VIP Studio ИНФО Филологический аспект взаимодействия прессы и мобильных пресс-центров во время ЧС
levitra bitcoin

+7(495) 725-8986  г. Москва

Е.В. Мартыненко,  (Д.полит.н., профессор, Российский университет дружбы народов)

А.В. Мельникова,  (Аспирант, Российский университет дружбы народов)

Серия «Гуманитарные науки» # ИЮЛЬ/2  2018
Журналисты
    Степень доверия аудитории к происходящим чрезвычайным ситуациям, которые выходят в свет под призмой журналистского репортажа, напрямую зависит от того, как выстроено взаимодействие ведомственной ПР-службы, временного мобильного пресс-центра на месте ЧС, с журналистами. Особенно сложно работать в экстремальных условиях, если нет надежного контакта между ними. Именно принципам такого взаимодействия посвящена наша статья.

Ключевые слова: Журналисты, ЧС, чрезвычайная ситуация, МЧС, чрезвычайное ведомство, спасатели, СМИ, ПР-специалисты, пресс-служба, мобильный пресс-центр.

 

Все последние годы в нашей стране и во многих регионах и странах мира не проходило ни дня, чтобы где-нибудь не возникали вооруженные конфликты, не случались террористические акты, катастрофы, землетрясения, наводнения и другие бедствия и чрезвычайные ситуации, последствием которых зачастую становятся пострадавшие и погибшие люди. Подобного рода повестка дня никогда, конечно, не остается без внимания СМИ. Всегда на месте событий, в так называемых «горячих точках», работают журналисты. Они выполняют свой служебный долг, сообщая оперативную информацию.

В этих условиях журналисты постоянно испытывают трудности прежде всего с получением информации. Иногда такие трудности связаны с сопротивлением и отказом от комментариев руководителей специальных операций или спасательных мероприятий, начальников оперативного штаба, работающего на месте событий, а также они могут быть обусловлены стремлением засекретить или частично скрыть любую, даже самую незначительную информацию. Во многом решение данной проблемы зависит от степени подготовки журналистов к работе в условиях ЧС. Ведь для такого рода информационной деятельности необходимо обладать знанием и пониманием журналистской этики, юридических норм и основ личной безопасности, навыками поведения в нестандартных и экстремальных ситуациях, а также важно знать, как или с чьей помощью можно добыть нужную информацию.

Как раз в вопросах содействия, помощи, подготовки и освещения событий во время ЧС журналистам стоит всегда обращаться к сотрудникам штабов оперативного информирования, развёрнутых на местах ЧС, так называемых мобильных пресс-центров, где сосредоточены все последние сводки новостей. А мобильные пресс-центры представляют собой специально организованные пункты для работы журналистов, где также дежурят за происходящим сотрудники пресс-служб оперативных ведомств, в частности ПР-специалисты чрезвычайного ведомства, к примеру, МЧС России.

Безусловно, для того чтобы взаимодействие журналистов и сотрудников мобильных пресс-центров во время ЧС было наиболее эффективным, должен быть заранее выстроен надёжный контакт между представителями прессы и ПР-службой. Ведь, как отмечают эксперты: «Цель журналиста - напечатать или показать то, что заинтересует современного читателя и зрителя. Возникает непростая ситуация: СМИ предпочитают плохие новости хорошим, а работники сферы связей с общественностью заинтересованы в обратном: предпочитают хорошие новости плохим. Поэтому одна из важнейших задач, стоящих перед пиарщиком-практиком, - свести к минимуму противоречия целей, чтобы добиться взаимовыгодного сотрудничества» [1, 87]. При этом единого алгоритма действий, направленных на установление доверительного диалога сторон и впоследствии их продуктивного взаимодействия, нет. Однако исследователи данной проблематики анализируют и предлагают основные принципы сотрудничества журналистов и ПР-специалистов в условиях ЧС, о которых пойдет речь далее.

Именно ПР-служба чрезвычайного ведомства (или иных оперативных служб), т.е. сотрудники мобильного пресс-центра обеспечивают журналистов, работающих на месте ЧС, главным образом, фактическими данными, статистикой, аналитическими материалами и комментариями ответственных и первых лиц. Поэтому важнейшее направление и ключевая задача деятельности ПР-специалиста – быть полезным для представителей прессы. Это основа сотрудничества между сторонами [2, 212]. Но перед тем, как что-либо предложить журналисту, сотрудник мобильного пресс-центра должен понимать, с какой целью это делается, насколько информация может быть интересна аудитории.

В первую очередь, журналистам обычно предлагают только те материалы, которые содержат срочную новость. Это могут быть короткие сообщения о том, что произошло или произойдет, доклады с новыми данными, важными выводами, которые планируются к презентации, аналитические записки по итогам бедствия. А сообщения об очередных круглых столах, заседаниях, которые не содержат новость, направлять в таком случае считается бессмысленным, поскольку они только вызовут раздражение и, как следствие, потерю интереса к деятельности ведомства при дальнейшей работе. После рассылки или передачи новости, как правило, следует прямой звонок и доверительная деловая беседа на тему, когда уже более подробно и эмоционально коллеги общаются и ищут варианты взаимодействия.

Как подчеркивают специалисты, в зоне бедствия мелочей не бывает [2, 214]. Поэтому крайне важно, чтобы сотрудники пресс-службы ведомства и журналисты помогали друг другу на протяжении всего времени сотрудничества на месте ЧС. Задача ПР-специалиста – чтобы в СМИ своевременно появился оперативный материал. А главное задание журналиста – собрать как можно больше разнообразной информации (первоисточником которой является пресс-служба или пресс-центр) о случившемся, максимально эксклюзивной или обновленной, желательно из первых уст и в подробностях. По сути, цели у коллег общие, так что они должны выступать партнёрами.

Во время ЧС, если обе стороны действуют профессионально, это значит — оперативно, тактично, грамотно, уровень освещения события будет высокий. Но если одна из сторон дает в своей работе сбой — недостатки сразу проявляются в репортажах, заметках, соцсетях, возникают ошибки, неточности, противоречия в данных. Такие действия значительно подрывают доверие аудитории.

Практика показывает: журналист, например, из информагентства, с которым налажены давние рабочие отношения, после первого звонка ПР-специалиста с сообщением о ЧС моментально включается в работу. Здесь сотруднику мобильного пресс-центра можно не беспокоиться — с большей вероятностью будет дан сильный информационный заголовок с упоминанием ведомства, правильные ссылки на источник информации, которым выступают ПР-службы управления информацией, ГУ и РЦ. Также, если требуется, журналист уточнит в пресс-службе подробности и, что не менее важно, подскажет, какие источники дают ту же информацию, где возникает противоречие в цифрах, фактах, что, по его мнению, следует проверить. В этом значительную роль играет сотрудник пресс-центра. Журналист, который не только видит все медийное поле, но и сам в числе других его формирует, может попросить коллегу изменить акценты, добавить подробности, чтобы новость была более значимая и, тем самым, привлекла внимание других СМИ, а также пользователей информационных интернет-порталов. Журналисту всегда виднее, когда надо выпускать новость в развитие предыдущей, чтобы оставаться в топе новостей. Вот почему ПР-специалистам надо стремиться, чтобы в их пуле обязательно были профессиональные журналисты, представители ведущих новостных агентств, которые станут их надежными партнерами и помощниками в условиях ЧС, а затем, в «мирной» жизни - постоянными экспертами-консультантами пресс-службы ведомства, вместе с которыми ежедневно создается информационная картина дня о событиях с пометкой «Срочно!».

Один из главных принципов взаимодействия прессы и сотрудников мобильных пресс-центров во время ЧС – понимание того, что разговоров между ними не для печати не существует [2, 205-206]. Всё идёт строго под запись. Ведь журналист, который находится в зоне бедствия, всегда на работе и постоянно контролирует ситуацию. И если представитель прессы собирается взять интервью или просто побеседовать без диктофона со спасателями или сотрудниками оперативной группы, то ПР-специалист ни в коем случае не должен забывать, что все услышанные подробности могут быть использованы в публикациях, в том числе и негативного характера. В этом случае чрезвычайно важно, чтобы все сотрудники мобильного пресс-центра на месте ЧС знали: разговоров не для публикации с журналистами не бывает, и также не инициировали общение с ответственными и первыми лицами проводимой операции без присутствия журналистского пула и одновременно ПР-специалистов как модераторов брифинга или пресс-подхода.

Стоит отметить, что дружба работников мобильных пресс-центров с журналистами в условиях ЧС, с одной стороны, залог успешной работы. Однако взаимодействие сторон не должно стать демонстрацией каких-либо привилегий. В зоне бедствия для все равны, и условия для всех одинаковы. ПР-специалисты всегда и везде, тем более во время ЧС, должны помогать и работать с каждым представителем прессы, вне зависимости от издания или компании, которые они представляют, места жительства, убеждений и взглядов. Точно также и журналисты не могут рассчитывать на особое расположение к себе в связи со СМИ, которое они представляют, или, тем более, в отношении их как «четвёртой власти». Правила работы в случае ЧС и порядок освещения событий, как и основы безопасности в экстремальных условиях, для всех едины.

Это касается даже самого необходимого процесса подготовки к информационной деятельности во время ЧС - аккредитации журналистов на вылет в зону бедствия. К примеру, если поступает команда отправляться к месту ЧС, в распоряжении управления информации чрезвычайного ведомства или мобильного пресс-центра есть примерно два часа, чтобы провести аккредитацию журналистов, которые пожелают вылететь вместе с оперативной группой, и включить их в так называемый полетный лист. Часто в такой ситуации достаточно записать ФИО, номер паспорта и дату рождения. Причём, обычно журналистов, желающих вылететь вместе со спасателями или оперативной группой к месту события гораздо больше, чем может вместить транспортный самолет. ПР-специалист должен тогда грамотно аргументировать отказ тем, кто не сможет полететь, или, если известно о последующих вылетах, установить очередность для прессы. Особое отношение и здесь неприемлемо.

Оформив аккредитацию, журналисты нередко ошибочно считают, что уже получили полное право свободно работать в объединенной группировке, которая отправляется в зону бедствия, и что им, тем самым, предоставили постоянное рабочее место. Эксперты предостерегают: возможности прессы в «горячей точке» всегда в значительной степени ограничены [3, 105]. Прежде, чем лететь на место ЧС, стоит сначала уточнить возможности и условия работы журналистов там на данный момент. Такого рода информацию предоставляет именно пресс-служба, которая проводит инструктаж предварительно и объясняет, кто и как будет курировать деятельность и дальнейшие передвижения прессы в зоне бедствия. Наилучший выход из положения, если сотрудники СМИ хотят попасть в какую-то часть, на территорию, к которой ограничен доступ, поехать также в сопровождении представителей этой части или округа. Таким образом, журналисты быстрее и легче находят конкретных людей, рассказывают о них, берут у них комментарии. Исследователи данной проблематики отмечают здесь интересный факт: у федеральных телеканалов, РТР, НТВ, ОРТ, не всегда имеется возможность показать картину событий так подробно, как это может сделать региональная газета или телекомпания [3, 106].

Конечно же, на полную открытость информации во время ЧС журналисты всегда рассчитывать не могут. Речь в этом случае идет не только о секретности фактов как таковых, но и о времени их обнародования. Вполне возможно, что в определенный момент, по мнению ответственных или первых лиц в зоне ЧС, еще не время сообщать какие-либо сведения, по причине их уточнения и проверки. Оперативная и срочная информация требует качественной подачи и высококачественных и проверенных источников. В России официально нет цензуры и, тем более, военной цензуры, но, по общему убеждению специалистов, при освещении вооруженных конфликтов, военных действий, экстремальных ситуаций, ЧС и катастроф у журналистов должна присутствовать самоцензура. Представители прессы должны четко понимать, что действуют определенные ограничения, и руководствоваться, прежде всего, Законом РФ «О средствах массовой информации» [3, 107].

Ещё один значимый принцип успешного взаимодействия журналистов и сотрудников мобильного пресс-центра во время ЧС зависит напрямую от ПР-специалистов. Освободить представителей прессы от бытовых проблем (например, обеспечить питанием и транспортом или разместить на ночь в организованном спасателями лагере) так же необходимо, как и предоставить им доступ к информации. Это всегда отвлекает от оперативной информационной деятельности, особенно в экстремальных условиях, и занимает много времени, но без этого наладить рабочий процесс трудно. В первую очередь, решение бытовых вопросов касается тележурналистов, которые должны регулярно выходить в эфир. Эксперты акцентируют внимание на том, что ситуация обычно осложняется тем, что представители прессы вылетают вместе с оперативными работниками по сигналу тревоги, часто не успевая даже заехать домой переодеться. В редакциях не предусмотрены так называемые «тревожные рюкзаки» и часто корреспонденты, которых экстренно направили в командировку, оказываются совсем не подготовленными к «чрезвычайной жизни» [4, 207-209].

В течение всей информационной деятельности журналистов на месте ЧС менеджерами их времени и экспертами по различным вопросам единолично выступают ПР-специалисты, сотрудники пресс-службы чрезвычайного ведомства и мобильного пресс-центра. Во время ЧС им следует предлагать журналистам новую информацию, интересные подробности, детали и нюансы проводимой операции или работ по ее предупреждению. ПР-специалисты действуют, образно говоря, как дирижеры: они должен знать кому, в каком объеме, каким образом и когда предоставить запрашиваемые данные. Очевидно, что, к примеру, обновленные цифры, срочные заявления руководства скорее важны информагентствам и радиостанциям, а подробности работы, например, кинологов — газетчикам. Телевидение и фото-службу надо заранее сориентировать, если начнется облет территории, на разминировании будет работать робот или под завалами зданий, возможно, есть живые люди, а спасатели уже приступили к их извлечению, ведь картинка для теле- и фото-журналистов стоит на первом месте.

Управлять информационным полем, трудно, но возможно. Ситуация осложняется чрезвычайными обстоятельствами и экстремальными условиями места действия. Журналист, даже самый опытный, в случае ЧС зачастую нуждается в своевременной подсказке со стороны ПР-специалиста чрезвычайного ведомства, который, в свою очередь, находится в зоне бедствия чаще, чем кто-либо. Сотрудник мобильного пресс-центра, сам или с помощью коллег по пресс-службе, должен следить за прессой на территории своей ответственности и в какой-то момент, если он считает, что не хватает весомой масштабной точки зрения, предложить эксклюзивное интервью руководства ведущей газете, интернет-СМИ или аналитической программе влиятельного телеканала. Причем, это должно быть интервью исключительно по поводу, с новыми подробностями, расставленными акцентами, с оценкой ситуации на должном уровне, в зависимости от масштаба событий. А если ПР-специалист понимает, что, несмотря на обилие сообщений от пресс-центра, СМИ теряют интерес к теме, его задача - найти новый информационный повод и сформулировать новость так, чтобы в очередной раз привлечь их внимание. Специалисты рекомендуют: можно дать информацию в концентрированном виде, так, чтобы ключевое событие было на первом плане. Так, например, то, что проходит по плану, в новости должно прозвучать как только что принятое решение [5, 102]. Чтобы новость была полноценной, актуальной и интересной, журналист посредством ПР-специалиста, сотрудника мобильного пресс-центра, обязан владеть всей полнотой информации и знать, что и где на территории происходит.

Итак, мы убедились, что разобраться в ситуации, увидеть и услышать главное, решить возникшие проблемы, в том числе и бытовые, организовать и получить успешный результат помогает наиболее эффективное взаимодействие прессы и мобильных пресс-центров. Без налаженного должным образом их диалога никак не удастся подготовить качественный репортаж из «горячей точки» - конечный и желанный продукт как результат сотрудничества между журналистами и ПР-специалистами во время ЧС.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Кочеткова А.В. Современная пресс-служба / А.В. Кочеткова, А.С. Тарасов. - М.: Эксмо, 2009. С. 87.
2. Рыклина М.В. Пресс-секретарь чрезвычайного ведомства: учебный курс лекций / М.В. Рыклина. - М: МЧС России, 2014. С. 212.
3. Журналисты в «горячих точках»: технология профессионального поведения / Составитель И. Дзялошинский. – М.: Институт гуманитарных коммуникаций, 2000. С. 105.
4. Рыклина М.В. Пресс-секретарь чрезвычайного ведомства: учебный курс лекций / М.В. Рыклина. - М: МЧС России, 2014. С. 207-209.
5. Рыклина М.В. Как сообщает МЧС России: организация работы пресс-службы в органах государственной власти: учебное пособие / М.В. Рыклина. - М: Легейн, 2009. С. 102.


©  Е.В. Мартыненко, А.В. Мельникова, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

SCROLL TO TOP
viagra bitcoin buy

������ ����������� �������@Mail.ru