viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

П.В. Акульшин,  (Д.ист.н., профессор, Рязанский государственный медицинский университет им. академика И.П. Павлова)

Н.П. Филиппова,  (Ст. преподаватель, Рязанский государственный медицинский университет им. академика И.П. Павлова)

Серия «Гуманитарные науки» # МАЙ  2017

Негласный комитет
В статье рассматривается вопрос образования так называемого Негласного комитета в начале правления Александра I и процесс обсуждения в ходе его заседаний проектов преобразования Сената. Выработанный членами комитета проект лег в основу манифеста, и определил роль и место Сената в системе государственного управления в России.

Ключевые слова: Негласный комитет, Сенат, реформирование, проект, разделение властей.

 

Проблема преобразования Сената явилась одной из ключевых тем, обсуждавшихся в ходе заседаний так называемого Негласного комитета, который возник как тайный совещательный орган при императоре Александре I в начале его правления. В комитет вошли представители поколения образованной аристократии, имеющие некоторый политический опыт и определенный взгляд на решение вопросов преобразования государственного управления в Российской империи. Доверие Александра к членам Негласного комитета основывалось на тесной юношеской дружбе, которая когда-то объединила молодых людей и длилась потом долгие годы.

Идеи юного великого князя о необходимости переустройства империи заключались в желании принять новое уложение (конституцию), затем ввести представительное правление и отречься от престола. В своем письме из Гатчины от 8 сентября 1797 г. к наставнику Ф.-С. Лагарпу великий князь Александр писал, что о своих намерениях он «сообщил нескольким просвещенным особам, которые со своей стороны, давно уже о подобном плане размышляли. Нас всего четверо: господин Новосильцев, граф Павел Строганов, князь Адам Чарторыйский, мой адъютант, юноша редких достоинств, и я сам» [1, с. 337]. В письме речь шла о лицах, составивших в этот период «великокняжеский кружок», который предопределил состав будущего Негласного комитета. Кроме названных в письме персон, в него вошел и В.П. Кочубей, с которым великий князь также находился в дружеских отношениях. После восшествия Александра I на престол эти представители высшей аристократии вновь собрались около него и оказались единственными людьми, «с которыми он был связан общим направлением понятий, и которых он не мог бы заподозрить в каком-нибудь своекорыстии или интриге. Он был уверен, что они совершенно понимают и разделяют его благие желания и стараются содействовать их выполнению» [4, с. 98]. Никому другому император довериться не мог в силу разных причин. Государственные чиновники были далеки от его либеральных устремлений, а тех, кто привел его на престол, он опасался и хотел как можно быстрее удалить от дел.

Таким образом, создание летом 1801 г. неофициального комитета, который в последующие несколько лет будет играть заметную роль во внутренней политике государства, не было событием исключительным. Александр в шутку сравнивал Негласный комитет с «Comité du salut publique», намекая, по-видимому, на почти революционные задачи, стоявшие перед ним. Существовавший во времена Великой французской революции под руководством Робеспьера Комитет общественного спасения был призван защищать завоеванные народом права и свободы. Высказанное императором в шутливой форме сравнение было символичным и поднимало статус этого секретного неофициального органа. Для реалий российской действительности начала XIX в. деятельность членов комитета по преобразованию государственного управления в условиях противостояния высшей бюрократии и общественному мнению дворянской аристократии вполне можно было назвать «революционной». Таким образом, «великокняжеский кружок» молодых друзей, преобразованный в тайный совещательный орган при российском императоре, приобрел значительное влияние, постепенно превращаясь из неофициального органа в бюрократическую структуру.

Одной из главных задач, поставленной членами Негласного комитета в ходе первого заседания 24 июня 1801 г., была реформа государственной администрации, которая подразумевала, в том числе, преобразование Сената [2, с 63]. В предыдущие царствования Сенат, учрежденный Петром I и игравший поначалу заметную роль в политике государства, постепенно утратил свои права и преимущества, а коллегиальная форма управления почти лишилась своего значения. А.А. Чарторыйский писал, что Сенат «…стал пустым именем, эхом, еще повторяемым обществом, тщетно ищущим в нем точку опоры. Состоящий большей частью из людей бездеятельных, попадающих туда лишь за непригодностью и неспособностью ни к какому труду, Сенат был не в силах отвечать на требования той или иной партии, взять на себя роль посредника между ними и вообще иметь над ними какую бы то ни было власть» [10, с. 227].

Реформа Сената рассматривалась на десяти заседаниях Негласного комитета. Необходимо отметить, что и сами сенаторы, и правящая элита в целом предлагали разнообразные проекты преобразования Сената с целью повышения его престижа. Так, например, министр народного просвещения П.В. Завадовский в своем докладе предлагал поставить Сенат во главе управления, что фактически привело бы к усилению роли и влияния аристократической элиты. А.Р. Воронцов и Г.Р. Державин имели особые мнения о необходимости сосредоточения всех властей в Сенате. На заседании 5 августа 1801 г. члены Негласного комитета высказались против такой постановки вопроса. «Невежество членов этого собрания (Сената), которое по своему составу не может пользоваться доверием нации, – считал Н.Н. Новосильцев, – связало бы руки императору, и он не смог бы выполнить все намеченное на благо всего общества. Целесообразно сосредоточить в руках Сената лишь судебную власть, сделав ее широкой и независимой от влияния генерал-прокурора» [2, с. 85].

Составлением «Грамоты о правах Сената» занимался Д.П. Трощинский, его проект отражал самые умеренные взгляды членов Негласного комитета на роль и значение Сената. Однако было еще два радикальных проекта преобразования этого учреждения, составленные Г.Р. Державиным и П.А. Зубовым [7,8]. Авторы этих проектов предложили такой вариант преобразования высшего управления, в котором реформированный Сенат действительно мог осуществлять верховное руководство страной. Прежде всего, проекты предусматривали разделение его функций – исполнительных, судебных, контрольных и законосовещательных, в чем действительно нуждалось высшее управление, что предвосхищало проекты М. М. Сперанского 1811 г., предполагавшие создание Судебного и Правительствующего сенатов [9, с.161]. Советники императора считали идею разделения властей ошибочной, а задуманное преобразование слишком кардинальным и поспешным. Однако император Александр I придавал большое значение проекту П.А. Зубова и поручил графу П.А. Строганову заняться составлением нового компромиссного проекта, который бы сочетал в себе и мнения сенаторов, и основные положения зубовской записки.

На заседании Негласного комитета 9 декабря 1801 г. Строганов зачитал свой проект. «Сначала шло определение Сената, затем его обязанности и права, далее его полномочия, деление Сената на департаменты, компетенции каждого из департаментов, устроенных по принципу разделения административной и судебной части, где первая часть состоит из двух департаментов, а вторая из четырех» [2, с. 137–143]. В процедуре о делопроизводстве новым было введение настольного реестра дел для судебного департамента с ежемесячным обнародованием принятого решения. Реализацию инициатив Зубова относительно учреждения корпуса государственных присяжных адвокатов и способа выборов и замены сенаторов Строганов предложил отложить до общего преобразования государственного управления. Члены комитета поддержали Строганова, считая, что необходимо лишь издать указ, упрощающий регламент дел и подтверждающий права и привилегии Сената.

Однако Александр I принял решение самостоятельно доработать проект и представил его на обсуждение в Негласный комитет 30 декабря 1801 г. Поправки, которые он внес, имели по большей части редакционный характер и касались распределения дел по департаментам. «Государь одобрил принцип разделения исполнительной и судебной власти и предложил номенклатуру дел, которые должны быть возложены на каждый департамент. Затем поднял вопрос о том, не могут ли дела военного ведомства и ведомства народного просвещения быть изъяты из ведения Сената и переданы в управление отдельным министерствам» [2, с. 152–155]. Это предложение получило одобрение у членов комитета. По вопросу распределения дел по департаментам они решили тайно посоветоваться с Д.И. Резановым, обер-прокурором первого департамента. Кроме того, было решено показать проект А.С. Воронцову.

3 и 6 января 1802 г. работа по обсуждению проектов указа о Сенате продолжилась. Предложение Г.Р. Державина о выборности кандидатов в сенаторы, как идею о народном представительстве, члены Негласного комитета отвергли, считая ее преждевременной, что согласовывалось с их принципом постепенности в проведении реформ. 17 марта 1802 г. рассматривался проект указа о правах и преимуществах Сената, составленный А.С. Воронцовым. Главным для «молодых друзей» было не допустить противоречий между уже одобренным проектом учреждения министерств и указом. Например, они исключили статью, в которой Воронцов предлагал знакомить Сенат с донесениями, поступающими генерал-прокурору от губернских прокуроров, чтобы не возникло столкновения прав Сената с отношениями министра юстиции и его доверенными лицами в губернии. Главы о делении Сената на департаменты и распределении дел между ними были исключены по той же причине. Члены Негласного комитета утвердили лишь указ о правах Сената и о преобразовании его канцелярий [2, с. 161–165, 190–195].

21 апреля 1802 г. обсуждался вопрос об ответственности министров перед Сенатом [2, с. 213–218]. Ежегодный отчет министра о своей деятельности, прежде чем попасть к императору, должен был пройти через Сенат, который делал свое заключение и представлял его в форме доклада. Такая процедура существенно расширяла административные функции Сената. Позднее в своих мемуарах Чарторыйский писал: «Это был (так, по крайней мере, надеялись в то время) первый шаг к установлению в России народного представительства, так как целью реформы было освободить Сенат от обязанностей исполнительной власти, оставить ему лишь власть верховного суда и, расширяя постепенно его полномочия, преобразовать в нечто подобное верхней палате; для этого со временем хотели в него включить депутатов, которые избирались бы дворянством. Депутаты должны были бы совместно с Сенатом, или в особых заседаниях, устраивать совещания и составлять государю доклады о деятельности министров и о том, насколько уже действующие или еще находящиеся в проекте законы и уставы, соответствуют потребностям государства» [10, с. 229]. Таким представлялось членам Негласного комитета идеальное устройство государственного управления.

После обсуждения в Непременном совете, именной указ «О правах и обязанностях Сената» был обнародован 8 сентября 1802 г. одновременно с «Манифестом об учреждении министерств» [5, 6]. В соответствии с решениями Негласного комитета, Сенат остался высшим исполнительным и судебным органом, значительно расширил свои административные функции и получил возможность контролировать деятельность министерств. Право Сената делать представления императору о соответствии законов «общественному благу» было разъяснено указом 1803 г., декларирующим, что это право не касается новых указов [7]. Принцип ответственности министров  перед Сенатом утрачивал свою актуальность. Но этот составленный Н.Н. Новосильцевым указ фактически предопределял место Сената в системе государственного управления как высшего судебного органа, что в дальнейшем будет подтверждено Великими реформами середины XIX столетия.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Император Александр I и Фредерик-Сезар Лагарп: Письма. Документы: в 3 т. / сост., вступ. ст. и коммент. А.Ю. Андреева и Д. Тозато-Риго; пер. с фр. В.А. Мильчиной. М.: РОССПЭН, 2014. Т. 1. 920 с.
2. Николай Михайлович, великий князь. Граф Павел Александрович Строганов (1774–1817). Историческое исследование эпохи Александра I. Т. 2. СПб: Экспедиция заготовления гос. бумаг, 1903.
3. Писарькова Л.Ф. Государственное управление России в первой четверти XIX в. М.: Новый хронограф, 2012. 448 с.
4. Пыпин А.Н. Общественное движение в России при Александре I. Исследования и статьи по эпохе Александра I. СПб: Академический проект, 2000. 560 с.
5. Полное собрании законов Российской империи. Собрание первое (далее – ПСЗ-I). Т. XXVII. № 20405.
6. ПСЗ-I. Т. XXVII. № 20406.
7. ПСЗ-I. Т. XXVII. № 20676.
8. Сафонов М.М. Конституционный проект П.А. Зубова – Г. Р. Державина // Вспомогательные исторические дисциплины. Т. X. Л.: Наука, 1978. С. 237–243.
9. Сафонов М.М. Проблема реформ в правительственной политике России на рубеже XVIII – XIX вв. Л.: Наука, 1988. 250 с.
10. Чарторижский А. Воспоминания и письма. М.: Захаров, 2010. 592 с.


©  П.В. Акульшин, Н.П. Филиппова, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru