его подвез. Но у Психопата денег не осталось, и он отдал шоферу книгу. Последний не принял книгу в качестве оплаты и бросил ее в грязь. Оскорбившись за пренебрежение книгой, Психопат вместе с братом нашли шофера и избили.

Ближе к финалу мы уже видим другого Психопата «… высокий, прямой, с лицом сильного, целеустремленного человека. Шел широким ровным шагом, видно, привык ходить много и далеко …» [3, с. 3]. На всем протяжении текста автор использует прозвище героя, лишь вначале называя нам его имя и в конце, когда врач расспрашивает товарища, школьного учителя, как один из способов показать заинтересованность или даже некое проявление уважения врача к личности Кудряшова Сергея Ивановича.

Исследователи разграничили на типы персонажей произведений В. Шукшина. Героя рассказа «Психопат» причислен к группе, в которой мы «видим томящихся героев. Они немолодые, несимпатичные, внутренне одинокие, запутавшиеся. Какие-то потерявшиеся в жизни (действие рассказов происходит в городе, кажется, большом) …» [5, 2014].

Показательно, что со спадом в рассказе, когда вечером происходит разговор врача и его друга школьного учителя, снижается число повторов и других изобразительных средств. «Например, В. Я. Пропп говорил, что один из способов подчеркнуть значение слова состоит в том, что нужное слово или группа слов повторяется, а также отмечал повторение усиливает значение или вес слова, придает резкость обозначенному через повторение качеству или свойству» [6, с. 5]

Таким образом, повтор является средством передачи определенной интонации и, соответственно, определенного эмоционального настроя писателя или героя, посредством которого выявляется и их отношение, положительное или отрицательное, к тому, о чем идет речь. «Об этой же функции повтора слова говорил и Г.Н.Поспелов: “Эмоционально-выразительное выделение слов становится более сильным в том случае, когда эти слова повторяются в одном или нескольких соседних предложениях”». [6, с.66]

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Зубова О. В. К вопросу о типологии и актуальности героев В. М. Шукшина (на материале рассказов "Сильные идут дальше", "Упорный", "Психопат", "Штрихи к портрету" и фильма с. Никоненко "Елки-палки!..") // Филологические науки. Вопросы теории и практики Тамбов: Грамота, 2013. № 3 (21): в 2-х ч. Ч. I. C. 56-59.
2. Сапа А. В. Эволюция образа «чудика» в творчестве В. М. Шукшина. // Русский язык и литература. Все для учителя. № 11 (47) ноябрь 2014 г. С. 30-38.
3. Шукшин В. М. Психопат//ЛитМир – Электронная библиотека. 2009. URL: http://www.litmir.co/br/?b=27174 (дата обращения: 18.01.2016).
4. Уменьшительность. // Гуманитарные науки. Лингвистика. Энциклопедия “BRUMA. RU”. URL: http://bruma.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/UMENSHITELNOST.html (дата обращения: 19.01.2016).
5. Сенчин Р. Василий Шукшин в «Литературной России». // Литературная Россия. Архив: №43. 24 октября 2014.URL: http://www.litrossia.ru/archive/item/7286-oldarchive (дата обращения: 19.01.2016).
6. Балашова Светлана Евгеньевна. Виды и функции повторов в творчестве М. А. Шолохова: диссертация ... кандидата филологических наук: 10.01.01 / Балашова Светлана Евгеньевна; [Место защиты: Моск. гос. гуманитар. ун-т им. М. А. Шолохова]. - Москва, 2008. - 195 с. РГБ ОД, 61:08-10/46URL: http://www.dslib.net/russkaja-literatura/vidy-i-funkcii-povtorov-v-tvorchestve-m-a-sholohova.html (дата обращения: 19.01.2016).


©  Д.Р. Мухтарова, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� �������@Mail.ru