viagra super force

+7(495) 123-XXXX  г. Москва

Выпуски журналов

  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Серия
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал
  • Журнал

Т.Е. Быстрова,  (Кандидат культурологии, профессор, Международный славянский институт, г. Москва)

Серия «Гуманитарные науки» # АВГУСТ  2017

Прецедентный текст
     Статья посвящена проблеме прецедентности в пьесе Бориса Акунина «Чайка». Данное произведение современного и популярного автора является своеобразным продолжением известной пьесы русского классика Антона Павловича Чехова «Чайка». Б.Акунин предлагает свой вариант окончания классической пьесы, а также несколько версий его развития, причем в жанре классического детектива. Акунин для стилизации своего текста под Чехова использует в качестве одного из приемов прецедентные тексты и прецедентные имена. Автор статьи анализирует типы прецедентных имен и текстов, которые можно наблюдать в пьесе Б.Акунина «Чайка». Так, можно выделить такие типы прецедентных имен, как: фамилии главных персонажей пьесы А.П.Чехова «Чайка», библейские имена, имена литературных персонажей, имена исторических личностей, популярных писателей.

Ключевые слова: Прецедентный текст, прецедентное имя, Ю.Н. Караулов, А.П. Чехов, Б. Акунин, пьеса «Чайка».

 

Впервые термин «прецедентный текст» употребил Ю.Н.Караулов в своем докладе «Роль прецедентных текстов в структуре и функционировании языковой личности» на шестом Международном Конгрессе преподавателей русского языка и литературы в 1986 году.

Ю.Н.Караулов назвал прецедентными «тексты, значимые для той или иной личности в познавательном и эмоциональном отношениях, имеющие сверхличностный характер, т.е. хорошо известные и широкому окружению данной личности, включая ее предшественников и современников, и, наконец, такие, обращение к которым возобновляется неоднократно в дискурсе данной языковой личности» [4]. Как пишет Ю.Н.Караулов, «прецедентные тексты, представляя собой готовые интеллектуально-эмоциональные блоки – стереотипы, образцы, мерки для сопоставления, используются как инструмент, облегчающий и ускоряющий осуществляемое языковой личностью переключение из «фактологического» контекста мысли в «ментальный», а возможно, и обратно». [Там же].

Другой исследователь прецедентности В.В.Красных данное определение Ю.Н.Караулова переносит на прецедентные феномены в целом, поскольку В.В.Красных понимает термин "прецедентный текст" в узком смысле. Приведем то понимание прецедентных текстов, которое представлено в работе Захаренко И.В., Красных В.В., Гудкова Д.Б., Багаевой Д.В. "Прецедентное высказывание и прецедентное имя как символы прецедентных феноменов":

    "Прецедентный текст - законченный и самодостаточный продукт речемыслительной деятельности; (поли)предикативная единица; сложный знак, сумма значений компонентов которого не равна его смыслу; прецедентный текст хорошо знаком любому среднему члену национально-культурного сообщества; обращение к прецедентному тексту может многократно возобновляться в процессе коммуникации через связанные с этим текстом прецедентные высказывания или прецедентные имена. К числу прецедентных текстов принадлежат произведения художественной литературы (например, "Евгений Онегин", "Бородино"), тексты песен, рекламы, анекдотов, политические и публицистические тексты и т.д.

    Прецедентное имя - индивидуальное имя, связанное или с широко известным текстом, как правило, относящимся к прецедентным (например, Печорин, Теркин), или с прецедентной ситуацией (например, Иван Сусанин); это своего рода сложный знак, при употреблении которого в коммуникации осуществляется апелляция не к собственно денотату, а к набору дифференциальных признаков данного прецедентного имени; может состоять из одного (Ломоносов) или более элементов (Куликово поле), обозначая при этом одно понятие." [ 2 ].

    Термин «прецедентный феномен» получил родовое значение по отношению к терминам «прецедентный текст», «прецедентное высказывание», «прецедентная ситуация» и «прецедентное имя» (Д.Б. Гудков, В.В. Красных; Ю.Е. Прохоров). Далее приведем дефиниции данных терминов по Ю.Е. Прохорову, при этом заметим, что его трактовки перекликаются с определениями Д.Б. Гудкова и В.В. Красных. Под прецедентным текстом Ю.Е.Прохоров понимает «законченный и самодостаточный продукт речемыслительной деятельности, (поли)предикативная единица; сложный знак», знакомый «любому среднему члену лингвокультурного сообщества»; «обращение к нему многократно возобновляется в процессе коммуникации через связанные с этим текстом высказывания и символы» [10]. Прецедентное высказывание – это «репродуцируемый продукт речемыслительной деятельности, законченная и самодостаточная единица, которая может быть и не быть предикативной» [Там же]. Типичным прецедентным высказыванием является цитата. Прецедентная ситуация – это «некая “эталонная”, “идеальная” ситуация с определенными коннотациями». Примером прецедентной ситуации может служить ситуация предательства Иудой Христа, которая понимается как эталон предательства вообще. Прецедентное имя – это «индивидуальное имя, связанное или 1) с широко известным текстом, относящемся, как правило, к числу прецедентных (например, Обломов, Тарас Бульба), или 2) с ситуацией, широко известной носителям языка и выступающей как прецедентная (например, Иван Сусанин, Колумб)» [10].

Необходимо отметить, что термин «прецедентный текст» породил много  производных терминов, среди которых можно назвать не только «прецедентное имя», но и «прецедентные онимы», «прецедентный топоним», «прецедентное высказывание», «прецедентная ситуация», «прецедентные феномены», «прецедентный мир», «прецедентный образ» и другие.

В нашей статье за основу мы возьмем определение прецедентных текстов, предложенное Ю.Н. Карауловым, а также определение прецедентных имен, предложенное В.В. Красных.

Комедия Б. Акунина «Чайка» (2000) сразу же привлекла к себе внимание не только читателей - поклонников творчества одного из популярных и неоднозначных современных авторов, но и исследователей – филологов и культурологов, причем как отечественных, так и зарубежных. Среди ученых, занимавшихся исследованием акунинской «Чайки» (разумеется, не без сравнения с чеховской «Чайкой») можно назвать Костову-Панайотову М., Молнар А., Красильникову Е.П., Исакову О., Савельеву В.В. и др.

Прецедентный текст

Н.Г. Бабенко в своей работе утверждает, что пьеса Акунина «стилизована» под Чехова, о чем говорят следующие «проявления поэтики чеховской «Чайки»: обилие пауз, высокая частотность отрицаний, распространенность противительных синтаксических структур, создание эффекта коммуникативной разобщенности персонажей, текстуальная актуализация мотива любви, разработанность символического лейтмотива». [1]. Так как Акунин предлагает свою версию случившегося с Треплевым («Константин Гаврилович мертв. Только он не застрелился. Его убили»), причем не одну версию, а целых восемь, и в каждой версии свой убийца, то и текст Акунина – стилизация «под Чехова», что достигается различными средствами, в том числе с помощью использования прецедентных имен и прецедентных текстов.

Прецедентные имена

  1. Фамилии персонажей пьесы А.П.Чехова «Чайка». Б.Акунин говорит о том, что его «Чайка» - это своеобразное продолжение пьесы Чехова, и поэтому действующие лица в его пьесе те же (Аркадина, Треплев, Тригорин, Заречная, Дорн и др.).
  2. Библейские имена. Например, сельский учитель Семен Семенович Медведенко, муж Маши о своем терпении: «надежда нашептывает: подожди еще, потерпи еще, воздал же Господь Иову многострадальному» (Иов – библейский персонаж, имя стало нарицательным в значении «страдалец, человек, долго терпящий лишения»).
  3. Имена литературных персонажей. Врач Евгений Сергеевич Дорн говорит Нине Заречной: «что вы лежите, как утопившаяся Офелия» (Офелия – персонаж трагедии Уильяма Шекспира «Гамлет» (1600-1601); Петр Николаевич Сорин, брат Аркадиной, о Треплеве: «свяжут руки, будут лить на темя холодную воду, как Поприщину. А Костя не вынесет, он гордый» (Поприщин – главный герой повести Николая Васильевича Гоголя «Записки сумасшедшего» (1834).
  4. Имена исторических личностей. Тригорин называет Аркадину «Мессалиной» (Мессалина (17/20 – 48) – жена римского императора Клавдия, ее имя стало нарицательным для обозначения распутной, властолюбивой и жестокой женщины); врач Дорн говорит: «этот ваш Треплев был настоящий преступник, почище Джека Потрошителя» (Джек Потрошитель – псевдоним серийного убийцы, жившего в Лондоне во второй половине XIX века).
  5. Имена популярных писателей. Так, Тригорин говорит: «Я как раз пишу криминальную повесть в духе Шарля Барбара» (Барбара Шарль (1817-1866) – французский писатель, родоначальник французского полицейского романа).

Прецедентные тексты

  1. Цитаты из художественных произведений. Например, Аркадина, узнав о гибели своего сына, произносит: «И сок проклятой белены в отверстье уха влил…» (цитата из трагедии «Гамлет» (1600-1601) Уильяма Шекспира); Нина Заречная говорит: «И да поможет господь всем бесприютным скитальцам…» (цитата из романа Ивана Сергеевича Тургенева «Рудин» (1855).
  2. Пословицы и поговорки. Илья Афанасьевич Шамраев, управляющий у Сорина, отец Маши: «Да, судьба-индейка» (См.полный вариант: «Жизнь – копейка, судьба – индейка», в книге В.И.Даля «Пословицы и поговорки русского народа» (1853), там же: «Натура дура, судьба злодейка (судьба индейка)»).
  3. Прецедентные тексты из творчества А.П.Чехова. Так, Аркадина, узнав о смерти сына, произносит: «Это должно быть, невыносимо – красное на зеленом. Почему ему непременно нужно было стреляться на зеленом ковре? Всю жизнь – претенциозность и безвкусие» (см. у А.П.Чехова в пьесе «Три сестры» Ольга говорит Наташе, одетой в розовое платье с зеленым поясом: «На вас зеленый пояс! Милая, это нехорошо!...просто не идет…и как-то странно…»). Нина Заречная говорит Тригорину: «Ты ведь, Боренька, в совершеннейшую болонку при Ирине Николаевне превратился. Как у Чехова – «Дама с собачкой» (название известного рассказа А.П.Чехова, написанного в 1898 г.); «Я чайка…Я чайка…» (слова, которые повторяет Нина Заречная в чеховской «Чайке»).
  4. Латинские выражения. Например, доктор Дорн говорит: «хотя о мертвых аут бене аут нихиль…» (латинское выражение «De mortuis aut bene aut nihil» восходит к сочинению «Жизнь, учение и мнения прославленных философов» Диогена Лаэртского, жившего в III в. н.э., где приводится высказывание мудреца Хилона «об умерших не злословить»). Далее Дорн, расследуя убийство Треплева, говорит: «мы располагаем двумя древними как мир сыскными рекомендациями: Cui prodest и Cherchez la femme». (Cui prodest (лат.). – кому выгодно; крылатое выражение,  его автор – римский юрист Кассиан Лонгин Равилла (I в.), который рекомендовал судьям искать, кому может быть выгодно совершенное преступление; выражение стало широко известным благодаря речи известного оратора и государственного деятеля Цицерона (106-43 до н.э.) «В защиту Милона». Cherchez la femme (фр.). – ищите женщину; крылатое выражение, первый раз упоминается в романе Александра Дюма-отца «Могикане Парижа» (1854), где эту фразу повторяет как поговорку полицейский чиновник; перефразированная мысль Ювенала (полное имя Децим Юний Ювенал , 60-127) римского поэта-сатирика: «едва ли найдется тяжба, в которой причиной ссоры не была бы женщина»).
  5. Цитаты из русских народных песен, опер и т.д. Так, врач Дорн напевает: «Бедный конь в поле пал» (речитатив и ария Вани из оперы «Жизнь за царя/Иван Сусанин» (1836, композитор Михаил Иванович Глинка, автор либретто 1836 г. Георгий Розен). Дорн, рассматривая улику – лежащий на полу шарфик, напевает: «Расскажи, расскажи, бродяга, чей ты родом, откуда ты» (слова из старинной русской песни).
  6. Названия театральных амплуа. Например, Аркадина говорит Тригорину, после того как Маша созналась, что она убила Треплева из ревности, и ее отец воскликнул: «Наша дочь – убийца! Горе, какое горе!»: «Теперь «благородного отца» так уже не играют, разве что где-нибудь в Череповце» («благородный отец» - театральное амплуа).

Итак, в пьесе Бориса Акунина «Чайка» для стилизации текста «под Чехова» используются прецедентные имена и прецедентные тексты; в частности, такие типы прецедентных имен, как: фамилии персонажей пьесы А.П.Чехова «Чайка», библейские имена, имена литературных персонажей, имена исторических личностей, популярных писателей; а также такие типы прецедентных текстов, как цитаты из художественных произведений (в том числе и А.П.Чехова), пословицы и поговорки, латинские выражения, цитаты из музыкальных произведений (русских народных песен, опер и т.д.), названия театральных амплуа.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. Бабенко Н.Г. «Чайка» Бориса Акунина: лингвопоэтика remake`a и retake`a. // Балтийский филологический курьер. №5. 2005. С.77-98.
2. Захаренко И.В., Красных В.В., Гудков Д.Б., Багаева Д.В. Прецедентное высказывание и прецедентное имя как символы прецедентных феноменов// Язык, сознание, коммуникация. Вып.1. М.: «Филология», 1997. С.82-103.
3. Исакова О. «Чайка» Б. Акунина и некоторые проблемы поэтики постмодернизма // Молодые исследователи Чехова. 5: Материалы международной научной конференции (Москва, май 2005 г.). М.: Изд-во МГУ, 2005. C.53-64.
4. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М.: Наука, 1987. 264 с.
5. Костова-Панайотова М. «Чайка» Б. Акунина как зеркало «Чайки» А.П. Чехова. // Дети Ра. 2005. №9 (13). С. 35-41.
6. Красильникова Е.П. Жанровый аспект интертекстуальных связей пьес Б. Акунина и А.П. Чехова «Чайка». // Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. Вып. №2. 2011. С. 472 - 477.
7. Молнар А. Чайка. Перезагрузка (в прочтении Бориса Акунина). // Практики и интерпретации. Том 1 (1) 2016.
8. Молнар А. Столкновение жанров в пьесе Б.Акунина «Чайка». // Новый филологический вестник. 2016.
9. Надозирная Т.В. Две «Чайки» под одной обложкой или Акунинские игры в классику // Вкник Харювського нащонального ушверситету iм. В.Н. Каразша. Серiя: Фшолопя. Вип. 61. Харюв, 2011. С. 208-211.
10. Прохоров Ю.Е. Действительность. Текст. Дискурс. М.: Флинта: Наука, 2004. 204 с.
11. Пьеге-Гро, Н. Введение в теорию интертекстуальности: [пер. с фр.] / общ. ред. и вступ. ст. Г. К. Косикова / Н. Пьеге-Гро. - М.: ЛКИ, 2008. - 240 с.
12. Савельева В.В. «Чайка» Б. Акунина - «чисто английское убийство». // Русская речь. 2002. №6. C. 36-41.
13. Тверитинова Т.Ю. А. Чехов и Б. Акунин: пастиш-сиквел «Чайка» // Jezyk literature i kultura Rosji w XXI wieku. Teoria i praktyka. Kielce, 2011. S. 355-360.
14. Чехов А.П. Чайка; Акунин Б. Чайка. СПб.: Издательский дом «Нева»; М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. 191 с.
15. Чивликлий Г.Д. Символика «Чайки» Б. Акунина // Культура народов Причерноморья. 2011. №211. С. 172-174.
16. Чурляева Т.Н. Художественный код «Чайки» Б. Акунина. Русская литература в XX веке: имена, проблемы, культурный диалог. Вып.10. Поэтика драмы в литературе XX века. Томск, 2009. С.382-401.
17. Шавель А. Шестое действие «Чайки» // Сборник работ 65-ой научной конференции студентов и аспирантов Белорусского государственного университета. В 3 ч. Ч. 1. Минск: БГУ, 2008. С. 237-241.
18. Шруба М. Чеховские реминисценции в пьесах Акунина, Сорокина, Глобацкого и Мэмета (К типологии интертекстуальных приемов). // Philologica. 2012. T. 9. №21-23. С. 242-257.


©  Т.Е. Быстрова, Журнал "Современная наука: актуальные проблемы теории и практики".
 

 

 

 
SCROLL TO TOP

 Rambler's Top100 @Mail.ru